Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


«Адаптивная физическая культура в социальной интеграций инвалидов». Используя свой личный жизненный опыт в работе с инвалидами и участием его в организационных мероприятиях




страница1/8
Дата20.05.2017
Размер1.26 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8
10

«Сбит с ног – сражайся на коленях, идти не можешь – лежа наступай.»

Генерал армии, Герой СССР, командующий ВДВ

В.Ф. Маргелов
Для Юрия Егоровича этой высотой стало поступление в 1984 году в Ленинградский государственный институт (ныне университет) физической культуры имени П.Ф. Лесгафта. И за год до окончания института, (Сеул 1988) прошли XIII летние Паралимпийские игры.

Через десять лет закончит заочно аспирантуру; напишет и защитит кандидатскую диссертацию, по теме «Адаптивная физическая культура в социальной интеграций инвалидов». Используя свой личный жизненный опыт в работе с инвалидами и участием его в организационных мероприятиях.



В 2008 году, в год XIII летних Паралимпийских игр (Пекин 2008), Юрия наградят медалью «Почетный Лесгафтовец», Удостоверение № 382.

Вересков Юрий Егорович получит ДИПЛОМ, о избрании его, Членом-корреспондентом Балтийской Педагогической Академии. Регистрационный № 779, от 27 января 2012 года.

А пока жизнь из прошлого продолжается.

Про высшее образование Юрий Егорович задумывался давно: еще после окончания вечерней школы собирался поступать в институт. Сейчас, когда за плечами был немалый жизненный опыт, такое поступление в педагогический вуз – тот же Нижнетагильский пединститут – могло стать реальностью. Тем более в городе, где его уже многие знали и уважали. Но Вересков, словно нарочно ставит перед собой усложненную задачу: поступить не просто абы куда, а в спортивный. К тому времени он уже занимался тренерской работой и прекрасно понимал, что для того, чтобы много дать ребятам, нужно многому и научиться, а пока весь опыт ограничивался собственным, да теми знаниями, что почерпнул из книг.

Появление странного абитуриента внесло сумятицу в стан преподавателей физкультурного института и его благополучно «срезали». Но теперь Вересков был не тот зажатый паренек, что пытался когда-то поступить в пединститут. Получив отказ, он не отправился собирать чемодан, а пошел прямо к ректору. Владимир Ульянович Агеевец, отложив заявление абитуриента, с некоторой растерянностью перебрал разложенные перед ним газетные вырезки, и вновь поднял глаза на сидевшего перед ним человека средних лет, к тому времени уже «отфутболенного» членами приемной комиссии и спортивными эскулапами. Сам выпускник «Лесгофта», Владимир Ульянович к тому времени уже изрядное количество лет управлял институтом (кстати, и ныне, несмотря на почтенный возраст – а Агеевцу уже за восемьдесят – он президент университета им. П.Ф. Лесгафта). На счастье Верескова, отличный организатор и управленец, Агеевец не был узким «спецом», имел широкие взгляды и отличался огромным кругозором. И теперь, когда предписания требовали отказать, он понимал, что это будет неправильным. М-да, молодой человек, – наконец протянул он. – А вы знаете, что за всю многолетнюю историю нашего вуза еще не было случая, чтобы студентом стал человек... так сказать, с явным физическим недостатком. Да вы ведь даже протеза не носите. Обхожусь, – осторожно подал реплику Вересков.

Ректор вновь взял в руки первую попавшуюся вырезку, в которой мелькнула фамилия Верескова, потом придвинул листы с направлением, которые Верескову дали горком комсомола и городской спорткомитет. Понятно же, что не блажь привела этого человека в стены института: «Успел отличиться в тяжелой атлетике, вольной борьбе, только что одолел маршрут в три тысячи километров… Имеет награду как лучший тренер Свердловской области, тренер и судья первой категории по классической борьбе, тренер по самбо, второразрядник по туризму... Не будь изъяна, в него бы без раздумий вцепился любой вуз…» А почему бы, черт возьми, не попробовать? – прервав раздумья, проговорил Владимир Ульянович, обращаясь то ли к замершему в ожидании абитуриенту, то ли к самому себе. И, после краткого совещания с проректором Н. Сысоевым на заявлении тагильчанина появилась резолюция «к экзаменам допустить», а в медицинской карте – заключение главврача «годен по общему состоянию здоровья».

Судьба снова шепнула ему: «Теперь все зависит от тебя, не подкачай!» И Юрий не подкачал: все экзамены сдал на «хорошо», а общая физическая подготовка была оценена даже на «отлично». Стометровка вольным стилем – две минуты ровно, как на золотой значок ГТО, упражнения на перекладине – зачет программы гимнаста-второразрядника, а приседаниями на одной ноге, выполненными легко, покорил принимавшего экзамен преподавателя. (Личный рекорд, 104 раза.)



11.

Сердитые люди нанесут поражение самим себе

И в сражении, и в жизни.

Самурайская поговорка
Вернувшись из Ленинграда, Юрий решил отпраздновать своеобразно, по-спортивному. Взяв с женой двухместную надувную лодку и пару рюкзаков, они отправились на Чусовую.

К Чусовой особое отношение. Как к домашнему доктору, что ли. Когда накапливался груз забот, накатывала усталость, он отправлялся именно сюда – лечить сердце, отдыхать душой.

Когда я впервые сплавился по Чусовой, хорошо понял одну старую уральскую поговорку: «Кто не бывал на Чусовой, тот не знает Урала». И это на самом деле так. Почти каждый год отправлялся я туда – словно магнит тянул к этим лесистым берегам. На всех видах сплавных средствах проходили: и на плотах, и на ялах, и на надувных лодках. Однажды даже… на старой раскладушке – она послужила нам каркасом для плота...

Стараясь сохранить эти дорогие сердцу дни, Вересков снимал любительские кинофильмы. Вот два больших плота неспешно плывут вниз по течению. Легкий ветерок колышет на головном плоте знамя городского оперативного комсомольского отряда имени Дзержинского (о нем речь впереди). Красивейшие Уральские пейзажи то и дело «перебиваются» веселыми сценками. Среди мелькавших на экране участников похода иногда появлялся и сам Вересков, бессменный энтузиаст этих дальних водных вылазок, своим примером «втянувший» в туризм молодых ребят. Многие из них с той поры стали завзятыми путешественниками. А сам Юрий – бывший заядлым фотографом, приобрел и новое качество – кинооператора. В последующие годы кино-фото натуралист, участник городских, областных и республиканских выставок, за которые отмечался дипломами и грамотами.

В семейном архиве Вересковых накопилось немало фильмов и великое множество слайдов, сделанных в самых разных местах, в походах и путешествиях (однажды по случаю купили большой проектор и кинокамеру «Красногорск» и активно их использовал много лет) – часть этих материалов он передал в музей Дома детского творчества в Черноисточинске.

Интересный факт биографии Верескова был отмечен в газете областного архива – Свердловской области, конкурс спортивная жизнь в документах. По заданию Главы города Нижнего Тагила архивисты провели конкурс документов на тему «Физкультура и спорт в истории и жизни тагильчан». Как отметил специалист 1-й категории отдела по делам архивов администрации г. Нижнего Тагила Роман Арефьев в своей публикации. (фото) стр.36.

Интересен комплекс документов, представленный Юрием Егоровичем Вересковым. Оставшись с детства без ноги, он стал не просто полноценным членом общества, но и спортсменом – пловцом, лыжником, каратистом. Он принимал участие в марафонских соревнованиях по бегу в США 1994 года и в 1995 года, стал обладателем черного пояса по каратэ. За год до проведение X летних Паралимпийских игр (Атланта. 1996). А еще в 1980-х годах он стоял у истоков создания в Нижнем Тагиле военно-патриотического клуба «Патриот».

Вересков – первых выпускник-инвалид Академии физкультуры и спорта имени П. Ф. Лесгафта.



12

Ничего не принимай на свой счет. Все, что люди говорят или делают,

это проекция их собственной реальности.

Если вы выбираете в себе иммунитет к чужим взглядам и мнениям,

то избежите бесполезных страданий.

Мигель Руис
Итак, Юрий Вересков стал первым и единственным студентом Ленинградского Государственного института физкультуры имени П.Ф. Лесгафта, в 1984 – 1989 году, за всю его историю, у которого была вторая группа инвалидности.

– Вот и получается, что обучался я в институте вроде как в одиночестве. Но на самом деле одиноким я не был. Меня окружали талантливые, высокообразованные и бесконечно душевно богатые люди. Я с удовольствием участвовал в легкоатлетических состязаниях и велогонках, отстаивая честь лесгафтовских флагов. Сотрудничал с институтской многотиражной газетой, с готовностью выполнял общественные поручения старосты группы Наташи Сущинской. Параллельно с учебной деятельностью работал тренером по боевым искусствам. Многих, с кем судьба свела в Ленинграде, помню до сих пор, как и Владимира Самойлова с Ленинградского проспекта, метро проспекта Науки из Нижнего Тагила. GM по боевым искусствам, России.

На faсebook в друзьях: Антон Огарков, Сергей Косоротов, Евгений Романов и Павловский.

Как забыть, к примеру, Владимира Шопина, с которым они провели немало часов вместе! Владимир Шопин вел секцию по альпинизму, побывал на Гималаях и взошел на Эверест, был на Эльбрусе, поднимался на пик Коммунизма и пик Сталина. Зимой 1986 года произошел несчастный случай. В. Шопин готовился к экспедиции на Канченджангу, третью по высоте вершину мира. Он с напарником, Владимиром Балыбердиным, спускался с пика Коммунизма последним. Когда стемнело, альпинистам ничего не оставалось, как искать место для холодной ночевки. Вскоре удалось обнаружить трещину во льду, куда можно было залезть и спрятаться от ветра. Но когда они к ней подошли, там уже не было места – в щель набились альпинисты, спускавшиеся первыми. Пришлось сесть у самого выхода, практически на свежем воздухе. Как Владимир Шопин пережил ту ночь, он не поймет до сих пор... Утром группы ушли вниз, а Шопин и Балыбердин после этого еще час не могли подняться со снега и прийти в себя. С трудом дошли до лагеря, а когда Владимир Шопин снял ботинки и коснулся своих ног, то испытал настоящий шок. Было такое ощущение, что он дотрагивается до кусочков льда. Балыбердина «пронесло», а для Владимира Шопина эта история закончилась в Военно-медицинской академии ампутацией пальцев на обеих ногах. Но он продолжал заниматься альпинизмом, а пустоты в ботинках заполнял пробками – но этого, собственно, никто и не знал, кроме самых близких друзей. Когда в Спитаке случилось землетрясение, он умудрился попасть в сотню спасателей, отправившихся туда и, наравне с другими доставал из-под развалин людей.

– Перегрузки он мог выдерживать запредельные, – с гордостью рассказывает о своем друге Вересков. – Когда готовились к экспедиции на Эверест – а это было в начале 80-х – он в барокамере продержался до отметки «10 тысяч метров», а ведь такой вершины на Земле попросту нет. Не удивительно, что его взяли в состав штурмовой группы.

Юрий Егорович знал, каким трудом была достигнута эта выносливость. Владимир Шопин не был суперменом и великолепного результата на испытаниях ему позволил добиться год каждодневных тренировок. В этом Владимир Шопин и Юрий Вересков были схожи: «упертость» в достижении цели заставляли их обоих идти вперед, до конца, выматываясь и… побеждая! К сожалению, В. Шопину не удалось стать героем того победного восхождения: помешали погодные условия и приказ из Москвы. Там, побоявшись, что не обойдется без несчастного случая (а восхождение, действительно, было сверхсложным), велели прекратить подъем – и Владимир Шопин с напарником, оказавшиеся в это время в промежуточном лагере, были вынуждены подчиниться. А вот Володя Балыбердин первым из советских альпинистов взошел на Эверест, а спустившись, подарил другу камешки с вершины высочайшей горы планеты… Тот собирал их сам, и Балыбердин понимал, что не приди директива из Москвы, Владимир Шопин наверняка поднял бы их собственной рукой…

– У В. Шопина были бесконечно добрая душа и кипучая жизнедеятельность, он стремился быть там, где нелегко, где требуется помощь другим. И рядом с ним были такие же люди. Он, например, познакомил меня и с Володей Балыбердиным, моим одногодком, в компании его называли Бэлом. В одной связке с Владимиром Шопиным они взяли штурмом немало вершин. Бэл получил звание мастера спорта, минуя звание кандидата, В. Балыбердин - награжден орденами Ленина и Дружбы народов, а в 1994 году трагически погиб – но не в горах, а под колесами финского трейлера на одной из улиц в Финляндии: так распорядилась судьба... Имя Владимира Балыбердина – в списке двадцати самых выдающихся российских альпинистов спортсменов ХХ века.

Кого заинтересует история похода на Эверест, мы отошлем к интересным дневниковым записям Владимира Балыбердина, изданным под заголовком «Неправильное восхождение» – они также расскажут о мужестве Юрия Верескова.

Помнит, Юрий Егорович, и старшего преподавателя кафедры теории и методики лыжного спорта Виктор Филиппович Кожокина. Во время зимней сессии экзамены по лыжам сдавали на стадионе имени С.М. Кирова в Ленинграде. Туда и приехал Юрий Егорович. Еще в интернатское детство Вересков совершал много - километровые прогулки по стадиону, и эта показалась ему необязательной тратой времени. Поэтому, увидев преподавателя, он аккуратно, полубоком, «подобрался» к нему: – Виктор Филиппович, знаете, может не надо? Поверьте, я могу ходить на лыжах…Кожокин обернулся, нахмурился: Как это «не надо»? Как все, так и вы! – грозно произнес он и только тут разглядел, что перед ним стоит одноногий студент. Осекся, но и поблажки решил не давать. Хорошо, – сказал Вересков, – как все, так как все. На Урале у него были пластиковые лыжи с титановыми палками, а тут – дощатые лыжи и хлипкие палочки…

Снарядившись, Вересков робко заскользил по лыжне, уже проторенной другими студентами. На первом же повороте вес тела пришелся на одну из палок и она согнулась. Цепочка лыжников приостановилась. Кажется, вот он, подходящий момент сойти с лыжни. Но тут случилось то, чего никто из студентов не мог представить: Вересков, как ни в чем не бывало, присел на лыжню, выпрямил через колено палку и вновь двинулся вперед. Через какое-то время Кожокин окликнул Верескова и, указав на снегоход, велел отправляться обратно. Да, и дайте-ка сюда вашу зачетку. Свой экзамен вы успешно прошли, – протянул руку Виктор Филиппович. Преподаватель Семенов Сергей Иванович всегда был верным другом Юрия, а заведующий кафедрой лыж Сергеев Геннадий Александрович доверительно поведал, что его жена из города Нижнего Тагила Свердловской области и ее известный тренер по лыжам был Лучанкин, из города Нижний Тагил. Они с Юрием, всегда были фанатами лыж.

Корифеи: образования, науки и культуры, а особенно физической культуры и спорта, всегда восхищали Юрия. С особой благодарность он вспоминает: директора Санкт-Петербургского Государственного Университета Физической Культуры имени П.Ф. Лесгафта, генерал лейтенанта Таймазова Владимир Александровича; Почетного ректора Владимир Ульяновича Агеевца, главного редактора газеты «За физкультурные кадры» и газеты «Лесгафтовец», Туркина Владимира Федоровича. Большой друг Льва Яшина, университета, Почетный подводник Зонов Герман Семенович, заведующий лыжной кафедрой Сергеев Геннадий Александрович, заведующий кафедрой борьбы Нерабеев Юрий Николаевич, Л.В. Шапковой, Л.Н. Нифонтова, В.А. Лисовский, С.П. Евсеев, В.Б. Лемус, А.С. Яцковца, С.Ф. Курдыбайло, В.Г. Сусляев, С.Г.Гагонин, В.А.Торчинов, Г.Д.. Горбунов – авторов учебников и учебных пособий.

Генеральный директор, главный редактор издательского дома «ОЛИМП», Федоров Владимир Иванович, заместитель директор по общественным связям, СМИ, Н.И. Новикова. (фото)стр.14.

Жизнь сложная, но интересная штука, когда среди нас, есть такие герои, нашего времени.

Читайте книгу «Лесгафтовец», и она научит Вас жить и выживать. (фото) обложка книги!!!

Сообщаем, - 17 июля 2013 года. С уважением к Вам Юрий Вересков. Книга, «Лесгафтовец», 2011 года выпуска, прошла Государственную регистрацию в Москве, и находится в ее фондах.

Как и библиотечных фондах музея, не только города Нижнего Тагила Свердловской области, но и Казани, Санкт-Петербурга Национального Университета физкультуры спорта и здоровья имени П.Ф. Лесгафта, юбилею которого – 115 – 120 летию, были посвящены книги Юрия Верескова..

Как и пример Новозеландца, Марк Инглис в 2006 году покорившего Эверест. Который двадцать лет назад, участвуя в экспедиции в новозеландских горах Маунт Кук, отморозил обе ноги в 1982 году. Но удивительно не это, что он лишился обеих ног. Благодаря жене Инглиса, альпинистам стало известно, что он всю жизнь мечтал о восхождении на самую высокую точку планеты. В ходе подъема на вершину, который длился 40 дней, на долю Инглиса выпало тяжелые испытания. На высоте в 6400 метров, у него сломался один из протезов и ему пришлось заниматься его ремонтом. Более того, Марк поднимался на Эверест с одной стороны горы, а спускался с другой. Кстати по данным компетентных источников, подобный маршрут стал третьим за всю историю покорения вершины. Премьер-министр Новой Зеландии, Кларк, Хелен Элизабет лично поздравила альпиниста. Она сказала, что само по себе покорение Эвереста является главным достижением для одного альпиниста, а для Марка Инглиса оно стало еще более важным. Позже Марк покорил 8, в составе четырех, взошел на гору Чо-Ойю - (Cho Oyu).

Как и для, моего друга альпиниста из Ленинграда – Санкт-Петербург, Владимира Шопина взошедшего на Эльбрус после травмы, и ранее взошедшего на Эверест, в составе, Российской группы альпинистов. На пике Сталин - Коммунизма, В. Шопин получил обморожения обоих ног.

Эверест (или Джомолунгма) был покорен 29-го мая 1953 года Тенцингом и Эдмундом Хилари.

13

Один – не разберет, чем пахнут розы,

Другой – из горьких трав добудет мед.

Кому – то мелочь дашь – на век запомнит,

Кому – то жизнь отдашь – а он и не поймет…

Омар Хайям

Преподаватели быстро поняли, что в институт пришел не просто странный человек, стремившийся «войти в спорт». Он уже давно и успешно вошел в него. Это подтверждали успехи студента в разных дисциплинах. Он стремительно рассекал водную дорожку бассейна, стоя на одной ноге легко жал штангу, седлал велосипед и выезжал на многокилометровую трассу (любой студент той поры вспомнит стокилометровые маршруты на Сестрорецк, на которых Вересков шел на равных с другими). Особо в это время его стала увлекать спортивная борьба.

... – Я наблюдал за вами с первых дней учебы, – скажет ему уже на первом курсе заведующий кафедрой борьбы Юрий Николаевич Нерабеев, которого восхитили броски в исполнении тезки. – И, знаете, что я понял сразу? Вы прирожденный тренер, как говорится, тренер от Бога! (фото) стр.20.

«Да, усталость порой накатывала, – признается Юрий Егорович. – Но на самом деле чего-то запредельного не было, и организм, раньше натренированный на более серьезных нагрузках, достаточно легко справлялся с предложенными. К тому же я отдавал себе отчет, что учеба – это кропотливый, вдумчивый труд, в котором усталости и хандре нет места. Это работа, график которой ты составляешь себе сам. А «оплата по труду» может прийти к тебе когда угодно: через много лет, в виде приятных воспоминаний о наполненной энергичной деятельностью юности, о встречах, которые подарили мне годы обучения в институте».

В мае 1989 году Юрий Егорович получил диплом об окончании Ленинградского государственного института физической культуры им. П. Ф. Лесгафта, «отметив» это событие по-своему, по-вересковски: приняв участие в суточном марафоне, одолев двадцать километров за 3 часа 12 минут и 16 секунд, получив не только диплом, но и памятную медаль... Теперь он был дипломированным специалистом в сфере организационно-массовой, физкультурно-оздоровительной работы и туризма. Еще одна вершина была взята – но она оказалась такой, на которую хотелось вернуться еще. И Вересков действительно не раз возвращался в институт, а потом университет – его приглашали на все торжества, проходящие здесь. Не стало исключением и 110-летие со дня открытия этого вуза, отмечавшееся в 2006 году. На праздничном собрании звучали поздравления глав государств, ведущих политиков и бизнесменов России, многократных олимпийских чемпионов. А вслед за ними на трибуну поднялся тагильчанин Юрий Вересков и вместо привычных здравиц процитировал слова Президента США инвалида Франклина Рузвельта: «Вы меня не знали здоровым, но не узнаете и слабым. Я пришел сказать Вам, что есть мужество». По залу прокатился одобрительный гул. Преподаватели с гордостью объясняли гостям: «Это человек, по сути, повторивший подвиг Алексея Маресьева. Будучи инвалидом-ампутантом, закончил наш вуз и будучи соискателем, заочно аспирантуру. Добился в жизни и спортивных успехов, и общественного признания». С гордостью смотрели на статного подтянутого уральца те, кто учился с ним в одних стенах. Такие минуты не забываются.

…Спустя десять лет после защиты диплома Вересков вернется в ставшие родными стены – на этот раз, чтобы защитить кандидатскую диссертацию по адаптивной физкультуре.

Научным руководителем Юрия был Сергей Петрович Евсеев, патриарх, идеолог АФК, Адаптивной Физической Культуры. Под его руководством Юрий Вересков, не только готовил диссертацию к защите, но смог успешно подготовить и опубликовать реферат. По теме «Адаптивная физическая культура в социальной интеграции инвалидов», средствами физической культуры и спорта; выписка из протокола № 5 от 28 декабря 1999 года.

В которой на заседание кафедры АФК была утверждена тема диссертационной работы соискателя Верескова Ю. Е. Подписанная Заведующим кафедрой Т и МАФК Евсеевым С. П. и секретарем О. Д. Хвацкой. До этого решения Ю. Е. Верескову была выдана справка от 28 мая 1999 года за подписью В. А. Черепова. В последующей справке выданной Верескову Ю. Е. от 25 сентября 2000 года подписанная Деканом факультета ПНПР Череповым В. А.. В том, что Вересков Ю.Е. является соискателем ученной степени кандидата наук Санкт-Петербургской Государственной Академии физической культуры имени П. Ф. Лесгафта второго года обучения по кафедре Т и МАФЕ.

И что тема кандидатской диссертации «Адаптивная физическая культура в социальной интеграции инвалидов», утверждена ректором академии 7 июня 2000 года. Юрий не только подготовил реферат, будучи соискателем в эти годы, даже согласно его справок, но и опубликовать реферат, подготовив к защите диссертацию,- сдал кандидатские экзамены по специальности 13.00.04- Теория и методика физического Воспитания, спорт Тренировки, оздоровление и адаптивной физической культуры. Удостоверение №1407 выдано Санкт-Петербургской Академии физической культуры имени П. Ф. Лесгафта от 1июня 2001 года, за подписью Ректора В.У. Агеевец и Заведующий аспирантурой В. А. Черепов. Справки: первого, второго года соискательства, выданные Ю. Е. Верескову, в наличии есть.

В последующие годы работая, старшим преподавателем по физической культуре, на Урале: в городе Нижнем Тагиле Свердловской области и городе Садка Челябинской области. Написав, опубликовал ряд научно методических работ и учебно-методических пособий, брошюр,- на кафедре физического воспитания.

В диссертации Юрий писал – о роли спорта и физкультуры, в жизни людей с ограниченной двигательной способностью, о том, как физкультура помогает формировать личность.

Диссертации Юрия, как и ее защита - была темой всей его жизни.

И как напишет в книге о Ю. Е. Верескове «Стальные мускулы тагильчан», писатель Борис Телков, в своем очерке, о Юре, как нельзя точно, - «Диссертация о своей жизни».

14.

Ни перед кем не оправдывайся,

Ни на кого не оглядывайся, возвращая величие России!!!

Верим, уважаем, доверяем!!!!
Вот ведь как получается: не складывается о Верескове ровного повествования. А все потому, что умеет он одновременно вести несколько разных дел, одинаково масштабных и значимых. Вот только что вы прочли главу, рассказывающую о начале восьмидесятых, о дальнем пробеге и поступлении Юрия Егоровича в институт. Но «за бортом» этой главы остался очень большой эпизод, посвященный занятиям каратэ – только вначале мелькнуло упоминание. Значит, нужно возвращаться из конца 80-х вновь к их началу и снова проживать их с Юрием Егоровичем, но уже в иной плоскости.

Пишущие о Юрии Егоровиче нередко упоминают этот показательный эпизод. Начнем с его эту главу и мы. Описанный ранее в центральных газетах и журналов известным Московским журналистом Грант Апресяном, ставшего в дальнейшем большим другом Юрия. Как и известным обозревателем центрального телевидения, Александром Политковским с его трагически погибшей, женой Анной Политковской, от рук наемников, известной на весь мир, талантливой журналистки. Анна, была гостеприимна, когда Юрий бывал в гостях у Политковских, за чашкой традиционного чая. С интересом вспоминая об Олимпийском велопробеге 1980 года и приезда Юрия, в Москву.

…В промерзший полупустой трамвай ввалились двое, крепко поддатых парней, сели, лениво переговариваясь, достали сигареты. В холодном воздухе быстро распространился запах дыма, но еще быстрее – гораздо более гнусная вонь брани, которой они перемежали небогатую свою речь. Мирный покой вагончика нарушился, но никто не спешил осадить вылезшее невесть откуда быдло. Женщины опасливо молчали, но и немногочисленные мужчины лишь отводили глаза к замерзшим окнам. И тогда из-за спин развалившихся «героев» раздался голос: «Бросьте, ребята, дождитесь остановки, выйдите, тогда и дымите, сколько влезет». Сказано это было спокойно и доброжелательно. Один тут же обернулся, увидел какого-то мужика с костылем и, пренебрежительно глядя куда-то поверх головы, лениво и витиевато выругался. А потом, глубоко затянувшись, выдохнул Верескову в лицо.

То, что произошло потом, не ожидал никто, а хулиганы – в первую очередь. Мужчина поднялся, словно внутри распрямилась стальная пружина. Шагнул вперед единственной, правой ногой. Полоборота влево, и он перед ними. Опора – пятикилограммовый металлический костыль оказалась чуть сзади. Хулиганы лишь успели удивиться такой прыти неизвестного. «Не нарвался, – наверняка подумали они, поднимаясь навстречу. В следующий миг инвалид одному хладнокровно погасил сигарету о лоб, а другого остановил молниеносным профессиональным ударом. Едва двери вагона распахнулись, горе герои прыснули вон, как мыши.

Человек, остановивший подонков, был Вересков. (В прошлом Юрий случайно встретился с одним из курильщиков, он с гордостью рассказал, что эта история произошла с ним, и что он был сам виноват в ее исходе). А в ударе специалист без труда опознал бы один из приемов каратэ. Период «советского каратэ» можно сравнить с полярным летом, коротким и нежарким.

И, точно так же, как культуризм ушел в подвалы, занятия восточными единоборствами быстро стали уделом одиночек. Тренеров же, решавшихся внедрять чуждые нам виды спорта, лишали финансовой поддержки, морального стимула, помещений, необходимых для занятий. И только в 1979 году, по непонятной для большинства причине восточные единоборства вдруг разрешили официально. Это было похоже на взрыв: внезапно по всей стране появились секции, пацаны передавали друг другу перефотографированные или перерисованные конспекты с описаниями основных ударов и стоек, кимоно стало моднее джинсов!.. (фото) стр. 27.

В 1979 году была создана Всесоюзная федерация каратэ и удалось провести два всесоюзных первенства – в Эстонии, на котором присутствовал Ю.Е. Вересков в качестве Почетного гостя и внештатного корреспондента газеты Тагильский металлург. Где и познакомился с Александром Политковским, решив его вопрос с ночлегом, так как на соревнованиях он был нелегально, но зато с профессиональной кинокамерой. Юрий сообщил Политковскому, о своих планах, провести велопробег, посвященный Московской Олимпиаде 1980года. Со стартом в Нижнем Тагиле, Свердловск, Челябинск, Уфа, Казань, Горький, Москва, Ленинград – Площадь Победы.

А как коснулась тема восточных единоборств самого Юрия Верескова?

В это время Александр Степанов на свой страх и риск организовал при Нижнетагильском металлургическом комбинате секцию каратэ и взял пришедшего к нему Юрия Егоровича. Более того, спустя какое-то время ученик сам стал обучать других.

Ничего, по сути, не было, все начинали с нуля. Один из воспитанников Верескова потом с улыбкой вспоминал, как самый первый набор каратистов закупил белую ткань в… похоронном бюро: в магазинах нужной ткани не было. Из нее сшили кимоно для тренировок. Позже появились «фирменные» болгарские костюмы. (фото) стр. 27.

Юрий Вересков отдался каратэ полностью, так, как только он умел это делать.

Один лама буддийский сказал, когда ты думаешь о себе – ты постоянно занят в проблемах, а когда ты думаешь о других, то твоя жизнь наполняется интересными делами.

Тренировался самозабвенно, истово. Даже уезжая из города, не расслаблялся – упражнялся в гостиничных номерах. Становился в стойки, прорабатывал блоки, удары. Опираясь на костыль, бил ногой. Показывал отработанные до автоматизма приемы защиты и нападения. Потом переходил к боевому самбо и кунг-фу. Один из знакомых Юрия Егоровича потом вспоминал об удивительной силе, которую подарили нашему герою эти тренировки:

«Сидим в одной из комнатушек спального корпуса интерната за чаем с чак-чаком. В то время я заканчивал работу над кандидатской диссертацией по проблемам физического воспитания дошколят и младших школьников, подумывал о подготовке методических пособий по реабилитационной и компенсаторной физкультуре для детей-инвалидов, а потому пищи для разговора у нас было больше, чем достаточно. Узнав, что я в прошлом – мастер спорта, Егорыч завелся, убрал все со стола: «А слабо без разбега запрыгнуть? А ну давай, без разминки! Ты же мастер!» Признаться, мастеру оказалось слабо: запрыгнул словно на «насест» лишь с третьей попытки. Вересков же отбросил костыль, присел, настроился, и без особого напряга взлетел с первого раза, приземлившись еще с запасом. Потом мы отжимались от пола, устроили мини-турнир по армрестлингу, спаринговались, демонстрируя удары ногами, руками, и встречая их блоками. В этом многоборье я занял тогда второе место из двух, но не почувствовал себя в чем-то ущемленным. Ведь мы состязались на равных – два абсолютно полноценных, здоровых человека, просто один из нас на данный момент оказался физически лучше подготовленным – и это, увы, был не я...» Вересков активно занимался каратэ – и вдруг: запрет, нельзя!

В мае 1984 года Спорткомитет СССР издает приказ № 404 «О запрещении обучения каратэ в спортивных обществах». Начинается разгон секций, федерацию закрывают.

Причин запрета не скрывали: я помню, как по стране ходили страшные байки о каратистах, которые избивали и даже убивали людей. На самом же деле оказалась глубже. Отчасти виной и чрезмерный энтузиазм тысяч подростков, ринувшихся самостоятельно изучать каратэ и считавших, что это – только умение правильно наносить смертоносные удары. Такие «горе-каратисты» только сыграли на руку функционерам, желавшим прикрыть восточные единоборства. Но на самом деле избиения каратистами людей были единичными случаями и в общем море правонарушений – только каплей, не более: на любой дискотеке ежевечернее случались драки и безо всякого каратэ, а в ход шли не только кулаки, но и штакетник, камни, цепи. То есть, для того, чтобы навредить ближнему своему совсем не обязательно было ходить, потеть в спортзал и годами там потеть, отрабатывая удары.

Так что главная причина заключалась в том, что каратэ, так же как другие восточные единоборства, содержит в своей основе особую философию, воспитывая не только силу, но и дух. И, если подход к занятиям был верным, то в итоге воспитывается личность. А личности в тоталитарном обществе нужны в ограниченном количестве, чтобы их можно было контролировать. Зачем стране победившего социализма миллионы личностей, которым уже будет невозможно, как прежде, вдалбливать идеологические штампы? Ведь на словах воспитывая человека, который «звучит гордо», социализм на деле нуждался в беспрекословных бессловесных исполнителях, с помощью которых можно было вершить любые дела. Для многих каратэ стало наживой, отсюда и наказание. Они до сих пор считают, что пострадали, « за веру и правду».

Забыв о главном принципе каратэ. «Каратэ – не для денег, а для души. Я убежден, что из каратэ нельзя извлекать выгоду. Каратэ должно сплачивать людей, сближать их. Все ученики должны быть друзьями и помогать друг другу не только в зале, но и за его пределами, и так на всю жизнь.


  1   2   3   4   5   6   7   8

  • В 2008 году, в год XIII летних Паралимпийских игр (Пекин 2008), Юрия наградят медалью «Почетный Лесгафтовец», Удостоверение № 382.
  • Когда я впервые сплавился по Чусовой, хорошо понял одну старую уральскую поговорку: «Кто не бывал на Чусовой, тот не знает Урала».
  • Владимира Шопина взошедшего на Эльбрус