Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Адиз Кусаев На обложке Город Грозный Страница Первая




страница4/17
Дата06.01.2017
Размер3.76 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17

Улица Окружная –

(им. А.И. Полежаева)


Была в Грозном небольшая улица, всего-то в квартал - два длиной, с одной стороны тянулся «Пионерский» сквер, с дру­гой «Гайдаровский». Была она очень уютной, красивой, зе­леной и тихой: ни трамваев, ни троллейбусов, ни пассажир­ских авто. Была она центром города не только по расположе­нию, но и по своему историческому и деловому назначению: всего несколько зданий, все они представляли историческую ценность и охранялись как памятники истории, культуры, ар­хитектуры. Это была улица им. А.И. Полежаева, имени опального по­эта-вольнодумца, вся жизнь и творчество которого связаны с Чечней и крепостью Грозная. Он прослужил в ней более трех лет, участвовал во многих военных экспедициях против горцев и написал здесь лучшие свои стихи поэмы – «Эрпели», «Герменчукское кладбище» и другие В Грозном на углу пр. Революции и ул. Мира был сквер его имени скрасивым бюстом пота там, где сейчас сквер Нефтяников.

Это была улица моей юности: в одном из исторических зданий, расположенных на ней, в 60-е годы прошлого столетия размешался Грозненский статистический техникум, где я учился после возвращения из Киргизии..

Идя с гордостью по этой улице, мы звонко читали стихи Полежаева, которые еще не забыли после школы:
Едва зацарствовала дружба,

Как вдруг - о, тягостная служба!

Приказ по лагерю идет:

Сейчас готовиться в поход...

Пожить бы вам хотя немного

Под Грозной крепостью, друзья... (1)


Или вот эти:
Мирной чеченец, кабардинец,

Кумык, лезгин, койсубулинец,

И персиянин, и еврей,

Забыв вражду своих обрядов,

Пестрели здесь... (2)
Улица эта была одной из первых в городе. До Октябрьской революции 1917-го года называлась она Окружная, потому что тут в небольшом, неброской архитектуры двухэтажном здании было размещено управление Грозненским округом.

В те дале­кие времена на этой улице ежедневно скапливалось большое количество подвод и арб, запряженных лошадьми, волами и даже верблюдами: приезжали люди к окружному начальству искать правды и защиты. Но ни того, ни другого, как правило, не находили.

Грянула Октябрьская революция, и здание управления быв­шего Грозненского округа заняли революционные рабочие и солдаты. В 1917-1918 годах в нем располагался первый Воен­но-революционный комитет, который руководил всеми рево­люционными событиями в г. Грозный, также знаменитой сто­дневной обороной города от белогвардейских частей.

Об этом свидетельствовала мемориальная доска, установленная на зда­нии в 1960 году: «В этом здании с декабря 1917 по ноябрь 1918 года помещался первый Военно-революционный коми­тет, возглавивший борьбу трудящихся за установление советской власти в г. Грозный».

Здесь же проходили собрания городской партийной организации, на которых выступали с докладами и лек­циями известные грозненские революционные деятели:

Н. Анисимов, Н. Носов, И.Т. Фиолетов и многие другие. А на заседа­ниях Военно-революционного комитета много раз бывал ле­гендарный командующий Чеченской Красной Армией Асланбек Шерипов. Тут же работал вербовочный пункт - формиро­валась и укреплялась рабоче-крестьянская Красная армия. В тридцатые годы прошлого века здание было передано Республиканскому статуправлению, которое располагалось на втором этаже, а в пятидесятых на первом этаже был открыт статисти­ческий техникум.

До полного разрушения этого памятника истории г.Гроз­ного в ходе военных кампаний в Чечне здание полностью занимал информационно-вычислительный центр Статуправления Чеченской Республики.

Но более известным в качестве памятника архитектуры был очень красивый особняк с витражами* (единственные в горо­де!) на пересечении ул. им. Полежаева с ул. Красных фрон­товиков (ныне им. Лорсанова). Великолепно исполненное, с элементами архитектур­ного декора оно останавливало на себе взгляд любого прохо­жего.

Об интерьере этого замечательного образца градострои­тельства в записках краеведа читаем: «Весной 1916 года Л.Б. Нахимов - грозненский нефтепромышленник - справлял новоселье в новом особняке на углу улиц Михайловской и Окружной (ныне им. Лорсанова). Он был построен по проекту

ар­хитектора Е.И. Дескубеса в модном в те времена стиле модерн. В двух этажах дома размещались двадцать шесть комнат: были здесь танцевальный зал, зимний сад, бильярдная и т.д...». (3) Увидев однажды этот особняк, невозможно было забыть: кра­сота его была пленительной.

Но недолго радовался своему особняку Л.Б. Нахимов: Ок­тябрьская революция 1917 года вынудила его бежать за грани­цу. Здание занял Грозненский Совет рабочих депутатов и нахо­дился там до декабря 1919 года, когда красные под натиском деникинцев оставили город. А в бывшем особняке сразу же разместилась деникинская контрразведка. День и ночь в его подвалах пытали революционеров, а непокорных тут же вы­водили во двор и расстреливали. Для них в глубине двора, под гаражом, был сооружен и специальный глухой подвал с каме­рами пыток. Это - «узкий полутораметровый подвал, вдоль которого три небольшие камеры, напротив - четыре одиночные, площадью менее квадратного метра, - пишет А.АВаксман. - В конце коридора - более просторное помещение, в нем про­водили пытки-допросы. Сотни революционеров погибли в этих застенках...». (4)

Но когда-нибудь всему приходит конец. В марте 1920 года деникинцы были разгромлены, и особняк был занят Грознен­ским революционным комитетом.

Об этом сообщали мемориальные доски, которые, как орде­на грудь воинов, украшали фасад особняка. С его балкона 3 ап­реля 1920 года знаменитые революционеры

С.К. Орджоникидзе и С.М. Киров принимали парад отрядов красных партизан, освободивших город от белогвардейцев.

В этом здании в 1917-1918 годах на собраниях Грозненско­го совета рабочих депутатов бывали руководители Грознен­ской и Чеченской Красной Армии: Н. Гикало,

А. Шерипов, из­вестные революционные деятели Н. Анисимов, Н. Костерин и другие.

И совсем немногие, наверное, знают, что некоторые эпи­зоды первого чеченского художественного фильма о революци­онной деятельности Асланбека Шерипова «Приходи свободным» (начало 90-х годов XX; роль А.Д. Шерипова исполнял артист Золотухин) снимались именно в коридорах и комнатах этого особняка, который до его разрушения в 1995-1996 годах в наро­де так и назывался «нахимовским». В 1921 году здание было пе­редано рабочим, в нем размещался Дворец труда, а с 60-х годов XX века - Чечено-Ингушский Областной совет профсоюзов.

Интересна еще одна история, связанная с этим особняком. В газете «Советская культура» в 1979 году неожиданно появилась статья под заголовком «Инюрколлегия разыскивает». В ней писалось, что пришло письмо из Лондона от некоего Нахимо­ва, который сообщил, что до 1917 года он жил в Грозном.. Революционные события заставили его

*Витраж - стекла с цветной росписью; картина из цветного стекла (в ок­нах, дверях). См. Ушаков Д.Н. Большой толковый словарь современного рус­ского языка.- М., 2005. -С. 79.

тронуться с наси­женного места. Причем проделал он это так стремительно, что даже не успел прихватить с собой принадлежащие ему драго­ценности. Запаковав их в дубовый ящик и ночью спрятав его в подвале собственного дома..., бежал за границу. Теперь же... просит отыскать спрятанные им сокровища».(5) дивительно не это, а другое: «К письму был приложен список зарытых дра­гоценностей. Значились там бриллианты общим весом около пятисот каратов, нитки розового и желтого жемчуга, серьги и кольца с бриллиантами, золото и серебряная чайная посуда, зо­лотые монеты и многое другое. Инюрколлегия приняла дело к ведению, но клада не обнаружила». (6)

А ведь все это, действительно, могло быть: ведь Л.Б. Нахи­мов был богатым нефтепромышленником. Да, бедный человек и не мог построить такой шикарный особняк в два с полови­ной этажа! Если б люди знали, ка­кой клад они могут найти, не остановились бы на том, что ра­зобрали после первой чеченской войны на кирпичи наземную часть почти еще целого особняка, а перерыли бы сантиметр за сантиметром и подвалы его. Но, увы! - откуда им это было знать?

Впритык к «нахимовскому» особняку стояло на этой улице еще одно старинной архитектуры двухэтажное здание (и было-то их всего на всю улицу три дома). Оно тоже оставило свой след в истории нашего города.

До октябрьской революции 1917 года в этом доме, принад­лежащем чеченцу - адвокату Мутушеву, находилось управле­ние Грозненского округа - он был резиденцией окружного на­чальника. Поэтому эта улица - одна из старейших в городе - называлась Окружная.

Она была одной из самых шумных и оживленных, потому что на ней «всегда собиралось немало подвод, арб, с запряженными в них лошадьми, волами и даже верблюдами - это русские крестьяне-переселенцы и горцы при­езжали сюда, чтобы искать правду и защиту у окружного на­чальства от притеснений, жестокой эксплуатации... новоявленных фабрикантов зерна, табака, вина. Но долгое обивание поро­га этого учреждения, всецело защищавшего интересы экс­плуататоров, завершалось, как правило, напрасными хлопота­ми. Кончилось все это тем, что власти вообще запретили оста­навливаться приезжим на Окружной улице на том основании, что они, якобы разводят на ней антисанитарию». (7) К тому же рядом находился городской сад, где изволили гулять господа, и шум мешал им.

После революции (октябрь 1917 г.) в этом здании около года работал Грозненский военно-революционный комитет, предсе­дателем которого стал большевик

Г. 3. Иоанисиани Этот рвком проделал большую работу по созда­нию оборонительных сооружений, так как г.Грозный находился под угрозой нападения контрреволюционных банд. В сравни­тельно небольшой срок город был опоясан окопами. Вокруг него был протянут электропровод в два ряда, по которому ночью про­пускался ток высокого напряжения. По проложенной от же­лезнодорожной станции в районы садов (ул. им. Жуковского, Киевская, Олимпийский проезд и другие. – А. К.) железнодо­рожной линии курсировал бронепоезд. Днем и ночью несли охрану отряды самообороны».(8)

Ближайшее время показало, что эти меры были не излишними, своевременными.

Это подтверждала и мемориальная доска, установленная на нем в 1960 году к сорокалетию освобождения г. Грозный от деникинских полчищ (март 1920 год), которая гласила: «В этом здании с декабря 1917 г. по апрель 1918 г. помещался первый Военно-революционный комитет, возглавлявший борьбу тру­дящихся за установление советской власти в г. Грозный». (9) С какой гордостью читал я эту надпись на здании, в котором учил­ся, будто участвовал в работе Ревкома!

Но не только этим занимался Ревком в период нахождения на ул. им. Полежаева в этом двухэтажном здании: круг вопро­сов, которым занимался Революционный комитет, был обши­рен. Он, например, обязал «нефтепромышленников и заводчиков выплатить заработную плату голодающим рабочим, - пи­шет историк. - Все свои усилия он направил на установление дружеских отношений между трудящимися города и чеченских аулов. Депутаты постоянно выступали на предприятиях горо­да, выезжали в казачьи станицы и чеченские аулы». (10)

Именно на этой улице проходил 3 апреля 1920 года парад партизанских отрядов и Чеченской Красной Армии, освободив­ших город от деникинских войск, который принимали с балкона дома Нахимова, куда перешел к тому времени Грозненский ревком, знаменитые С.К. Оржоникидзе и С.М. Киров. Улица Окружная стала местом всенародного ликования.

В 1920 году улица Окружная, которую при реконструкции города продолжили через бывшую станицу Грозненскую до самого железнодорожно­го вокзала, была переименована в ул. Советскую.

В 30-е годы XX века, когда на пр. Победы развернулось большое жилищное строительство, оно разделило улицу на две части - 1-ая и 2-ая Советские.

В 1929 году, в связи со 140-летием со дня рождения поэта А.И. Полежаева, в творчестве которого крепость Грозная впервые вошла в русскую классическую литературу ул. 1-я Со­ветская была названа именем опального поэта (11), а 2-я - в восьмидесятые годы XX века получила имя Героя Советского Союза снайпера Абу-Хаджи Идрисова.

Известным было и другое здание по ул. Полежаева: боль­шой пятиэтажный жилой дом с красивыми балконами, лепны­ми узорами и балконной колоннадой.

Ул. им. А.И. Полежаева прожила пятьдесят три года, и редко кто сейчас помнит, что здесь была одна из старейших улиц, стояли одни из красивей­ших зданий Грозного.

Улица Граничная

(Пр. ПОБЕДЫ)


Улица Граничная - одна из самых первых улиц будущего города, проложенная за форштадтом крепости Грозная. И одна из наиболее памятных среди других. Именно она положила на­чало самым трагическим страницам истории Грозного. Как это было?

Первые поселения на форштадте крепости возникли уже в 1825 году. Выросли они в границах первых улиц будущего го­рода: Александровской (Первомайская), Арсенальной (им. Бы­ковского), Михайловского (Красных фронтовиков) и Тиммермановской (им. Пушкина). В них селились женатые солдаты, ремесленный люд и торговцы.

Вскоре, в районе военных клад­бищ (ныне территория завода «Красный молот») выросла и первая слобода горских евреев. Земли, отведенной под строи­тельство в этих местах, стало не хватать, дальнейшему же рас­селению мешала река, через которую в то время не было мос­тов. Поэтому с целью, во-первых, расширить площадь строи­тельства и, во-вторых, защитить эти поселения от нападений и было начато возведение так называемого «военного город­ка» на юго-западе от крепости Грозная - в начале нынешнего проспекта Победы, у берега Сунжи. Было это в 1839 году - двад­цать один год спустя после сооружения крепости.

В XVIII-XIX веках служба в царских войсках продолжалась 25 и более лет.

А демобилизовавшись, многие солдаты, осо­бенно неженатые, оставались служить сверх срока, иногда до конца своих дней: от работы они уже отвыкли, дома их, как правило, никто не ждал, и армейская жизнь казалась предпоч­тительнее, чем полуголодное существование где-то в россий­ской глубинке. К женатым же солдатам в большинстве случаев приезжали жены и дети и поселялись тут же, рядом.

То же самое происходило и в крепости Грозная: к служивым перебирались семьи,

и крепость стали возникать «Военные поселения». Такое поселение возникло на юго-за­падной стороне ее на берегу р. Сунжи, где по приказу командо­вания левого фланга Кавказской линии были выделены участ­ки ста пятидесяти четырем женатым солдатам Куринского пол­ка, дислоцированного в крепости. Это был поселок с един­ственной улицей в несколько небольших мазанок с камышовы­ми крышами, не имеющих даже ограждений. И не было на этой улице ни деревца, ни кустика, а только пыль весной и летом и непролазная грязь осенью и зимой.

Чеченцев на форштадте было немного, а если кому улы­балось счастье, то допускались они туда в основном как вре­менные переводчики или проводники при штабе левого фланга Кавказской линии. Только в 1852 году, когда начались грозненские ярмарки, появились на форштадте первые чи­новники-чеченцы из административных округов. Были они выходцами из чеченских сел Янги-Юрт, Сарачан-Юрт, Кули-Юрт и Грозненское, располагавшихся на правом берегу Сунжи, напротив крепости, и живших с ней в мире и добросо­седстве.

Проживало в этих селах в те годы более полутора тысяч горцев. Именно о виде на эти аулы и писал М.Ю.Лермонтов, который немало дней прожил в крепости Грозная и немало дорог прошел по Чечне, в рассказе «Бэла» (роман «Герой на­шего времени»). Вот как рисует эту картину старый служака Максим Максимыч, один из главных героев рассказа: «Кре­пость наша стояла на высоком месте, и вид с вала был пре­красный: с одной стороны - широкая поляна, изрытая беско­нечными балками, заканчивалась лесом, который тянулся до самого хребта гор. Кое-где на ней дымились аулы, ходили та­буны. С другой стороны бежала мелкая речка, к ней примы­кал частый кустарник, покрывавший кремнистые возвышен­ности, которые соединялись с главной цепью Кавказа. Мы сидели на углу бастиона, так что в обе стороны могли видеть все». (1) Описание вида очень точное.

Этим краем бастиона крепости был люнет*, вынесенный на правый берег р. Сунжа и находившийся в самом начале нынешней ул. Московская. С крепостью он соединялся спе­циальным деревянным мостом, проезд по которому был раз­решен только для военных.

В начале XX века люнет был унич­тожен и на его месте построен трехэтажный дом, подвальный этаж которого - мрачный, с маленькими оконцами - вырастал, как в древних крепостях, прямо из вод р. Сунжа.

До Октябрь­ской революции 1917 года это была одна из лучших гостиниц города, а в 1918 году, в суровые дни знаменитых Стодневных боев, в здании располагался штаб обороны Грозного.

В 30-е го­ды здание было отдано Народному Комиссариату внутренних дел (НКВД), затем - Комитету государственной безопасности (КГБ). В нем оборудовали печально известную внутреннюю тюрьму с камерами пыток в подвальном этаже.

В 80-е годы XX века, когда КГБ перевели в новое здание, специально построенное здание по пр. им. Орджоникидзе, в этом доме раз­местилась городская детская поликлиника № 1, и он сразу пре­образился: стал светлым, солнечным и привлекательным. Се­годня, после двух военных кампаний, которые разрушили эту бывшую гостиницу «Европа», построенную в начале ХХ века, здание ее было восстановлено, но не в старинном стиле, а в современном и оно стало сейчас частью правительственного комплекса. .

Поселения вокруг крепости по обе стороны р.Сунжи продол­жали расти. Хотя и кустарными методами, постепенно росли темпы добычи нефти, увеличивалось население.

И 30 декабря 1869 года Александр II подписывает именной указ о преобра­зовании административных учреждений в Кубанской и Терской областях. В нем император, учитывая «изменения, которые последовали в устройстве административных учреждений про­чих частей империи», повелевал: «Терскую область разделить на 7 округов: Георгиевский, Владикавказский, Грозненский, Ар­гунский, Веденский, Кизлярский и Хасавюртовский, назначив средоточия окружных управлений в городах: Георгиевске, Вла­дикавказе, укреплениях Ведено, Шатой..., причем крепость Грозная переименовать в город. Вновь учреждаемым городам Майкопу, Баталпашинску и Грозному предоставить на 15 лет права и льготы, коими пользуются города Новороссийск и Ана­па». (2) Правда, от издания до исполнения Указа, как всегда бывает в России, прошло довольно долгое время.

Указ этот был опубликован только в начале февраля 1870 года, и только 1 декабря 1870 г. наместник Кавказа Великий князь Михаил издал высочайший циркуляр, в котором говорилось, что с 1 января 1871 года вводится в действие новое админист­ративное устройство Терской области. «С этого времени, - гово­рилось в циркуляре, - крепость Грозная переименовывается в город с введением в оном упрощенного управления». (3) И было тогда в городе всего «две начальные школы на 136 уче­ников, 4 церкви, 28 кабаков. Грозный не имел никакого бла­гоустройства, улицы его - немощные, без освещения - утопа­ли в грязи». (4)

Военное поселение не пожелало войти в состав города, по­тому что казаки, особенно зажиточные, не желали расставать­ся с привилегиями, которые давала им принадлежность к Тер­скому казачьему войску. Оно стало называться ст. Грозненская с подчинением Кизлярскому округу, хотя было отделено от Грозного всего одной улицей, ставшей границей между городом и станицей и получившей название Граничная. Много драмати­ческих и трагических событий спровоцировала в истории го­рода эта близость совершенно разных социальных миров.

_____________________________________________________________________________

* Люнет - открытое с тыла полевое или долговременное оборонительное сооружение, возводившееся в середине XVII-начале XX вв. на важнейших участках оборонительных позиций. См. Военный энциклопедический сло­варь. М., 2002. С. 854.
Кто же мог в 1871 году стать горожанином? Согласно «По­ложению о городе Грозный» в состояние обывателей могли вступить «лица всех сословий империи», правда, с большими оговорками. В этом положении указывалось, что «претендент на звание горожанина своими документами должен был дока­зать», что за ним не числится никаких недоимок, что он не яв­ляется репрессированным, не «состоит под следствием, судом или надзором полиции по политическим делам, не является рекрутом...» Но даже при этом преимущество отдавалось более благонадежным по их имущественному состоянию» (5). В ста­нице же Грозненская на общее жительство никого не при­нимали.

Несмотря на эти препятствия, в Грозный устремилась масса переселенцев из разных регионов России, прельщенная льго­тами и в надежде найти работу в бурно развивающейся про­мышленности города. Газета «Терские ведомости» писала в те годы: «Льготы, предоставляемые в Грозном, привлекли сюда переселенцев, за счет которых и рос в первые годы город. Не от хорошей жизни бросали люди насиженные места и ехали сюда». Та же газета в 1887 году писала: «До 1869 года на Сунже не было нищих, теперь они бродят целыми компаниями» (6).

Население города росло быстрыми темпами. Так, если в 1871 году в Грозном было четыре тысячи жителей, то в 1875 году - уже более девяти тысяч, а к началу XX века - около двадцати тысяч человек; к 1917 году население составляло уже около сорока пяти тысяч человек. Рабочих среди них было около двад­цати тысяч, три тысячи из которых составляли чеченцы. В ста­нице же Грозненская ни рабочих, ни инородцев не было - ка­заки не принимали их в свою среду.

Социальное и экономическое развитие города шло медлен­но. Он, как и станица Грозненская, оставался многие годы са­мым неухоженным, захудалым и грязным городишком. Спустя двадцать пять лет после разделения их (в 1895) известный кав­казовед, путешественник по Кавказу П.Владыкин, не раз бы­вавший в нашем городе, писал в газете «Терские ведомости» о состоянии города и станицы Грозненская: «Ну, вот и Гроз­ный. Налево от дороги (видимо, въезжал он в город со сторо­ны «Грознефтяной».- А. К) - казармы Дагестанского полка, на­право - овины, посредине - «площадь» (сейчас - Центральный рынок. - А.К.), усеянная костями животных. Стая ворон и бродячих собак, отбивая друг у друга добычу, исправляют не­достаток грозненской ассенизации. Грозный не старается до­стигнуть даже внешнего благоустройства. (7) «Город стоит на нефтеносной почве, - писал далее П. Владыкин, доставляющей ему капитал в 127000 руб. ежегодно (огромные суммы по тем временам.. - А.К.), и все-таки остается по внутренним наклон­ностям и внешнему виду зажиточным селом, которого лишь слегка коснулись требования современной культуры...».(8) Та­кие страшные картины были на этой улице и после двух чечен­ских войн, до недавнего времени.

«В центре станицы, - продолжал в своих путевых заметках П. Владыкин, - находится конная база (это уже о станице Гроз­ненская. - А.К). Здесь с марта и до начала декабря находится бо­лее ста лошадей ежедневно. На базе - непросыхающая лужа. Вонь такая, что в станичном управлении и школе не открыва­ют окон» (9). Это все еще район бывшего Центрального рын­ка. Одноэтажное массивное каменное здание управления про­существовало до 1978 года, пока его не снесли при постройке кинотеатра «Юбилейный» и высотных жилых домов...

Улица Граничная, оставившая самый памятный и траги­ческий след в истории Грозного, была в начале, в общем-то, очень невзрачной, неухоженной и заброшенной улочкой из-за «ничейности». С начала 70-х годов XIX в. и до 1920 года это была, по свидетельству очевидцев, узкая нейтральная полоса земли шириной около ста метров, являющаяся границей меж­ду землями города и станицы Грозненская. Ею попросту пользовались как дорогой.

Эта ничейная улица была грунтовой, неосвещенной, немо­щенной и грязной. Располагалась она чуть выше параллельной ей главной улицы города - Дундуковская и прилегающих к ней городских улиц. Поэтому ливневые воды с ул. Граничная вместе с грязью заливали их при каждом дожде. Корреспондент газе­ты «Терский край» писал 27 марта 1911 года: «Нас просят обратить внимание на крайне антисанитарное состояние Гранич­ной улицы. В канаве ст-ца Грозненская лежат и разлагаются пав­шие животные. Некоторые улицы станицы представляют со­бой скорее помойные ямы, чем улицы» (10). Та же газета конста­тировала 9 февраля 1912 года: «Мы уже отмечали, что санитар­ное состояние города Грозный весьма неудовлетворительно, что, конечно, тяжело сказывается на заболеваемости населе­ния».(11)

Мало изменились город и станица и к судьбоносному в ис­тории России, Кавказа и Чечни 1917 году - времени Великой Октябрьской социалистической революции, а затем и граждан­ской войны. И снова ул. Граничная сыграла в этих событиях свою стратегическую роль: она стала границей противостоя­щих друг другу непримиримых социально-политических сил - революционных и контрреволюционных. Если Грозненским советом рабочих и солдатских депутатов, созданным сразу пос­ле Февральской буржуазно-демократической революции, Ок­тябрьская революция была полностью поддержана и в начале 1918 года в городе провозглашена Советская власть, то в ст-ца Гроз­ненская набирала силу белоказачья контрреволюция во главе с не­примиримым врагом Советов

Г.Бичераховым.

Это противостояние не могло продолжаться долго без кро­вопролития потому, что наглые требования белоказаков к ра­бочей власти становились все более невыполнимыми и амби­циозными. С каждым днем росло число провокаций на Гра­ничной улице, на окраинах города и станицы. 11 августа 1918 года ситуация разрешилась объявлением казачьей верхушкой станицы войны пролетарскому Грозному, революционным рабочим, кото­рых обычно зажиточно живущие казаки с презрением называ­ли не иначе, как «иногородней босотвой» или «голопузыми бесштанниками».

С пулеметного обстрела Граничной улицы с колокольни ста­ничной церкви (которая стояла там, где в конце сороковых го­дов XX века на ул. Комсомольская была построена средняя школа № 3, которой нет сейчас) начались знаменитые Стоднев­ные бои в Грозном.

Самые драматичные и кровопролитные бои происходили именно на ул. Граничная, по которой, начи­ная с берега Сунжи и кончая станцией Грознефтяная (которой тоже сегодня нет. А.К.), проходила главная линия обороны го­рода - Средний фронт, которым командовал Г.Фёдоров, рабо­чий нефтепромыслов, видный революционер. Под его коман­дованием находились три батальона Грозненской Красной Ар­мии и рабочие добровольные отряды. Командный пункт фронта размещался в гостинице «Гранд-отель», стоящей прямо на пе­ресечении ул. Граничная с ул. Набережная (ныне Гвардейская). На первом этаже здания располагались красноармейцы, в под­вальных помещениях - мастерские по ремонту оружия и про­изводству боеприпасов, а на втором этаже - штаб фронта. В 50-е годы прошлого века гостиница была снесена, и на ее месте построено здание Совета Министров Чечено-Ингушской АССР. На фасаде одного из крыльев этого здания была установлена в 1960 году мемориальная доска, которая гласила: «Здесь в 1918 году, в период Стодневных боев, находился штаб Среднего участка Гроз­ненского фронта».

Улица Граничная ( пр. Победы, ныне пр.им. В. В. Путина), и до этого не отличавшаяся презента­бельностью, во время Стодневных боев стала вообще неузна­ваемой. Вот как описывали ее в 1918 году историки и очевид­цы тех событий, линия обороны вдоль Граничной улицы про­колола насквозь дома, дворы и переулки. В стенах зданий для сквозного прохождения между ними - проломы, в поперечных заборах - дыры. Окна заложены камнями, чернеют лишь узкие бойницы. В продольных заборах - щели для стрельбы. Навале­ны под окнами тяжелые мешки с землей. Зияют ходы сообще­ния. Как будто написано о городе 1996 года.

Много трагических и героических событий происходило именно на ул. Граничная в ходе Стодневных боев за Грозный. Обе стороны - и рабочие, и белоказаки - «считали, что про­рвать линию фронта возможно только на ул. Граничная, считали потому, что на Левом фронте было естественное препят­ствие - река Сунжа, а тут противников отделял лишь узкий буль­вар с чахлыми акациями. Здесь и сосредоточили главные силы станичники и горожане. Здесь бились лоб в лоб, шли напро­лом, лезли в рукопашную». (12)

Тяжело приходилось рабочим отрядам Грозного потому, что от более пяти тысяч до зубов увешанных оружием белоказаков его в начале войны защищали всего лишь около тысячи плохо вооруженных красноармейцев. Правда, после всеобщей моби­лизации населения и за счет промысловых рабочих гарнизон города удалось увеличить до 3-4 тысяч бойцов. Но и войско ст-цы Грозненская за счет притока казаков из близлежащих ста­ниц Терской и Сунженской линий (Червленной, Петропавлов­ской, Прохладной и др.) увеличилось до 12-15 тысяч человек. Позиции же сторон по ул. Граничная стояли друг от друга на расстоянии броска ручной гранаты. Поэтому бои здесь и были особенно напряженными и кровопролитными.

Естественно, при таком неравенстве сил трудно приходилось тем, кто оборонял Грозный. Но в самые трагические минуты, когда положение, казалось, становилось безвыходным, на по­мощь им успевала Чеченская Красная армия легендарного Асланбека Шерипова:

«... Дрогнули красноармейцы и начали от­ступать - медленно, яростно отбиваясь, шаг за шагом оставляя обильно политую кровью Граничную улицу...» Казалось, еще минута - и катастрофы не миновать: вырвавшись к ул. Гра­ничная, брызнула молниями клинков казачья конница. Но вдруг: «Прекратить огонь! Снова дробь копыт: - Вурро!..» Всад­ник в каракулевой шапке, в белой рубахе с пятнами пота на спи­не, птицей летит впереди. Не отстают от него конники в лохма­тых папахах, - писал И. Т. Лукин в своем романе «Грозненский фронт». - Конница Асланбека! - передается по рядам крас­ных.

Шерипов врезается в бичераховскую конницу и рубит напра­во и налево. Секут белоказаков чеченские кавалеристы. Несутся, как боевая перекличка, боевые возгласы: «Гей-гей, нохчий! Маржа дуьне! Вурро!». Вовремя подоспел Асланбек. Дал от­дохнуть смертельно уставшим красным бойцам.

Стоят насмерть, крепятся, не сдаются, сдерживают врага красные герои на Граничной улице...». (13)

На помощь пролетариату Грозного отряды чеченской бед­ноты пришли в начале Стодневных боев. 26 августа 1918 года Чрезвычайный комиссар Юга России С.К. Орджоникидзе со­общал в телеграмме В.И. Ленину: «В город введена Красная Армия из чеченцев, сражающаяся вместе с нашими войсками (против белоказаков. - А.К.). Станица Петропавловская окруже­на чеченскими частями». (14) В своей телеграмме Серго писал далее: «Чеченские отряды осадили три прилегающие к городу станицы, отвлекая на их защиту бичераховцев из Грозного, они образовывали сначала Петропавловский, а затем Ермоловский фронты белоказаков».(15)

С поражающей всех отвагой и дерзостью водил на врага свою конницу Асланбек Шерипов. Наблюдавший за этой стремитель­ной атакой Орджоникидзе говорил ему после боя восхищенно: «Молодец, Шерипов! Я видел, как ты умеешь бить врага с трибуны... Теперь я убедился, что в бою ты так же храбр и решителен». (16)

И еще: именно здесь, на ул. Граничная в составе Среднего фронта воевали старопромысловские рабочие - отец, дочь и сын Мусоровы. И именно тут шестнадцатилетний Павел со­вершил свой отважный подвиг, весть о котором облетела все участки обороны Грозного (и который позже повторил боец этого же фронта, чеченец из с.Терк-Юрт Дуда Хатуев). Произош­ло это в августе 1918 года.

Павел Мусоров был пулеметчиком, но его пулемет вышел из строя, и он остался без оружия. Тогда у него и созрела смелая мысль: выкрасть его у белоказаков, позиции которых находи­лись на другой стороне улицы. Об этом эпизоде его герои­ческой жизни газета «Грозненский рабочий» писала в 1942 году: «...Павел знал, что на углу улиц Граничная и Тенгинская (ныне ул. Мира) белоказаки замаскировали пулемет, который приносил нам (красным. - А.К.) немало неприятностей. На исходе ночи Павел Мусоров, обвязавшись веревкой, бесшумно пополз в сто­рону вражеского пулемета. Товарищам он наказал, чтобы вы­тащили за веревку из вражеского окружения, если ранят или убьют. Ничего не подозревающие враги томились в предрас­светной дреме. И вдруг какая-то «нечистая сила» рванула пуле­мет, и он побежал в сторону красных. Это Павел, «накинув на него петлю, увозил пулемет к себе...». (17) Поистине подвиг достойный дерзкой юности, не думающей о последствиях!

Трагической была судьба этого юного героя. Павел познал голодное детство, с двенадцати лет работал на нефтепромысле, участвовал с первых дней в героической обороне Грозного, пережил смерть отца, радовался победе в Стодневных боях. Но радовался недолго: уже в январе 1919 года Грозный захва­тили деникинские полчища. Пережил горечь отступления из города, тяжелые бои с белогвардейцами у сел Закан-Юрт, Самашки. Схватка у ст-цы Ассиновская оказалась для него последней.

Вот как описали позже его последний бой уцелевшие крас­ные партизаны: «За станицей Ассиновская П.Мусоров неожи­данно заявил, что дальше отступать не будет и своим пулеме­том прикроет уходящих товарищей. Павел твердо решил при­нять бой, сказав решительно: «Командир, я помню клятву сво­его отца...». Собрал у отступавших патроны, замаскировал свой пулемет у единственной переправы через реку Асса. Долго он отбрасывал наступающие конные сотни врага с огромными потерями для них. Шесть кавалерийских атак отбил бесстраш­ный пулеметчик. Когда, выбросив последний патрон, пулемет замолк, Павел, видя разъярённых, бешено мчавшихся деникинцев, приложил наган к виску. Враги, в бессильной ярости изде­вались над мертвым героем: тело его изрубили на куски и рас­тащили в разные стороны, чтобы у него не было даже моги­лы...».(18) Подвиг, достойный истинного джигита-героя!

Подвиги Павла Мусорова не были забыты благодарными потомками: в 30-х годах прошлого века его именем были названы одна из самых длинных улиц Грозного и площадь

в Октябрьском районе. А в 1945 году на этой площади был установлен па­мятник героям Гражданской войны, в одной из скульптур кото­рого легко угадывается и сам Павел Мусоров. Сейчас там чеченская н башня средневековой архитектуры.

Немалый вклад в победу в Стодневных боях внесли и со­трудники рабочей милиции, созданной в начале 1918 года в связи с ощущением «общей нужды на местах в постоянном ап­парате для поддержания революционного порядка». (19) Ещё до начала боев командующим вооруженными силами Красной обороны, руководителем Комитета обороны Н. Гикало был из­дан приказ «О сосредоточении всех вооруженных сил на участ­ках, граничащих со станицами Грозненская (ул. Граничная. - А.К.), Ермоловская и Петропавловская». (20).

Во исполнение приказа городской милиции было поручено, вспоминал быв­ший ее главный комиссар И. Зейликович, «привлечь городское население в порядке натуральной повинности к работам по строительству окопов, блиндажей, ходов сообщений и других оборонительных сооружений» (21) (особенно на ул. Гранич­ная. - А.К.). С этой работой милиция справилась отлично и в установленные сроки. Милиционеры сражались на Граничной улице на самых трудных и опасных участках обороны. «Город был окружен с трех сторон, - вспоминал впоследствии мили­ционер, политический комиссар, участник Стодневных боев Г.А. Дмитриев. - Из зданий, расположенных по северо-запад­ной стороне улицы Граничная - бани Хохлова, жилых домов белогвардейцев Жидкова, Шпака, Крыликова и других, - бело­казаки скрытно вели прицельный огонь. Заступить ночью или днем милиционеру на пост в этой части города значило выйти на передовую линию фронта. Опасность ожидала милиционе­ра на каждом посту». (22)

Победа в кровопролитных Стодневных боях досталась крас­ным бойцам и Чеченской Красной Армии дорогой ценой. И благодарные потомки не забыли их подвиг: в память о них ул. Граничная была переименована в 1920 году в «ул. имени 11 августа 1918 года...» В том же году на ней разбили бульвар с живой «изгородью», чудесными пестрыми газонами по обе сто­роны аллеи... Впоследствии этот бульвар с раскидистыми ли­пами стал любимым местом отдыха и прогулок горожан и гос­тей города, красой и гордостью его. «Августовской» улица ос­тавалась до 1960 года, покуда в честь 40-летия освобождения Грозного от бичераховских и деникинских полчищ не была пе­реименована в проспект Победы., с 2009г. пр. им.В.В.Путина.

Мы имеем право гордиться и тем, что героические подвиги рабочих отрядов и Чеченской Красной Армии по обороне Гроз­ного, который называли не иначе, как «главным форпостом со­ветской власти на Северном Кавказе», «бастионом славы», были оценены по достоинству уже в двадцатые годы XX века Советской властью и правительством страны: Грозный стал вторым после прославленного Ленинграда городом, полу­чившим высшую награду РСФСР - орден Красного Знамени. Пролетариат Грозного получил его, как указано в решении ЦИК* РСФСР, «за заслуги, показанные ими (городами-героями. А.К.) в годы Гражданской войны, как центров обороны...»

Кроме того, орден городу вручался за «героическую борьбу против врагов Советской власти и восстановление разрушен­ного хозяйства...». (23)

С ходатайством о присуждении Грозному этой высшей на­грады страны Советов во Всероссийский ЦИК обратились 29 января 1924 года такие выдающиеся борцы за Советскую власть на Северном Кавказе и Юге России, как С. Буденый, А. Микоян,

С. Орджоникидзе, К. Ворошилов, Н. Гикало. Одни из них побывали в Грозном и Чечне сразу после Гражданской войны, а другие непосредственно руководили обороной го­рода в Стодневных боях. В их письме говорилось:

1. «В 1918 году грозненский пролетариат вел героическую борьбу против кулацко-помещичьих банд, в трехмесячной (ав­густ-ноябрь) схватке нанес контрреволюции смертельный удар.

2. В феврале 1919 года грозненский пролетариат в условиях захвата Юго-Востока белыми, гибели 11-й армии последним противостоял врагу (вместе с чеченскими повстанцами и парти­занами. А.К.) уступая каждую пядь земли после невероятных напряжений и жертв.

3. В 1919-1920 гг. лучшие сыны грозненского пролетариата (в т.ч. и чеченцев. -А.К.) в невероятных лишениях организуются в горах Чечни в железный отряд, который отражает бешеные атаки врага, покрывает себя неувядаемой славой в Воздвиженском бою 31 января 1920 года...

4. Таковы главные заслуги грозненского пролетариата. Начиная с 1917 года, он ведет самоотверженную героическую борьбу за сохранение и проведение

революции...».(24)

18 февраля 1924 года Реввоенсовет Союза ССР поддержал ходатайство о награждении грозненского пролетариата орде­ном Красного Знамени.

...На ул. Граничная было много памятных мест и строений. Иные из них навсегда исчезли с ее лица, а другие стоят до сих пор. Первым справа (если двигаться от Сунжи к площади Друж­бы народов) прямо на берегу реки на углу улиц Кузнечная (ныне Гвардейская) и Граничная стояло красивое двухэтажное здание гостиницы «Гранд-отель», построенное в самом начале XX века и знаменитое тем, что в период легендарных Стодневных боев здесь размещался штаб Среднего фронта, которым командовал рабочий нефтепромыслов Г. Федоров. После Великой Оте­чественной войны при реконструкции города отель был сне­сен и на его месте построено здание Совета Министров ЧИАССР, которое разрушено в ходе военных событий в 1995 году.

Дальше, через узенькую улочку Шоссейная (ныне Комсо­мольская), находилось здание гостиницы «Кавказ», которого тоже уже нет. На этом месте сейчас – сквер главной мечети Чечни

_____________________________________________________________________________

* ЦИК - центральный исполнительный комитет. Прообраз советских Советов Министров в первые годы Советской власти.
Гостиница «Кавказ» была не только самой красивой в рес­публике, но и самой популярной: все высокие гости и знаменитости останавливались именно в ней.

Построенное в конце 30-х годов XX века, ее здание являлось памятником истории и архитектуры, охраняемым государством и имело свою историю.

В октябре 1942 года, когда линия фронта приблизилась к горо­ду, и Грозный был объявлен на осадном положении, ул. им. 11 ав­густа, изрытая глубоким рвом, ощетинилась противотанковы­ми «ежами», вздыбилась баррикадами. Гостиница «Кавказ» превратилась в узел сопротивления: первый этаж ее заложили кирпичом, на который стеной уложили мешки с песком и грун­том, а в них устроили амбразуры и пулеметные гнезда. После Великой Отечественной войны гостиница приняла прежний вид и радовала горожан и гостей города до декабря 1994 - января 1995 г., когда в период военной кампании в Чечне она снова была превращена в бастион обороны Президентского дворца, распо­ложенного напротив, через улицу. Разрушали ее жестоко и ме­тодично, пока не сравняли с землей окончательно.

Через улицу находилось четырехугольное здание, занимав­шее целый квартал с внутренним очень уютным двором с фон­таном посередине - первый четырехэтажный дом, построен­ный в городе, - так называемый Дом Коммуны. Интересна его история.

Повествуя о 20-х годах прошлого века, известный краевед А.Ваксман пишет: «Быстрыми темпами строились первые в Советском Союзе крекинг и парафиновый заводы, теплоэлект­роцентрали (ТЭЦ), реконструировался и расширялся ветеран промышленности - завод «Красный молот», воздвигались мно­гие другие предприятия. Одноэтажное поселковое жилое строи­тельство не поспевало за быстрым ростом населения и не отве­чало плану реконструкции города. Пришла пора застраивать его многоэтажными благоустроенными жилыми домами...». (25)

Вот тогда, в 1926 году, по решению горисполкома и было запланировано строительство многометражного жилого зда­ния под названием Дом Коммуны. Это был проект общежития с круглосуточными детскими садами и яслями, культурно-про­светительскими и бытовыми помещениями общего пользования: библиотекой-читальней, лекционным и физкультурным залами, столовой и парикмахерской коммуна в самом прямом смысле этого слова. Но этот проект не был одобрен, и Дом Коммуны перепланировали под жилой комплекс на сто трид­цать пять индивидуальных квартир.

Строительство его велось под руководством архитектора А. Буткина. При строительстве дома были использованы мест­ные материалы: стены подвалов и первого этажа были сло­жены из тесаного камня, каменная кладка и штукатурные ра­боты велись на известковых и алебастровых материалах из с. Ушкалой, а минеральные краски, использованные в отделоч­ных работах, привозились из окрестностей с. Малые Варанды. Радиаторы отопления были отлиты на заводах «Красный мо­лот» и «Автоспецоборудование» из железного лома, собранно­го на нефтепромыслах города. Часть здания была сдана в экс­плуатацию к 1 мая 1931 года, полностью же строительство дома завершилось в 1935 году - воздвигалось здание целых 7 лет. Занимало оно целый квартал - в границах проспектов им. Орджо­никидзе, Победы, Революции и ул. им. Полежаева. Старожилам города памятно оно и тем, что на первом этаже его располага­лись книжные магазины, небольшой уютный кинотеатр «Юность» и кассы «Аэрофлота» и в народе называлось «Пятое жилстроительство».

Со стороны Граничной в 1955 году - в честь 35-й годовщины полного освобождения Грозного от деникинских войск на доме была установлена мемориальная доска, надпись на которой гла­сила: «По этой улице в 1918 году проходила линия фронта. В героических Стодневных боях (11 августа - 12 ноября) рево­люционный пролетариат Грозного разбил отряды белоказаков и отстоял советскую власть в городе».

По правую сторону движения от р. Сунжа к пл. Дружбы на­родов на углу улиц Граничная и Тенгинская (ныне пр. Победы и ул. Мира), привлекая взгляды красивой архитектурой, стояло многократно перекроенное приземистое двухэтажное здание бывшей конторы «Русский Грозненский стандарт». Построено оно было в самом начале XX века нефте­промышленниками для координации своих действий по добы­че, переработке и транспортировке добываемой нефти. В 30-х го­дах прошлого столетия здание было отдано одному из пред­приятий объединения «Грознефть» - «Грознефтесбыту», кото­рое и работало там до 90-х годов XX века. Сейчас там строится жмногоэтажный жилой дом.

В истории Грозного, как и многие старой постройки дома, этот известен тем, что в период Стодневных боев находился на передовой линии обороны Грозного и был укрепленным пунктом, местом сосредоточения красных бойцов. Дом оказался крепким орешком для белоказаков: многократные попытки взять его штурмом оставались для них безрезультатными. Тогда бе­локазаки (до их позиций от здания было всего-то 15-20 метров.- А.К.) решили взорвать его, сделав подкоп. Но враги не рассчи­тали, подкоп дошел только до середины ул. Граничная и взрыв не причинил дому никакого вреда.

Дальше шли многоэтажные дома постройки 50-х годов про­шлого века, а завершали улицу Граничная толстостенные двух­этажные казармы Дагестанского полка, построенные еще в кон­це XIX века, почему и улицу рядом назвали Дагестанской.

Во время Стодневных боев в них размещалась красноармейская часть обороны Правого (особого) фронта. Много трагических страниц в истории Грозного связано и с этими казармами, ко­торые занимали огромное пространство. Вот как описывает одну из них писатель-грозненец М.Лукин в своем романе «Грозненский фронт».

«В первые дни казаки пытались взять ка­зармы штурмом. Но всякая попытка отбивалась. Сами казармы с крепкими каменными стенами служили хорошей преградой. Окончательно потеряв надежду овладеть этим участком, ста­ничники отошли, сосредоточив все силы на Граничной улице. И пулеметчиков из своих казарм перебросили на ту же Гранич­ную. Не чувствуя больше опасности, красноармейцы потеряли бдительность, не подумали, что белоказаки хитрят. И поняли это слишком поздно. Однажды днем, когда на город обрушился страшный ливень, выглянул один из красноармейцев в окно и вздрогнул, увидев людей. Их было много. «Они ползли по пус­тырю через ул. Граничная, как черви, вжимаясь в землю, стара­ясь маскироваться за полегшим бурьяном. Все в добротных про­резиненных плащах, офицерские кокарды белели на шапках, вы­бивающихся из-под капюшонов. Катили перед собой станко­вые пулеметы. Офицерский отряд окружал казармы».

«Поднятые по тревоге красноармейцы ударили из винтовок в туманную пелену, не целясь. Но уже смыкалось офицерское кольцо: они без труда овладели казармами. Красноармейцы бросились в глубину казарменного двора, пытались оборонять­ся, но были выбиты и оттуда, началось их беспорядочное бегство. Офицеры их теснили, стреляя залпами. Красноармейцы, прыгая через заборы, разбегались по улицам города».

Положение было критическим: офицеры-белогвардейцы могли прорваться в тыл красных. «К вечеру пушечные снаряды с воем разрезали воздух над заводом («Красный молот».- А.К.). Они рвались в заводском дворе, разбивали также корпуса ме­бельной фабрики, что примыкала к «Молоту». Рушили распо­ложенную вблизи городскую больницу (на ул. Первомайская; это уже тыл красных. - А.К.). Отдохнув, получив подкрепление, офицерский отряд снова пошел в наступление. В течение часа белогвардейцы захватили мебельную фабрику и городскую боль­ницу...». (26)

Положение удалось выправить, но только ценой невероят­ных усилий: вмешательство самого Н. Гикало, снятие частей с других участков, гибели многих командиров и бойцов. Только «с рассветом горожанам удалось выбить станичников с занятых ими позиций, отбросить к казармам», а дальше и за ул. Граничная, на исходную позицию. Атаки прекратились». (27)

В 30-е годы на основе этих казарм был создан военный горо­док, который занимал территорию от пр. Победы до стен заво­да «Красный молот» и от ул. Дагестанская до ул. им. Маяков­ского.
С 1942 по 1960 год на территории его работало Грозненское военно-пехотное училище. Городок уничтожен пол­ностью в 1990-1994 годах. Сейчас на его месте возводятся оригинальной и красивой архитектуры здания Национальной библиотеки, Национального музея и ОАО « Грознефтегаз».

Много памятных мест было на ул. Граничная и по левую ее сторону (при движении от Сунжи к площади Дружбы наро­дов). В начале улицы, напротив здания Совета Министров и гостиницы «Кавказ», стояли одноэтажные дома постройки кон­ца XIX - начала XX веков. Дворы их - шумные и путаные, как лабиринты, - были густо населены. Чтобы не портить вид ули­цы, строения эти закрывали большими щитами с советской символикой или партийными призывами.

Снесли квартал толь­ко в самом начале 90-х годов, когда знаменитая бригада строи­телей известного Героя Социалистического труда Шамсудина Хаджиева стала возводить здесь первый в истории Грозного величественный, великолепный по архитектуре высотный ком­плекс для Чечено-Ингушского обкома КПСС, который и въехал в это здание в годы пресловутой перестройки.

С 1991 года оно, конечно же, стало Президентским дворцом, который был раз­рушен, сравнен с землей после первой военной кампании на территории Чеченской Республики. Сей­час на том месте скромное строение Концертного зала, а рядом -красиво оформленный цветной тротуарной плиткой, декори­рованными фонарями, красочным большим фонтаном раски­нулась приятная для прогулок площадь где стоял памятник Первому Президенту Чеченской Республики, Герою России А-Х. Ка­дырову.

Гордостью города был и импозантный четырехэтажный жилой дом на углу проспектов Победы и им. Орджоникидзе, на первом этаже которого размещался знаменитый магазин «Детский мир».

Интересна история этого здания. Отсчет свой оно вело с 1929 года, когда на нефтепромыслах и заводах объединения «Грознефть» началось массовое соревнование и ударничество по досрочному выполнению плана первой пятилетки. Вскоре это движение охватило все пред­приятия города. Каждый день приносил новые победы. Нача­лись коренные преобразования: на нефтеперерабатывающих заводах устаревшее оборудование заменялось более современ­ным. Для вторичной переработки нефти впервые в Советском Союзе построили 11 крекинговых установок. Вступили в строй парафиновый и второй газолиновый заводы, был создан боль­шой резервуарный парк, запущен нефтепровод Грозный - Туап­се. И в 1931 году грозненские нефтеперерабатывающие заводы заняли первое место в СССР по объему выработки бензина, а доля республиканской нефти достигла 36% от общего объема добычи в стране.

Этот невиданный успех оценен был достой­но: 31 марта 1931 года объединение «Грознефть» Указом ЦИК Союза ССР было отмечено новой высшей наградой страны - орде­ном Ленина. Высокие награды получили также впервые в ис­тории Грозного тридцать пять лучших нефтяников республики.

Естественно, в это время заметно увеличилось и число специалистов, которые приезжали в город и оседали в нем. Стал остро ощущаться недостаток в жилье. Поэтому в Гроз­ном в 1931 году начали спешно возводить для инженерно-технического персонала и иностранных специалистов многоквартирные дома. Так был построен четырехэтажный дом на углу проспектов Победы и им. Н. Г. Орджоникидзе. В этом же квартале рядом воздвигли еще два здания, замыкавших ряд на ул. им. Чернышевского. Дома эти были построены для амери­канских специалистов, монтировавших в 30-х годах XX века нефтеперерабатывающие заводы в Грозном... Закончив свое дело, они уехали, а дома стоят до сих пор: один - великолеп­ный после восстановления, а на месте другого –новое здание Управления Судебного департамента Верховного суда РФ по ЧР.

Проектировал и строил этот жилой комплекс коллектив архитекторов под руководством опытного градостроителя Н. Скорописова.

После окончания в 1923 году Петербургской академии художеств и стажировки во Франции Николай Васильевич был назначен главным архитектором Грозного и со­рок три года (до 1966 г.) жил и работал в нашем городе. Особы­ми изысками в плане архитектуры дома эти не отличались, были просты и добротны - в стиле 30-х годов прошлого века. В экс­плуатацию жилой комплекс был сдан в 1937-1939 годах и вер­но служил людям до первой военной кампании, в ходе которой был полностью разрушен. Сейчас на зтом месте - красивое здание Департамента Верховного суда Российской Федерации по Чеченской республике.

Дальше до самого угла ул. Мира по левую сторону пр. Побе­ды, исторических построек осталось мало, потому что эти мес­та много раз перестраивались и реконструировались. Разве что, старожилам помнится шумная жизнь двухэтажного централь­ного универмага, сооруженного в 50-х годах XX века и име­ющего сегодня весьма прежний вид.

На углу же пр. Победы и ул. Мира до 70-х годов прошлого века стоял дом казака Шерстобитова, который в истории города сыграл свою особую роль, особенно- на Центральном фронте Стодневных боев, который проходил по пр. Победы (бывшей Граничной, сегодня им. В.Путина)

На этом главном фронте обороны города особенно трудно приходилось защитникам его с первого дня Стодневной бит­вы. Как вспоминал впоследствии командовавший этим фрон­том Г.И. Федоров, каждая сторона ул. Граничная представляла собой сплошные окопы, ходы сообщения, блиндажи, а дома - огневые точки, укрепленные пункты и узлы сопротивления. Тяжело было с того момента, когда «в 10 часов утра 11 авгус­та... отряды красных, занявшие боевые позиции, дружно от­крыли огонь, затрещали пулеметы, а вслед за тем началась ар­тиллерийская канонада». (28)

Так завязался первый жестокий бой с белоказаками на Гра­ничной улице. И вскоре трудности обороняющихся усугубились. «После месячного боя у нас стали кончаться патроны и снаряды, - вспоминал Гавриил Федоров. - Сложилось критическое положе­ние. Тов. Гикало отдал распоряжение коменданту города Боча­рову собрать с грозненской буржуазии николаевские деньги для приобретения патронов в Чечне. Приказание было исполнено, деньги собраны, и на них приобретались патроны...». (29)

На этом (среднем) участке фронта белые намеревались про­рвать оборону красных и захватить центр города. Схватки здесь были особенно ожесточенными... Некоторые дома белоказаки превратили в узлы сопротивления, напичкав их пулеметными гнездами. Среди них был и кирпичный дом казака Шерстобитова.

Это был большой, приземистый полутораэтажный дом.. Он про­стоял до 1970 года - мрачный, заброшенный, со следами пуль и осколков на стенах, оставшихся еще со времен Стодневных боев, пока, наконец, не был снесен. На его месте построен в 1972 г. знаменитый «Дом моды», который стоит и сейчас. До первой военной кампании в Чечне в Национальном музее Чеченской Рес­публики хранились один из блоков цоколя дома казака Шерстобитова и пули, изъятые из его стен. Сейчас этих экспона­тов, как и тысячи других ценнейших предметов, нет: их уничто­жила война.

Дальше в центре квартала между ул. Мира и им. Грибоедова до сих пор стоит трехэтажное здание начала XX века - дом быв­шего грозненского лесопромышленника Крыликова (пр. Побе­ды, 18). Во время Стодневных боев он тоже был одним из са­мых укрепленных пунктов. Участники тех схваток вспомина­ли впоследствии, что белоказаки умудрялись втаскивать на его третий этаж легкие пушки и обстреливать город, нанося ощутимый урон красным отрядам. Советской властью дом Крыликова был конфискован и передан под квартиры рабо­чим-нефтяникам. Сейчас он восстановлен, в нем располага­ются магазин, нотариальная контора и офис компании «Интер-бизнес-55».

Далее, до самой площади Дружбы народов, были дома уже советской эпохи - застройки 50-60-х годов XX века


1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17

  • Улица Граничная