Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Адиз Кусаев На обложке Город Грозный Страница Первая




страница6/17
Дата06.01.2017
Размер3.76 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17

Улица Дворянская

(ПР. им. В.И.ЛЕНИНА)


Улица Дворянская (с 1920 года- пр. им. В. И. Ленина, затем им. А.Авторханова, а

с 2004 г. -пр. им. А-Х. Кадырова) довольно-таки молодая по сравнению с первыми улицами города Грозный. Она начала формироваться от правого берега р. Сунжи только в 70-80-х годах XIX века, когда из-за тесноты застройки и нехватки земли для заселения по левую (крепостную) сторону реки, часть жителей стала пере­бираться на правый берег и строить там жилье.

Случилось это так. Ярмарка, открытая впервые у стен крепости Грозная в 1850 году на берегу реки Сунжа, была перенесена в 60-х годах XIX в. по­дальше от нее - в район нынешнего завода «Красный молот». Там в те времена были пустыри, первые цеха завода «Молот» были построены только в 1893 году. Причиной переноса ярмар­ки послужили частые разливы реки и затопление ею много­численных торговых рядов, что наносило большой ущерб торго­вым людям.

На новом месте ярмарка быстро расширялась, потому что, во-первых, с окончанием Кавказской войны пришло время мирного созидания и, во-вторых, в крепости и в поселениях бурно стали развиваться ремесла, которыми славились всегда местные умельцы. Их изделия, сработанные с большим искус­ством и мастерством, пользовались у покупателей неизменным спросом. Так, будучи на Кавказе А. П. Ермолов писал своему другу В. Закревскому: «Посылаю тебе пистолет, вся оправа ко­торого сделана в крепости Грозная человеком, который рабо­тает самоучкою, никогда в глаза не видел никакого инструмен­та и только пользуется долотом, шилом и иголками». (1)

Горские евреи, одними из первых поселившиеся у крепости Грозная, тоже занимались сугубо мирными делами: выделыва­ли козьи шкуры, были прекрасными кузнецами. Все больше появлялось кирпичных заводов в окрестностях Грозной (кстати, многие из них находились там же - на берегах р. Сунжи, у Петропавловского шоссе, - где и нынешние кирпичные заво­ды, только вот методы производства кирпича немного изме­нились).

С каждым годом увеличивалась добыча нефти. Мно­гие жители крепости и поселков продолжали заниматься зем­леделием, выращивали виноград, обрабатывали общественные фруктовые сады, а их вокруг Грозной было множество. (2)

После объявления крепости Грозная городом в него устре­мились толпы обездоленных людей, прельщенных льготами, данными молодому городу и гонимых надеждой заработать на кусок хлеба. И стала ощущаться острая нехватка земли, да та­кая, что уже в 1875 году городские власти вынуждены были отказывать в земельных участках даже приписанным к горо­ду Грозный старым кавказским солдатам, прослужившим в кре­пости по двадцать лет и более. Поэтому многие приезжие се­лились по окраинам города, на так называемых «самозахва­тах» в поселках-«нахаловках», что были больше похожи на собачьи конуры, курятники и землянки. Они и названия по­лучали соответственные: «собачевки», «индюшиновки», «сахалины» и т.д. И в большинстве своем находились в нынешних границах ул. им. X. Нурадилова, П. Левандовского, трампарка, пос.

им. Мичурина и на Старых промыслах. Сейчас это -город, а в 70-х годах XIX в. это были дальние окраины, даже не связанные с ним. (3)

Много народу селилось у новой городской ярмарки. Люди жили очень скученно и поэтому, «когда случился пожар (1860 г.), он охватил почти всю крепость. При одном из них, случившемся в 1875 году, пострадали две трети всех домов уже молодого города.

Полностью сгорела и слобода горских евреев. Они не захотели больше селиться на старом месте и одними из первых перенесли» свое поселение на правый берег р. Сунжи, где на­чальник Левого фланга Кавказской линии генерал-лейтенант П. А. Евдокимов отвел им вдоль берега реки четыре тысячи де­сятин земли для расселения. (4) Там они и начали формировать новую улицу, названную Лорис-Меликовской (с 1920 г. - Московская).

На этой улице в тесных, как соты, застроенных хибарами дворах-лабиринтах

горские евреи и жили до начала девяностых годов XX века и разъехались (большинство уехало в Израиль) только перед началом первой военной кампаний в Чечне 1994-1996-х годов.

В конце 70-х годов XIX в. на правый берег р. Сунжи была перенесена и ярмарка со своими торговыми рядами, которые возникли параллельно реке. Они-то и сформировали улицу Барятинскую, названную в честь бывшего в 1856-1864 годах главнокомандующего Отдельного Кавказского корпуса и наме­стника Кавказа, генерала от (артиллерии) князя А.И. Баря­тинского. Именно он взяв штурмом аул Гуниб и пленив неуло­вимого Шамиля 26 августа 1859 года, завершил Кавказскую вой­ну, которая пылала четверть века, установив, таким образом, мир на многострадальной земле. В советское время, в 1930 году, она была переименована в улицу им. П.Я. Кренкеля, известно­го полярного исследователя, а в 1937г. названа именем глав­ного чекиста России - Ф.Э. Дзержинского. Имя его улица но­сит до сих пор, хотя после двух военных кампаний в Чечне от нее почти ничего не осталось.

Торговые ряды новой ярмарки представляли собой одно­этажные лавчонки, реже - двухэтажные домики, в которых размещались магазины, трактиры, духаны (столовые) и т.д. Многие из них дожили до наших дней и были полностью уничтожены в ходе второй чеченской войны.

Перенос ярмарки на правый берег р. Сунжи обернулся для горожан, живших в исторической части города, - в левобережье, непредвиденными жизненными и социальными испытания­ми. Опять же из-за строптивого и необузданного нрава горной реки: она часто разливалась, затопляла пологие в те времена берега и сносила непрочные временные деревянные мосты, и население города оказывалось надолго отрезанным от рын­ка. Естественно, резко подскакивали цены на продукты первой необходимости, редкие в городе магазины были очень дороги­ми. Бывали дни, когда горожане просто голодали. Не хватало даже воды. А все потому, что в городе было всего (70-е годы XIX в.) два колодца, которые давали питьевую воду. Воды было мало, для нужд жители использовали сунженскую воду. При разливах она бывала такой мутной, что пить ее было опасно для жизни.

Чтобы устранить все это, нужно было построить прочный бетонный мост, потому что деревянные не могли противосто­ять стихии. И такой мост наконец-то был построен, но почти тридцать пять лет спустя - в 1914 году, и назван Романовским. Он прочно связал два берега реки, неоднократно реконструиро­вался и дожил до наших дней, но разрушен в первую чечен­скую войну.

От весенне-осенних разливов р. Сунжи страдали не только горожане, но и торговые люди. Так, при самом сильном навод­нении 1883 года вода в реке поднялась на шесть с лишним мет­ров и снесла все четыре пешеходных моста города, залило не только подвалы, но и сами строения магазинов, уничтожив большое количество товаров и продуктов. На укрепление бере­гов реки у городских властей не хватало денег, а торговцы не хотели расставаться со своими, несмотря на большие убытки от наводнения. То же самое повторилось ив 1910 году. Тогда городская дума пригрозила торговцам, что объявит распрода­жу примыкающих к их заведениям, земельных участков, кото­рыми они пользовались бесплатно. Это возымело действие -купцы раскошелились и осенью 1911 года начали укреплять, наконец-то, берега и строить первые каменные набережные по обе стороны реки от ул. Дворянская до Графо-Евдокимовской (сейчас - ул. им. А. Шерипова). (6)

Рынок, где продавалось все как писал краевед А.А. Ваксман: «...и промышленные товары, и скот, и птицу, и фураж» все время был полон людьми - продавцами и поку­пателями разной национальности и обеспеченности. Там часто происходили жуткие трагедии на национальной почве. Вот как описывает одну из них писатель Саидбей Арсанов в своем романе «Когда познается дружба»: Несколько сельчан из Старых Атагов решили пойти на гроз­ненский рынок и, продав шкурки, выручить немного денег. Прошагав двадцать верст пешком, они попали на базар. Но ока­залось, что в не очень удачный день: по торговым рядам шла большая толпа чем-то обозленных пьяных казаков, которые сра­зу же придрались к чеченцам и начали их избивать. Один из чеченцев успел схватить за горло казака и задушить его. Черно­сотенцы в ответ убили сельчанина и тут же скрылись за Рома­новским мостом. На рынке - полный разгром: раздавленные куры, перевернутые арбы, визжащие поросята, кучи всякого хлама и битой посуды. Оставшиеся в живых товарищи запрягли в брошенную арбу забытую кем-то лошадь, забрали сельчанина и помчались вон из города. Едва они успели уехать, как по­громщики вернулись снова. Перебежав по мосту через р. Сунжа на ул. Дворянская они кинулись в бойкие торговые кварталы громить магазины и склады. Демонстративно оставляя в покое лавки владельцев с русскими фамилиями, погромщики орали: «Бей жидов! Бей нехристей гололобых!» И накидывались на все остальное с ломами, камнями, палками. Отлетали взломан­ные замки и запоры, звенели выбитые стекла, полки магази­нов пустели в несколько минут. Озверевшие люди тащили тюки тканей под мышками, на спинах, обматывались их кусками и бежали, спотыкаясь - неуклюжие, жадные, злые. В разгром­ленных магазинах оставался полный хаос: осколки, грязь, кровь». (7) Так что, не только от стихии природы страдали тор­говые люди в те трудные 1870-1917 годы.

Именно у этого печально известного рынка — источника жизни для одних и гнездовья преступности для других - и бра­ла свое начало ул. Дворянская и, постепенно застраиваясь, про­тянулась до ул. Белликовская (с 1920 года - Субботников), на которой кончалась городская черта, и дальше шли пустыри да случайные застройки. И долгие годы оставалась она грязной, темной и немощеной, хотя на ней до 1917 года располагались все основные службы и власти города. Улицы, которых в конце XIX в. было в городе всего 90, и носили они, в основном, имена главнокомандующих Кавказской линией, командующих левым флангом, генералов, полковников и различных армейских подразделений, дислоци­рованных на Кавказе. У ул. Дворянская начинались или ее пе­ресекали улицы: Барятинская (им. Ф. Дзержинского), 1-я и 2-я Фрейтаговские (Партизанская и Пролетарская) и другие. Из всех девяноста улиц мощеной была только одна - Шоссейная (Ком­сомольская) - от вокзала до улицы Дундуковская: лицо города все-таки.

Об антисанитарном и пожароопасном состоянии ул. Дво­рянская газета «Терский край» писала в самом начале XX века: «В плохую погоду толщина грязи на ул. Дворянская достигала сорока-пятидесяти сантиметров. Ночью улица погружается во тьму, потому что на весь город для освещения имелось (1911г.) всего сорок фонарей с керосиновыми лампами или стеарино­выми свечами, от которых часто вспыхивали всепожирающие пожары. Так, только в 1911 году случилось двадцать восемь крупных пожаров, от которых сгорело множество жилых квар­талов в городе и десятки магазинов и лавок на рынке». (8)

Улица Дворянская была до начала XX века и даже до 1920 года небольшой, поэтому и памятных исторических мест на ней было сравнительно с другими, более старыми улицами, немного. Так, с правой стороны (если идти от р. Сунжи к пл. «Минутка»), на самом берегу реки стояло старинное приземистое здание из красного кирпича в стиле восточной архитектуры. До 1917 года в нем располагалась городская мечеть, известная тем, что именно ее мулла выдал отцу знаменитого чеченского писателя С. Бадуева Сайд-Селиму справку о том, что 24 августа 1903 года у него родился сын Сайд. В советские времена здание было передано Республиканскому музыкальному училищу, в котором в разные годы шлифовались таланты известных чеченских композито­ров и артистов, в числе которых были: талантливые компози­торы - Аднан Шахбулатов, Умар Бексултанов, Сайд, Али и Амарбек Димаевы - сыновья непревзойденного гармониста У. Димаева, артисты - Тамара Дадашева, Имран Усманов, Мовсар Минцаев (сейчас - солист Большого театра России), Мовлад Буркаев и многие другие.

Здание простояло только до первой чеченской войны. Те­перь оно стерто с лица земли. К сожалению, по своему место­расположению ему привелось быть в эпицентре самых кровопролитных и разрушительных боев вокруг так называемо­го здания Президентского дворца, на месте которого тоже разбита се­годня одна из красивейших площадей города Грозного.

Дальше через улицу им. Дзержинского (Барятинская) шел длинный ряд непрерывных одноэтажных строений, только в самой середине которых была небольшая (в два окна) построй­ка в два этажа. Это были торговые ряды, построенные еще в 1870-1890 годах при начале формирования ул. Дворянская. Почти без изменения они дожили до наших дней и выполняли те же функции магазинов, лавок, мастерских, что и столетие назад, пока в 1980 году не были снесены по плану реконструк­ции города - при строительстве огромного десятиэтажного блочного жилого дома с многочисленными магазинами, мас­терскими и киосками на первом этаже и знаменитыми кассами аэрофлота. Дом этот тянулся от ул. им. Дзержинского до самой ул. Пролетарская и был полностью разрушен в ходе двух войн.

Этот длинный ряд одноэтажных строений заканчивался на улице Пролетарская

(2-я Фрейтаговская) двухэтажным кирпич­ным особняком с обширным балконом - лоджией. Дом этот был построен в 1903 году купцом-мануфактурщиком A.M. Бата­ловым. На первом этаже он открыл свой магазин, на втором - жил. С большого балкона квартиры открывалась перспектива с прекрасным обзором на Дворянскую улицу, Романовский мост и набережную р. Сунжи. Это-то и сыграло роковую роль в одном из эпизодов истории города Грозный - в знаменитом и губи­тельном восстании заключенных в грозненской тюрьме в де­кабре 1919 года, когда в городе свирепствовали деникинские войска.

И было это так. Узнав, что предстоят новые пытки и массовые расстрелы, до­веденные до отчаяния заключенные грозненской тюрьмы (а было их около 600 человек - большевики, революционеры, военно­пленные, рабочие, из числа которых каждую ночь казнили по 25-30 узников), передали через подпольщиков и надзирателей, ко­торые тайно состояли в рядах революционного подполья, письмо в горы командующему повстанческими войсками Н.Ф. Гикало с просьбой помочь в освобождении узников. Решено было поднять для этого восстание, а гикаловцы придти на помощь воевавщим.. Освобожден­ные из тюрьмы расчитывали, рассеявшись группами и в одиночку проберутся к Ново­промысловой горе (Сюйр-Корта), где их должен был ждать основной отряд повстанцев. Была намечена дата восстания, намечены маршруты выхода из города.

Подпольщица-большевичка А.Т. Галенская вспоминала позже: «Отряд повстанцев из двухсот пятидесяти бойцов во главе с самим Гикало выступил из слободы (Воздвиженская — находилась недалеко от селения Старые-Атаги. - А.К.) по на­правлению к Грозному.

Около Новопромысловской горы от­ряд неожиданно встретил батальон деникинцев. Завязался бой, батальон был разбит, но подоспевшие свежие силы деникинцев заставили гикаловцев отступить: отряду стало к тому же из­вестно, что восстание в Грозном не состоится. Причину срыва его отряд не знал, и ему пришлось возвратиться в слободу Воздвиженская». (9) Оказалось, что большой массой людей крас­ные рисковали напрасно.

Причина же оказалась простой: к назначенному сроку вос­стание просто не успели подготовить, и гикаловцам некого было освобождать. Оно было перенесено на другие время - ночь с 22-го на 23 декабря 1919 года. К тому времени все арестанты были разделены на 4 роты, назначены их командиры. Общее руко­водство восстанием осуществлял бывший деникинский офи­цер - некто Александр Нечволод, который, как выяснилось поз­же, хотя и пользовался полным доверием заключенных, ока­зался провокатором, внедренным в тюрьму. Был выработан маршрут ухода из нее: по выходе на свободу все должны были пройти по Бароновскому мосту (сейчас - разрушенный Бутырский; тюрьма была рядом - на берегу р. Сунжи, где ул. им. Чехо­ва) и через пос. Бароновка двигаться к Новопромысловской горе, где их должны были ждать партизаны, и дальше - в слободу Воздвиженская и с. Шатой, к месту дислокации повстанцев из отряда Н.Ф. Гикало

Но в действительности, все оказалось на­много трагичнее. Описывая впоследствии ход восстания, быв­шая подпольщица-большевичка М.И. Гец-Соломатина писала: «Первой задачей восставших было освобождение заключенных из тюрьмы. В двенадцатом часу ночи подпольщики бесшумно ликвидировали охрану тюрьмы, сби­ли замки с дверей и вывели заключенных из камер». Начали расковывать кандалы, но погас свет, и многие вышли на сво­боду закованными в цепях.

«За воротами тюрьмы строились по ротам, - пишет далее очевидица и участница этих событий М.И. Гец-Соломатина. - Нельзя было бежать вразброд. Очень мешали уголовные эле­менты, сидевшие с нами в камерах: они создавали ненужный шум и хаос» (10).

А дальше началось вообще непредвиденное: освобожденные двинулись не к Бароновскому мосту, а по команде А. Нечволода - в центр города, на главный Романовский мост (он тоже был, впрочем, недалеко). Из воспоминаний М.И. Гец-Соломатиной: «Товарищ Лозовацкий (Конон Лозовацкий - старый большевик, руководитель грозненских подпольщиков, был арестован в середине 1919 года), что-то говорил, жестикулировал, но его никто не слушал, все шагали за А, Нечволодом. Двигаясь через Романовский мост на ул. Дворянская, не успе­ли люди его пройти, когда на нас посыпался град пуль с балко­на двухэтажного дома на Дворянской улице. (Это была пуле­метная засада деникинцев на балконе дома Баталова: они точ­но знали, что провокатор приведет восставших под их пули. А.К.). Многих ранило и нам пришлось направиться на Лорис-Меликовскую улицу: мы поняли, что А. Нечволод - преда­тель». (11) «Восставшие сами начали пробиваться отдельными группами из города, - вспоминала подпольщица. - Некоторым из них удалось добраться до ближних окраин (район ул. 1-й Воронцовской, ныне - Обороны Кавказа и Поселянской, с 1960 г. - Пионерской). Здесь на окраине белогвардейцы начали отстре­ливать нас. Очень много было убито и ранено. Многих деникинцы взяли живыми: их вешали тут же на телеграфных стол­бах. На одном из них повесили и Конона Лозовацкого. В раз­ных местах, в т.ч. и на ул. Дворянская, по нескольку дней висе­ли трупы восставших. Часть восставших все-таки, сумела уйти из города и дойти до повстанческого отряда Н.Ф. Гикало. Из тюрьмы вырвалось более

400 человек, но до слободы Воздвиженская добралось только около ста из них». (12)

Дом A.M. Баталова пережил Октябрьскую революцию 1917 года, Гражданскую войну, бои при освобождении г. Гроз­ный от деникинцев в марте 1920 года. В том же году в нем разместился политический отдел Кавказской трудовой ар­мии, передислоцированной в г. Грозный для восстановления разрушенной промышленности. Позже, перед началом Вели­кой Отечественной войны, в том доме разместились: редакция республиканской газеты «Грозненский рабочий» и Республи­канское книжное издательство, а в уютной небольшой при­стройке к нему - Республиканская филармония. И работали они там до 1980 года, покуда дом не снесли со всеми другими строе­ниями по плану реконструкции города. На этом месте и по­строили девятиэтажный жилой дом.

К тому времени редакция республиканской газеты «Грозненский рабочий» перешла вместе с другими в высо­кий, оригинальной архитектуры редакционно-издательский комплекс «Грозненский рабочий» («Дом печати» на ул. им. В. Мая­ковского), который сильно пострадал еще в первую военную кампанию в Чечне, но теперь

восстановлен.

Я хорошо помню этот неброской архитектуры дом A.M. Ба­талова, потому что много раз бывал в нем: на концертах - в филармонии, в редакции «Грозненского рабочего», а в издатель­ство приносил на суд редакторов свои стихи. Однажды, в на­чале шестидесятых годов XX века, даже участвовал в прослуши­вании и обсуждении первой «Вайнахской симфонии», написан­ной московским композитором А. Бирюковым.

Он мне дорог был и тем, что именно в нем по инициативе известного чеченского писателя Зайндина Муталибова, который в 1966-1970 годах работал директором книжного издательства, был издан мой первый поэтический сборник на чеченском языке «Амал» («Характер»). И почин наставника оказался щедрым: после него в разные годы я издал более шести книг стихов и поэм на чеченском и русском языках.

Перешагнув узенькую улочку Пролетарская, мы попадали в огромный ресторан «Дарьял» с большими, на всю стену, окна­ми, просторным светлым залом с роскошным оформлением, где были даже пальмы в огромных кадках. Просуществовал он до середины семидесятых годов прошлого века, когда по плану жилищного строительства Грозного был снесен. На этом месте был построен пятиэтажный жилой дом со знаменитым мага­зином «Спутник» на первом этаже. Старожилы города долж­ны помнить эту популярнейшую торговую точку.

Дальше вплотную к этому дому, стоял сохраненный как па­мятник истории и архитектуры, старинный особняк на углу ул. Дво­рянская и Беллика (Субботников).

История его была такова. Первый нефтеперегонный завод в г. Грозный возник в 1885 году в Соленой балке на Старых промыслах. Построил его нефтепро­мышленник

И.М. Мирзоев. Был завод довольно примитивным и вырабатывал только керосин из нефти, который просто черпа­ли ведрами из колодцев в ста метрах от него. Для строительства завода стройподрядчик Джавад Меликов (азербайджанец) при­вез персов как наиболее дешевую рабочую силу. По окончании строительства они остались работать на заводе, получая за из­нурительный двенадцатичасовой рабочий день всего восемь рублей в месяц. Мирзоев деньги считать умел! (13)

В 1891 году на заводе возник пожар, который уничтожил полностью не только завод, но и бараки, где жили рабочие-пер­сы. Их было сто двадцать человек. Брошенные на произвол судьбы, на чужбине, без работы, денег, жилья, они потихоньку перебирались в город, селились в землянках- лачугах на его окраинах и делали любую работу за кусок хлеба. В 1907 году пер­сов в г. Грозный насчитывалось около шестисот человек при об­щем числе горожан 25,3 тысячи. Они стали заниматься мелкой торговлей персидскими сладостями. Получали они их в кре­дит из Ирана через бакинских купцов-посредников. Построив на всех людных перекрестках небольшие деревянные лавки, персы настолько успешно торговали миндалем, фисташками, рахат-лукумом, финиками и другими чудесами природы, что у них даже появились накопления. И, естественно, возрос инте­рес к духовному: их потянуло к истокам. Поэтому, вскоре в Грозном объявился и мулла - Али Гусейнов, сотрудник пер­сидского консульства в г. Владикавказ. (14)

Город наш понравился А. Гусейнову, он остался здесь и за счет пожертвований единоверцев построил первую в г. Гроз­ном мечеть, а рядом - жилой дом для себя (о нем-то мы и ве­дем речь) - чудо архитектуры в хитросплетении стилей: кир­пичная кладка стен, замысловатая крыша с широким куполом и высоким шпилем, кирпичным парапетом вокруг. Внутрен­ний интерьер дома был еще интереснее: зеркальный потолок в бывшей приемной муллы, обломы потолочного карниза и боль­шая розетка для люстры в центре потолка, составленная из не­больших зеркалец различной геометрической формы. Свободная часть потолка (видел сам) была разрисована цветочным орнаментом в персидском стиле, пышно и ярко. В доме было много окон, и над каждым из них - лепная человеческая голова. А резные двери украшали ажурные резные металлические на­весы. (15) Строение было миниатюрным, изящным, компактным, выделялось архитектурным совершенством.

Дом муллы Али Гусейнова был украшением ул. Дворянская (пр. им. В.И. Ленина). Ни годы, ни войны, бушевавшие в горо­де, ни природа не смогли причинить ему вреда до первой военной кампании 1994-1995 годов, в ходе которой он был все-таки стерт с лица земли, как и пятиэтажка, что стояла рядом. Сейчас на их месте другие новостройки и трудно представить (да и вряд ли кто помнит), что такой удивительный памятник истории и ар­хитектуры города был недавно в Грозном на ул. Дворянская (пр. им. В.И. Ленина).

Дальше пересекает ул. Субботников. Ул. Субботников развивалась мед­ленными темпами, пока к Октябрьской революции 1917 года не дотянулась до железной дороги. Здесь у самой дороги стояло двухэтажное частное здание. Оно не было ничем при­мечательно и осталось в истории г. Грозный только потому, что во время знаменитых Стодневных боев в 1918 году в нем дислоцировалась вторая боевая рабочая рота, которая занимала на Левом фронте участок обороны г. Грозный от ул. Дворянской до Беликовского моста (ныне мост на ул. Субботников).

Это здание, многократно перепланированное, перестроен­ное, приросшее двухэтажными пристройками, дожило до на­ших дней. С 50-х XX в. годов и до первой чеченской войны в нем находилась средняя школа № 18, долгое время после военной кампании в нем, полу­разрушенном, размещалось подразделение федеральных войск.Сейчас школа восстановлена.

С левой стороны ул. Дворянская (при движении от р. Сунжа к пл. «Минутка») тоже было несколько мест, оставивших за­метный след в истории г. Грозный. Прежде всего, надо сказать, что здесь, у самого берега р. Сунжа, находились склады и хра­нилища торговых рядов. Их снесли при укреплении берега ка­менной набережной в 1911 году. Чугунные ажурные парапе­ты и шары, украшавшие четырехугольные орнаментированные столбики, были изготовлены на заводе «Красный молот» в 1903 году.

Торговые ряды в начале ул. Дворянская сохранились до 1970-1980 годов, когда часть из наиболее ветхих строений была снесена при строительстве гостиницы «Чайка» и современно­го, в форме аквариума, красивого стеклянного двухэтажного здания с рыбным магазином «Океан» на первом этаже и ресто­раном - на втором. На этой же стороне через улицу стояло длинное двухэтаж­ное здание, построенное в конце XIX века как универсальный магазин. Свою функцию оно выполняло до тридцатых годов XX века, пока в нем не стали размещаться различные совет­ские учреждения. В 1957 году здание было передано Мини­стерству культуры республики, и в нем заработало Республи­канское культурно-просветительное училище. Здесь готовились кадры библиотекарей, режиссеров, художественных руководи­телей, танцоров и т.д. до начала первой чеченской войны, в ходе которой здание было полностью разрушено, а после разоб­рано на кирпичи. Сейчас в пределах бывших улиц Партизанская и им. А. Шерипова, пр. им. А. ,Кадырова и им. В.Терешковой постоены самые высокие здания комплекса «Грозный-Сити», полностью преображая набережную реки Сунжи.

Дальше, через ул. Партизанская, занимая целый квартал до ул. Пролетарская, стояло поистине историческое, уникаль­ное и овеянное легендами высокое трехэтажное здание - так называемый дом Абубакара (это имя сохранилось за ним и в советские годы), дом, который был самым высоким в г. Гроз­ный в начале XX века. Его в те времена с гордостью называли «небоскребом». (16)

Этот прекрасной внешней архитектуры дом, со сплошными огромными стеклянными окнами первого этажа, угловой - на две улицы, с башенками со шпилями, венчающими крышу по углам, был построен в 1912 году богатыми торговцами, осно­вателями нефтяного и торгового общества - братьями Мирзоевыми. Когда он был достроен полностью, грозненские (и даже, владикавказские!) газеты сообщили об этом факте под броски­ми заголовками: «Еще один небоскреб!» Здание действительно имело внушительные размеры для тех времен - первое трехэтажное строение в г. Грозный. На первом этаже его размещал­ся самый крупный в городе магазин по продаже бакалейных товаров, на втором - городская дума и управа со всеми своими службами, третий служил гостиницей. (17) Городская дума была ут­верждена в Грозном только в мае 1895 года (двадцать пять лет спустя после того, как крепость Грозная была объявлена горо­дом!), а первые выборы в нее, состоящую из сорока гласных (де­путатов), были проведены еще пять лет спустя - в 1900-м. С того времени городская дума, не имея своего пристанища, хотя было множество так и не осуществленных решений и планов его строительства, ютилась по разным углам, пока в 1912 году не был построен «небоскреб» Мирзоевых, в котором целиком вто­рой этаж она взяла в аренду. И находилась дума там до конца 1917 года - до Великой Октябрьской социалистической рево­люции.(18)

Впрочем, есть и легенда, связанная с постройкой этого дома и которая отвечает на вопрос, почему он называется домом Абубакара. Легенда гласит, что, якобы, один из братьев Мирзо­евых - Абубакар - влюбился в дочь богатого торговца и посва­тался к ней.

«За тебя отдать дочь? - сердито спросил надменный и вы­сокомерный купец. - А где! она будет жить в твоей лачуге?
Это об огромном доме Мирзоевых на ул. Барятинская с презрением говорил отец невесты. Сильно оскорбил такой от­вет жениха, и он сказал:

«Клянусь, я построю прямо напротив твоего такой высокий дом, что буду плевать через твою хибару. И тогда ты по­жалеешь о своих словах, но будет поздно!»

Он сдержал свое слово, и возник в г.Грозном первый «не­боскреб». И будто бы пристыженный пришел отец невесты к Абубакару, извинился, и будто бы, позабыв обиду, женился Абу­бакар на любимой и прожил с ней долго и счастливо, пока по доносу не были арестованы НКВД и уничтожены в 1930-х го­дах все братья Мирзоевы и их семьи. В 1919г. на втором этаже дома Абубакара была канцелярия правителя Чечни, че­ченского генерала Эрисхана Алиева, назначенного А.И. Дени­киным. (19)

В 1920 году дом Мирзоевых был национализирован. На пер­вом этаже так и продолжал работать смешанный магазин, а вто­рой и третий этажи были перепланированы под коммуналь­ные квартиры. В семидесятых - восьмидесятых годах XX века -новая перепланировка: магазин на первом этаже преобразует­ся в «Гастроном» № 2, который вскоре стал называться «чечен­ским» (ума не приложу, почему), на втором этаже располо­жилась редакция газеты «Ленинский путь», на третьем - ре­дакция газеты «Сердало» и Грозненский райком партии. В 1972-1973 г. мне довелось именно в этом здании, на втором этаже, работать заведующим отделом культуры и быта газеты «Ленинский путь» под руководством публициста, замечательного журналиста от Бога Б.Г. Габисова. Поэтому этот дом был для меня особен­но памятным.

В 1989-м году - снова смена декораций. Со сдачей в эксплуата­цию Дома печати на

ул. им. Маяковского редакции газет и рай­ком партии перешли туда, а в доме Абубакара разместились: на втором этаже - Республиканское книжное издательство, на третьем - Министерство лесного хозяйства и другие учрежде­ния. И стоял этот дом, радуя и восхищая всех своей архитекту­рой, до начала первой военной кампании в Чечне, в ходе которой и пос­ле был полностью уничтожен и разобран на кирпичи, как и здание Краеведческого музея, находившееся рядом, как и все кварталы, по пр. им. В.И. Ленина, по улицам им. В. Никола­евой-Терешковой, им. Дзержинского, Партизанская, Пролетар­ская, Субботников и других. И сегодня даже старожилам трудно представить контуры и вид этого удивительного дома - первого «небоскреба» г. Грозном. (20)

Сегодня многие кварталы на этих улицах восстановлены и отреставрированы, правда в новом архитектурном виде. А в границах ул. Партизанской, им. А. Шерипова,

им.В.И. Ленина, Ф.Э. Дзержинского, В.Терешковой построен коплекс высотных зданий «Грозный-Сити». Общая площадь элитного комплекса высотных зданий около 4,5 га. Здесь располагаются два 18-этажных, два 30-этажных и 45-этажный жилой дом общим количеством 800 квартир.

Рядом с ним будет 5-звездочный отель на 220 номеров и деловой центр (оба 30 этажей) с вертолетной площадкой на крыше. Под каждой из высоток будут двухярусные автостоянки. Комплекс возводит турецкая компания «Бора иншаат».

Дальше, через ул. Пролетарская, стоял возведенный впервые в г. Грозном на месте снесенных старых построек начала XX ве­кА стоял 16-ти этажный красавец - жилой дом очень простой, но запоминающейся архитектуры. Грозненцы любовно назы­вали его «Лепестком» за легкость, изящность и устремленность ввысь, к солнцу. От него тоже не осталось после первой чечен­ской войны ничего, сохранились только видео- и фотокадры, как его расстреливают в упор вертолеты ракетами, пушки - сна­рядами, самолеты - бомбами.

Собственно, историческая часть ул. Дворянская на этом за­канчивалась, но когда

в 1920 году она была переименована в пр. им. В.И. Ленина и город начал бурными темпами разда­ваться и ввысь и вширь (быстро развивалась нефтяная и пере­рабатывающая промышленность, в Грозный стекалось огром­ное количество рабочих и не хватало жилья, объектов торгов­ли, сферы обслуживания), то он удлинился, вначале до желез­ной дороги,

а с постройкой в 70-х годах XX века пу­тепровода протянулся до самой окраины города, став одной из самых протяженных магистралей столицы. Поэтому мы про­должим описание исторических и памятных мест ул. Дворян­ская (пр. им. В.И. Ленина).

После «Лепестка», через ул. Субботников, на углу стоял прос­той архитектуры двухэтажный кирпичный дом с трех комнат­ной надстройкой на третьем этаже, которая больше была похо­жа на просторное орлиное гнездо. Несмотря на свой неброский вид, он имел интересную историю, известную немногим. Как известно, г. Грозный до 1929 года не входил в состав Чечен­ской Автономной области, а составлял отдельную администра­тивную единицу, подчиненную центру, т.е. Москве. Но известно и то, что все административные органы власти (хозяйствен­ные, партийные, социальные и т.д.) Чеченской АО располага­лись в городе, и все многочисленные чиновники то ли жили в общежитиях, то ли по вечерам разъезжались по домам в села, что в те годы было небезопасно.

Для обеспечения работников Чечоблисполкома жильем от­дел коммунального хозяйства Грозненского горисполкома и приступил к проектированию и строительству благоустроен­ных многоквартирных домов. Двухэтажный дом на шестнадцать квартир

с башенками-квар­тирками в торцах начали строить в 1925 году на углу улица им.

В.И. Ленина и Субботников. Он был запроектирован глав­ным архитектором г. Грозный А.Н. Приваловым. Сооружение объекта осуществляла только что созданная в городе строитель­ная контора «Грозстрой». Госплан выделил (для строительства дома. - А.К.) строго ограниченное количество металла и цемента. Жилье возводи­лось, в основном, за счет местных материалов... Для оказания помощи строителям и контроля за ходом строительства была создана общественная комиссия. Ответственным в ней был 1-ый секретарь обкома ВЛКСМ* Даша Мидаев (Даша Мидаев и С. Казалиев - организаторы первой комсомольской ячейки в Чечне. - А.К.)

Все на строительстве делалось вручную: ставили наружные леса, поднимали материалы по наклонному настилу с перила­ми, носили кирпичи на спине «козлами», растворы - на но­силках с бортами, лесоматериалы - несколько рабочих на пле­чах. В конце 1926 года все основные работы по дому были за­кончены, покрыта крыша, оставалась внутренняя отделка квар­тир. Дом был сдан в эксплуатацию в день Первого мая 1927 года. В нем поселились семьи руководящих работников Чечоблисполкома и жили в ней до депортации чеченцев в 1944 году, когда дом был передан рабочим г. Грозный.

10 октября 1942 года при очередном налете фашистской авиации на город в дом угодила одна из бомб: правая часть его вместе с башенкой была разбита до основания. После победы над врагом дом был восстановлен в первозданном виде. Это же повторилось в 1994-1996 годах, в первую чеченскую вой­ну: федеральная авиация и артиллерия разрушили дом, и дол­гое время на его месте стояли скелеты стен с пустыми, пугающими глазниками окон, пока их не разобрали на кирпичи. Восстанавливать его, как в первый раз, никто не собирался: не" до того было - бряцали оружием. Сейчас редко кто может себе представить это красивое строение - памятник истории ар­хитектуры г. Грозный.

После строительства путепровода под железной дорогой пр. им. В.И. Ленина, шагнув дальше, пересек пл. «Минутка» почти посередине. Сейчас из жителей г. Грозный мало кто зна­ет, почему эта площадь так названа, а тем более - ее историю. А она, между прочим, очень интересная и составляет одну из вех развития нашего города.

* ВЛКСМ (Всесоюзный Ленинский КоммунистическийСоюз молодежи)- молодежная организация в СССР, созданная в 1918 году, резерв КПСС

Началась история пл. «Минутка» в 1920-ом году, когда по ука­занию председателя Совета Труда и Обороны РСФСР В.И. Ле­нина 8-я Красная армия после того, как Северный Кавказ был уже полностью освобожден от деникинцев, была переформи­рована в Кавказскую трудовую армию и переброшена в г. Гроз­ный с задачей быстрейшего восстановления нашей нефтяной промышленности. Командовал этой армией И.В. Косиор - из­вестный организатор производства, инженер-нефтяник, боль­шевик, впоследствии ставший начальником «Грознефти» и рас­стрелянный в 1937-м году, как враг народа. В составе Кавказ­ской трудовой армии были технический и инженерный полки (командиры А.И. Овчинников и А.В. Заградин). Технический полк восстанавливал промыслы и нефтеперегонные заводы, ин­женерный - новые промыслы, дороги, мосты, путепроводы, дома и т.д.

С этой целью на дальние от города промыслы надо было перебрасывать ежедневно большое количество строитель­ных материалов. Так, только на восстановление Новых про­мыслов требовалось ежедневно доставлять туда сто сорок ва­гонов стройматериалов, еще больше - на Старые промысла. Хуже того, рабочие Новых промыслов, жившие, в основном, в городе и поселках, вынуждены бывали ежедневно пешком проделывать дальний горный путь туда утром, обратно – вечером.

В те же годы «особое внимание уделялось Новым промыслам и борьбе с горящими там (с 1918 года. А.К.) фонтанами... И трудармейцы, и рабочие промыслов трудились день и ночь. В то время в отряде Грозненских нефтяников насчитывалось около тридцати тысяч человек, и среди них было немало че­ченцев и ингушей. Рабочие вынуждены были добираться (до промыслов. А.К.) пешком. Выходили на пригорок там, где сей­час расположена площадь Октябрьская (и тянется ул. им. А. Сайханова. - А.К.) - здесь тогда кончался город, пересекали степь, обильно поросшую валерианой, и тяжело добирались до вы­шек. И так каждый день. Десятки километров вышагивали нефтяники, а вернувшись поздно вечером домой, не чувствова­ли под собой ноги от усталости. И естественно, еще больше уставая после работы, не успевали отдохнуть, и на следующий день падала производительность труда. К тому же в городе не хватало транспорта - своего автрпроизводства в России в те годы еще не было, автомашины закупались за границей, в ос­новном, в США, и в г. Грозный из них попадали единицы, и глав­ным транспортом в городе оставался долгое время железнодо­рожный и гужевой.

Вот тогда-то решили и построить ширококолейную пригородную железную дорогу на Старые промысла и узколи­нейную - на Новые». (21) Быстро решили вопрос и со строи­тельными материалами: рельсы взяли в городе из резерва, а шпа­лы заготовили сами - лес на Новых промыслах рос рядом (да и сейчас растет. - А.К.).

К строительству ее приступили весной 1921 года. Зная о важности этой артерии, работали трудармейцы от зари до зари, в воскресные дни, организовывая субботники, им помогали жители и рабочие города. Выходили целыми семьями, как на праздник труда. Работы производились только вручную: кир­ки, лопаты, тяпки, носилки; они не прекращались ни в дождь, ни в холод, ни в грязь - строили для себя. Причем от площади (тогда еще безымянной) к 56-у участку, ввиду гористой мест­ности строилась узкоколейка, которая дальше через сады (район ул. им. Жуковского), консервный завод, по ул. им.

В. Маяковского, доходила до станции «Грознефтяная». Оттуда ширококолейная дорога на 36-й участок была построена позже. К станции «Грознефтяная» составы подходили со станции Северо-Кавказской железной дороги. (22)

В декабре 1921 года строительство железной дороги на Но­вые промысла была закончена, и по ней от станции «Грознеф­тяная» двинулись железнодорожные составы со стройматери­алами и рабочими. На площади же, названной вначале «Гикаловская», находилась четвертая остановка поезда, и были разъездные пути. Тут и происходила замена тепловоза на паро­возик (его любовно называли «кукушкой»), который тащил состав дальше в горы и обратно. Здесь садились в вагоны ра­бочие, и выходили возвращавшиеся со смены. По графику все это - замена, посадка, высадка - длилось ровно одну минуту. И постепенно люди до того привыкли к этому, что имя Н.Ф. Гика­ло забылось, и площадь стала называться «Минутка». (23)

Называется она так и сейчас, хотя неоднократно пытались ее переименовать: называли то Октябрьской, то им. Н.С. Хру­щева. Но народ не принял новые имена, а остался верен тради­ции, привычному, даже те, кто никогда и не слышал об исто­рии рождения названия «Минутка». Вот мы и решили напомнить об этом всем жителям, осо­бенно тем, кому дорога история

г. Грозного.


1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17