Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


А. Мырзахметов атындағы




страница8/21
Дата14.04.2018
Размер4.07 Mb.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   21
Аңдатпа Қазақстанның революцияға дейнгі экономикалық қатынастарының құқықтық нысаны болып табылатын құқық жүйесін зерттеу революцияға дейнгі қазақстанның экономикасы мен тарихындағы көптеген сұрақтарды шешеді, қоғамдық өмірдің даулы сұрақтарын шешуге көмектеседі және қазақстанда жаңа қатынастардың қалыптасуына әсерін тигізері. Бұл мақалада қазақтың әдептегі Яса заңдары жалпы түсініктері ашылады. Аннотация Изучение системы права дореволюционного Казахстана как юридической формы выражения его экономических отношений разъясняет многие спорные вопросы в истории и экономике дореволюционного Казахстана, помогает разрешить многие вопросы общественной жизни и оказывает большую помощь в процессе новых отношений в Казахстане. В статье раскрывается общее понятие Закона Яса. Resume The study of the system of the right prerevolutionary Kazakhstan as a legal form of the expression of its economic relations explains many disputable questions in histories and economy prerevolutionary Kazakhstan, helps to allow many questions in public life and renders the greater help in the process of the new relations in Kazakhstan. The general notion of the Law of Yasa is disclosed in the article. При родовом строе, когда не было деления общества на классы, не было государства; разумеется, тогда не было и права. Правила поведения людей выражались главным образом в форме обычаев. Однако в конце XII века кочевое скотоводческое хозяйство монголов вступило в начальную стадию развития феодальных отношений. В 1204-1205 гг. Темучин завершил объединение всех основных монгольских племен под своей властью. В 1206 г. на берегу Онона был созван курултай (съезд) монгольских князей, на котором Темучин был провозглашен великим ханом Монголии с титулом Чингисхан. Одновременно на Великом курултае в том же году была принята Великая Яса Чингисхана «Свод постановлений», обнародованный Чингисханом при избрании его великим ханом. Однако из-за отсутствия письменности этот документ не был зафиксирован в документах. Итак, с утверждением феодальных отношений в монгольском обществе и образованием государства в начале XIII в. начало действовать монгольское феодальное право на уровне обычно-правовых норм. Новое законодательство, как писал Л.Н. Гумилев, формировалось десятилетиями. Для всех монгольских племен Яса была обнародована и принята на Великом курултае одновременно с провозглашением Темучина Чингисханом всей Великой степи. Но и после этого Яса дополнялась и расширялась. Это произошло в 1218 г. перед войной с Хорезмийским султаном, и в 1225 г. перед завоеванием Тангутского царства, а затем и в последующие годы. Деятельность Чингисхана была положительной и прогрессивной до тех пор, как отмечает доктор исторических наук, профессор М.С. Капица, пока она соответствовала объективно-историческому процессу консолидации монгольской народности и формированию феодального государства. В исторической литературе о названии закона Великая Яса существуют различные мнения. В частности, В.А. Рязановский, занимавшийся исследованием Великой Ясы Чингисхана, писал: «Слово Яса означает запрет, устав, закон... Великая Яса представляет письменный законодательный памятник, изданный Чингисханом» [1]. Академик В.В. Бартольд в труде «Туркестан в эпоху монгольского нашествия» дал следующее научное пояснение этого слова: «Яса - постановление, закон, более полная форма «Ясак» выход к арабскому слову (монг. Дзасак)». Академик Б.Я.Владимирцов в книге Чингисхан (1922 г.) писал: «Чингисхан... оставил своим преемникам громадную империю и руководящие начала ее устройства, которые и были изложены им в его установлениях - это Джасаке и его Изречениях - Билике. По мнению калмыцкого историка Эренжина Хара-Давана, Большой Джасак Чингисхана как бы состоял из двух крупных разделов» [2]. Современный исследователь Чингисхана Е.И. Кычанов полагает, что Яса не являлась систематизированным сводом законов, она включала ярлыки - приказы, ясак - законы, билик - поучения. Несомненно, есть и другие высказывания и суждения по этому вопросу, но каждое из них заслуживает внимания и, бесспорно, может существовать как научная точка зрения. Нам хочется высказать свое мнение об этимологии названия закона Их засаг (это название Великой Ясы на монгольском языке). Коренным значением слова Засаг является понятие «исправить». Толковый словарь ХШ в. трактует это слово следующим образом: «плохое исправить на хорошее», «решать небесные дела». По повелению Чингисхана с 1189 г. его указы фиксировались. Хранение сборника-тетради Засаг доверялось самому старшему из монгольских князей того времени. Дополнения (в голубую тетрадь) вносились в 1206, 1210, 1218 гг. Выявлена аналогия слова Яса с тюркским словом, имеющим такую же форму написания в словаре древнетюркского языка. Иными словами, Яса тюркская форма монгольского слова Джасак, что буквально означает «закон», свод постановлений, обнародованный Чингисханом при избрании его великим ханом на Курултае в 1206 г. Название Их-засаг означает: «через деятельность государства исправить гражданина». В более широком смысле исправить человеческое общество в рамках взаимодействия человека и природы среды его обитания. Весьма интересно заметить, что в словаре древнего тюркского языка встречается слово Иасак, которое имеет очень широкий смысл. Оно означает запрещение, восстановление правового акта и порядка, штраф, наказание, повинность, заем под залог, военный порядок. Впоследствии слово Иасак стало, вероятно, корнем слова «обычай». Известно, что Великая Яса и Сокровенное сказание монголов были взаимосвязанными источниками [3]. Поэтому неслучайно в Сокровенном сказании монголов часто говорится: «закон говорит», «преступить закон», «нарушить закон» и такие выражения применялись вплоть до XV в. Важно отметить, что Сокровенное сказание монголов повествует нам о Великой Ясе Чингисхана. Подтвердим эту мысль выдержкой из Сокровенного сказания монголов. Чингисхан сказал Шиги Хутукту: «Ты держишь в мыслях твоих Великую Ясу-Екейосу. Не ты ли Шихи Хутукту око, через которое я вижу, и ухо, через которое я слышу». В XIII-XIV вв. монгольское государство установило свое влияние на Евразию, поэтому выражением проникновения монгольского влияния в русский язык стали слова Иасак, Иарлик. Позже эти слова вошли и в словарь русского языка с тем же смыслом. В.И. Даль в своем словаре писал, что слово Иасак - это старое татарское слово, которое означает Яасул, Иесул («помощник», вообще «старший военный помощник», «правая рука», вроде адъютанта). Слово «ясаул», или «засуул» также встречается в Сокровенном сказании монголов. Таким образом, слово засуул вошло в словарь русского языка в форме «есаул». Монгольское слово «зарлиг» вошло в словарь русского языка как «иарлык» - «ярлык». То, что слова «засаг», «зарлиг» вошли в научный оборот языков других национальностей Восточной Европы, свидетельствует о том, что закон Великая Яса, установленный во времена правления Чингисхана, перешагнул границы Монгольской империи и, несомненно, был воспринят другими государствами и нациями. В дальнейшем слова «Йаса» и «Ее» («обычай»), возможно, стали нормой монгольского языка, заменяющей слово «засаг» («закон»). Отсюда становится ясным, что название Их-засаг означает: «через исправление государства исправить гражданина». В широком смысле можно толковать как исправление отношения людей к природе. По данным Рашид-ад-Дина, первоисточник закона Великая Яса состоял в 1218 г. из 64 пунктов. По мнению академика Петровской Академии наук и искусства, заслуженного деятеля науки Российской Федерации доктора исторических наук, профессора Д.Б. Улыжмиева и ректора Монгольского института права Их-засаг Н. Ням-Осора, современные исследователи закона Великая Яса, пытающиеся обосновать наличие 100, 200 и более пунктов в упомянутом законе, не учитывают в должной мере конкретно-исторической обстановки того времени. Сравнительный анализ первоисточников показывает, что пункты закона нельзя смешивать с изречениями Чингисхана. В настоящее время, по данным монгольских ученых, существует новый вариант закона Великая Яса, состоящий из более 200 положений и пунктов. К такому выводу пришел современный исследователь Великой Ясы монгольский ученый Э. Авирмид [4]. Он считает, что Великая Яса состоит из 216 фрагментов, которые обычно начинались так: «Под вечным и всесильным небом (фрагмент 2-й ханской грамоты)». Наказ Чингисхана, имеющий характер учения (фрагмент 6-й), гласил: «Князья должны собираться каждый год для слушания учений, после возвращения должны самостоятельно следовать правилам... Если на словах следуют моим наказам, а вдали от меня на деле нарушают и изменяют, то им запрещается управлять государством». В законе Великая Яса говорилось о традициях и нормах, пришедших из древних времен. Таким образом, можно сделать вывод, что закон Великая Яса имеет весьма конкретные положения, относящиеся к таким определенным областям, как ханское государство, природа, охота и добыча в условиях военного времени, вопросы уголовного, административного и гражданского права, вопросы международные и дипломатические, и в каждом из них очень четко определена мера и степень наказания. С другой стороны, правительственный сановник Шики-Хутукту аккуратно вел дневник всех приказов и указов Чингисхана в специальной тетради с голубой обложкой и проводил работу по их претворению в жизнь в масштабах единого монгольского государства. Анализ многих фрагментов закона показывает, что он не был диким и жестоким, а, наоборот, гуманным и справедливым. Например, 40 статей закона имеют предостерегающий (предупредительный) характер. Одна из статей гласит следующее: «Если преступник не задержан на месте преступления, то его нельзя наказывать. Также закон утверждал, что нельзя подвергать наказанию того, кто не дал показания» [5]. Ответственный за претворение в жизнь закона Великая Яса государственный сановник Шиги-Хутукту при решении дел всегда был нейтрален и объективен, подходил к делу по существу и давал очень много прошений и забот преступнику: «Нельзя брать показания от преступника под страхом». Из всего сказанного видно, что Великая Яса в основном был суровым и справедливым законом, но с жестокими положениями, имевшими свой целью сохранять спокойствие народа. Как памятник феодального права Великая Яса утверждал абсолютную власть монгольского хана над своими подданными. Однако анализ названных правовых норм свидетельствует о том, что он был суровее, чем другие кодексы восточных стран. Так, суровы до жестокости были вавилонские законы при Хаммурапи или древние китайские законы. Характеризуя карательную систему Ясы, В.А. Рязановский писал: «Смертная казнь применяется очень часто, но Яса знает и откуп от казни за убийство, кражу и, вероятно, за некоторые более мелкие преступления и проступки» [6]. Яса не знает увечащих наказаний и квалифицированной смертной казни. Если сравнить карательную систему Ясы с указанными восточными системами, а также с средневековым европейским уголовным правом, то, конечно, Великую Ясу нельзя назвать исключительно суровым кодексом. В целом о содержании Великой Ясы можно сказать, что в нее входили пять основных групп постановлений: 1. Постановления, содержащие нормы, относящиеся к гражданскому устройству и внутреннему управлению. 2. Постановления, содержащие нормы военного характера. 3. Постановления, содержащие нормы уголовного права. 4. Постановления, содержащие нормы частного права. 5. Постановления, содержащие специальные нормы бытового характера, степные обычаи. По классификации Г.В. Вернандского, Яса включала международное и государственно-административное право, податной устав, уголовное, частное, торговое и судебное право. По его мнению, одним из основных положений международного права, содержащегося в Ясе, была определенная форма объявления войны с гарантией безопасности населению враждебной страны в случае добровольного подчинения. Сказанное позволяет сделать вывод о том, что Великая Яса не утратила своего значения, а оказывала известное влияние на законодательство монгольских и других племен значительное время спустя после распадения великого монгольского государства. Между Великой Ясой и Монголо-ойратским законом 1640 г. нет ни одного юридического памятника, что следует считать доказательством отсутствия в указанный период другого общего кодекса, кроме Великой Ясы. Яса был отделен от исполнительной ханской власти. По принятому порядку хан имел право требовать соблюдения закона, но не нарушения его. Яса делился на два крупных отдела: Билик - сборник «Изречения» самого Чингиз-хана, который содержал в себе мысли, наставления и решения законодателя как общего, теоретического характера, так и высказанные по поводу различных конкретных случаев; Собственно «Яса» - это свод закодированных древних обычаев тюрков и монголов или обычное тюркское и монгольское право. Яса Чингиз-хана как правовой документ в своей первоначальной форме устанавливала механизм поддержания устанавливаемого правопорядка тюркско-монгольского войска, под предводительством чингизидов выступало гарантом и механизмом обеспечения равноправных, ответственных в юридическом смысле, договоренных международных, межродовых, межулусных отношений. Юридическое содержание Великой Ясы стало нормативным бытом монгольских и тюркских народов и регулировало как институционное образование всех сторон общественной жизни - брачные, семейные, договорные и обязательные отношения общественной жизни, включая уголовную ответственность соответствующего наказания и исполнения. Яса предписывала терпимость в вопросах религии, почтения к храмам, к духовным лицам и к старшим, а также милосердие к нищим; он устанавливал строгий контроль над семейством и домашней жизнью. Чтобы правящая верхушка не отрывалась от народной массы, по Ясе запрещалось жить ханам во дворцах и огораживать города крепостными стенами. В Ясе смертная казнь преследовала тех, кто осмелился назвать себя ханом, не будучи избранным специальным курултаем. Смерть грозила тем, кто был уличен в сознательном обмане, в предательстве, лжесвидетельстве, а также возвращении оружия, случайно утерянного владельцем в походе или в бою. Законы охраняли женщин и были очень строгими по отношению к нарушителям их прав: изнасилование замужней женщины каралось смертью, соблазнитель девушки должен был немедленно жениться на ней. Изнасилование считалось самым тяжким преступлением. Наказанием за тяжелые преступления была смертная казнь; за малые преступления полагались телесные наказания, штрафы или ссылка в отдаленные места. Законы сводились не только к тому, что нужно было соблюдать дисциплину, но и к тому, что нужно не покидать товарища в беде, оказывать помощь соратникам и соотечественникам. За неоказание помощи полагалась такое же наказание, как за государственную измену - смертная казнь или высылка в глухую Сибирь. Чингиз-хан при основании государства опирался на свои основные принципы: деление людей на подлых, эгоистичных, трусливых и наоборот - на честных, справедливых, смелых, которые ставили свою честь и достоинство выше безопасности и материального благополучия; повышенное уважение к кочевникам, морально и нравственно превосходящим оседлые народы; глубокая религиозность каждого - от великого хана до последнего дружинника: Чингиз-хан считал, что «такая религиозность является непременным условием той психологической установки, которую он ценил в своих подчиненных» [7]. Согласно этим принципам власть правителя должна опираться не на какое-либо господствующее сословие, не на какую-нибудь определенную официальную религию, а на определенный психологический тип людей. Такие люди считали, что только закон Ясы поможет создать государство и навести порядок, поэтому они провозгласили Чингиз-хана каганом и увлекли за собой весь народ. Да и народ затем понял, что при правильном соблюдении законов, не нарушая их, можно жить спокойно. Основная масса тюрков и монголов исповедовала религию тэнгрианство, где было заложено традиционное тюркское мировоззрение. На это традиционное мировоззрение и опирались законы Ясы или, по-современному, тюркское обычное право. Народам Великой степи основная часть этих законов была известна, преобладали в устной форме «неписаные законы» и применялись они в их повседневной жизни, и поэтому не было необходимости для его ввода применять принудительные меры. При создании нового государства, а впоследствии и империи, возникла необходимость дополнять и расширять законы, а также записывать их в письменной форме. Для всех монгольских и татарских племен Чингизова улуса Яса был опубликован на Великом курултае в 1206 году, одновременно с провозглашением Темучжина Чингиз-ханом всей Великой Степи. Но и после этого Ясу дополняли и расширяли. Это произошло в 1218 году, перед войной с Хорезмским султаном, и в 1225 году перед завоеванием Тангутского царства. Чингиз-хан завещал охранять тюркам и монголам законы Ясы, а другим народам велено было не нарушать Ясу. Яса Чингиз-хана - это миропорядок, идущий от предков в смысле естественности этого устройства, по сути правопорядок, охраняемый законом, то есть аппаратом принуждения. Среди его основных изречений есть такие слова: «Если государи, которые явятся после этого (т.е. Чингиз-хана), вельможи, батыры нойоны … не будут крепко соблюдать Ясу, то дело государства потрясется и прервется. Опять будут охотно искать Чингиз-хана и не найдут … После этого, до пятьсот лет, до тысячи, до десяти тысяч лет, если потомки, которые родятся и займут мое место, сохранят и не изменят такой закон и Ясу Чингиз-хана, то от Неба придет им помощь благоденствия». В Великой тюрко-монгольской империи законы Ясы неукоснительно соблюдались более пятидесяти лет. Первый удар по ним, отход от заветов Чингиз-хана произошел в конце XIII века, когда возник раскол в союзе тюрко-монгольских племен и столица (воздействием интриг и деяний китайской дипломатии) была перенесена в Пекин. Таким образом, Каракорум перестал быть столицей и символом объединения племен и народов Великой степи. В дальнейшем некоторые ханы стали принимать пришлые религии, чем столкнули свои народы в гражданские войны. По этой причине распались тюркские государства, и они были завоеваны московским государством. Начиная с середины XVI века, правительство московского княжества взяло идею о великой миссии Руси под лозунгом «Москва-третий Рим». С этого периода началось внедрение римского права (рабовладельческого), а в крестьянстве началось вводиться крепостничество. При завоевании тюркских государств и народов Российское правительство сохраняло за инородцами ведения законов их права. В самой России римское право сохранялось и усовершенствовалось. Но, начиная с династии Романовых и, особенно, с Петра I, жизнь резко меняется. Петр I спешно ввозит иностранцев в Россию. Он начинает реформировать Россию на европейский лад. Реформам подверглась и законодательная система. Когда увеличилась миграция немцев, и в элите они стали преобладать, то в дополнение к римскому праву, стали вводить и немецкое право. Простой русский народ в основной массе был крепостными крестьянами (рабы). Их мнением вообще никто не интересовался. В начале первой четверти XIX века реформы дошли и до тюркских и монгольских народов. Реформы М.М. Сперанского отменили действие обычного права (уложение), действующее на Алтае, в Сибири, Бурятии, Калмыкии, Якутии и т.д. как институциональное образование. Началась европеизация тюркских и других народов, что соответственно встретило непонимание простых людей. Любой народ опирается на свою историю, это помогает ему жить и надеяться на будущее. Отказаться от своей истории и духовной культуры, и при этом сохранить моральный дух народа практически невозможно. Беспамятство - это медленная смерть. Для успешного внедрения римского, немецкого права нужно было лишить народ собственных исторических корней, вычеркнуть из памяти имена основателей великих государств. С этого времени начались антитатарские тенденции в исторической науке, и появились различные мифы, к примеру, о татарском иге и т.д., в том числе о так называемых булгарах. Эти тенденции продолжились и в советское время, когда внедрялось в дополнение римское и немецкое право, еще и советское право. Нововведением в советское время было то, что в тюрьмах были неофициально внедрены кастовые разделения подсудимых. Во главе заключенных становились влиятельные заключенные, которые назывались «вор в законе», «паханы» и т.д. Они неофициально через своих помощников заключенных управляли другими заключенными, принуждая жить их по неофициальным тюремным законам. Методом принуждения «воры в законе» делили заключенных по кастам. В их распоряжение были денежные кассы под названием «общак» и т. д. Советское правительство поощряло такое положение в тюрьмах, считая, что через таких «паханов» и «воров в законе» облегчается управляемость в тюрьмах, где находилось огромное количество заключенных. Обстановка в тюрьмах мало чем изменилась и сегодня. Поэтому может ли быть справедливость и нравственное исцеление там, где параллельно тюремным законам, еще и руководят заключенными «воры в законе» и «паханы», а не общество, которое должно наказывать нарушителей закона и в то же время контролировать их дальнейшую жизнь, как в заключении, так и после выхода на свободу. 300- летние реформы не дают уверенно сказать, что эти реформы в правовой системе дали хорошие результаты. Нравственные и моральные устои населения не улучшились и не улучшаются. Видимо, это связано с менталитетом основной части народа, которому все же некомфортно жить по чужим законам. Видимо настало время переосмыслить пройденный путь последних 300 лет и начать изучение обычного тюркского права и права других народов, населяющих территорию России и вновь образовавшихся тюркских государств. На самом высоком уровне говорилось, что «дай ты любые деньги из бюджета на любое хорошее дело, - все равно украдут». Говорилось даже грубее. Но ни это ли говорит, что никакие строгие наказания (большие сроки) и тюрьмы не меняют менталитета простых людей и чиновников. Может пора посмотреть на это дело по - другому. Может возмещение пострадавшему в 3х кратном или в 4х кратном размере будет наиболее действенным и справедливым наказанием, чем сажать преступника в тюрьму, так как, чтобы отдать потерпевшей стороне возмещение, преступник вовлекает в это дело семью, родственников, друзей. Создается, таким образом, круговая порука. А если он сам и его родственники не смогут возместить украденное по закону, то вор должен отработать возмещение в ссылке. Таким образом, закон на преступника действует не только принудительно - материально, но и присутствует моральное осуждение его семьи и родственников. Да и потерпевший остается, доволен не только материально, но и морально, так как вернули украденное. Справедливость, таким образом, восторжествовала. Возмещение украденного его интересует намного больше, чем осуждение вора в тюрьму без возвращения ему украденного. И государству также будет выгодно возмещение украденного у него имущества, чем только посадить преступника в тюрьму, где он будет сидеть за счет государства. Конечно, за последние века изменилась жизнь тюркских и других народов. Из кочевников тюрки перешли на оседлую жизнь. Изменился социальный, экономический уклад народа. Особенно в последние века стали забываться национальные традиции, ухудшили моральные и нравственные устои и т. д. Но все же, несмотря на это, правовое наследство Чингизхана - законы Ясы - требуют дальнейшего изучения как обобщающих законов, основанных на обычном праве коренных народов Евразии. Тюркское обычное право должно преподаваться в юридических институтах. Знание их и использование в реформировании судебно-правовой системы особенно актуально сейчас, в переходную эпоху цивилизационного кризиса. Тюркское право должно быть как фон, фундамент, основание правовой системы. Оно поможет поднять моральность, нравственность и духовность народов. Литература Владимирцов Б.Я. Общественный строй монголов. Монгольский кочевой феодализм. Л, 1934. С.7 Зориктуев Б.Р. Прибайкалье в середине VI начале XVIII века. Улан-Удэ, 1997. С.3 «Билик» - сборник изречений самого Чингисхана, содержащий мысли, наставления и решения законодателя как общего, теоретического характера, так и высказанные по поводу различных конкретных случаев. Собственно Джасак - это свод положительных законов, военных и гражданских, обыкновенно с установлением соответствующих мер за неисполнение Сокровенное сказание монголов. Перевод С.А. Козина. Улан-Удэ, 1990. С.102 Сайшал. Чингис-ханы товчоо Хух-хот. 1987. С.489 Рязановский В.А. Великая Яса Чингисхана. Харбин, 1933. С.18
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   21