Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Адиз Кусаев На обложке Город Грозный Страница Первая




страница8/17
Дата06.01.2017
Размер3.76 Mb.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   17

Улица Белликовская

( Субботников)

Когда идем из центра города в сторону минутки у восстановленной церкви святого Михаила Архангела, мы пересекаем красивую улицу Субботников. Небольшая она в сравнении с магистралями им. А.Сайханова (бывшая Окружная), им. П.Мусорова,

им. В. Маяковского, Индустриальной и так далее: тянется от Сунжи до Сунжи, которая делает в этом месте большой полукруг и, переходя мост, вливается в улицу Привокзальную. Мало кто знает сегодня (а может быть, и никто не знает), что до 1920 года эта улица и мост назывались Белликовскими. И называют их так по привычке и до сих пор.

Трудно поверить, что даже в двадцатые годы прошлого столетия улица Белликовская была окраиной города, что дальше шел пустырь, на котором кое-где были разбросаны хутора из хибарок, типа курятников, землянок, развалюх, собачьих конур и т.д. Поэтому и назывались эти хутора «Индюшиновки» (район нынешней улицы им.Х.Нурадилова), «Трущобы» (район ул.Культурной), «Курятники» и «Собачевки» (район Тридцать шестого участка) и тому подобное. Жили в них неимущие, которые в годы, когда крепость Грозная стала городом и ему были на пять лет даны льготы – бесплатное землепользование хлынули сюда из разных концов России. «Обычно это были бедняки с бледными изможденными лицами, одетые в лохмотья, безысходная нужда которых выгнала из России», - писала газета «Терские ведомости». Она констатировала: «Никто не может остановить этого потока голодных, ищущих работы и куска хлеба»…

Это продолжалось и в начале ХХ века, когда в г.Грозном было уже около ста улиц, названных, как правило, именами главнокомандующих Кавказскими войсками, командиров подразделений – генералов, полковников и самих полков, дислоцированных в крепости Грозной (а позже и городе), с самых первых дней и участвовавших во всех экспедициях в Чечню во времена Кавказской войны 1780-1877 годов.

Продолжался этот наплыв страждущих и в 1913 году, когда в г.Грозном было всего два колодца, четыре аптеки, три больницы, один военный госпиталь, три начальных учебных заведения, одна библиотека с 280 книгами, но зато шестьдесят восемь кабаков и трактиров и семь церквей. И было в городе сорок пять тысяч жителей, из них – двадцать тысяч рабочих, в том числе – три тысяч чеченцев. И было в нем уже более 40 заводов – 27 кирпичных, 11 кожевенных, по две – известковых и свечных и т.д.

Правда, не все грозненцы были в те годы такими нищими. Были и такие, что разбогатели на нефтеразработках и не знали счета своим деньгам. Одним из них и был полковник царской армии В.Беллик. Ему за заслуги в войне против горцев и «за верную службу» правительством от имени Императора России было выделено 101 десятин земли на правом берегу р.Сунжи, которые оказались «золотым кладом» для него: нежданно на одном из участков его ударил нефтяной фонтан. Он положил начало Новым промыслам.

На земле, выделенной В. Беллику, вскоре вырос поселок, названный Щебелиновкой, с граничной улицей, названной Белликовской. Несколько лет спустя был построен и мост через р.Сунжу с выходом к железнодорожному вокзалу, тоже названный Белликовским. Кстати, в дни знаменитых Стодневных боев в г.Грозном в 1918 году здесь по берегу р.Сунжи проходил Левый фланг обороны города. И именно здесь, на Белликовском мосту происходили самые ожесточенные сражения за вокзал и станцию, в которых не однажды храбростью отличалась наша национальная героиня Фатима Арсанова. В последнем бою при освобождении вокзала от белоказаков она и погибла.

Улица Белликовская была окраина г.Грозного. За ней начинался выгон для скота, пустырь. Во всю длину ее был вырыт глубокий ров от нападения горцев, по обоим краям которого были насыпаны земляные валы наподобие крепостных. (Разве что еще бастионов не было и пушки на них не стояли (1910-1920 годы).

Улица Белликовская, естественно, была одна из самых грязных в г.Грозном. Не однажды на ней раздавались в ночное время крики о помощи: это были крики людей и извозчиков, тонущих в грязи и не могущих спастись без посторонней помощи. Как писали газеты начала ХХ века, «в осеннюю распутицу не только люди утопали в грязи, но ломали ноги лошади, вязли подводы…Но ни городское самоуправление, ни сам полковник В.Беллик не находили средств, чтобы хотя бы немного привести ее в порядок». (В кн.: Город Грозный: Популярные очерки истории / Сост. Казаков А.Н. Грозный, 1984.- С.99).

В период Стодневных боев к тому же улица была сильно разбита и разрушена, потому что, во-первых, по ней проходил Левый фронт обороны г.Грозного под командованием бывшего прапорщика царской армии П.Григорьянца и, во-вторых, здесь красноармейцами было отбито множество ожесточенных атак бичераховцев.

Вот некоторые эпизоды этих боев в воспоминаниях участников Стодневных боев:

В.В.Яковлев: «Наиболее уязвимым был левый фланг. Это учли белогвардейцы, повели здесь наступление и потеснили отчаянно сопротивляющуюся роту китайцев… Наш третий взвод (Пролетбата. – А.К.) держал оборону между вокзалом и помещением осмотрщиков вагонов. Под натиском врага мы вынуждены были также отойти к Белликовскому мосту. Все время ведя огонь, мы вброд перешли Сунжу в районе Шебелиновки. Там к ночи собралась вся дружина». (В борьбе за власть Советов. -Грозный. 1970.- С.78).

С.М.Озеров: «Шел бой в районе между Щебелиновской слободкой и вокзалом. Мы заняли позиции на берегу реки Сунжи со стороны Щебелиновки. Белогвардейцы занимали вокзал и подступы к нему, наши бойцы с двух сторон вели наступление на вокзал. Пытаясь сорвать наступление, белогвардейцы пустили против нас на деревянный мост железнодорожный состав с цистернами, наполненными керосином. В цистернах были отверстия, через которые лился горящий керосин. Замысел их был таков: горящим керосином они думали поджечь мост через Сунжу, внести в наши ряды панику и приостановить наступление. Несмотря на непрерывный обстрел, нам удалось отцепить состав цистерн и отправить его в тыл для обеспечения населения керосином». (Там же. -С.74-75).

М.Н.Шульга: «Враг шел на любую хитрость, чтобы уничтожить наш бронепоезд (бронепоезд красных «Борец за власть и свободу трудового народа»; курсировал в районе Левого фронта – Белликовский и железнодорожный мосты и пос.Щебелиновка – А.К.). Однажды белоказаки пустили свой бронепоезд на наши позиции. Мы бросились в бой… Зная, что наш бронепоезд стоит на главном пути, они пустили на нас паровоз без машиниста. Его остановил вагон, стоящий на пути. Тогда белоказаки собрали большое число цистерн, наполненных керосином, крайнюю из них подожгли и с наступлением темноты двинули этот состав на железнодорожный мост через реку Сунжу. Но тут они просчитались. Наши бойцы незаметно подползли к составу, отцепили цистерны и увели их через мост. Мост остался невредим, керосин мы раздали населению». (Там же.- С.81).

И. С. Зозуля: «Белоказаки пытались сжечь деревянные брусья на железнодорожном мосту и тем самым не дать возможности советскому бронепоезду подходить близко к вокзалу и обстреливать белоказачью станицу Грозненскую. Советский бронепоезд мог подходить только по утрам во время тумана и темной ночью, а в остальное время он обстреливался из орудий с Карпинского кургана. Для того чтобы сжечь железнодорожный мост, белоказаки пускали по Сунже сперва плоты с горящими нефтепродуктами. Эти плоты бойцы задерживали и не допускали к мосту. Тогда белоказаки по проведенному трубопроводу из парка светлых нефтепродуктов завода «Русский стандарт» спустили в Сунжу и зажгли 40 тысяч пудов газолина. Поверхность Сунжи горела, а деревянные мостики на козлах через Сунжу бойцы убрали. Зажечь брусья на железнодорожном мосту белоказакам не удалось. Они не рассчитали, что Сунжа широка, течет быстро и газолин, горящий в Сунже, покрыл реку тонкой пленкой». (Там же.- С.60).

Все начало меняться к лучшему сразу же после окончательного освобождения г.Грозного от белогвардейских войск и окончательного установления в нем Советской власти в 1920-м году. И все благоустройство города велось руками его жителей на первых коммунистических субботниках, прошедших повсюду, в том числе и на Белликовской улице.

1 мая 1920 года на Белликовскую улицу на субботник вышли сотни горожан. С песнями, смехом, шутками, несмотря на голодное и трудное время, с энтузиазмом орудовали они кирками и лопатами, очищая эту окраину г.Грозного. Трудились они безвозмездно в свободное от работы время. Это был первый коммунистический субботник в г.Грозном. К вечеру улицу трудно было узнать. А еще через два-три субботника улица была полностью очищена от грязи, развалин, мусора и облагоустроена.

В честь этого знаменательного события и учитывая заслуги трудящихся по очистке города, в том же 1920 году улица Белликовская была переименована в имени Субботников, как она именуется и сейчас. Мост же Белликовский был переименован в Ленинский, так как выводил движение на пр.В.И.Ленина. Правда, народ, особенно старожилы, до сих пор называют его Белликовским: память живуча очень.

Исторически значимых строений на этой улице было всего ничего – была она застроена вся одноэтажными домиками из самана, хотя были уже и кирпичные. Одним из строений необычайной архитектуры был дом персидского муллы Аббаса на углу

ул. Субботников и пр.им.В.И.Ленина, разрушенное в ходе первой военной кампании 1994-1996-го годов.

В метрах ста от него, на той же, правой стороне, если идти к Белликовскому мосту, стоял дом, в котором размещалась грозненская городская полиция. В тридцатых годах прошлого столетия он был разрушен и на его месте было возведено здание многоэтажное, в которой разместилась двадцать вторая средняя школа. Она находится там и сейчас.

На самом берегу р.Сунжи, у Белликовского моста, на той же стороне улиц вначале двадцатого века было возведено фундаментальное двухэтажное здание - особняк дельца В.Топалова, в котором разместилась и контора Российского страхового общества. Построено оно из яркого красного кирпича и очень красивое по архитектуре.

В этом здании во время Стодневных боев в г.Грозном располагалась пятая заводская рота Пролетарского батальона. «Рота занимала в то время позицию в районе Щебелиновки до 12 ноября 1918 года, - вспоминал позже активный участник Стодневных боев, боец этой роты И.С.Зозуля. – Располагалась она в двухэтажном здании у самого Белликовского моста на правом берегу р.Сунжа. Вначале войны здесь особых боев не было. Между красными и белоказаками через Сунжу только шли перестрелки. Все изменилось во второй половине Стодневных боев». (В борьбе за Советскую власть:

воспоминания участников революционных боев в в Чечено-Ингушетии (1917-1920 годы).- Грозный,1970.- С.56,58).

Больше ценных и памятных исторических и архитектурных строений, о которых стоило бы говорить, на улице Белликовской – Субботников не было.

Улица Шоссейная .

( Комсомольская )


Эта улица довольно-таки протяженная: она тянется от железнодорожного вокзала г.Грозного до улицы им. А.П.Чехова, начинающейся на пл.им.Г.К.Орджоникидзе. Поводом назвать ее Шоссейной и послужила сдача в эксплуатацию железной дороги, вокзала и станции гор.Грозного. Тогда еще более бурным, словно весенний паводок, стал поток приезжающих в наш город и всегда их встречали, как писала в те годы газета «Терские ведомости», нарядно одетые извозчики и предлагали с ветерком прокатить гостей в новую гостиницу «Франция» (по ул.Дундуковской. – А.К.) по первой мощенной (вымостили ее в 1913 году) улице Шоссейной.

История строительства железной дороги и вокзала в г.Грозном интересна сама по себе. Железная дорога проходила совсем недалеко от Грозного – всего в девяноста верстах – во Владикавказе. Бурное развитие промышленности в городе требовало немедленной постройки его, ибо «в хорошую погоду (летом – А.К.) до Грозного можно было добраться на лошади, в дилижансе»..«Но в другое время года, - сообщалось в справочнике «Весь Грозный и его окрестности», - кавказская грязь на целые полгода отрезала население города от внешнего мира. Цены на продукты делали гигантский скачок» (Приволжский Д. «Весь Грозный и его окрестности. 1914).

К тому же и наместник Кавказа в своей записке требовал: «Необходима немедленная постройка железных дорог, связывающих Закавказье с Россией. Эта необходимость, кроме интересов политического положения нашего здесь, в крае, ясно указывается и соображениями военного характера» (Куприянова Л.В. Города Северного Кавказа во второй половине XIX века.- М.: Наука, 1981.- С.57).

И в девяностые годы XIX века начинается обсуждение проектов и, после утверждения их,- строительство железной дороги до г.Грозного.

В 1892 году инженеры путей сообщения, ведшие изыскательские работы, обратились в Гроз­ненское городское самоуправление с просьбой от­вести для нужд железной дороги и под строи­тельство станции и депо часть городской земли. По проекту постройка этих объектов намечалась в районе, занятом ярмаркой, то есть там, где был до 2001 года завод «Красный молот». Городской голова Куликов и его компания, озабоченные тем, как бы побольше нажиться за счет города, решили не упускать случая. «Грозненские правители, — го­ворится об этом событии в справочнике «Весь Грозный и его окрестности», — наслышавшись, какие большие деньги в других местах берут со строителей железной дороги, и уверенные, что тем не обойтись без городской земли, решили, что раз счастье само привалило им в руки, то упу­скать его нельзя. И когда инженеры пришли за ответом, им сказали, что город может дать землю для станции и депо, но за это строители должны ему заплатить по ...60 рублей за квадратный са­жень».

Инженеры разгневались и решили наказать алчных грозненцев. Каким образом? Они дали понять жителям станицы Грозненской, что могут построить станцию, депо и вокзал у них, если те выделят им землю. «Казаки смекнули, - повест­вуется в том же справочнике, — какие выгоды получат они от постройки железнодорожной стан­ции на их земле, и встретили инженеров очень ла­сково: били им челом и предлагали дать земли сколько нужно. В указанном месте были снесены казачьи хаты и земли отрезали вдоволь. Станция была построена на станичной земле».

1 мая 1893 года на нее прибыл первый поезд. А через несколько лет вдоль железнодорожного полотна на станичных землях, как грибы, начали расти нефтеперегонные заводы. Это принесло не­малые барыши зажиточной казачьей верхушке.

На строительстве железной дороги к Грозно­му работали и писатели А. М. Горький (ночным сторожем) и А.С. Се­рафимович (простым рабочим). Написали рассказы, обрисовали в них страшную картину строительства дороги: А.М.Горький – «Ущелье» (об Ассиновском ущелье), А.С.Серафимович – «Лихорадка». (Город Грозный: Популярные очерки истории / Сост. Казаков А.И.- Грозный, 1984.- С.45).

Жадность городской головы дорого обошлась впоследствии для столицы Чечни: расположение Грозненского железнодорожного узла сразу же определило строительство нефтеперегонных заводов, жавшихся к дороге. Город оказался в тяжелых санитарных условиях. Заводы, построенные выше города по течению реки Сунжи, во время юго-запад­ных ветров засоряли воздушную среду города: над городом всегда стоял удушливый смог от дыма и выбросов заводов. Воняла и загрязняемая отходами их р.Сунжа.

Первоначально здание вокзала представляло собой небольшую одноэтажную постройку, такие тогда строились на отсталых, захудалых окраинах России. Быстрое развитие грозненской нефтяной промышленности и связанное с ней увеличение населения города и грузовых перевозок заставили акционерное общество дороги расширить здание вокзала пристройкой большого зала ожидания и пер­воклассного ресторана с фойе.

Немаловажную роль в победе над бичераховской контрреволюцией в 1918 году сыграл Грозненский железнодорожный узел с вокзалом. Он защищался в течение ста дней, созданной из рабочих и служащих железнодорожной ротой в 160 человек. Здесь, в депо, был по­строен бронепоезд «Борец за власть и свобо­ду трудового народа». Создали дружину и ор­ганизовали постройку бронепоезда машинист И. М. Зейликович и весовщик станции Н. М. Харьковский. Машинистом паровоза стал В. С. Коростылев. Позже двое

последних были повешены белыми на центральном рынке.

В последние дни Стодневных боев основ­ная часть вокзала сгорела от обстрела враже­ской артиллерией. После гражданской войны и установления в Грозном Советской власти сгоревшее здание вокзала было реставрировано.

Говоря об истории станции Грозный, нельзя не упомянуть о роли грозненских железнодорожников в революционном движении пролетариата. Это, в первую очередь, паро­возный машинист С. Ф. Старжикский, секре­тарь стачечного комитета станции Грозный во Всероссийской декабрьской забастовке же­лезнодорожников 1905 года. Это таксировщик коммунист С. И. Тымчук, организовавший и возглавивший партийную организацию стан­ции, избранный в 1917 году председателем Грозненского горкома РСДРП (б).

Нельзя за­быть железнодорожников, отдавших свою жизнь в борьбе с контрреволюцией, защищавших Грозненский узел в 1918 году. В сентябрьских боях был убит первый комиссар желез­нодорожной роты А. Ф. Рязанцев. В особо ожесточенных, кровопролитных боях за вок­зал и депо 14 октября сложили головы мно­гие бойцы роты и бронепоезда. Тогда же по­гибли командир бронепоезда «Борец за власть и свободу трудового народа» В. Ф. Воликов, комиссар поезда И.И.Филимонов, а в последние дни боев - бесстрашная дочь чеченского на­рода сестра милосердия Петимат Арсанова. Им, героям гражданской войны, поставлен обелиск на братской могиле рядом с теперешним Дворцом культуры имени Н.К.Крупской (бывший сад Голубинцева, в 1920 году переименованный в парк железнодорожников – А.К.). И до наших дней здание вокзала дожило с небольшими изменениями и пристройками Придорожного почтамта и других служб. Совершенно не изменилось и бывшее до Октябрьской революции Клубом железнодорожников (центром революционного движения рабочих вокзала, депо и станции Грозный и местом сборов их) красивой архитектуры здание на Привокзальной улице, переименованной в 1977 году в им.Ф.А.Табачного, в память о подвиге машиниста.

Произошло это ночью 25 апреля 1976 года. Машинист Ф. А. Табачный и его помощник В. П. Птушин вели пассажир­ский поезд №89 Баку—Ростов. На участке под Карабулаком они вдруг услышали по рации среди служебных разговоров встрево­женные голоса. Машинист и помощник насторожились и удво­или наблюдение за дорогой. И тут,

в лучах прожектора, они за­метили мчавшиеся на них из-за поворота под уклон две платфор­мы, груженные лесоматериалом... Поезду и его пассажирам угрожала большая опасность. Теперь все зависело от действий машиниста, реакции, мастерства, отношения к своим служебным обязанностям. В считанные секунды Ф. А. Та­бачный сконцентрировал свою волю, принял правильное решение…

В ту ночь, увидев опасность, машинист и его помощник могли выпрыгнуть и спастись, но тогда произошла бы страшная катастрофа. Коммунист Табачный поступил иначе. Он отправил своего помощника в дизельное помещение, надеясь, что это спасет Владимиру жизнь, а сам вначале заглушил двигатели, чтобы не слу­чился пожар, затем стал тормозить... На все это ушло 20 секунд! Но предотвратить удар, смявший кабину, он не мог. Федор Алек­сеевич погиб на посту. Через несколько дней от тяжелых ран умер и его помощник Володя Птушин. Проявив мужество и само­отверженность, ценой жизни

Ф. А. Табачный спас пассажирский поезд, сохранив людям жизнь.

В Указе Президиума Верховного Совета СССР, напечатанном в газете :Грозненский рабочий.-1976.-10 июня , гово­рилось: «За мужество и самоотверженность, проявленные при исполнении служебных обязанностей, наградить орденом Трудо­вого Красного Знамени Табачного Федора Алексеевича - машиниста тепловоза локомотивного депо «Грозный» Северо-Кавказкой железной дороги (посмертно)». Этим же Указом медалью «За трудовую доблесть» был награжден посмертно Птушин Вла­димир Петрович — помощник машиниста. Так по достоинству Советское правительство отметило подвиг железнодорожников.

Исполком Грозненского городского Совета депутатов трудя­щихся, рассмотрев ходатайство руководства Грозненского отделе­ния Северо-Кавказской железной дороги об увековечении памяти геройски погибших, своим решением от 13 сентября 1977 года переименовал в Октябрьском районе Привокзальную улицу в улицу им. Ф. А. Табачного, а переулок Путейный — в переулок им. В. П. Птушина.

И еще одно: в начале ХХ века на железной дороге работали уже и чеченцы. «Именно в их рабочей среде вырос в дальнейшем активный борец за власть Советов, участник Стодневных боев в составе железнодорожной дружины, первый машинист пассажирских поездов из чеченцев Ибрагим Хож-Баудинович Магомаев, начавший работать в Грозненском депо в 1903 году» (Город Грозный… -С.56).

Далее, двигаясь от вокзала к центру, ничего интересного нельзя было встретить на улице Шоссейной. Разве, что церковь станичная, с провокационной пулеметной стрельбы с колокольни которого в сторону гор.Грозного и начались 11 августа 1918 года знаменитые Стодневные бои в Грозном. В 1930 году церковь была снесена и на ее месте построено здание средней школы №3, которая простояла до первой чеченской войны. В ходе ее и после нее она была стерта с лица земли – растащена на кирпичи. Была она рядом с главным зданием Чеченского государственного пединститута.

Самые важные объекты – памятники истории и архитектуры ул.Шоссейной располагались в центре, начиная от ул.Граничной (пр.Победы) до ул.им. А.П.Чехова.

Это знаменитый «Гранд-Отель» (снесен в пятидесятые годы, на месте его было воздвигнуто здание Совета Министров ЧИАССР. – А.К.), Российско-Азиатский банк, Женская гимназия (СШ №1), Комсомольский сквер, крыло здания Нефтяного института и угол Грозненского реального училища. Их истории подробно изложены в моей книге «Чечня: годы и люди», 2007 год. Правда, надо добавить еще одно, пожалуй: на Шоссейной улице в 1910-1911 годах было построено «первое капитальное двухэтажное здание одного из первых в г.Грозном кинотеатров «Арс». Строилось оно по проекту архитектора А.В.Становича. Кинотеатр планировался для привилегированной части населения города. На первом этаже размещалась гардеробная с гнездами для калош (не забывайте о грозненской грязи. – А.К.), фойе с ковровыми дорожками, мягкой мебелью, пальмами, механическим пианино и буфетом. На втором этаже – большой зрительный зал. Снесен был кинотеатр «Арс» в сороковые годы прошлого столетия при строительстве гостиницы «Кавказ».

Ни одного из этих объектов – памятников истории и культуры – нет сегодня на карте города: они полностью уничтожены в ходе двух военных кампаний в Чечне и на месте их совсем другие строения.

Шоссейная была единственной мощеной и освещенной улицей г.Грозного, потому была как бы визитной карточкой его. Она была сильно разбита и разрушена во время Стодневных боев. Восстановление ее началось на первом коммунистическом субботнике, проведенном в г.Грозном 1 мая 1920 года – уже через полтора месяца после освобождения города от деникинских войск. Вот как описывает работу на ул. Шоссейной очевидец: «1 мая 1920 года к привокзальной площади группами и в одиночку стекались люди. Они шли с песнями, в руках у них были лопаты и кирки. В 9 часов утра более семи тысяч человек приступили к работе. Штаб субботника, которым руководил

А. И. Овчинников, продумал план действий, разбил собравшихся на группы. Каждый тру­дился на отведенном ему участке. А через два часа станционный колокол отбивал двадцати­минутный перерыв, после которого вновь за­кипала работа.

Самый трудный участок — восстановление улицы Шоссейной — взяли на себя комсо­мольцы города. Улица была вся исковеркана, в ухабах, занесена толстым слоем грязи, - одним словом, абсолютно непроезжаемая. Кстати, комсомолия города потом еще не раз проводила субботники на этой улице. И через три года – в 1923 году - когда она, наконец, была приведена в порядок, горисполком переименовал Шос­сейную улицу в Комсомольскую. Так был уве­ковечен труд молодежи города». (Ваксман А.А. Записки краеведа..- Грозный, 1984. - С.47).

С тех пор улица и носит это имя и поныне. Правда, были попытки в период перестройки, в девяностые годы прошлого столетия назвать ул.Субботников именем М.Сулаева, Комсомольскую – Х.Ошаева и т.д. Но они и сегодня называются

по- прежнему.

Улица Интернациональная
Эта улица во второй половине XIX века и в начале ХХ века еще не была оформлена, поэтому дореволюционное (октябрь 1917 года) имя ее установить не удалось. На ней во второй половине XIX века уже были построены здания, оставившие заметный след в истории г.Грозного и Чечни. Правда, их нет сегодня на этой улице – бесследно уничтожены во время первой и второй военных кампаний. Но на месте их сегодня строятся или уже построены совсем другие здания.

Речь идет об улице Интернациональной, которая только в советское время сформировалась окончательно и тянется от улицы Партизанской до ул.им.Х.Нурадилова (бывшей 1-й Загородной) параллельно проспекту им.В.И.Ленина.

Хотим восстановить память о некоторых этих исторических строениях. И наш первый рассказ о бывшей горской школе, которая была колыбелью многих выдающихся деятелей Чечни. История ее такова.

Впервые школа для горских детей была открыта в г.Грозном по инициативе известного русского ученого, автора первого чеченского букваря и грамматики Петра Карловича Услара, который писал, что «русский язык, сближение с русской жизнью, хотя бы даже только умственное, бесконечно важны для будущности Кавказа». Поэтому П.К.Услар составил специальную программу просвещения чеченского народа, в которой предусмотрел устройство горских школ. Он писал: «Полагаю, что осуществление ее (программы. – А.К.) действительно создает новое поколение передовых людей на Кавказе, которые сделают здесь то, что не в состоянии сделать ни штыки, ни повести».

(В кн.: Казаков А.И. Страницы истории города Грозного.- Грозный, 1989. -С.26).

К выполнению своей программы он и приступил. Летом 1862 года организовал в крепости Грозной школу для обучения чеченцев родному языку. Были отобраны 25 юношей. С помощью прапорщика милиции К. Досова и муллы Я. Хасанова начал учить их читать и писать по-чеченски. Одновременно создавалась грамматика языка. Позднее К.Досов под руководством П.К.Услара составил букварь чеченского языка. Через несколько недель успехи были налицо. Но царское правительство не было заинтересовано в появлении среди чеченцев грамотных людей, ей нужны были исполнительные мелкие чиновники, и начинание П.К.Услара не нашло поддержки. Школа была закрыта. Вместо нее на следующий год в Грозном была создана другая, в которой обучение велось

по программе, одобренной правительством. Для нее и было построено около 150 лет назад, в 1863 году, новое здание на углу Интернациональной и Пролетарской улиц, когда крепость Грозная не была еще городом – до этого оставалось еще семь лет. Я помню это угрюмое, невзрачное, длинное, приземистое здание со стенами, почерневшими от времени, с узкими окнами и подпорками, словно посохи стариков;, оно было вытянуто вдоль ул. Интернациональной; у него был просторный двор, огороженный решетчатым металлическим забором. Трудно было поверить, что в нем была когда-то школа, что там звенел звонок и раздавались звонкие голоса шумных детей.

Правда, раздавались: в тридцатых годах ХХ века рядом было построено новое четырехэтажное здание школы, в которой разместилась двенадцатая городская школа, а в бывшей горской школе – ее мастерские для уроков труда.. С 1957 года до самого конца XX века в этом комплексе несколько лет была школа-интернат для сирот и детей из малообеспеченных семей. Затем его снова вернули двенадцатой школе. Уничтожен комплекс полностью в ходе двух военных кампаний в Чечне. И сейчас даже не узнаешь места, где была первая горская школа Чечни.

Горская школа была построена «с целью подготовить из детей зажиточной верхушки чеченцев и ингушей кадры для низшего персонала чиновничьего аппарата Администрации Терской области (переводчиков, писарей и прочих) из коренного населения». (Казаков А.И.- Указ. соч.- С.28).

Газета «Терские ведомости» сообщала в одном из своих но­меров, что в 1867 году в Грозненской горской школе было 64 уче­ника, из них чеченцев только 25. Остальной контингент учащих­ся составляли русские, кумыки, армяне, грузины, горские ев­реи и др.

Школа давала лишь низшее начальное образование. Окон­чившие ее не могли продолжать учебу в высших учебных заве­дениях. Для этого надо было пройти еще курс обучения в гим­назии, а ближайшая из них находилась в Ставрополе. Попасть туда могли только единицы. Для Терской области в ней было выделено всего три места, и то одно из них отдавалось Дагестану.

За обучение в горской школе взималась плата 3—5 рублей в год. Это также затрудняло поступление в нее детей более бедных родителей. Принимали туда только мальчиков. Учителей коренной национальности до конца XIX века не было. Самыми важными предметами в программе обучения считались закон божий и догматы мусульманской религии, которые помогали самодержавию держать горское население в темноте и невеже­стве. Были в школе производственные мастерские, но обучение ремеслам относилось к необязательным предметам.

Уже в первые дни организации школы администрация по­пала в затруднительное положение: на те жалкие гроши, кото­рые ей были отпущены, она не смогла приобрести учебники, пособия, создать хотя бы небольшую библиотеку. Общественность крепости Грозной собрала необходимую сумму. Библиотека была созда­на и в дальнейшем пополнялась за счет пожертвований, сыграв заметную роль в культурной жизни крепости Грозной. С 1865 года она бы­ла открыта для всех горожан.

С каждым годом желающих поступить в горскую школу ста­новилось все больше и больше. Количество учеников достигало 150—160 человек. Но чеченцы по-прежнему не составляли даже половины обучающихся. Многим, особенно детям из не очень состоятельных семей, отказывали в приеме.

Расходы росли, а Министерство просвещения с большим скрипом шло на увеличение средств. Чтобы помочь горской школе, общественность Грозного собирала пожертвования, ста­вила платные любительские спектакли, сборы от которых шли на улучшение условий жизни учащихся. Спектакли проходили в спальне пансионата школы, так как другого подходящего по­мещения в Грозном не было. Одно время «шефами» были офи­церы Тенгинского полка, в котором в начале 40-ых годов XIX века служил

М. Ю. Лермонтов. Они отчисляли один процент жалованья в помощь горской школе. Даже первый кавказский летчик Арте­мий Кациан, выступавший в 1911 году с показательными поле­тами в Грозном, 30 процентов от сборов отдал на нужды просвещения города, в том числе и горской школы.

К концу девяностых годов XIX века в горской школе и других учебных заведениях Грозного появились пре­подаватели-чеченцы, окончившие ее и сумевшие пробиться в высшие учебные заведения. Учителем-надзирателем в ней был и Т. Эльдарханов, впоследствии политический деятель, член I и II Государственных дум, а после революции – член Терского народного совета всех избраний, Председатель Чеченского облревкома.

Один из воспитанников школы А.-М.Магомаев стал профессиональным музыкантом, известным композитором, основоположником азербайджанской национальной оперы, автором многих чеченских мелодий и обработок. Сегодня Азербайджанская Государственная филармония носит его имя. А.-М.Магомаев до самой смерти в 1938 году работал в ней. Он – дед знаменитого певца Муслима Магомаева.

По улице Пролетарской же были расположены в 30-50-е годы ХХ столетия: на углу пр.им.В.И.Ленина- Чечено-Ингушская государственная филармония, редакция газеты «Грозненский рабочий», книжное издательство, на другом углу – редакции газет «Ленинский путь» и «Сердало», за ними – в середине квартала – краеведческий музей.

Все они вместе с бывшей горской школой составляли своеобразное ожерелье культуры г..Грозного.

В двух кварталах от горской школы, на правой стороне ул.Интернациональной (если идти в сторону пл. «Минутка») на углу ул.Безымянной (Сафоновской с 1920 года) (улиц с таким названием в г.Грозном было в начале прошлого столетия великое множество: они просто нумеровались – 1-ая, 2-ая Безымянная и т.д. – А.К.) стояло старинное, красивой архитектуры, правда, с потускневшими от времени стенами, здание. Это было здание Пушкинского училища.

Интересна история его, хотя после двух военных кампаний в Чечне и оно бесследно исчезло с лица г.Грозного, сейчас на этом месте восстановлена и функционируе СШ № 13.-----------------------------------------------------------------------------------------------------

Начало этой истории – конец XIX века. Это было время – девяностые годы ХIХ века, когда «учебных заведений было в г.Грозном мало; для того, чтобы охватить всех детей, нуждающихся в обучении, - пишет А.Казаков, ссылаясь на газету «Терские ведомости». – И в городской управе в течение многих лет из года в год ставился вопрос об открытии в г.Грозном городского училища… Так, в 1895 году в Терской области на 143 тысяч детей приходилась всего… одна школа!

Только в 1896 году в г.Грозном, уже известном всему миру нефтяными богатствами как «Золотое дно» открывается, наконец, городское Пушкинское училище (с 1951 года – средняя школа №13)». (Казаков А.И. Страницы истории города Грозного.- Грозный,1989.- С.29-30).

Есть, правда, и другая версия и другая дата открытия первого городского училища, названного Пушкинским. Так, краевед А.Ваксман писал: «Это здание было построено по проекту инженера Рябикина в 1902 году на углу пер.Безымянного (с 1920г. - им.И.Н.Сафонова, комиссара Грозненской Красной армии, казненного белоказаками во время отступления ее в горы Чечни из Грозного от деникинцев в 1919 году. – А.К.)

и площади Дровяного базара (с 1920г. площадь Борьбы). Назвали его в честь великого русского поэта А.С.Пушкина. (В кн.: Записки краеведа.- Грозный, 1984. -С.27-28).

По тем временам (конец XIXв. – А.К.) это было обширное и благоустроенное здание. Со дня основания училища в нем работали преподаватели К. И. Бакрадзе и В. И. Гриднев, люди опыт­ные, знающие, много отдавшие воспитанию детей.

Пушкинское училище закончили: Н. Ф. Гикало, М. К- Левандовский, командующий Красной Армией г.Грозного в Стодневных боях, а позже – знаменитой XI Красной Армией, уроженец г.Грозного; его имя сегодня носит одна из самых длинных улиц города.– А.К.), участники Стодневных боев В. С. Бутенко, И. М. Коршунов, крупный ленинградский архитектор М. С. Аб­рамович, лауреат Ленинской премии хирург

Ф. П. Хитров и другие знатные люди.

В начале ХХ века Грозный жил событиями ре­волюционной России. Их свидетелями, а по­рой и участниками, были и учащиеся Пушкин­ского училища.

1Мая 1907 года в городе проходила всеоб­щая забастовка, организованная большевиками городского комитета РСДРП. Опустели заводы. Нарядно одетые люди в колонне де­монстрантов, насчитывающей до десяти тысяч человек, двинулись на площадь Дровяного ба­зара, где начался митинг. Появилась полиция, конный отряд казаков, завязалась схватка. И вот тут-то учащиеся приняли посильное уча­стие в забастовке: перебрасывали через забор поленья, которыми демонстранты отбивались от казаков.

Во время Стодневных боев в здании учили­ща размещался городской Совет рабочих и военных депутатов, а также штаб обороны города. В ноябре 1918 года на той самой площади (где стояло ЧИГУ) выступали Чрезвычайный комиссар Юга России Г.К.Орджоникидзе, А.Д.Шерипов, Н.Ф.Гикало и другие выдающиеся деятели революционного движения в Чечне и в г.Грозном.

При всем при этом, все же правильнее версия А. Казакова о том, что училище открылось в 1896 году. Я хорошо знал это здание, потому что часто, проходя мимо него, останавливался перед ним и восхищался его чудной архитектурой. Два-три раза даже бывал и внутри него: выступал на встречах писателей с учащимися и педагогами.

И каждый раз с гордостью читал на фронтоне цифры «1896». На здании были мемориальные доски о деятелях, учивщихся в училище и о городском Совете и Штабе обороны г.Грозного, размешавшихся здесь. Здание охранялось законом как памятник истории и архитектуры города. Но для войны все равно, что разрушать, а мародераим – что разбирать на кирпичи.

Цепочка - кинотеатр «Родина» (1950-е годы), Пушкинское училище (СШ №13), Чечено-Ингушский госуниверситет (1934г.) и парк культуры и отдыха им. С.М.Кирова (1930-е годы) тоже составляла своеобразное ожерелье культуры г.Грозного, жемчуга которого навсегда уничтожили войны. Но главное здание ЧИГУ уже восстановлено. Восстановлен и второй корпус университета по ул. Ноя Буачидзе. На месте кинотеатра «Родина» возведен ресторан «Грозный-Сити». На месте парка им. Кирова и сквера им. Чехова стоит комплекс Правительственных зданий.

1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   17

  • Улица Интернациональная