Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Абсолютное оружие америки




страница1/30
Дата23.05.2018
Размер7.03 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   30
МАРК СЕЙФЕР АБСОЛЮТНОЕ ОРУЖИЕ АМЕРИКИ Москва 2005 Оформление художника С. Силина Перевод с английского Е. Моисеевой Сейфер М. Абсолютное оружие Америки Пер. с англ. Е. Моисеевой. – М.: Эксмо, Яуза, 2005. – 672 с. Тесла с легкостью шагнул на 100 лет вперед, спровоцировав са­мую главную (и, как показало время, самую кровавую) техническую революцию. Он изобрел индукционный мотор, лампы дневного све­та и беспроводную связь, думая, что работает во благо, – снаряды с дистанционным управлением, летательный аппарат вертикального взлета и лазерное оружие. Могущество его было столь велико, что даже падение Тунгусского метеорита до сих пор считается делом его рук. Тесла был уверен, что рентгеновские лучи можно использовать только в медицине, а при желании мог расколоть Землю посредст­вом резонанса... Кто знает, каким был бы наш мир, осуществи Тесла хотя бы по­ловину своих грандиозных проектов Кто знает. БЫЛ БЫ наш мир.. © Е. Моисеева, перевод с англ. языка, 2004 © ООО «Издательство «Эксмо», 2005 © ООО «Издательство «Яуза», 2005 СОДЕРЖАНИЕ Предисловие Пролог Наследие Детство (1856-1874) Колледж (1875-1882) Тесла встречается с «колдуном из Менло-Парка» (1882-1885) Либерти-стрит (1886-1888) Индукция в Питтсбурге (1889) Изобретатели-самозванцы (1889-1890) Южная Пятая авеню (1890-1891) Взгляд в прошлое (1891) Королевское общество (1892) «Отец» беспроводного электричества (1893) Электрический волшебник (1893) Всемирная Колумбовская выставка Филиповы (1894) Сила Ниагарского водопада (1894) В ореоле славы (1894) Пожар в лаборатории (1895) Марсианская лихорадка (1895-1896) Высший свет (1894-1897) «Театр теней» (1896) Ниагарская речь (1897) Знаменитости (1897-1898) Ученик волшебника (1896-1897) Сила «вриля» (1898) «Уолдорф-Астория» (1898) Колорадо-Спрингс (1899) Контакт (1899) Эмиссар Тора (1899) Возвращение героя (1900) Дом Моргана (1901) Всемирный телеграфный центр (1901) Битва титанов (1901) Передача эстафеты (1902) Уорденклифф (1902-1903) Паутина (1903-1904) Крах (1904-1906) Дитя его мечты (1907-1908) Безлопастные турбины (1909-1910) Объединение с Хэммондом (1909-1913) Дж.П. Морган-младший (1912-1914) Пятая колонна (1914-1916) Невидимая аудитория (1915-1921) Превращение (1918-1921) «Ревущие двадцатые» (1918-1927) Быстрее скорости света (1927-1940) Жизнь в кредит (1925-1940) Не у дел (1931-1943) ФБР и бумаги Тесла (1943-1956) Наследство волшебника Приложение 1. Передатчик усиления: технические подробности Приложение 2. Тунгусский инцидент Посвящается моему отцу Стенли Сейферу Предисловие Никола Тесла – дядя моего отца. Именно так к нему и относилась вся наша семья – как к любому другому престарелому дядюшке, проживающему за тридевять земель. Однако моего отца и Тесла связывали более крепкие узы. Оба вышли из одинаковой среды, оба были сыновьями сербских православных священников. Родились и воспитывались они в не­скольких милях друг от друга – в провинции Лика в Хорватии, на границе с Австро-Венгрией (сестра Тесла – Ангелина – приходилась мне бабушкой). Они единственные из всей небольшой семьи эмигри­ровали в Америку, и они единственные посвятили жизнь науке и технике. Мой отец Николас Дж. (Джон) Тербо (Никола Йово Трбоевич) был на тридцать лет моложе своего дяди, на тридцать лет позднее приехал в Америку и умер тридцать лет спустя после кончины Тесла. Тесла был уже известным ученым, когда родился мой отец, избравший за образец карьеру дяди. Отец полу­чил около ста семидесяти пяти американских и зару­бежных патентов, самым важным из которых был па­тент 1923 года на гипоидную передачу, с 1930 года используемую в большинстве автомобилей. Гипоид­ная передача внедряла постулаты высшей математи­ки в искусство проектирования передач, похожим образом работы Тесла объединяли теорию электри­чества и электротехнику. С тех пор Тесла с гордостью говорил о моем отце: «Мой племянник, математик». То, что эти патенты принесли моему отцу не только признание в среде ученых, но и финансовую независимость, тоже не осталось не замеченным Тесла, час­то испытывавшим нехватку средств. Мне кажется, что из-за сильного этнического и профессионального сходства Николы Тесла и моего отца у меня появилось особое право посредством сравнения этих двух людей понять личность Тесла, в том числе его чувство юмора и пренебрежение, часто необдуманное, к деньгам. Однажды, когда Тесла в начале 1930-х годов гостил у нас, отец повел его на обед в отель «Бук Кадиллак» – самый лучший в Дет­ройте. Они приехали довольно поздно. Всего через несколько минут плату за столовые приборы, кото­рая составляла 2 или 3 доллара (по сегодняшним меркам это равнялось 20-30 долларам), вносить бы­ло бы уже не нужно. Мой отец предложил подо­ждать, но Тесла даже слышать об этом не хотел. Они уселись за столик среди снующих официантов, Тесла заказал кастрюлю с подогревом, хлеб и молоко и принялся за приготовление обеда по своему вкусу, развеселив отца и совершенно смутив метрдотеля. Когда в январе 1943 года Тесла умер, мне не бы­ло еще и тринадцати, и я не понимал, что с его уходом закончилась целая эпоха для нашей семьи, а так­же эра индивидуализма в научном открытии. Возможно, мне было не по себе оттого, что я уже встречал Тесла раньше, три или четыре года назад, и этих встреч больше не будет. Я вспомнил, с какой неохотой направлялся в его номер в отеле «Нью-Йоркер», когда мы с матерью перед возвраще­нием в Детройт на несколько дней заехали в Нью-Йорк после летних каникул, проведенных на побережье Джерси. (Я бы предпочел потратить время в музыкальном зале Радио-Сити или в доках, наблю­дая за океанскими лайнерами). Я был смущен (вернее, потрясен) и мог насилу вымолвить слово при виде этого высокого, очень мрачного старика. Конечно, я бы сопротивлялся, как и любой «настоящий американский мальчик», начни этот незнакомец обнимать и целовать меня, если бы этого часто не делал мой отец. (То же самое регулярно проделывали подруги матери). Но американский дядюшка ограничился твердым рукопожатием. Я тогда не понимал, что объятия, поцелуи и поглаживание по голове совершенно противоречат его знаменитой «боязни микробов». Конечно, у мальчишки полно микробов! И, возможно, сдержанность Тесла была всего-навсего способом защиты своего жизненного «пространства». Тесла обрел славу еще при жизни – благодаря умению подогревать интерес средств массовой информации. Однако после его смерти нацию и весь мир поглотили другие дела – война и восстановление, международные политические пертурбации, не­виданный рост новой технологии, создание «потре­бительского общества», – и слава Тесла была почти позабыта. Только немногие члены американского и международного научных сообществ, а также неиз­менное уважение и восхищение им сербов и других народов Югославии не дали его имени кануть в Лету. В начале 1970-х годов я понял, что интерес к жизни и трудам Николы Тесла возрождается. Как раз тогда я переехал из Лос-Анджелеса, где, похоже, ни­кто никогда не слышал об этом ученом, в Вашингтон, округ Колумбия, где имя его было известно. В феврале 1975 года мне позвонила мама и сообщи­ла, что имя дяди Николы будет помещено в Нацио­нальный зал славы изобретателей. Она прочитала об этом в газете «Лос-Анджелес Таймс» и решила, что мне стоит на это посмотреть. В тот вечер в передаче местного телевидения мне удалось увидеть отрывок репортажа из Зала славы и беседу с девочкой десяти-двенадцати лет, которая изобрела новую откры­валку для консервных банок или что-то в этом духе. Я решил, что Зал славы – рекламный проект, и за­нялся другими делами. Лишь позднее я прочитал в газете, что имя Тесла было увековечено наряду с именами Орвилла и Уилбура Райтов, Сэмюэла Ф.Б.Морзе и Гульельмо Mapкони – человека, сыгравшего в судьбе Тесла роковую роль; там также говорилось, что спонсором проекта стал американский департамент по коммер­ческим патентам и торговым маркам. Ближайший родственник каждого из лауреатов во время изыскан­ной церемонии должен был получить особый дип­лом. Поскольку не нашлось ни одного Тесла и даже Трбоевича, диплом Тесла был вручен сотруднику Института электротехники и электроники. Этот ин­ститут считает Тесла одним из «двенадцати апосто­лов» электротехники и продолжает вручать ежегод­ную премию его имени в области энергетики. Когда несколько недель спустя я пришел в бюро патентов, сотрудники были в восторге и решили повторно на­градить меня во время церемонии 1976 года, которая должна была проходить в Конгресс-холле в Филаде­льфии в рамках празднования двухсотлетней годов­щины основания США. С тех пор начался стойкий рост интереса к техно­логическим достижениям Николы Тесла, к его лич­ности и философии. Трагедия его жизни частично заключается в том, что он был человеком, который совершал революционные открытия в области полу­чения и передачи электрической энергии и внес нео­ценимый вклад во многие другие области современ­ной технологии, не стремясь добиться финансового успеха. Такой альтруизм, часто критикуемый как «отсутствие деловой хватки», приводил к тому, что экспериментальные испытания Тесла были ограни­чены в средствах. Кто знает, каких высот достиг бы ученый, если бы мог подтвердить свои теории по­средством тщательных экспериментов Новая нау­ка – дорогое удовольствие, и поиск финансовой поддержки – тяжелая задача даже для таких энтузи­астов, как Тесла. Среди ассоциаций, поддержавших возрождение интереса к Тесла, можно назвать Мемориальное об­щество Тесла, в создании которого я участвовал в 8 1979 году и почетным председателем которого (а также почетным председателем исполнительного совета к которого) имею удовольствие являться, и Международное общество Тесла, основанное в 1983 году, пожизненным членом которого я также являюсь. В 1984 году, во время выступления на первом, проходящем раз в два года симпозиуме Международного общества Тесла, я впервые лично встретился со своим коллегой доктором Марком Дж.Сейфером. Статья Сейфера «Потерянный гений» подтолкнула его к созданию новой биографии Тесла. Я был восхищен преданностью доктора Сейфера своему делу, а также превращением его ранних теорий во вдумчивое ис­следование тайны великого гения. Но больше всего в этой новой работе меня заинт­риговало количество новой информации, всплывшей на поверхность. Доктор Сейфер тщательно изучил персонажей, игравших первостепенные роли в жизни Тесла, а также характеры многих других значитель­ных людей. Это позволило ему глубже проникнуть в жизнь Тесла и по-новому интерпретировать многие важные события, такие, как провал проекта в Уорденклиффе. Доктор Сейфер с оригинальной точки зрения рассматривает годы обучения Тесла в колледже – период, когда формировались многие великие идеи ученого. Он нашел новые сведения об отношениях Тесла со многими ключевыми фигурами, например с издателем Томасом Коммерфордом Мартином и фи­нансистами – Джоном Джейкобом Астором и Джо­ном Хэйсом Хэммондом. Сила «Волшебника» кроет­ся в четкой хронологии от главы к главе, позволяю­щей проследовать по течению жизни ученого и рассмотреть его достижения в определенном поряд­ке. Я поздравляю доктора Сейфера, завершившего десятилетнее путешествие с Николой Тесла и с удо­вольствием представляю вам «Волшебника». Уильям Тербо Почетный член Мемориального общества Тесла Пролог В 1976 году, во время занятий в Нью-Йоркской публичной библиотеке, я случайно наткнулся на странный текст под названием «Возвращение миро­творца», в котором утверждалось, будто в 1856 году в горах Хорватии приземлился ребенок с другой пла­неты. Воспитанный земными родителями, этот Аватара1 прибыл с единственной целью – ознаменовать начало Новой эры. Осыпав людей изобретениями, словно из рога изобилия, по существу, он создал тех­нологическую основу современной эпохи. Имя этого ребенка было Никола Тесла, и его изобретения включали индукционный мотор, систе­му распределения электроэнергии, лампы дневного света и неоновые лампы, беспроводную связь, дистанционное управление и робототехнику. Тесла – кто он – спросил я себя. В начале 1950-х годов мой отец в течение нескольких лет занимался ремонтом телевизоров, и в детстве я неред­ко сопровождал его на вызовы, помогая устанавли­вать антенны, проверять и покупать электронные лампы. Я играл с осциллографами и смотрел, как отец чинит телевизоры, поэтому мне было удивите­льно, что я никогда не слышал имени Тесла. Я отчетливо помню случай, произошедший со мной в начальной школе на Лонг-Айленде и подтол­кнувший меня к моему новому увлечению. Прои­зошло это примерно в 1959 году, в субботу: выполняя бойскаутское задание, я наткнулся на схему детек­торного радиоприемника. Мы с отцом соединили стеклянный сосуд, наушники и ламповый детектор для преобразования внешних радиоволн переменно­го тока в постоянные звуковые импульсы. Тонкую медную проволоку обернули вокруг сосуда, к полу­чившейся катушке присоединили металлический пе­реключатель, добавили маленькую планку для скреп­ления этого хитрого механизма и сотню футов обычного изолированного провода – для антенны, которую мы выпустили из окна второго этажа. Розетки не было: вся энергия поступала с ближайших радиостанций. Однако работал приемник плохо, и я – был разочарован. Отец мерил комнату шагами, размышляя над создавшейся проблемой и бормоча себе под нос: «Что-то не так». Через несколько минут он воскликнул: «Эврика!» Подойдя к нашей батарее, он подсоединил к сосуду другой провод и сделал заземление. Внезапно все станции зазвучали громко и четко, и я пометил каждую из них на сосуде – вдоль самодель­ной индукционной катушки. Мне стало ясно, что электричество передается от этих станций без прово­дов и земля неразрывно связана с этой системой. С тех пор прошло двадцать лет. Два года назад я закончил университет в степени магистра, я всегда был начитанным и довольно хорошо разбирался в электронике, но ни разу не слышал о настоящем изобретателе всех тех приспособлений, с которыми часами возился в детстве! Не могу передать, как это меня потрясло. Когда я спросил отца о Тесла, оказа­лось, что он тоже почти ничего не знает об этом че­ловеке. Уверенный, что необходимо обратиться к перво­источникам, я начал исследовать жизнь Тесла, начав с двух основных биографий – классической «Чудес­ный гений» Джона ОНейла и «Молнии в его руке» Инее Хант и Ванетты Дрейпер. Вскоре я приступил к изучению многочисленных справочников, созданных на рубеже веков, а также солидной книги «Никола Тесла: лекции, патенты, статьи», изданной Музеем Тесла в югославском Белграде. Исследуя патенты, мне удалось убедиться, что Тесла на самом деле су­ществовал, а его труды легли в основу вышеупомяну­тых изобретений. Меня удивило, что имя Тесла так мало известно, поэтому в 1980 году, через три года после моей пер­вой статьи об ученом, я приступил к докторской дис­сертации, посвященной его жизни. Моей основной задачей было выяснить причину, по которой Тесла оказался незаслуженно забыт. Во время работы над диссертацией вышли в свет несколько значительных трудов о Тесла. Это исчер­пывающая энциклопедическая «Библиография док­тора Николы Тесла» Леланда Андерсона и Джона Ратцлаффа; автобиография Тесла от 1919 года, пере­изданная братьями Харт; биография «Тесла – Чело­век вне времени» Маргарет Чини; два сборника тру­дов Тесла, составленных Джоном Ратцлаффом; «За­метки из Колорадо-Спрингс», изданные Музеем Тесла; и (совсем недавно) – личные свидетельства Тесла его адвокатам, посвященные истории беспро­водной связи, которые также издал Леланд Андерсон. Но даже с этим новым материалом не получи­лось всеобъемлющего трактата. Напротив, после изучения вышеперечисленных текстов возникло множе­ство противоречий и загадок. Они касались не толь­ко ранних, малоизученных лет жизни Тесла, пребывания в колледже и отношения с такими важными людьми, как Томас Эдисон, Гульельмо Маркони, Джордж Вестингауз и Дж.П. Морган, но также ценности достижений Тесла и его подлинной роли в процессе создания этих изобретений. Данная книга пытается решить все загадки. Сде­лана также попытка восполнить пробелы, которыми изобилуют материалы о Тесла, поэтому события жиз­ни ученого выстроены четко по хронологии. Также обсуждается, почему его имя, на рубеже веков не сходившее с газетных страниц, кануло в Лету, почему Тесла так и не получил Нобелевскую премию, хотя и был в числе номинантов, чем занимался он во время мировых войн и был ли осуществим его план беспро­водной передачи электроэнергии. Используя психоисторический подход, я выяв­ляю не только факторы, приведшие к появлению гения Тесла, но также и причины его трагедии. В та­ком ключе обсуждаются отношения Тесла со многими известными людьми, такими, как Джон Джейкоб Астор, Т.К. Мартин, Дж.П. Морган (старший и младший), Джон Хэйс Хэммонд (старший и младший), Майкл Пьюпин, Стэнфорд Уайт, Марк Твен, Редьярд Киплинг, Франклин Делано Рузвельт, Георг Сильвестр Вирек, Титус де Бобула и Дж. Эдгар Гу­вер. Большинство из них мало или совсем не упоми­наются в других книгах, посвященных Тесла. Поскольку жизнь Тесла была столь сложной и противоречивой, я также решил обратиться к следующим вопросам: получал ли ученый сигналы из кос­моса; почему разрушилось партнерство с Дж.П. Мор­ганом по созданию многофункциональной глобаль­ной беспроводной системы для передачи энергии и информации; каковы были настоящие отношения ученого с Робертом и Кэтрин Джонсонами; что именно случилось с системой лазерного оружия и секретными документами. Поскольку в основу книги легли большей частью подлинные документы, а не уже существующие биографии, мной был предложен совершенно новый взгляд на жизнь Тесла. Недавно вышедшая биография «Тесла», написанная Тэдом Уайзом, – полуфантастическая версия жизни учено­го, – не упоминается в этой книге, так как моей це­лью было отделить правду от вымысла и выяснить, кем же был Тесла на самом деле. Однако одна из са­мых знаменитых версий Уайза о том, что Тесла вы­звал разрушительный взрыв в районе реки Тунгуски в Сибири в июне 1908 года, все же упомянута в но­вом приложении ко второму изданию. Я посетил все основные архивные центры Тесла, такие, как Смитсоновский институт в Вашингтоне, округ Колумбия, Колумбийский университет в Нью-Йорке и Музей Тесла в Белграде, Югославия. Поскольку я воспользовался законом о свободе ин­формации и получил доступ к запутанной сети от­крытий Тесла, мне удалось собрать сотни докумен­тов, которые прежде никогда не обсуждались биогра­фами ученого. Кроме того, являясь специалистом по почерку, я провел несколько графологических экс­пертиз с целью анализа некоторых главных персонажей этой книги. Таким образом я, к своему удивлению, узнал о прежде никогда не упоминавшемся эмоциональном спаде, который ученый пережил в 1906 году, когда провалился его грандиозный план беспроводной передачи энергии. Тесла прожил восемьдесят шесть лет, и книга ох­ватывает почти целый век. Почитаемый как полубог некоторыми современниками, Тесла в то же время считался персоной нон грата в отдельных влиятель­ных кругах научного сообщества. Его часто называли волшебником из иного мира, низвергающим молнии с небес, и Тесла сам поддерживал этот миф, сравни­вая себя со Всевышним, а заголовки газет нередко пестрели его сенсационными откровениями о меж­планетной связи. Поскольку достижения Тесла ко­лоссальны, а главное – документально зафиксирова­ны, исчезновение его имени из многих исторических книг нельзя оправдать. Только поняв, почему это произошло, мы, современные люди, можем надеять­ся исправить историческую летопись для будущих поколений. Любопытно, но чем больше времени проходит со дня смерти Тесла, тем больше материала о нем появ­ляется в печати. Особенно нужно поблагодарить Джона ОНейла, Мемориальное общество Тесла, Му­зей Тесла в Белграде и Международное общество Тесла, а также многих исследователей деятельности ученого, которые так много написали о нем и при­нимали участие в различных конференциях Между­народного общества, проводимых раз в два года, на­чиная с 1984-го, в Колорадо-Спрингс, где Тесла не­когда ставил самые зрелищные свои эксперименты. Поскольку Тесла постоянно был обращен в буду­щее, вполне уместно завершить это вступление пер­выми строчками из его автобиографии. На пороге двадцать первого века они столь же актуальны, как и три поколения назад: «Прогресс человечества неотъемлемо связан с изобретением. Это важнейший продукт его творческой мысли. Его конечной целью является полное покорение материального мира разумом, использование сил природы на благо человека. Это сложная задача изобретателя, которого часто не понимают и недооценивают. Но все эти неприятности он с лихвой компенсирует удовольствием от осознания своей власти и принадлежности к тому привилегированному слою, без которого человечество давно бы уже пало в бесплодной борьбе с безжалостной стихией. Что касается меня, то я уже в полной мере испытал это величайшее наслаждение, так что в течение многих лет моя жизнь была полна нескончаемого восторга». Наследие Едва ли найдется народ с более печальной участью, чем сербы. С высоты своего великолепия, когда сербское государство занимало почти весь север Балканского полу­острова и большую часть теперешней Австрии, сербская нация пала в самое отвратительное рабство после судьбо­носной битвы с азиатскими полчищами на Косовом поле в 1389 году. Европа никогда не вернет своего долга сербам за то, что они ценой своей собственной свободы сдержали это варварское нашествие. Во время бурной летней грозы в Смиляне, мале­нькой деревушке на краю высокогорного плато, поя­вился на свет Никола Тесла. Сербская семья прожи­вала в провинции Лика, простиравшейся на равнине, в прекрасной речной долине Хорватии, где по-преж­нему можно встретить диких кабанов и оленей, а фермеры путешествуют в повозках, запряженных бы­ками. Удаленная от побережья Адриатики на рассто­яние всего лишь недолгой поездки в телеге, на западе эта земля хорошо защищена от вторжений с моря хребтом Велебит, который тянется вдоль всей про­винции и крутыми склонами нависает над береговой линией, а на востоке Динарскими Альпами – горной цепью, начинающейся в Австрии, охватывающей весь Балканский полуостров и достигающей высо­чайшей точки на юге, на острове Крит. Хотя и скрытый, Смилян занимал центральное положение – в пятнадцати милях к востоку от крошечного морского порта Карлобаг, в шести милях к западу от шумного города Госпича и в сорока пяти милях к юго-западу от удивительного каскада, изве­стного как Плитвичские озера – разветвленной расщелины из фотов, потоков и великолепных водопа­дов у подножия Динарского хребта. В начале 1800-х годов, недолго побыв частью Ил­лирийских провинций Наполеона, Хорватия стала владением Австро-Венгрии. Соседствующая со сла­вянскими государствами Боснией, Герцеговиной, Черногорией, Сербией и Словенией, Хорватия была зажата между правящей династией Габсбургов на се­вере и Оттоманской империей на юге. В древние времена в продолжение многих веков большая часть побережья Адриатики принадлежала иллирийцам – племени пиратов, которые, по леген­де, пришли из районов, граничащих с Австрией. Успешно защищая свои границы от набегов Алек­сандра Великого, многие иллирийцы прославились, а некоторые в период христианства даже стали импе­раторами. Славяне, путешествующие тесными кланами, из­вестными под названием «задруги», впервые были встречены византийцами во II в. н.э. недалеко от со­временного Белграда. Внешность Тесла несла на себе отпечатки характерных черт хетов – члены этого племени были высоки ростом, имели носы с горбин­кой и плоские черепа. Как и другие славяне, этот на­род придерживался языческой веры и поклонялся духам природы, а также богу грома и молнии. Веро­ятно, предки Тесла родились на Украине. Скорее всего, через Румынию они попали в Сербию и жили близ Белграда на Дунае. После битвы на Косовом поле во второй половине четырнадцатого века они перешли через равнины Косово в Черногорию, откуда продолжили миграцию на север, в Хорватию, уже во второй половине восемнадцатого века. Все славяне говорят на одном языке. Главное различие между сербами и хорватами заключается в – истории их государств. Хорваты признали своим духовным лидером папу и избрали римский вариант католицизма; сербы последовали за византийским патриархом и греческой православной церковью. Римские священники соблюдали обет безбрачия, в то время как греческие православные священники имели право жениться. В восточных и центральных регионах славяне успешнее всего сохраняли контроль над территорией, позднее ставшей Сербским королевством, а за­падной Хорватией владели иностранные правители, такие, как Карл Великий, захвативший Хорватию в 800 году н.э. Хорватия следовала политике христиа­низации франков, а сербы и болгары в это время изг­нали папских священников и возродили языческую веру, включающую человеческие жертвоприношения и пантеизм. Многие из древних языческих богов ста­ли святыми и почитались больше, чем Иисус. Святой покровитель Тесла – Николай – был богом, защи­щающим моряков (ему поклонялись в четырнадца­том веке). Дальнейшему разделению этих двух народов, хо­тя и говорящих на одном языке, способствовало то, что хорваты избрали латинский алфавит, а сербы и болгары – кириллицу, используемую греческой пра­вославной церковью. До турецкого нашествия, с девятого века по 1300 год, Сербия была независимой. Этот период был зо­лотым веком Сербии, поскольку ее автономный ста­тус был принят византийцами. Благодаря филантро­пии сербских императоров процветало динамичное средневековое искусство и возводились величествен­ные монастыри. В Хорватии, наоборот, все было не так спокойно. Испытывая влияние Западной Европы, правящий класс предпринимал неудачные попытки построить феодальную систему сеньоров и вассалов. Такая политика в корне противоречила структуре демократической «задруги», поэтому Хорватии так и не удалось сохранить единство. Тем не менее одно независимое ответвление Хорватии – Рагуза (Дубровник), став­шее коммерческим портом и соперницей Венеции на море, превратилось в место стечения южных славян­ских культур и символ иллирийского идеала объеди­ненной Югославии. Однако сербская нация была навсегда сломлена 15 июня 1389 года, когда 30 000 турок разбили серб­скую армию в битве при Косово. Жестокие завоева­тели, турки разрушали сербские церкви или превра­щали их в мечети. Отбирая самых здоровых мальчи­ков для своих армий, они сажали на кол и пытали мужчин, а женщин заставляли принимать ислам и выходить замуж за турок. Многие сербы покинули страну, укрывшись в зубчатых скалах Черногории или укромных долинах Хорватии. Некоторые из оставшихся разбогатели, став турецкими вассалами, другие, в основном смешанных кровей, превратились в парий. Битва на Косовом поле так же важна для сербов, как исход из Египта для евреев или распятие для христиан. Эта дата отмечается ежегодно как Видов день, дословно «день, когда мы прозреем». Один серб сказал автору этой книги: «Он всегда с нами». Бойня и последующее разделение королевства стали основной темой величественных эпических поэм, призывавших сербов к объединению во время столетий тягот. В отличие от хорватов, которые не испытали сто­льких страданий, сербы прошли через Косово. При­верженцы греческой православной веры, сербы по­всюду чувствуют свое единство. Век Тесла был отмечен славой Наполеона. В 1809 году император отнял Хорватию у Австро-Венгрии и установил французское владычество. Расширив гра­ницы своей империи до побережья Адриатики, Наполеон воссоединил иллирийские провинции и познакомил жителей со свободолюбивыми французскими идеалами. Такая философия способствовала краху старой системы господ и слуг и возродила идею объединения балканской нации. В то же время – оккупация привела к усвоению французской культуры. Дед Тесла по отцу и прадед по линии матери служили французскому императору. При помощи русских сербские армии объединились в 1804 году под руководством яркой личности – свиновода Георга Петровича, известного как Карагеоргий (по-турецки Черный Георгий), – уроженца Черногории, служившего в австрийской армии. Но в 1811 году Наполеон напал на Россию, и сербы лиши­лись ее поддержки. Против сербов выступило сорок тысяч турок. Они ровняли с землей города и убивали жителей. Сербов сажали на колья, корчащимися телами окру­жая дороги, ведущие к городу. Все захваченные в плен мужчины старше пятнадцати лет были убиты, а женщины и дети проданы в рабство. Карагеоргий бе­жал из страны. Милош, новый сербский правитель, был хитрым и коварным человеком. Он балансировал на лезвии ножа между сербами и султаном. В 1817 году вернув­шемуся Карагеоргию отрубили голову, и Милош от­правил ее в Истамбул. Не уступающий по кровожад­ности турецким пашам, в 1830 году Милош стал официальным правителем страны. Одной из самых заметных фигур того времени был сербский ученый Вук Караджич (1787-1864). Он обучался в Вене и Санкт-Петербурге и верил, что «все югославы едины». Убедив Милоша заняться строительством школ и разработкой конституции, Вук вместе с одним из своих студентов создал сербскохорватский словарь, сочетавший два письменных языка. Он публиковал эпические народные баллады, обратившие на себя внимание Гёте, и таким образом трагическая история сербов, а также их уникальная литература получили отклик в западном мире. В Хорватии, на родине Тесла, австрийский император Фердинанд в 1843 году издал указ, запрещавший всякие разговоры об идее иллиризма, чем спо­собствовал разделению сербов и хорватов. В 1867 го­ду была установлена двойная австро-венгерская монархия, и Хорватия стала полуавтономной про­винцией новой империи. В то же время в Сербии Михаил Обренович наконец-то «обеспечил уход ту­рецких гарнизонов из Белграда» и превратил страну в конституционную монархию. Таким образом, прошлое Тесла несло на себе от­печаток смешанных влияний: монастырской среды, византийского наследия великой некогда культуры и неутихающих битв с варварскими захватчиками. Вы­росший в Хорватии серб, Тесла унаследовал множе­ство племенных ритуалов, эгалитарные принципы, видоизмененную форму греческого ортодоксального католицизма, пантеистические верования и миллио­ны предрассудков. Женщины здесь скрывались под черными одеяниями, а мужчины в одном кармане прятали крест, а в другом оружие. Живя на окраинах цивилизации, сербы считали себя защитниками Ев­ропы от азиатских полчищ. В течение многих веков они выполняли эту миссию ценой собственной крови.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   30