Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


А. П. Чехова Ярославський державний університет імені П. Г демидова українсько-російські педагогічні студії міжвузівський збірник наукових статей Донецьк 2011




страница11/20
Дата06.07.2018
Размер4.15 Mb.
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   20
ЛИТЕРАТУРА 1. Брехман И. И. Человек и биологически активные вещества И. И. Брехман. – 2-е. изд. – М. : Наука, 1980. – 119 с. 2. Новейший философский словарь сост. А. А. Грицанов. – Минск : Изд. В. М. Скакун, 1998. – 896 с. УДК 316: 37.013.78 Е. В. Панкратова, кандидат социологических наук (Ивановский государственный университет) Отражение проблематики качества жизни населения в курсе “Управление социальными процессами” для социологов Курс “Управление социальными процессами” является частью общепрофессиональной подготовки специалиста в области социологии. В его содержание входит широкий круг вопросов, которые раскрывают специфику социальных процессов и способы управления ими как объектами социологического изучения. Особо актуальны эти знания для анализа процессов системной трансформации, происходящих в России. Направление, темпы и результаты трансформационного процесса во многом зависят от принимаемых управленческих решений. Социолог должен хорошо знать как сущность и структуру социальных процессов, их типы и особенности, возможные пути развертывания, так и основы научного управления ими. Цель курса – изучение социальных процессов, принципов и методов управления ими. Курс “Управление социальными процессами” связан многочисленными концептуальными и логическими связями с другими дисциплинами, прежде всего, раскрывающими особенности социальных, экономических, культурных и организационных процессов современного общества: социология управления, социология организаций, социология образования, социология религии, социология коммуникаций, социология региона и др. Общая трудоемкость дисциплины составляет 3 зачетных единицы, 108 часов. Аудиторная нагрузка (лекции и семинары) составляет 54 часа. Курс “Управление социальными процессами”, читаемый в Ивановском государственном университете студентам, обучающимся по направлению подготовки “Социология”, содержит три раздела. Первый раздел – “Теоретические и методологические основы управления социальными процессами”. Второй раздел – “Механизмы и технологии управления социальными процессами и реализации социальных управленческих решений”. Третий раздел – “Проблемы реализации социального управления в современной России”. Тема “Качество жизни населения: теоретические основы и практические методы оценки” входит в первый раздел курса. Мы считаем, что знание вопроса качества жизни населения в аспекте социального управления очень важно, так как в России в последнее время происходит осознание значимости этой проблемы для определения перспектив и стратегии развития государства. Необходимость повышения качества жизни населения выделена как приоритетное направление государственной политики. Качественные жизненные условия, в которых проживает население, являются показателем уровня социального развития и основой для успешной самореализации индивидов, которая, в свою очередь, приведет к дальнейшему совершенствованию различных сфер общественной жизни, оптимизации социальной структуры общества [9, с. 3]. Указанная тема предполагает раскрытие следующих вопросов: понятие “качество жизни” в современных социологических теориях; специфика качества жизни и его отличие от смежных понятий – уровень, образ, стиль жизни; методики измерения качества жизни. На наш взгляд, раскрытие сущности понятия “качество жизни” должно опираться на теории общественного развития, характеризующие современное общество как постиндустриальное, информационное; теории, осмысляющие состояние современных обществ на теоретико-эмпирическом уровне; теории регионального развития. Концепция качества жизни входит в теории общественного развития, характеризующие современное общество как постиндустриальное, информационное. Именно с этими теориями студенты-социологи начинают знакомиться в курсе “История социологии” и “Современная западная социология”. В теории Д. Белла качество жизни обозначает требования лучшей жизни, которые сконцентрированы вокруг двух фундаментальных сфер – здоровья и образования [2]. В теории А. Турена акцентируется внимание на новом образе “действующего” субъекта, который ценит научное знание, инновации, инвестиции и т. д. [17] Э. Тоффлер в теории супериндустриального общества впервые рассмотрел нематериальные мотивы деятельности индивида [16]. М. Кастельс отмечает, что появление нового общества сопровождается усилением социального неравенства и поляризации, появлением социального исключения. Таким образом, в рассмотренных теориях качество жизни содержит указание на самый широкий объем явлений, а операционализация понятия не включает проработанных эмпирических индикаторов. В теориях, осмысляющих состояние современных обществ на теоретико-эмпирическом уровне, – человеческого капитала, человеческого потенциала, устойчивого развития и др. – качество жизни приобретает более конкретное содержание. Оно служит не только ориентиром развития, но и реальным инструментом достижения социальной стабильности, а его операционализация приобретает эмпирический характер. Фиксирование качества жизни происходит на основании объективных статистических показателей. В теориях развития региона качество жизни выступает показателем жизнедеятельности общности и человека. В исследованиях Н. Зубаревич, М. Салимова, В. Дробышевой, Б. Герасимова и др. осуществлена эмпирическая операционализация понятия, позволяющая получить информацию об отдельных объективных составляющих качества жизни. Рассмотрение качества жизни как теоретического конструкта и реального практического показателя в теориях различных уровней позволяет проследить наполняемость содержанием исследуемого понятия. Следующий вопрос темы направлен на сравнение качества жизни со смежными понятиями, которые также характеризуют различные стороны жизнедеятельности общества. К ним относятся: “уровень жизни”, “образ жизни”, “стиль жизни” и др. “Уровень жизни” фиксирует количественную сторону материального благополучия. Под уровнем жизни понимается обеспеченность населения необходимыми материальными благами и услугами, достигнутый уровень их потребления и степень удовлетворения разумных потребностей [7, с. 301]. Применительно к личности уровень жизни характеризует ее материальное и духовное потребление. Его показателями служат: величина душевого дохода, количество и качество потребляемых индивидом благ и услуг, реализующих потребности индивида в питании, одежде, жилище, поддержании здоровья, удовлетворении иных материальных и духовных запросов [3, c. 486]. Уровень жизни рассматривается чаще всего как экономическая категория. Исследователи говорят об уровне жизни отдельных групп населения [6; 12] или же об уровне жизни в определенном регионе [8]. Также уровень жизни служит критерием социальной стратификации [15, c. 120–130]. Картина уровня жизни складывается из анализа главного параметра – материального положения человека, социальной группы, страны, общества. Системообразующей основой уровня жизни выступает комплекс разнообразных человеческих потребностей, возникающий и реализующийся в сфере потребления. Еще одно понятие, созвучное качеству жизни, – “образ жизни”. В современной науке под образом жизни понимается “система устойчивых типичных форм социального бытия” [14, c. 483]. В узком смысле под образом жизни понимается исторически обусловленный вид жизнедеятельности, включающий труд, учебу, физический отдых, свободное время [18, c. 171]. Это понятие раскрывает целостность форм жизнедеятельности людей, взятых в единстве объективного и субъективного, качественного и количественного, материального и духовного [4, c. 16]. Таким образом, образ жизни – понятие, характеризующее особенности жизнедеятельности человека, это характеристика активности субъекта. Не может существовать идеальной модели образа жизни, так как индивид вправе выбрать и вести ту жизнедеятельность, которая соответствует его интересам и потребностям, его социальной позиции. Образ жизни конкретизируется понятием “стиль жизни”, раскрывает его особенности, выражающиеся в общении, поведении людей. В отличие от предыдущих понятий, которые мы анализировали, “стиль жизни” ориентирован преимущественно на повседневную жизнь [13, c. 345]. Все трактовки качества жизни можно свести к трем: объективистские, субъективистские и комбинированные. Такое деление основано на выделении доминирующей составляющей качества жизни (объективной или субъективной) и способе измерения. Комбинированный подход к определению качества жизни человека является в настоящее время наиболее актуальным. Сущность качества жизни с учетом объективных параметров и индивидуального (субъективного) аспекта представлена в работах В. Бобкова, П. Масловского-Мстиславского, Н. Маликова. Ученые разработали следующее определение: “в самом сжатом виде качество жизни можно трактовать как уровень развития и степень удовлетворения комплекса высокоразвитых потребностей и интересов людей” [3, c. 8]. Характеризуя качество жизни как социально-экономическую категорию, они подчеркивают ряд ее особенностей: – качество жизни – чрезвычайно широкое, многоаспектное, многогранное понятие, несравнимо более широкое, чем “уровень жизни”; это социологическая категория, охватывающая все сферы жизни общества; – качество жизни имеет две стороны: объективную и субъективную; – качество жизни не является категорией, отделенной от других социально-экономических категорий, но объединяет многие из них, включает в себя в качественном их аспекте [3, c. 8–9]. П. Октябрьский под качеством жизни понимает совокупность характеристик условий жизни, труда и занятости, быта и досуга, здоровья населения, его образование, природную среду обитания [7, c. 301]. К. Фофанова полагает, что под качеством жизни необходимо иметь ввиду интегральное понятие, охватывающее объективную и субъективную стороны человеческой жизни, в котором реализуется смысл жизни, ее ценностные ориентации с учетом пространственно-временных характеристик [19, c. 43]. Также под качеством жизни понимается единство показателей, которые характеризуют уровень реализации потребностей человека, и степень удовлетворенности его осуществлением своих жизненных планов (жизненных стратегий), и соотносятся, с одной стороны, с минимальными социальными стандартами, с другой стороны – с ресурсными возможностями общества [1, c. 2]. Таким образом, “качество жизни” применяется для комплексного анализа всей совокупности индивидуального и общественного уровней социальной жизни на основе объективных и субъективных параметров. Третий аспект раскрываемой нами темы – это методики оценки качества жизни. Здесь мы считаем возможным сосредоточиться только на комплексных способах оценки качества жизни населения. Многие исследователи в настоящее время применяют комплексный подход к оценке качества жизни. Комплексное измерение качества жизни включает как объективную оценку некоторых индикаторов с помощью статистических данных, так и субъективную оценку жизни индивидами. К числу таких методик относится методика, предложенная российскими учеными Научно-исследовательской лаборатории по проблемам качества жизни жителей Белгородской области (НИЛБО). Данная методика предназначена для оценки качества жизни населения региона. Индикаторы качества жизни сгруппированы учеными в три блока: первый блок показателей отражает состояние дел с реализацией права человека на жизнь, здоровым существованием, продолжением рода, обеспечением достойной старости. Второй блок показателей характеризует удовлетворенность людей условиями повседневного существования: быт, питание, работа, жилье, здравоохранение, образование. Третий блок показателей характеризует состояние сознания людей. Качество жизни в данном случае связано с понятиями духовного благополучия и надежды на будущее, которые выражаются в обретении людьми смысла жизни, уверенности в будущем; в высоком уровне социально-психологического комфорта и пр.[10] Важную роль в этой методике играют субъективные индикаторы качества жизни, которые получены в ходе социологических опросов населения. В результате их проведения были определены потребности различных групп населения, выделены их интересы, целевые установки, ценностные ориентации, выяснен характер жизненных проблем, исследованы представления о собственном качестве жизни. Такая методика наиболее полно отражает качество жизни человека, учитывает большинство его сторон, однако, в большей степени сфокусирована на экономической и социальной сферах. Также к комплексным методикам оценки качества жизни относится методика, разработанная М. Салимовым [11, c. 168]. Эта исследовательская методика базируется на методике НИМБ с некоторыми дополнениями по группам показателей. М. Салимов выделяет 6 групп показателей и соответствующие им объективные индикаторы: 1группа – показатели развития человеческого потенциала (ВВП на душу населения, уровень образования, ожидаемая продолжительность жизни); 2 группа – демографические показатели (коэффициент рождаемости и смертности, миграция); 3 группа – медико-экологические показатели (бюджетные расходы на здравоохранение, коэффициент младенческой смертности, обеспеченность койко-местами, уровень заболеваемости туберкулезом, выбросы вредных веществ в окружающую среду); 4 группа – показатели материального благосостояния и занятости (количество безработных граждан, уровень безработицы, номинальная и реальная заработная плата, часть населения с доходом ниже прожиточного минимума); 5 группа – показатели образования (Индикаторы: бюджетные расходы на образование, количество студентов на 10 000 населения); 6 группа – показатели безопасности (количество правонарушений, число преступлений на 100 000 населения). Набор объективных индикаторов ученый дополняет субъективными оценками, используя социологический опрос “Составляющие качества жизни и степень удовлетворенности ими”. Он предлагает расположить 19 составляющих качества жизни по степени значимости, а затем оценить степень удовлетворенности ими в процентах. К числу составляющих качества жизни исследователь относит: здоровье, уровень доходов, семейное счастье, жилищные условия, уровень и качество образования, душевный комфорт, независимость и свобода, уважение окружающих и пр. Методика М. Салимова отражает как объективное, так и субъективное качество жизни. Однако, на наш взгляд, предложенный социологический инструментарий не совсем полно отражает субъективную удовлетворенность. Исследователь ограничился двумя параметрами субъективной оценки: иерархией некоторых компонентов качества жизни и удовлетворенностью ими жителей региона. За пределами исследования остались: оценка удовлетворенности жизнью в целом, оценка счастья, оценка аффективного компонента, а также причины неудовлетворенности отдельными сферами жизни. Однако, несмотря на указанные недостатки, эта методика вполне применима для оценки качества жизни в регионе. Таким образом, качество жизни населения является одним из эффективных инструментов определения уровня развития различных сфер жизни исследуемой территориальной общности, а в практике социального управления служит интегральным показателем развития. ЛИТЕРАТУРА 1. Алферова М. Н. О возможном подходе к разработке региональной концепции и программы улучшения качества жизни населения М. Н. Алферова, В. П. Бабинцев, А. А. Белов, А. А. Гармашев, С. В. Заинчковская  Технологии качества жизни. – 2002. – Т. 2. – № 2. – С. 1–10. 2. Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество: опыт социального прогнозировании Д. Белл. – М. : Академия, 1999. – 956 с. 3. Бобков В. Н. Качество жизни: Вопросы теории и практики  В. Н. Бобков, П. С. Масловский-Мстиславский, Н. С. Маликов. – М. : ВЦУЖ, 2000. – 31 с. 4. Дробышева В. В. Интегральная оценка качества жизни населения региона В. В. Дробышева, Б. И. Герасимов. – Тамбов : Изд-во Тамб. гос. техн. ун-та, 2004. – 108 с. 5. Зборовский Г. Е. Общая социология Г. Е. Зборовский. – М. : Гардарики, 2004. – 592 с. 6. Лунякова Л. Г. О современном уровне жизни семей одиноких матерей Л. Г. Лунякова Социол. исслед. – 2001. – № 8. – С. 58–67. 7. Октябрьский П. Я. Уровень жизни населения в показателях отечественной и зарубежной статистики П. Я. Октябрьский Компаративистика: альманах сравнительных социогуманитарных исследований. – СПб. : Социол. о-во им. М. М. Ковалевского, 2001. – С. 301–311. 8. Павлова Н. Ф. Уровень жизни и инвестиционная готовность жителей Челябинска Н. Ф. Павлова, Д. Б. Иванова Социол. исслед. – 1997. – № 10. – С. 16–19. 9. Панкратова Е. В. Качество жизни как кмплекный показатель социального развития региона (на примере Ивановской области) : автореф. дисс. на соискание уч. степени канд. социол. наук : спец. 22.00.04 Панкратова Екатерина Владимировна. – Нижний Новгород, 2008. – 27 с. 10. Сайт Белгородского института государственного и муниципального управления [Электронный ресурс]. – Режим доступа : http:www.bel.edu.rulabmaterial.asp. – Загл. с экрана. 11. Салимов М. Ш. Оценка качества жизни населения в регионе : дис. … канд. экон. наук : 08.00.05 Салимов Марат Шамилевич. – Саранск, 2004. – 168 с. 12. Соловьев С. С. Российские офицеры – опора государства или источник нестабильности : (размышления по поводу динамики уровня жизни семей офицеров) С. С. Соловьев  Социол. исслед. – 1997. – № 5. – С. 26–34. 13. Социологический энциклопедический словарь. – М. : Норма-Инфра-М, 1998. – 488 с. 14. Социология в России. – М. : Ин-т Социол. РАН, 1998. – 696 c. 15. Тихонова Н. Е. Индекс уровня жизни и модель стратификации российского общества Н. Е. Тихонова, Н. М. Давыдова, И. П. Попова Социол. исслед. – 2004. – № 6. – С. 120–130. 16. Тоффлер Э. Шок будущего Э. Тоффлер. – М. : АСТ, 2002. – 560 с. 17. Турен А. Возвращение человека действующего : очерк социологии  А. Турен. – М. : Науч. мир, 1998. – 205 с. 18. Федоряк Л. М. Роль активности в становлении нового качества жизни человека Л. М. Федоряк Социально-гуманитарные знания. – 2004. – № 3. – С. 165–175. 19. Фофанова К. В. Качество жизни как проблема этико-социологического анализа К. В. Фофанова Технологии качества жизни. – 2003. – Т. 3. – № 2. – С. 37–44. УДК 364(075.8) Ю. А. Пащенко, ассистент (ФГБОУ ВПО “Таганрогский государственный педагогический институт имени А. П. Чехова”) СОВРЕМЕННЫЕ ТЕНДЕНЦИИ В РАЗВИТИИ ПОМОГАЮЩИХ ПРОФЕССИЙ В ГЕРМАНИИ Социальная политика, эффективна только в том случае, когда она основывается на стратегии, на перспективной программе действий [2, с. 2]. Качество социальной деятельности во многом зависит от уровня профессионализма специалистов данной отрасли. А уровень профессионализма, в свою очередь, зависит, прежде всего от качества профессиональной подготовки. Необходимость изучения опыта западных стран данной отрасли деятельности вызвана тем, что становление социальной работы как профессии в России началось несколькими десятками лет позже, и соответственно путь проб и ошибок можно существенно сократить, обратившись к опыту становления и развития профессии социального педагога и социального работника в Германии. Немецкая система образования социальных работников и социальных педагогов институционально очень развита – образовательные учреждения и работодатели несут совместную ответственность за образование будущих работников [1, с. 1]. Во многих европейских странах созданы специальные комиссии, которые принимают от частного сектора, промышленности информацию о том, на специалистов каких отраслей наблюдается максимальный спрос. Далее эта статистика передается в систему профподготовки, что позволяет направить потоки рабочей силы в нужную сторону и обеспечить работой максимальное количество специалистов. В Германии, как и в других западных странах, разработкой стратегии профобразования занимаются, как правило, совместно несколько министерств. Между министерствами Российской Федерации нет необходимой координации, что приводит переизбытку предложения на рынке труда в тех отраслях, где спрос на рабочую силу невелик. В первую очередь это касается представителей гуманитарных профессий, таких как социальный работник и социальный педагог. В современной Германии отчетливо проявляется выработанная и устоявшаяся уже концепция подготовки профессионала в сфере социально-педагогической деятельности. Дипломированного социального педагога и дипломированного социального работника зачастую ставят на одну ступень. В действительности социальная педагогика и социальная работа отличаются друг от друга, как в своём историческом развитии, так и своими основополагающими аспектами. В то время как социальная работа опирается в своём образование на три классических метода (индивидуальная работа, направленная на улучшение индивидуальных жизненных обстоятельств, групповая работа, развивающая социальные компетенции, общественная работа, цель которой развитие социально-пространственной структуры), социальная педагогика в своём учении обращается к дидактике [3; 4] Содержание образования дипломированного социального педагога или дипломированного социального работника попадают в Германии в компетенцию законотворчества федеральных земель и потому различны. Однако, тема единой модели образования и обозначения этих специальностей с опорой на интернациональные, международные стандарты, постоянно подвергается дискуссиям. Главное различие между социальной работой и социальной педагогикой состоит в том, что социальная педагогика действует, предлагает и инициирует. Социальная работа со-действует, реагирует, инвертирует по требованию и необходимости, действует административно, вмешивается и принимает решительные меры в случае возникновения непорядков [6, с. 37]. Часто эти два понятия непроизвольно путаются, подменяют друг друга даже в кругу профессионалов и учёных. До сих пор были предприняты попытки подчинить один вид работы другому и разделить их посредством дефиниции. По последним данным специалисты сошлись во мнении использовать выражение “социальная работа” как обобщающее понятие для обеих одноранговых областей работы. Социальную педагогику как и социальную работу изучают преимущественно в специализированных институтах и проф.академиях, иногда даже в университетах. Некоторые институты преподают эти две дисциплины либо раздельно, либо лишь одну из них. В большинстве случаев, учебные заведения предлагают обобщённое обучение. В некоторых федеральных землях студенты стоят перед выбором изучения какой-либо одной из двух профессий, в других же землях выдают двойной диплом “социального педагога – социального работника”. Институты, дающие такое образование, обычно имеют название “институт социального обеспечения” или “институт социальной работы”. Квалификацию “социального педагога” предлагают следующие вузы Германии: университет Отто Фридриха (г. Бамберг), евангелический институт (г. Берлин), технический университет (г. Дортмунд, Дрезден), институты (г. Дюссельдорф, Ганновер, Мюнстер, Регенсбург), университет (г. Кассель), университет Лёйфана (г. Люнебург), университет Филиппс (г. Марбург). Получить квалификацию “социального работника” можно практически в каждом городе Германии, так как наблюдается тенденция объединения этих двух специальностей под одним общим названием “социальная работа”. Социальные работники оказывают поддержку семьям, индивидуумам, группам и общинам в преодолении социальных проблем, конфликтов, а также трудно сложившихся жизненных ситуациях. Они задействованы в различных учреждениях общественных и частных социальных услуг. Деятельность социальных работников обширна и зависит от целеполагания той или иной сферы, где они задействованы. Социальные работники помогают индивидуумам при возникновении трудностей с воспитанием, семейных или партнёрских проблем, посещают пожилых людей по месту жительства, в домах престарелых и в больницах, информируют их о социальных службах помощи и о праве претендовать на финансовую поддержку. В сфере юриспруденции социальные работники оказывают помощь условно осужденным несовершеннолетним подросткам, заботятся о заключённых (социальная служба опеки в тюрьмах), консультируют освобождённых из под стражи (консультационные пункты для отбывших наказание в виде лишения свободы). В качестве поверенных в делах социальные работники выступают как законные представители психически больных и умственно отсталых людей. В рамках здравоохранения они работают в госпиталях, управлении и отделах здравоохранения, психиатрических больницах и консультационных пунктах для людей, страдающих алкогольной и наркозависимостью. Кроме того, они опекают инвалидов в мастерских и общежитиях, посещают их по месту жительства и консультируют по вопросу финансирования и служб помощи (например, служба доставки, оснащение жилья для проживания человека с ограниченными возможностями). Наряду с общей и консультационной помощью социальные работники пытаются мотивировать пострадавших действовать самостоятельно (от помощи к самопомощи), т.е. работают социально превентивно (профилактически). Например, на предотвращение бездомности, а также посредством общественной работы обращают внимание граждан на социальные проблемы. Кроме того, в обязанности социального работника также входит выполнение письменной работы: написание отчетов, составление запросов и ведение учета своей деятельности. Профессионалы, работающие в этой области социальной работы, консультирования, социального управления (менеджмента) стараются в рамках своей работы оказывать поддержку индивидуумам, семьям, группам и общинам в решении социальных проблем различного рода. Диапазон методов от консалтинга до интервенции (вмешательства). Зачастую возникает необходимость интенсивного сотрудничества со службами информации, а также врачами, психологами и юристами. Как правило, профессионалам, работающим в этой области, свойственны регулярные встречи, обсуждения в кругу команды (заседания группы, в которой обсуждаются профессиональные вопросы) от личных наблюдений до профессиональной оценки. Важнейшей профессиональной предпосылкой является способность получать радость от общения с людьми, умение хорошо изъясняться (на родном или иностранном языке), способность войти в положение других людей, понять индивидуальность и личную ситуацию каждого, обнаруживать стратегии и решения конкретных проблем. Общие требования, которые выставляются профессионалам социальной сферы, это талант организатора (работа с общественностью, организация консультационного пункта), коммуникабельность (способность войти в контакт с нуждающимися в помощи индивидуумами), способность работы в команде (проф.конференции), навыки устной речи (консалтинг), логическое аналитическое мышление (способность проанализировать проблемную ситуацию нуждающегося), самостоятельность, общая способность к обучению (быстрое усвоение информации), психологическая устойчивость (контакт с нуждающимся в овеете и помощи). Большое число профессий в социальной сфере выдвигает требования специфического образования в сочетании с профессиональным опытом в смежной дисциплине [5, с. 68]. В качестве основного образования может выступать высшее или релевантное профессиональное образование. Возможность получения образования, а также повышения квалификации предлагают институты с факультетами социальной работы, психологии, педагогики и социологии. Для лиц, которые на основании своего образования не имеют допуск к обучению в высшем учебном заведении, существует возможность сдать экзамен на аттестат зрелости (по профессии) или на доступ к обучению в вузе. Экзамен на аттестат зрелости (по профессии) даёт право на возможность для приобретения любой специальности. Экзамен на доступ к обучению в вузе даёт лишь ограниченные возможности получения образования в рамках определённого предмета или области знаний. Для владеющих аттестатом зрелости открыты двери всех государственных, частных университетов и институтов на получение диплома и степени бакалавра (однако для некоторых специальностей требуется сдача вступительных экзаменов). На учёбу в институте имеют право лица, обладающие сертификатом об окончании техникума или об осваиваемой профессии (ученика на производстве после окончания ПТУ) и, как правило, требуется сдача полного спектра вступительных экзаменов. Кроме того, имеется широкий спектр в области дополнительного образования и профессиональной подготовки со стороны профессиональных учебных заведений и других учреждений образования для взрослых. Стоит также отметить дальнейшие возможности образования в форме дистанционного обучения и заочных университетов. Специальные навыки, профессиональные экзамены, другие возможности обучения в этой области обеспечивают, например, следующие возможности образования: учебный курс семейного, брачного консультанта, семейного и группового социального работника, курс для консультанта по воспитанию молодёжи, системной семейной терапии, специальный курс для занимающих руководящие должности в области социальной работы и т.д. Кроме того, в форме университетских учебных курсов и обучения на степень магистра существует множество возможностей повышения квалификации (например, социальное управление, пропедевтика и психотерапия). В церковных институтах, как правило, выдают также диплом педагога-целителя. В таком случае при обучении особые акценты ставятся на получение студентами знаний и навыков обращения с душевнобольными пациентами, а также с людьми, у которых наблюдается нарушение или замедление развития. В Германии осуществляется смежное обучение социальной педагогике и социальной работе, хотя в ходе истории обе эти группы профессий определили для себя определённый диапазон деятельности таким образом, что как правило, социальные педагоги не могут работать, к примеру, в “Югендамте” (т.е. в управлении по делам молодёжиоргане попечения о несовершеннолетних), а социальные работники – в “Югендвольфарте” (в благотворительном учреждении по делам несовершеннолетних). Всё же в сфере деятельности социальной педагогики и социальной работы наблюдается много схожего. Так например общее мы находим в разделах обучения. Следующие направления науки являются более или менее важными подобластями обучения в зависимости от места нахождения учебного заведения: теория и методы социальной работы (по курсу СP-социальная работа), соответственно дидактикаметодика социальной педагогики (по курсу СП-социальная педагогика) или теория и дидактикаметодика социальной работы (по курсу СP), наука о воспитаниипедагогика, социально-культурная работа (эстетическое образование, медиальная педагогика, театральная педагогика), психология, социология, социальная медицина, юриспруденция, политология, врачебная педагогика (также как самостоятельный курс), управление и организация, социальный менеджмент, проектный менеджмент, теология (в конфессиональных институтах), этика, межкультурная педагогика, социальная работа на предприятии. К классическим традиционным методам в обучении относится общая социальная служба, а также работа с пожилыми людьми, с беженцами и помощь эмигрантам. Возможности трудоустройства предлагают консультативные учреждения, информационные центры и общества. Финансирование этих учреждений берут на себя как частные, так и государственные органы (например, церкви), религиозные общины, инициативы, федерации и пр. Социальные работники задействованы в сфере образования, брака и семейного консультирования, в центрах помощи условно осуждённым, отделах по делам несовершеннолетних, консультационных пунктах для бывших заключенных, социальных учреждениях для молодежи и медицинских ведомствах, мастерских, домах престарелых, молодежных центрах и консультационных центрах для пожилых людей. К профессиональной группе “социальная работа, консультирование, социальное управление” относится также ряд дополнительных профессий: консультант на рынке труда, консультант по вопросам детства и юношества, женский консультант, кризис-консультант, социальный консультант, ответственное лицо консультант в области здравоохранения, социального управления, экономики и права. Обучение социальных работников в Германии разнится в федеральных землях ровно также как разнится социальная система посредством социальной политики. Как система образования, так и политика высшего образования зависит от политической линии конкретной федеральной земли. Следующие специальности изучаются на всех факультетах: история социальной работы, теория социальной работы, методы социальной работы, социальное право, теория организации, эмпирическое социальное научное исследование. Кроме того существует большой диапазон смежных специальностей (девиантное поведение, работа с молодёжью, работа с пожилыми людьми, клиническая социальная работа). Научная теория также объединяет знания из других смежных научных дисциплин, особенно в геронтологии, истории, культурологии, неврологии, экономики, педагогики, психологии, философии, политологии, экономики и организации производства, а также из области медицины, права, теологии и социологии. Благодаря сплетению междисциплинарных уровней научных знаний (рассмотрение индивидуумов через призму биологической и психологической системы, социальной системы, культуры), она получает свою собственную перспективу и транс-дисциплинарный профессиональный профиль[7]. Традиционное образование по профессии социальная работа в Германии это “дипломированный социальный педагог и дипломированный социальный работник”. В результате Болонского процесса возникло новое обозначение “социальный педагог и социальный работник, бакалавр”. В 2007 году на рынок труда в Германии вышли первые специалисты – бакалавры социальной работы как результат перехода всех вузов страны на болонскую систему образования. Существующая с 1978 г. специальность “социальный педагог” (с пометкой “государственный экзамен”) переименована в проф.академиях и институтах начиная с 2009 г. в квалификации “бакалавр” (Bachelor of Education) профессиональное образование  специальность социальная педагогика и соответственно “магистр” (Master of Education) профессиональное образование  специальность социальная педагогика. В отличие от обучения для получения диплома магистра, продолжительность которого составляет 3 семестра, бакалавриат длится 6–7 семестров. Всё большую роль играют ориентированные по модулям учебные программы и единые формы передачи опыта и знаний. Посредством болонского процесса в профессиональной практике появляется всё большее количество специалистов со степенью магистра как индикатор возрастающей академизации социальной работы. Выпускник–специалист в сфере социальной работы обладает навыки осуществлять управленческие и исполнительные функции на профессиональном практическом и научном уровне. В долгосрочной перспективе социальная работа выходит на более высокий уровень в иерархии профессий.
Каталог: sites -> bdpu.org -> files -> konferencii -> naukvis
naukvis -> Українсько-російські педагогічні студії
konferencii -> Репрезентация темы любви в финалах романов в. Набокова «лолита» и «камера обскура»
files -> Урочище сто могил
files -> О тенденциях развития современной теории литературы
bdpu.org -> Реализм в литературе рубежа веков
files -> Программа вступительного экзамена по современному русскому языку и русской литературе с методиками их преподавания для специалистов-выпускников педагогических университетов по специальности «Язык и литература (русский)»
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   20

  • УДК 316: 37.013.78 Е. В. Панкратова
  • УДК 364(075.8) Ю. А. Пащенко