Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


А. В. Воронихин покушения на жизнь александра III: мнимые и реальные




Скачать 108.69 Kb.
Дата03.07.2017
Размер108.69 Kb.
А. В. Воронихин ПОКУШЕНИЯ НА ЖИЗНЬ АЛЕКСАНДРА III: мнимые и реальные «Террор (в Российской империи. – А. В.) созревал в долгие годы бесправья. Наиболее чуткие части русского общества слишком долго дышали воздухом подполья и тюрем, питаясь оторванными от жизни мечтами и ненавистью»1, – писал в «Истории моего современника» В. Г. Короленко. Охота на царя-Освободителя, начавшаяся в 1866 г. выстрелом Дмитрия Каракозова, продолжалась до 1 марта 1881 г., когда уставший от жизни Александр II сделал шаг навстречу смерти, и она приняла его вызов. Современником, а порой непосредственным свидетелем покушений на венценосного отца был Великий князь Александр Александрович. Первые впечатления человека, находящегося под прицелом, убиваемого неведомой рукой террориста он испытал в 1867 г. 25 мая в Булонском лесу Парижа на экипаж, в котором находились Напо­леон III, Александр II, Великие князья Александр и Владимир, было совершено вооруженное нападение. Две пистолетные пули ранили лошадь французского шталмейстера, ехавшего рядом с императорской коляской, не причинив вреда высочайшим особам. По одной из версий, император французов, сохранивший в этот драматический момент чувство юмора, сказал Александру II: «Если это стрелял итальянец, значит в меня, если поляк, – то в Вас». Террорист оказался польским эмигрантом Антоном Березовским. Он стрелял из двуствольного пистолета, который разорвало в его руках2. Неисправность оружия помешала Березовскому поразить августейшую цель. Это было второе покушение на Александра II. Но жертвой террориста мог стать любой из находившихся в коляске, в том числе и наследник российского престола. 5 февраля 1880 г. в дневнике Великого князя появилась пространная запись, отражавшая его впечатления от пережитого в этот день, который мог стать для него и других Романовых последним в жизни: «…Со станции все отправились в Зимний дворец к обеду, и только что мы успели дойти до начала большого коридора…, как раздался страшный гул и под ногами все заходило и в один миг газ потух. Мы все побежали в желтую столовую, откуда был слышен шум, и нашли все окна перелопнувшими, стены дали трещины в некоторых местах, люстры почти все заглушены, и все покрыто густым слоем пыли и известки. На большом дворе совершенная темнота, и оттуда раздавались страшные крики и суматоха. Немедленно мы с Владимиром побежали на главный караул, что было нелегко, так как все потухло и везде воздух был так густ, что трудно было дышать. Прибежав на главный караул, мы нашли страшную сцену: вся большая караульная, где помещались люди, была взорвана, и все провалились более чем на сажень глубины, и в этой груде кирпичей, известки, плит и громадных глыб сводов и стен лежало вповалку более 50 солдат, большей частью израненных, покрытых слоем пыли и кровью. Картина раздирающая, и в жизнь мою не забуду я этого ужаса! В карауле стояли несчастные финляндцы, и когда успели привести все в известность, оказалось 10 человек убитых и 47 раненых.… Описать нельзя и слов не найдешь выразить весь ужас этого вечера и этого гнуснейшего и неслыханного преступления»3, – заканчивал делиться своими переживаниями наследник престола. Эти впечатления не сделали цесаревича более осторожным или, как утверждают некоторые историки, трусливым. Когда в июне 1880 г. «для усиления надзора за безопасностью» наследника и его семьи охрану Аничкова дворца усилили пятью стражниками, Великий князь решительно заявил, что ему «достаточно охраны находившихся при нем казаков»4. Дополнительные посты были отменены. 1 марта 1881 г. Великий князь Александр Александрович вернулся с развода в Аничков дворец и за завтраком в семейном кругу услышал один за другим два взрыва. Через насколько минут сани цесаревича уже мчались по Невскому проспекту. Но было уже поздно. Помочь истекающему кровью отцу Александр Александрович не смог. В 15 ч. 35 мин. царь-Освободитель скончался, новым российским императором стал Александр III. Начало его царствования было «под прицелом» партии «Народная воля». Аресты накануне 1 марта таких революционеров как А. И. Желябов, А. И. Ба­ранников, Н. Н. Колодкевич, М. Н. Тригони служили доказательством активности народовольцев в непосредственной близости к Зимнему дворцу. Состояние и планы революционного подполья Департаменту полиции весной 1881 г. известны не были. В. Н. Фигнер в своих воспоминаниях сообщала о желании использовать подкоп под Малой Садовой для убийства Александра III. Замысел этот остался нереализованным из-за несогласия с предложением Фигнер других членов Исполнительного комитета «Народной воли»5. Александр III «вступил на престол при самых тяжких обстоятельствах и должен был выдержать упорную и дикую борьбу с нигилизмом, – написал итальянский наблюдатель русских событий Томасо Карлетти. – Что же удивительного в том, что он не увлекался либеральными идеями Кто может безошибочно обвинить его за то, что он признал за лучшее для России сперва усвоить себе получше те условия жизни, в которые она поставлена была преобразованиями его отца, прежде чем спешить по дороге к свободе.… Хотя России под его управлением и не суждено было сделать смелых шагов вперед, но зато она и не сделала ошибочных скачков в сторону… Он (Александр III. – А. В.) мог заблуждаться в средствах к достижению блага (России. – А. В.), но намерения его всегда были чисты, искренни, честны и внушены ему тем, что он сам считал за истинное, хорошее и доброе»6. Царствование Александра III было одним из самых спокойных в истории императорской России. Тем не менее, 1 марта 1887 г. размеренная жизнь императорского дома могла взорваться. В этот день «на Невском проспекте около 11 часов утра задержаны три студента Санкт-Петербургского университета, при коих по обыску найдены разрывные снаряды, – сообщал 4 марта «Правительственный вестник». – Задержанные заявили, что они принадлежат к тайному преступному сообществу, а отобранные снаряды при осмотре их экспертом оказались заряженными динамитом и свинцовыми пулями, начиненными стрихнином». Покушение на Александр III подготовила «Террористическая фракция партии «Народная воля». Ее организаторы П. Я. Шевырев (род. 1863 г.) и А. И. Ульянов (род. 1866 г.), метальщики В. С. Осипанов (род. 1861 г.), П. И. Андреюшкин (род. 1865 г.) и В. Д. Генералов (род. 1867 г.) вскоре были осуждены Особым присутствием Правительствующего Сената и повешены 8 мая 1887 г. в ограде Шлиссельбургской крепости. Примечательный эпизод воспроизводит в своих воспоминаниях сестра Александра Ульянова Анна Ильинична. Товарищ прокурора Князев, присутстствовавший при одном из последних свиданий Марии Александровны Ульяновой с сыном в конце апреля 1887 г. в ДПЗ, запомнил слова осужденного на смерть Александра матери, которая просила подать прошение о помиловании: «Представь себе, мама, что двое стоят друг против друга на поединке. В то время как один уже выстрелил в своего противника, он обращается к нему с просьбой не пользоваться в свою очередь оружием. Нет, я не могу, – закончил он, – поступить так»7. По степени драматизма события 1867 г. и 1887 г., которые разделяет почти ровно 20 лет, на первый взгляд похожи. Но реальная опасность стать жертвой шальной пули в Булонском лесу и погибнуть от «умысла», «приготовления цареубийства» разные. Они соотносятся, как понятия в русском языке «смертельной опасности» и просто «опасности». Смертельная опасность поджидала семью императора 17 октября 1888 г. в 43 верстах от Харькова около ст. Борки. Два паровоза и 15 пассажирских вагонов царского поезда (эта громада весила более 800 тонн) мчались со скоростью 60 верст в час (по инструкции такой состав должен передвигаться, не превышая скорость 40,5 верст в час) с недействующими автоматическими тормозами. В 1 час 14 мин. пополудни произошло крушение этого состава, следовавшего из Севастополя в Санкт-Петербург. Погибло 23 человека, 19 – получили ранения. Семья императора по счастливой случайности осталась жива. От неминуемой гибели ее спасло то обстоятельство, что амортизационные тележки, на которых крепилась тележка вагона, от удара, громоздясь одна на другую, составили пирамиду. Падающая крыша одним концом уперлась в эту случайно возникшую опору, и, «не дойдя до земли 2,5 аршина, образовала с полом треугольное отверстие, из которого и вышли все, обреченные на смерть, испачканные, но целые». «Благодарение Создателю за спасение всех дорогих сердцу, за спасение всего моего семейства от мала до велика!» – написал по горячим следам Александр III, распорядившись на месте катастрофы соорудить часовню. Сопровождавший императора в этом путешествии министр путей сообщения К. Н. Посьет был уволен от должности и назначен членом Государственного совета. До этого трагического случая еще в 1868 г. контр-адмирал К. Н. Посьет на фрегате «Александр Невский» потерпел крушение у берегов Дании. Случилось это 13 августа, когда на корабле находился и наследник российского престола Великой князь Александр Александрович8. К счастью тогда обошлось без человеческих жертв. Еще несколько случаев могли привести к трагической развязке. Так, по воспоминаниям первого личного адъютанта Великого князя Александра Александровича графа С. Д. Шереметева, «однажды в большом шарабане, управляемом цесаревичем», они возвращались в Красное село, «как вдруг сверкнула молния и почти без промежутка раздался громовой удар». «Что-то ударило в спину, и мы все покачнулись, – продолжает рассказ Шереметев. – …Лошади остановились, но цесаревич не моргнул, а рядом с ним дымился куст»9. И, наконец, еще один эпизод из жизни Александра III требует внимания. Дело было в первых числах мая 1886 г. император Всероссийский в сопровождении командующего войсками Одесского военного округа генерала от инфантерии Х. Х. Роопа совершал инспекционную поездку. Во время осмотра Севастопольских укреплений, при проверке заряжания орудий 10-дюймового калибра снаряд вывалился из «кокора» и упал на землю казенной частью. К чему это могло привести знает каждый, кто отличает «казенную часть» снаряда от «боеголовки», а представить последствия взрыва от детонации снаряда может любой неспециалист. Александр III остался совершенно спокоен и приказал повторить заряжание. После этого инцидента император присутствовал на испытании подводной лодки в севастопольской бухте. По свидетельству компетентного очевидца генерала А. Н. Куропаткина: «Государь внимательно относился ко всему осматриваемому, задавал много весьма серьезных вопросов и своим спокойствием и простотой производил на всех чудесное впечатление»10. Александр III, прошедший с боевым Рущукским отрядом через горнило русско-турецкой войны 1877–1878 гг., был человеком не робкого десятка. Испытания, которые ему посылала судьба, он переносил стойко, никогда не теряя самообладания и мужества. По-христиански спокойно он встретил и свою смерть осенью 1894 г. Таким образом, на примере фактов биографии тринадцатого российского императора, находившегося во главе государства 13 лет, 7 месяцев и 19 дней11, можно заключить, что спланированные, организованные террористические акты, которые он пережил, сопоставимы с той опасностью, которую несли случайные стечения обстоятельств, безответственность должностных лиц, расхлябанность и разгильдяйство, без всякого злого умысла. Поэтому абсолютизировать террор как чисто русский способ борьбы за власть, как это иногда пытаются делать некоторые специалисты по России, нет никакой необходимости. Михаил Яковлевич Геллер, размышляя об истории Российской империи из Франции, пришел к заключению, что «толчком к началу покушений на Александра II было убийство президента США Авраама Линкольна 15 апреля 1865 г.» «В России хорошо знали, – продолжает свою мысль историк, – что убийца Джон Уилкс Бус, выстрелив в президента, крикнул: Sic semper tirranis (так всегда будет с тиранами)»12. Не был тираном американский президент, но он погиб. Как погиб и другой глава республиканских США Джеймс Авраам Гарфилд, ставший жертвой террориста Гито в 1881 г. Активизация актов индивидуального террора в Российской империи пришлась не на правление Павла I, не на «николаевскую реакцию», а на царствование Алек­сандра II. В этот же период фиксируется и резкий скачек уголовных правонарушений. Рост преступности в стране стал фактором, сопутствовавшем буржуазным реформам. Причем рост значительный – в 2,7 раза по сравнению с царствованием Николая I13. Так что, несколько искажая крылатое выражение В. И. Ленина, мы «далеки от мысли отрицать созидательную роль реакционных периодов», периодов спокойствия и стабильности, даже ценой «подмораживания» общественно-политической активности образованного общества. Реформаторы должны быть готовы к всплеску преступности, который, на мой взгляд, неизбежен при радикальных и даже умеренных изменениях в государстве. В 1881 г. В. Г. Короленко, узнав о смерти Александра II в ссылке, «среди пустынных и холодных берегов Лены» начал сочинять поэму в прозе: «Александр II, молодой, одушевленный освободительными планами, и Желябов, его убийца, смотрят с далеких высот на свою холодную родину и беседуют о далекой трагедии, обратившей их лучшие стремления друг против друга. Когда-то одна правда, хоть в разное время, светила им обоим, но она затерялась во мгле и туманах. И две тени говорят о том, как разыскать ее…»14. Пушкин, размышляя о самобытности русской истории, которая требует «другой мысли, другой формулы» нежели западноевропейский опыт, попутно заметил: «Не говорите: иначе нельзя было быть. Коли было бы это правда, то историк был бы астроном и события жизни человечества были бы предсказаны в календарях, как и затмения солнечные. Но провидение не алгебра, ум человеческий, по простонародному выражению, не пророк, а угадчик, он видит общий ход вещей и может выводить из оного глубокие предположения, часто оправданные временем, но невозможно ему предвидеть случая – мощного, мгновенного орудия провидения»15. Случай или судьба подвергают человека смертельной опасности На этот вопрос однозначно ответить невозможно. Но кого-то судьба хранит, а кого-то хоронит, кого-то случай спасает, а кого-то губит. Поэтому прогностические предсказания на историческом материале часто очень зыбки, а порой просто не уместны. Пример реальных и мнимых покушений на жизнь Александра III лишнее тому подтверждение. А вот прогнозирование трудностей, препятствий, осложнений, сопутствующих реформам факторов на основе изучения исторического опыта, с использованием наряду с другими историко-сравнительного метода исследования, может быть небесполезно для различных властных структур и тех, кто формирует общественное мнение. 1 Сообщение представляет собой переработанный вариант выступления на круглом столе «Террор в русском освободительном движении: от 14 декабря 1825 г. к 1 марта 1881 г.»  Короленко В. Г. История моего современника. Кн. 3–4 Собр. соч.: В 5 т. Т. 5. Л., 1991. С. 195. 2 Толмачев Е. П. Александр II и его время: В 2 кн. Кн. 2. М., 1998. С. 208. По приговору парижского суда Березовский был сослан в Новую Каледонию на пожизненные каторжные работы, где и умер в 1869 г. (по другим данным прожил до 1907 г.) 3 ГАРФ. Ф. 677. Оп. 1. Д. 307. 4 ГАРФ. Ф. 109. III экспедиция. 1866. Д. 48. Ч. 17. Т. 2. Лл. 62, 375, 377. 5 Фигнер В. Н. Запечатленный труд. Воспоминания: В 2 т. Т. 1. М., 1964. С. 307. 6 Карлетти Т. Современная Россия. СПб., 1895. С. 112–113. 7 Ульянова-Елизарова А. И. Воспоминания об Александре Ильиче Ульянове Ульянова-Ели­­зарова А. И. О В. И. Ленине и семье Ульяновых. М., 1988. С. 106. 8 См.: Шилов Д. Н. Государственные деятели Российской империи. Главы высших и центральных учреждений 1802–1917. Биобиблиографический справочник. СПб., 2001. С. 540. 9 Мемуары графа С. Д. Шереметева. М., 2001. С. 408. 10 Куропаткин А. Н. Разведывательная миссия в Турцию Военно-исторический журнал. 1994. № 4. С. 68–77. 11 Морешаль Э. История девятнадцатого века (1789–1899 гг.) Т. 2. СПб., 1904. Ст. 819. 12 Геллер М. Я. История Российской империи. Т. 3. М., 1997. С. 110. 13 Миронов Б. Н. Социальная история России периода империи (ХVIII–начало ХХ в.). Генезис личности, демократической семьи, гражданского общества и правового государства: В 2 т. Т. 1. СПб., 1999. С. 85. 14 Короленко В. Г. История моего современника… С. 196. 15 Пушкин А. С. О втором томе «Истории русского народа» Полевого Полн. собр. соч. в 16 т. Т. ХI. М., 1849. С. 127.
Каталог: archive -> old.sgu.ru -> files -> nodes -> 19213
nodes -> Образование как биографически значимое пространство
nodes -> «добровольно вызвался служить отечеству»
nodes -> А аврус А. И. История российских университетов: Курс лекций. 2-е изд. Саратов: Изд-во Сарат ун-та, 2005. 172 с. Аврус А. И., Голуб Ю. Г
19213 -> И. Е. Репин и александр III
19213 -> О. И. Киянская декабрист м. П. Бестужев-рюмин в оценке современников
19213 -> Д. В. Рязанов из воспоминаний Д. Ф. Руднева
19213 -> Сборника научных трудов «Освободительное движение в России»
19213 -> О. И. Киянская декабрист м. П. Бестужев-рюмин в оценке современников
19213 -> И. Е. Репин и александр III