Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


А. И. Порет "Дом в разрезе. /Разрез нашего дома/"1931. Исследования, экспертиза. Страницы истории отечественного искусства. XXIII. Сборник статей




Скачать 350.59 Kb.
Дата02.07.2017
Размер350.59 Kb.
Н.П. Голенкевич. ВРЕМЕННóЕ ПРОСТРАНСТВО “ДОМА В РАЗРЕЗЕ».

(Произведение Т.Н.Глебовой, А.И.Порет “Дом в разрезе. /Разрез нашего дома/”1931. Исследования, экспертиза). Страницы истории отечественного искусства. XXIII. Сборник статей, посвященных памяти художника-реставратора Н.В. Перцева. Государственный Русский музей. Санкт-Петербург. 2013. Стр. 162–181


ВРЕМЕННóЕ ПРОСТРАНСТВО “ДОМА В РАЗРЕЗЕ».

(Произведение Т.Н. Глебовой, А.И. Порет “Дом в разрезе. /Разрез нашего дома/”1931. Исследования, экспертиза).

«Дом в разрезе» – так назвали свое живописное полотно, созданное в 1931 году, талантливые ученицы П.Н. Филонова (1882/3–1941) 1 Татьяна Глебова (1900–1985)2 и Алиса Порет (1902–1974).3 Оно оказалось самым загадочным и необычайно широким по диапазону тем, сюжетов, числу персонажей, емким по информативности и неординарным по своей судьбе. Чем больше изучаешь этот холст, тем больше вопросов возникает по истории его бытования, идентификации изображенных лиц, прочтению отдельных композиций и атрибуции в целом. Произведение было обнаружено нами в квартире Т.Н. Глебовой (Петергоф) при просмотре работ из ее наследия в 1988 году. Среди папок с графическими листами, холстами на подрамниках в кладовке был найден рулон с холстами. Наследницу Людмилу Николаевну Глебову (1917–1990)4 пришлось уговаривать, чтоб она позволила его достать и раскатать на полу в тесном пространстве комнаты. В рулоне оказались полотна «филоновского» периода творчества Татьяны Николаевны. Многие из них позже поступили в музейные коллекции, в частности, «Восхождение на Исаакий» (1929, Архангельский областной музей изобразительных искусств), «Портрет И. Браудо»5 (1930, Костромской музей изобразительных искусств), «Групповой портрет» (другое название, употребляемое Татьяной Николаевной, где изображены П.Филонов, А.Порет, П.Кондратьев (1902–1985),6 сама Т. Глебова и ряд других лиц, общавшихся с нею в те годы, – «Братская могила». 1932, ГМИ СПб.). Среди них находился холст, разрезанный на три части (размеры частей: 134х150; 47,5х59,5; 75,5х61 – при их соединении общий размер составлял 153х197 см.), без кромок. По нижнему краю читалась утрата, т.к. композиция не имела логического завершения. На обороте большого фрагмента слева внизу имелась надпись: «Т. Глебова и А. Порет. ”Дом в разрезе”. 1931г.» Это полотно было увезено в Ярославский художественный музей и, благодаря достаточно оперативной для того времени закупке, уже 14 января 1990 зачислено в основной фонд живописи (ЯХМ – 21545. Инв. № Ж–2732).

«Дом в разрезе» состоит из нескольких сюжетных композиций. В левой части холста предстает жизнь улицы и двора: внизу – сцена с музыкантами и мужскими фигурами (читается как фрагмент похоронной процессии); выше по вертикали – сцена тушения пожара; над ней – парк с изображением влюбленных и прохожих. Семь других композиций занимают две трети правой части холста и представляют жизнь в квартирах многоэтажного дома. Иногда сцены компонуются по принципу коллажа, вписываются в цветовые плоскости, пересекаемые или, скорее, соединяемые лестничными пролетами и ассоциируются с разноцветной палитрой, то усиливающейся, то ослабевающей по своей цветовой насыщенности. Ступеньки лестниц напоминают то полотнища деревенских тканых половичков, то цветовые таблицы М. Матюшина (1861–1934)7. Люди, предметы, домашние животные в трехмерном пространстве городской среды и комнат дома живут в разновременном соединении.

Людмила Николаевна сразу прокомментировала несколько сюжетов: в нижней части холста в композиции, которую можно условно назвать «семейный обед», среди сидящих за столом она узнала себя, изображенной в детском возрасте и собак Алисы Порет; правее, в пространстве комнаты – Марию Вениаминовну Юдину (1899–1970)8, которая изображена в разных ипостасях: за игрой на рояле, сидящей за столом, лежащей на кушетке, и одновременно «летящей» к выходу; справа вверху – свою сестру Татьяну, сидящую за мольбертом спиной к зрителю. В композиции с домашним концертом (справа по центру) она обратила внимание на комод и диван – эти вещи, как она отметила, принадлежали их семье и находились в те годы в квартире родителей. Остальные композиции практически остались без комментариев. На вопросы, почему работа так варварски разрезана, куда пропали остальные фрагменты холста, Людмила Николаевна ответа дать не смогла. Несколько месяцев спустя, по моей просьбе она подтвердила свои устные комментарии в одном из писем, и дополнила их новыми, 9 к которым мы обратимся чуть позже.

По возвращении в Ярославль в одной из публикаций о П. Филонове были найдены строки с упоминанием работы Т.Глебовой и А.Порет: “На юбилейную выставку [Художники РСФСР за 15 лет. 1932–1933 – прим. Н.Г.] будут приняты работы лишь тех художников, кто получит от музея [ГРМ – прим. Н.Г.] приглашение принять в ней участие. Это приглашение из многих десятков моих товарищей – учеников получили только Миша [М.П. Цыбасов (1904–1967)10 – прим. Н.Г.] и Порет с Глебовой. < …> 22-го вечером я уговорил также Порет и Глебову дать их вещи, и мы отобрали 6 работ; одна вещь – “Разрез нашего дома”, – писанная ими обеими, представляет чуть не все квартиры их дома и характеристику их жильцов, живущих как в норах. По улице перед домом везут красный гроб”.11 Фрагмент с «красным гробом» на нашей работе утрачен, но частичное изображение похоронной процессии сохранилось, – это служит неоспоримым доказательством, что мы унаследовали полотно, о котором пишет П.Филонов.

К сожалению, подтверждений экспонирования произведения на выставке “Художники РСФСР за 15 лет” найти не удалось. В изданных каталогах (выставка проходила сначала в Ленинграде, а затем в Москве),12 фигурируют две работы М. Цибасова и четыре работы Глебовой и Порет, но полотно “Разрез нашего дома” или “Дом в разрезе” среди них не числится. Нет о нем упоминаний и в рецензиях. В дневнике П. Филонова, есть записи, констатирующие экспонирование шести работ его учеников: «Все эти дни я развешивал вещи. Мне удалось взять у [И.Э.] Грабаря13 разрешение поместить в своей комнате работы Миши [Цыбасова – прим. Н.Г.], Порет и Глебовой …» и « Я последний раз посмотрел на свои вещи и ушел довольный, что все мои 85 и 6 работ товарищей прошли все проволочные заграждения».14 Среди публикаций нашлось немало материалов, подтверждающих не только факт знакомства Т. Глебовой и А. Порет с Марией Вениаминовной Юдиной, а сведений об очень тесных отношениях между ними, поддерживаемых на протяжении многих лет. Нельзя не привезти строки из воспоминаний Алисы Ивановны: «Марию Вениаминовну я знала с моей ранней юности. Как известно, она очень любила живопись, и сама училась рисовать. Она просилась ко мне в ученицы, но я, восхищаясь ее искусством, признаться, боялась учить ее. Она часто играла в нашем доме на Фонтанке, и охотно – у нас был чудесного тона “Блютнер”. Им восхищались и Софроницкий15, и Миклашевская16, и органист Браудо. … Мы в те времена (20–30-е годы) жили очень весело, дом моих родителей в Ленинграде был очень посещаем, много было талантливых и остроумных поэтов, музыкантов, и художников. Поэты приходили к нам читать новые стихи, а Даниил Хармс считал, что нигде так много не смеются и не веселятся. Мы увлекались “живыми картинками” (беря темы из истории искусств и тут же переодеваясь)».17

В 1995 году музей выдал «Дом в разрезе» с условием реставрации на персональную выставку Т. Н. Глебовой в ГРМ.18 Из-за отсутствия средств реставрация не была осуществлена, и поэтому работа не экспонировалось, однако была включена в каталог выставки с воспроизведением двух фрагментов.19 Впервые произведение, созданное в соавторстве с А.Порет было вписано в контекст творческого наследия Т.Глебовой. Автор вступительной статьи к каталогу, куратор выставки Л. Вострецова на тот момент не имела возможности всесторонне изучить «Дом в разрезе» – оно стало доступным для исследования незадолго до открытия выставки. В статье она отмечает факт совместного творчества с А. Порет, рассматривает особенности живописно-пластических решений композиции полотна, говорит о преемственности школы Филонова, подчеркивая и творческую индивидуальность Татьяны Глебовой. В целом нельзя не согласиться с той характеристикой, которая дана «Дому в разрезе», но воспринимая информацию Филонова из его «Дневника» о полотне как данность, исследователь констатирует факт экспонирования полотна на выставке «Художники РСФСР за 15 лет», который не подтверждается. В описании холста она так же следует за Филоновым, который отмечает, что на работе изображены “чуть не все квартиры их [Глебовой и Порет – прим. автора] дома” и они [ Глебова и Порет – прим. Н.Г.] дают “характеристику их жильцов, живущих как в норах”. Описание Л. Вострецовой становится более повествовательным: « Дом лишился покрова фасадной стены и предстал перед нами с обнаженными лестницами, мерцанием полуциркулярных окон подъезда, таинственным полумраком чердака, жужжащим ульем комнат, где люди встречаются, любят, страдают, болеют и умирают; живут жизнью скучной, тупой или одухотворенной искусством. Двор тоже живет в мире, наполненном событиями, – концерт духового оркестра в парке, пожар и похороны” и ее вывод: «В работе “Дом в разрезе” сама идея – показать многообразие жизни, скрываемое стенами дома, – решена наивно прямолинейно».20 Не вступая в полемику с автором исследования, надо отметить, что уже первая информация, полученная от Л.Н. Глебовой, дала возможность предполагать, что в основу картины положены автобиографические события. Этот факт сам по себе позволял говорить о самоценности и уникальности произведения. Холст «Дом в разрезе» на тот момент остался полностью не интерпретированным.

В 1999 году произведение «Дом в разрезе» было отдано на реставрацию в Государственный научно-исследовательский институт реставрации (далее ГосНИИР). В отделе экспертизы института проведен комплекс исследований: химический анализ пигментов (С. Писарева), связующих грунта и красочных слоев (В.Киреева), а также сделаны рентгенографические и микроскопические исследования. Результаты комплекса технико-технологических исследований живописи изложены в докладе на научной конференции сотрудницей отдела экспертизы Ю. Дьяконовой и опубликованы ею в статье «Опыт комплексного исследования произведения живописи».21

В том, что «Дом в разрезе» создан в соавторстве, сомнений ни у кого не было. Это подтверждается надписью на обороте полотна и записью в Дневнике П.Филонова. Но какие части композиции написаны Т.Глебовой, а какие А.Порет? Известно, что они писали вместе на протяжении целого ряда лет. Для Дома печати «вдвоем на одном холсте, разделенном пополам» как пишет в своих воспоминаниях Т.Глебова, они создали сюжеты “Тюрьма” и Нищие”. В воспоминаниях А.Порет о совместной работе можно найти следующие строки: “У нас было безумное содружество, – как играют в четыре руки”.22 И более подробно: «Мы очень дружили, писали вместе, сидя рядом, большие полотна маслом, и научились рисовать, ведя карандашом с двух сторон, и всегда все сходилось. <…> Днем мы всегда писали маслом, потом обедали и гуляли, а по вечерам, если не было интересного концерта, принимали гостей. Народу у нас бывало много, подавали мы к столу только чай с очень вкусными бутербродами и сладким, а водки у нас не было никогда, и с этим все мирились. Д.И. Хармс23 и А.И. Введенский24 были нашими основными подругами». 25

В публикации Ю. Дьяконовой по вопросу авторства сделаны следующие выводы: “Визуальное исследование дает основание говорить о единой живописной манере, в которой написана картина. Однако анализ рентгенографических снимков позволил выявить следующую интересную деталь: некоторые композиционные зоны четко читаются на снимках, на рентгенограммах других фрагментов композиция едва различима. Исходя из этого, можно предположить, что они написаны разными художниками, что не удивительно, так как у данной картины два автора. Фрагменты в нижней части картины, на которых изображена семья за столом, окруженном собаками; в правом верхнем углу, где изображен художник; сцена в центре полотна с кроватью; пожар в верхней части, а так же похоронная процессия написаны красочной пастой, насыщенной белилами, на снимках читаются корпусные прописки. Однако ничего нельзя сказать о характере мазка, за исключением того, что он очень короткий и “рисующий”, четко следующий форме. Согласно снимкам, красочный слой чрезвычайно тонок, что подтверждается при визуальном осмотре. Рентгенографические снимки остальных фрагментов практически “глухие”, красочная паста, положенная тонким слоем, не нагружена свинцовосодержащими элементами, поэтому изображение не читаемо. Визуально выявить различия в технике живописи мы не можем; только рентгенограмма дает нам такую информацию. Можно попытаться выяснить, какой фрагмент принадлежит кисти Глебовой, а какой – Порет. Но это требует дополнительной работы с широким кругом произведений художниц”.26

Анализируя утраты холста, исследователь обращается к цитате с описанием содержания полотна из «Дневника» П.Филонова и приходит к заключению: «Очевидно, что первоначально композиция была больше и сложнее нынешней: об этом можно судить по нижнему и правому краям полотна. В нижней части полотна хорошо читаются остатки очередной мини-композиции, о характере которой нельзя сделать какие-либо выводы. Возможно, холст был обрезан по внутренней стороне подрамника».27

Более аргументированные предположения сделала реставратор М. Чуракова, осуществлявшая практическую реставрацию «Дома в разрезе» ( ГосНИИР). На фотографии оборота холста она обратила внимание на четко читаемые полосы в местах, где находились перекладины подрамника. Если учитывать, что перекладины должны располагаться по центральной оси и делить холст на четыре равных части, то утраты можно вычислить. Разница между верхними и нижними частями по вертикали может составлять по расчетам не менее 50см. Именно таким мог быть срез по низу полотна справа, и не менее75см – слева. Есть разница между правыми и левыми четвертями по отношению к вертикальной оси, но она минимальна и существенных изменений в композицию не вносит.

Ю.Дьяконова выявляет особенности «Дома в разрезе», которые сближают его с другими произведениями «филоновской» школы: “…сходство в выборе мотивов можно найти в картинах других учеников Филонова – Софии Закликовской28 “Старый и новый быт”, 1927 и Евгения Кибрика29 “Первое мая” 1927 … Оба художника так же кадрируют композицию, деля ее на планы, изображенные с разных точек зрения, используют те же мотивы (демонстрация, срез дома с квартирами-норами) и решают всю композицию в форме гротеска”.30 Как видим, и здесь не просматривается автобиографическая канва, которая легла в основу сюжетов нашего полотна.

Вернемся к описанию произведения П.Филоновым: «По улице перед домом везут красный гроб …». Судя по срезу, эта сцена разворачивалась по всей горизонтали холста. Фрагмент темно-синего овала по нижнему краю воспринимается как часть арочного проема, ведущего во внутренний двор дома. Это позволяет предположить, что ниже было изображение фасадной части первого этажа. А на его фоне разворачивались события, происходящие не в квартирах, а на улице. Остальные сюжетные композиции со сценами в квартирах выглядят завершенными.

В дневнике П. Филонова есть записи о цензуре, которую проходили произведения во время отбора на выставку. Могло ли полотно быть отстранено от участия в юбилейной выставке из-за сцены похорон?31 Когда и по какой причине разрезан холст и, какова судьба нижнего утраченного фрагмента? На эти вопросы точного ответа в настоящий момент нет.

Реставрация была завершена в 2003 году и произведение впервые было показано сначала в выставочном зале ГосНИИРа (ул. Бурденко) на выставке: "Дом в разрезе. Художники Т.Н.Глебова, А.И.Порет. Живопись, графика, книжная иллюстрация. История, исследование. Реставрация"32, а затем в Ярославском художественном музее, с измененным названием выставки и частично экспозиционного ряда: «Дом в разрезе. Татьяна Глебова (1900–1985), Алиса Порет (1902 – 1984). Школа Филонов». На них были представлены произведения из собрания ЯХМ и частных коллекций, в частности, работы «филоновского» периода, материалы по реставрации и экспертизе, уникальные фотографии 1920-х годов.33

Благодаря выставкам появилась возможность расширить информационное поле и персонифицировать ряд лиц, внести коррективы и дополнения в прочтение нескольких сюжетов. Так в сцене «семейного обеда» слева от уже знакомой нам маленькой Люси, младшей сестры Т.Глебовой на основе визуального сравнительного анализа изображенных персонажей на полотне с персонажами акварели «Хокусай», созданной Порет в 1928 34, удалось узнать саму Алису. Она сидит за столом в синем платье с белым воротничком. В этом же платье и с той же прической она изобразила себя на вышеупомянутой акварели «Хокусай». Только вместо разворота в ¾ мы видим изображение в профиль. Сходны и собаки – на акварели (Хокусай или Хокусита, как еще ее называл Д.Хармс) и той что, изображена лежащей за спиной маленькой Люси. Собаки фигурируют постоянно в мемуарах, на фотографиях тех лет и в целом ряде произведений Алисы Ивановны.35 Сделав это открытие, еще раз стараешься проанализировать всю имеющуюся информацию об авторах, внимательно перечитать мемуары и просмотреть фотографии.



Из уже упомянутого письма Л.Н. Глебовой (см. комм. 6) стало известно, что «семейный обед» происходит в квартире Александра Леоновича Авербаха:36– «Сидящий в халате может быть сам Авербах, за ним наша двоюродная сестра Тамара Андреевна Глебова37 (актриса) – была в ту пору его женой». Знакомство с семьей Тамары Глебовой позволяет больше узнать о представителях рода Глебовых. Тамара родилась в Петербурге, так же как и Татьяна, но каникулы и летние месяцы кузины проводили в имении своей бабушки Варвары Николаевны Глебовой38 – Коротневе, находившегося в Мологском уезде Ярославской губернии. Дворянский род Глебовых один из древнейших. С ним связаны страницы русской истории и культуры, в том числе художественной и музыкальной. Бабушка была профессиональной пианисткой. Ее старший сын Андрей (отец Тамары) был женат на Дарье Михайловне Мусиной– Пушкиной 39, известной актрисе Императорского Александринского театра в Петербурге (1901—1912, сценический псевдоним — Мусина). В 1918—1931 годах она преподавала в Петроградской (затем — Ленинградской) консерватории. Когда в России появились пластические студии, она одна из первых в начале 1920-х годов вместе с дочерью Тамарой открыла студию пластики — «Студия единого искусства им. Дельсарта под руководством Мусиной и Глебовой». Тамара Глебова вошла в историю советской культуры как актриса, танцовщица, теоретик свободного танца. С Авербахом они расстались в 1933 году. Эта информация дает возможность предполагать, что в «Доме» нет случайных персонажей.

Известно, что Татьяна Глебова училась в консерватории по классу скрипки в период 1921–1922 гг., там она познакомилась с М.В. Юдиной и И. Браудо. Браудо давал уроки и младшей сестре Люси по классу органа в более поздние годы. Музыкальная тема прослеживается в правой части полотна в композиции над комнатой Юдиной. Есть сходство бородатого скрипача в сцене «домашний концерт» с портретами отца – Николая Николаевича Глебова(1864–1941)40. Можно предположить, что это дом Глебовых. Ведь Людмила Николаевна среди изображенных предметов узнала мебель из обстановки родительской квартиры. Эта композиция самая сложная и многоплановая. Цветовые плоскости создают среду как бы вневременную. Сцены в ней напластовываются одна на другую. Здесь как пишет Л.Н. – «дирижирует, как это не странно, очевидно, Филонов», а « в правом углу комнаты отдельный отсек – лежащая с кошками и танцующая с кастаньетами – очевидно две сестры – художницы Магна – лежащая и танцующая Мария Алфераки41 – обе были высланы из-за религиозности в Уфу, где и погибли. <…>» – как написала Людмила Николаевна ( см. текст письма – сноска 6). Известно, что отцом сестер был известный композитор и государственный деятель (греческого происхождения) Ахиллес Николаевич Алфераки (1846–1919). С семьей Алфераки семья Глебовых была знакома с 1880-х гг., когда они жили в Таганроге. Там в связи с делами бывал Андрей Николаевич Глебов(1858–1895). С 1890-го семья Алфераки переехала в Петербург и, видимо, контакты были продолжены не только между старшими представителями семей, но и детьми. Дом Алфераки в Таганроге собирал «цвет» местного общества – «Здесь музицировали и пели, ставили «живые картины» и сценки, танцевали и играли в карты, писали эпиграммы и разгадывали ребусы и шарады».42 Интересами искусства, как мы видим, жили обе семьи. Сцена концерта, изображенная на холсте, дает повод провести параллели между жизнью семей дворянского, артистического круга с описанием жизни Т. Глебовой и А. Порет «периода Хармса». Нельзя не вспомнить, что Т. Глебова и А. Порет были очень дружны не только с Хармсом, а и с А. Введенским, Н. Олейниковым43 и др.) Творчество обэриутов было им хорошо знакомо. Их игры в «живые картины», интерес к музыке и театру, и «безоглядная страсть» и погружение как и у обэриутов, в «игровое » пространство – это защита от реального абсурда, с которым сталкивались эти люди в повседневной жизни. Погружаясь в мемуары, знакомясь с биографиями лиц, упоминаемых или узнаваемых в «Доме», понимаешь, что живописно-пластические решения каждой композиции и полотна в целом, помогают расширить ассоциативный ряд. Сюжеты напластовываются друг на друга, явно соединяя несоединимое в жизни. Т.Глебова в своих воспоминаниях признается, что этому она обязана Филонову, что он научил ее «аналитически мыслить, свободно обращаться со временем и пространством». Как в памяти на полотне воссоздаются разновременные фрагменты из жизни друзей, близких, знакомых. Иногда они читаются как сцены из сна (композиции справа с изображением шарманщика и пляшущей Марией Алфераки). Всматриваясь в пляшущую фигуру, склоняешься к выводу, что лицо мужское. И невольно вспоминаешь отрывок из «Воспоминаний бабушки» о случае в имении Глебовых с переодеванием юного адьютанта в цыганку во время маскарада.44 Рассказы бабушки в детстве Татьяна могла слышать неоднократно, среди них и историю с цыганкой, которая поразила всех своей «бешеной пляской».

В Ярославле хранится часть архивов дворянского рода Глебовых .45 Усадьба Глебовых находилось в Ярославской губернии. Об этом мне стало известно в первый приезд в Петергоф в 1980 году, когда, переступив «порог дома» Татьяны Николаевны, увидела провинциальный портрет, висевший в прихожей. Имение находилось в Мологском уезде Ярославской губернии рядом с имением Мусиных-Пушкиных, с которыми они были в родстве. Там прошло ее детство. Дворянский род Глебовых один из древнейших. С ним связаны страницы русской истории и культуры, в том числе и художественной. Т. Глебова родилась в Петербурге, но связь с усадебным домом, где жила бабушка, постоянно поддерживалась. В ярославское имение в 19 веке приглашались художники: мастера фресковой живописи для росписи церкви в селе Верхне-Никульское, иконописцы, портретисты. Не случайно в воспоминаниях Т.Глебовой можно прочитать строки “С юности я больше всего остального любила русскую икону, мне очень нравились черные бездны зигзагами, так часто встречающиеся при изображении ада…”46 Глебова должна была впитать традиции русской духовной и художественной культуры. В доме находилась семейная портретная галерея. До последних дней в прихожей квартиры в Петергофе висел портрет одного из предков, написанный неизвестным провинциальным мастером. По моей просьбе Татьяна Николаевна сфотографировалась с ним (см. иллюстр.). Четыре других портрета поступили в 1990 году в ярославский музей уже по устному распоряжению (можно сказать – завещанию) Людмилы Николаевны.47 Портрет бабушки Варвары Николаевны был написан немецким художником Карлом Лашем48. Нельзя не отметить, что семья была очень музыкальной. Мария Николаевна Глебова (1874–1942), урожденная Барыкова была певицей, играла на фортепьяно. Ее вокальные данные унаследовала младшая дочь Людмила. На скрипке играла Татьяна. Поэтому закономерно предположение, что в сцене «домашнего концерта» отражена жизнь семьи Глебовых.

Автобиографичность, многогранность аспектов, заложенных в контекст полотна, загадки его бытования подвигли куратора проекта, автора данной статьи к проведению Круглого стола "Дом в разрезе. От культуры провинции до авангарда", который состоялся в Ярославле в период экспонирования выставки в апреле 2004 года. Главная задача его проведения – обобщить имеющуюся информацию, собранную в период работы выставки, сделать ее достоянием специалистов и заинтересованного круга лиц, стимулировать дальнейшие исследования, связанные с изучением «Дома в разрезе», с жизнью и творчеством Т.Н. Глебовой и А. И. Порет. В нем приняли участие исследователи Москвы, Петербурга, Ярославля, Рыбинска – среди них И.Стерлигова, Ю. Дьяконова, Н. Алексеев, Е. Ермолин и др. В выступлениях затрагивались проблемы экспертизы полотна и результатов ее осмысления, изучения произведения в контексте школы Филонова, были предъявлены новые биографические страницы А. Порет,49 но большая часть информации была связана с жизнью Т.Н. Глебовой, членами ее семьи, причастности представителей дворянского рода Глебовых к истории и русской культуре, ярославского края в частности, влиянию среды и отца Н.Н. Глебова на формирование личности дочери и др.

Произведение уникально, его нужно рассматривать в синтезе разных видов искусств – литературы, музыки, философии. В нем отражается творчество двух талантливых учениц филоновской школы, не ставших слепыми подражателями своего учителя. Они соединили в этом полотне современность и традиции, создали свои автопортреты и портреты творческих людей своего круга. Собранный материал уже сегодня претендует на монографическое исследование. В этом немалая доля тех, кто «заразился» «Домом в разрезе», внес свой вклад в изучение произведения и творчества Татьяны Глебовой и Алисы Порет. Это публикации Л.Вострецовой, автора и составителя каталога выставки Т.Н.Глебовой 1996 года в ГРМ, М.И. Полывяной – опирающейся в своих исследованиях на связи Глебовой и Порет с обэриутами, посетившей дом № 16 на Международном проспекте в Петербурге и обнаружевшей «портретное» сходство, изображенного на полотне дома с тем, в котором жили Алиса и Татьяна в период 1928 – нач.1934 годов. Уникальны материалы сообщений И.Стерлиговой и Н.Алексеева, связанные с имением в Ярославской губернии и страницами жизни членов семьи Т.Глебовой. Они позволяют найти связи русского авангарда с культурой провинции, с разными ее пластами – иконописью, примитивом, дворянской усадебной культурой.



Нельзя не остановиться на воспоминаниях Кирилла Полуэктова, видевшего «Дом в разрезе» в Петергофе и общавшегося с Татьяной Николаевной в момент, когда полотно (вернее, две его части) были разложены на полу. У него есть своя версия прочтения произведения, вернее его интерпретации со ссылкой на рассказы Т. Глебовой.50 Как он отмечает «у Глебовой было два плана рассказа: один из них – мировоззренческо-философский». Пояснения Татьяны Николаевны носили характер не комментариев, а осмысления того, что она как художник видела и читала по прошествии времени в своем творении.

Тайны «Дома в разрезе» и творчества его авторов до конца не разгаданы, но в контексте новой информации «Дом в разрезе» раскрывается ярче.



Данная публикация базируется на тексте доклада 2001 года в ГРМ51, но за эти годы расширился круг исследователей, найдены уникальные материалы, опубликован целый ряд статей52, которые подтверждают, что «Дом в разрезе» является одним из самых уникальных полотен школы Филонова и русской художественной культуры первой трети ХХ века.



11 Школа Филонова - одна из крупных школ русского авангарда. Создана художником Павлом Николаевичем Филоновым (1882/3-1941) в 1925 году, официально признана в 1927 - коллектив «Мастеров аналитического искусства» (МАИ) и существовала до 1932, но занятия продолжались до конца жизни мастера. Творческий метод МАИ основывался на теоретических установках Филонова, которые были развиты в манифесте «Сделанные картины» (Петербург, 1914 г.), в «Декларации Мирового расцвета» (Жизнь искусства, 1923 г. Номер 20, С.13), в рукописи «Идеология аналитического искусства и принцип сделанности».

2 Глебова Татьяна Николаевна (1900-1985) – живописец, график. Родилась в Петербурге, окончила гимназию. В 1918 вместе с семьей уехала в Ярославскую губернию, родовую усадьбу Коротнево (Мологский уезд). Училась в Рыбинской музыкальной школе; зиму 1920-21 гг. провела в Рыбинске. Весной 1921 г. вернулась в Петроград и поступила в Консерваторию. В 1922 г. ушла из Консерватории и поступила работать художником на Государственный фарфоровый завод им. М.В. Ломоносова. С 1924 занималась в частной студии А.И. Савинова, в 1925 впервые пришла с А. Порет в мастерскую П.Филонова и решила стать его ученицей, с 1926 начала работать под его руководством. В 1927 участвовала в оформлении Дома Печати – написала живописное панно «Тюрьма» на одном полотне с А. Порет. После раскола «МАИ» в 1932 Глебова и Порет последовали за П. Филоновым. С1926 начала работать в книжной графике, сотрудничала с ленинградскими и московскими издательствами, в частности, Детском отделением Госиздата, с журналами „Чиж" и „Еж". Ряд книг оформила в соавторстве с А. Порет. В «филоновский» период художницы жили вместе на Международном (Московском) проспекте дом 16 в квартире 4, в которой жила семья Порет. В конце 1920 –1930-х эту квартиру посещали художники, представители артистических и литературных кругов: пианистка М. Юдина, органист И. Брауде, Д. Шостакович, поэты-обэриуты А. Введенский, Н. Олейников, Д. Хармс, посвящавшие им свои стихотворения. Творческое общение этих людей нашло отражение в мемуарах - как самих художниц, так и их современников, в частности, воспоминаниях М.В. Юдиной, в записных книжках Д. Хармса. В начале 1934 года творческий союз Глебовой и Порет закончился, отношения приобрели сдержанный характер, но поддерживались до конца жизни.

3 Порет Алиса Ивановна (1902-1984) - художник книги, живописец и график. Родилась в Петербурге в семье врача (отец – француз, мать – шведка). Училась в Академии художеств у А.И. Савинова и К. С. Петрова-Водкина. В 1925 вместе с Т. Глебовой впервые посетила мастерскую П.Н. Филонова, с конца 1926 – стала его ученицей, была членом группы МАИ. Для Дома печати в 1927 написала живописное панно «Нищие и беспризорники", или«Люмпен-пролетарии» на одном полотне с Т.Н. Глебовой, автором второй композиции «Нищие». С 1927 - работала вместе с Т. Глебовой в Детском отделении Госиздата, в журналах „Чиж" и „Еж". Далее см. сноску 2. Наиболее полно творческая биография отражена в издании: Алиса Ивановна Порет (1902-1984). Живопись, графика, фотоархив, воспоминания / Авт.-сост.: И.И. Галеев. – М.: Галеев-Галерея. 2013.

4 Людмила Николаевна Глебова (1917-1990) - младшая сестра Т.Н. Глебовой. С детства проявляла интерес к изобразительному искусству, посещала мастерскую П.Филонова, в его Дневниках есть упоминание о ней. Унаследовала от матери интерес к вокалу, имела прекрасный голос. Училась в Ленинградской консерватории (1937-1939) по классу органа у И. Браудо, в скульптурной художественной школе при Ленинградской Академии художеств, параллельно посещала студию ЛОСХа (1939-1941). Школа, которую она прошла в довоенные годы, позволили впоследствии работать ей в качестве реставратора по скульптуре на восстановлении дворцовых пригородов Ленинграда (Ораниенбаум), художником-декоратором в кукольном театре и художником оформителем в ряде организаций Ленинграда. Органичным для нее были знание и интерес к литературе. На протяжении всей жизни она писала стихи, занималась переводом прозы европейских авторов. В период 1946 – 1948 годов состояла на учете Ленинградского Горкома писателей (Профессиональная группа писателей при Месткоме Ленинградской писательской организации). Все это говорит о владении ею на профессиональном уровне целым рядом творческих профессий. В 1985 стала хранителем их творческих наследий не только произведений своей сестры, но и части творческого наследия ее мужа В. В. Стерлигова, и всего, что хранилось в их квартире в Петергофе, в частности, семейных реликвий дворянского рода Глебовых, к которому она принадлежала.

5 Браудо Исай (Исайя) Александрович (1896-1970) - органист, пианист, музыковед, педагог. Был знаком с Т. Глебовой с 1921 года, входил в круг близких друзей Глебовой и Порет.

6 Кондратьев Павел Михайлович (1902-1985) – художник, член группы МАИ (1927-1932), один из друзей Т.Глебовой и поклонник А.Порет.

7 Матюшин Михаил Васильевич (1861-1934) – художник, музыкант, композитор.

8 Юдина Мария Вениаминовна (1899 -1970) – выдающаяся пианистка, педагог. Познакомилась с Т. Глебовой в 1921 в период ее учебы в Петроградской (Ленинградской) Консерватории. Поддерживала дружбу с Глебовой и Порет до конца жизни.

9 Из письма Л.Н. Глебовой к Н.П. Голенкевич от 4.05. 1989 <…> Постараюсь сделать все, как Вы просите. <…> Начну с комнаты Юдиной. В этой комнате все, как Вы уже догадались – сама Юдина – она за роялем, она стоящая, за столом, летящая по воздуху в венке, по-видимому, на концерт. Выше дирижирует, как это не странно, очевидно, Филонов. В правом углу комнаты отдельный отсек – лежащая с кошками и танцующая с кастаньетами – очевидно две сестры – художницы Магна – лежащая и танцующая Мария Алфераки – обе были высланы из-за религиозности в Уфу, где и погибли. <…> Теперь опять снизу – семейный обед - по-видимому, у Александра Леоновича Авербаха (отца впоследствии Ильи Авербаха, режиссера). Сидящий в халате может быть сам Авербах, за ним наша двоюродная сестра Тамара Андреевна Глебова (актриса) – была в ту пору его женой, впереди девочка в черном платье с белыми крупными горошками – я сама лет семи – восьми, еще ниже собака – дог Хокусава, - собака А.Порет. Выше комната, где не очень приличная сцена. С круглым задом в горошках знакомая Т.Н. и Порэт Анна, отчество не помню, кажется, какая-то баронесса. Сцена с замочной скважиной очевидно соседи этой баронессы по квартире. Т.Н. и Алиса Порэт всегда завешивали перед приходом баронессы этот холст, но однажды забыли это сделать и она, узнав себя, страшно обиделась. Садик в верхнем углу картины находился против окон, где жила Т.Н. и Порэт (Алиса Ивановна) на Московском проспекте, сразу за мостом, поблизости от Сенной площади. <…>НА ЯХМ. Фонд Т.Н. Глебовой (Находится в обработке).

10 Цибасов Михаил Петрович (1904-1967) – живописец, график, художник театра и кино.

11 Воспоминания о Павле Николаевиче Филонове / предисл. и коммент. Е.Ф. Ковтуна // Панорама искусств-11. М., 1988. С. 110. Сейчас эту цитату можно найти в издании: Филонов П. Дневник. СПб., 2000. С. 161-162.

12 К выставке были изданы два каталога: Художники РСФСР за 15 лет : живопись, графика, скульптура : каталог юбилейной выставки. Л., 1932 (см. работы Т.Н. Глебовой: 330. Звери – х.,м.; 331. Семейный портрет – акв.; - С.33; 22. Ваза «Октябрь» 1932. Исполн. На фарфоре копиисты: Баранов, Горьков, Кириллова, Догадукин, Миронович .-С.113; А.И. Порет: Озеро Селигер – акв.; Семейный портрет – акв.; - С.79.; Цибасов - включены две живописные работы - С.79); Художники РСФСР за 15 лет, 1917-1932 : живопись. Скульптура. Плакат и карикатура : каталог выставки. М.,1933.

13 Грабарь Игорь Эммануилович (1871-1960) – художник, историк искусства, один из основоположников музееведения и реставрационного дела.

14  Филонов П. Дневник. СПб., 2000. С.162, 165

15 Софроницкий Владимир Владимирович (1901-1961) – пианист, педагог;

16 Миклашевская Ирина Сергеевна (1883-1956) – пианистка, педагог

17 Воспоминания А.И. Порет впервые опубликованы в книге: Мария Вениаминовна Юдина : статьи, воспоминания, материалы. М. : Советский композитор, 1978. С. 49-55.

18 «“Я буду расписывать райские чертоги”. Татьяна Николаевна Глебова : живопись, графика». Выставка экспонировалась в 1995 году в залах ГРМ. Выставка была совместной с В.В. Стерлиговым, и сопровождалась двумя монографическими изданиями: «Я буду расписывать райские чертоги». Т.Н. Глебова : каталог Статьи. Воспоминания / ГРМ ; вступ. ст. и сост. Л.Н. Вострецова. СПб. : Музеум, 1995; «Дух дышит, где хочет». В.В. Стерлигов : каталог . Статьи. Воспоминания / ГРМ ; вступ. ст. и сост. Е.Ф. Ковтун, сост. каталога Л.Н. Вострецова. СПб. : Музеум, 1995. В одном из залов экспонировались произведения учеников В.В. Стерлигова.

19 Один из фрагментов напечатан в зеркальном отражении - иллюстрация 1. См.: «Я буду расписывать райские чертоги». Т.Н. Глебова : каталог… С. 6

20 Там же. С. 9

21 Дьяконова Ю.Б. Опыт комплексного исследования произведения живописи : картина Т.Н. Глебовой и А.И. Порет «Дом в разрезе» // Теоретические и естественнонаучные основы реставрации и сохранения музейных фондов. ГОСНИИР : материалы конференции 4-6 августа 1999 г., Ферапонтово. М. ; Ферапонтово, 1999. С. 28-29

22  Порет А. Воспоминания о Данииле Хармсе / предисл. и коммент. В. Глоцера // Панорама искусств-3. М., 1980. С. 349

23 Хармс Даниил Иванович (наст. фамилия - Ювачёв, 1905-1942) - поэт, прозаик, драматург. Активный участник объединения ОБЭРИУ. Друг Алисы Порет и Т. Глебовой в период 1920-1930-х

24 Введенский Александр Иванович (1904-1941) – поэт, детский писатель, драматург, представитель поэтического авангарда 1920-30-х. Активный участник объединения ОБЭРИУ

25 Порет А. Воспоминания о Данииле Хармсе. С.349

26 Дьяконова Ю.Б. Опыт комплексного исследования произведения живописи : картина Т.Н. Глебовой и А.И. Порет «Дом в разрезе». С. 28-29

27 Там же. С. 27

28 Закликовская Софья Людвиговна (1899-1975), живописец, график, ученица П. Филонова

29 Кибрик Евгений Адольфович (1906-1978), живописец, график. Член коллектива МАИ.

30 Дьяконова Ю.Б. Опыт комплексного исследования произведения живописи : картина Т.Н. Глебовой и А.И. Порет «Дом в разрезе». С. 27

31  Удивительно, но на вазе «Октябрь» с росписью Т. Глебовой, включенной в состав выставки, разворачивается сцена процессии с вереницей красных гробов на фоне московского Кремля. Кроме этого сюжета на вазе изображены еще девять, которые вписаны в геометрические формы: овалы, многоугольники и подобно клеймам повествуют о ходе революционных событий в Петрограде и в Москве. Сцена манифестации с флагами и красными гробами, которые как пунктиром проходят через всю композицию, невольно встраивается (умозрительно) в контекст нашего «Дома» и его жизнь еще больше наполняется обэриутским контекстом. См.: Носович Т.Н., Попова И.П. Государственный фарфоровый завод, 1904-1944. СПб. ; М. : Издательство «Санкт-Петербург Оркестр», 2005. С. 449-450. 

32 К выставке издан буклет: Дом в разрезе. Художники Т.Н. Глебова, А.И. Порет : живопись, графика, книжная иллюстрация. История, исследование. Реставрация : (Буклет-каталог) / Авт-сост.: Е. Васютинская, Н. Голенкевич, Ю. Дьяконова  ; ГосНИИР, ЯХМ. М., 2003.

33 В подготовке выставки принимали участие не только сотрудники ГОСНИИРа и Ярославского художественного музея, но и наследники Глебовой и Порет, целый круг лиц, знавший авторов полотна или обладающий новой информацией о персонажах произведения. Среди них: И.Г. Макаревич, Е.В. и М.В. Елагины, В.И. Глоцер– исследователь творчества Д. Хармса, А.М. Кузнецов – биограф М.В. Юдиной, Я.С. Назаров– племянник М.В. Юдиной, К.Е. Полуэктов - племянник В.В. Стерлигова, бывавший периодически в доме Владимира Васильевича и Татьяны Николаевны, – каждый поделился имеющейся информацией, предоставил материалы из хранящихся у него архивов.

34 А. И. Порет. Хокусай. 1929 Б., акв. 23х23. Частное собрание.

35 Комментарии из записей тетради А. Порет к «Хокусаю» нельзя не привести полностью: «Рисую свою милую собаку - за спиной Филонов – громовержец кричит на весь класс: тов. Порет, опять Вы за свое – то портрет друга, то знакомых, то собачки. - Неужели нет темы пошире?? Объясните мне, в чем дело??? Я робко лепечу, что у моей собаки разные глаза – утром совсем светлые, потом ярко голубые, а вечером – фосфоресцируют и кажутся ярко-красными, - и что прежде художники не могли этого себе позволить, и что мне казалось, что Вы не будете протестовать… Помолчав, уже другим голосом - Ну ладно, тов. Порет - рисуйте все три глаза: - потом, уже дома я дорисовала своего милого, только что погибшего мужа, Arkadi. Mat. И еще прибавила трех претендентов на престол – П. Соколов и др.» - Алиса Порет « Акварели в классе П.Н.Филонова с 26-28г.» Запись под № 7.Частный архив. Рукопись опубликована. См.: Алиса Ивановна Порет (1902-1984). Живопись, графика, фотоархив, воспоминания. С.108. - Паппе Аркадий Матвеевич (1891-1927) , искусствовед, сотрудник Эрмитажа в 1922-1927 годах, специалист по голландской живописи, первый муж А.И. Порет - Соколов Петр Иванович (1892-1938) – живописец, книжный график, театральный художник. Его дал в наставники А.Порет в период обучения в Академии художеств К.С. Петров-Водкин.

36 Авербах Александр Леонович (1896-1966) – сын богатого волжского судовладельца из Рыбинска. Знал языки, классическую литературу, имел музыкальное домашнее образование - «мог подобрать мелодию на рояле, либо сыграть по нотам». В юности участвовал в любительских спектаклях, в 1919 вошел в труппу Большого Драматического театра, но вскоре покинул его. Закончил экономический факультет Технологического института, работал на руководящих должностях. Образованный и остроумный, славился гостеприимством. Был женат на Тамаре Глебовой до 1933 года. Отец Ильи Александровича Авербаха, известного режиссера, от брака с Ксенией Владимировна Куракиной (1903-1988). См. публикацию Ю. Кленикова «Молодые годы петербургского режиссера» // Искусство кино. 2000. №1.

37 Глебова Тамара Андреевна (1894 - 1944) - дочь Мусиной-Пушкиной Дарьи Михайловны (1873—1947) и Глебова Андрея Николаевича (1858-1895). Была замужем с 1913 г. за актёром Владимиром Александровичем Афанасьевым (1885-1945), развелись в 1920 г., вторым браком замужем за Александром Леоновичем Авербахом В начале 1942 г., во время блокады Ленинграда, Т.А. Глебова, вместе с труппой Александринского театра, уехала в эвакуацию в Новосибирск, где и умерла в 1944 году.

38 Глебова Варвара Николаевна, урожд. Лодыженская (1838-1921) - профессиональная пианистка. Имела шестерых детей, но до зрелого возраста дожили лишь трое – Андрей (1858-1895) – отец Тамары, Ольга( 1860-е-1941) и Николай (1864-1941) - отец Татьяны и Людмилы. Варвара Николаевна пережила мужа, больше чем на 50 лет. Она была хранительницей домашнего очага. Одним из внуков в 1910 году сделаны записи воспоминаний ее рассказов. Строки воспоминаний вводят нас в атмосферу жизни дворянской усадьбы, а собранный комплекс в архиве ЯХМ фотоматериалов позволяет увидеть усадебный дом, интерьеры комнат и лица тех, кто жил и бывал в усадьбе в конце 19 и нач. 20 столетий: «На Рождестве вся семья, по обыкновению, съехалась в старое Андрейцево или Коротнево. В Сочельник вечером, после того как старшая внучка[Тамара – прим. Н.Г.] протанцевала а ла Дункан, а младшая показала приемы сокольской гимнастики [Татьяна – прим. Н.Г.], а затем все молодежь разыграла сценку из «Кинематографа», все так устали, что один за другим перебрались в кабинет и уселись около своего семейного божества - старой Бабуси…» - Рукопись «Бабушкины рассказы» (с комментариями Л.Н. Глебовой). Копия рукописи была передана мной сотруднику Рыбинского историко-архитектурный музея-заповедника Н.М. Алексееву (зав. отделом «Музея-Молога») в 1990-е годы. Опубликована им в сб.: Молога. Рыбинск : Рыбинское подворье, 1999. Вып. 4. Публикация, к сожалению, не имеет комментариев и ссылки на первоисточник, хранящийся в НА ЯХМ, ф. 60.

39 Мусина-Пушкина Дарьи Михайловна (1873—1947) (в замужестве Глебова (1891—1895), Озаровская (1901—1912), Апушкина(1912—1937), сценический псевдоним Мусина) — актриса Александринского театра, преподаватель, профессор Петроградской, затем Лениградской консерватории (1918-1931) – преподавала сольное пение, пластику сцены, руководила оперным классом.

40 Глебов Николай Николаевич (1864 – 1941), инженер, основал электро-механический завод в Петрограде и впоследствии его отделение в Москве. Земский и государственный деятель. Был земским гласным и Мировым судьей Государственного императорского Совета России. Н.Н.Глебов личность незаурядная. Имея дворянское воспитание и хорошее образование (окончил Петербургский институт путей сообщения и Электромеханический институт в Париже), он интересовался музыкой, литературой, написал и издал ряд философских трактатов (шесть книг, написаны в период 1905-1917). Сам делал скрипки, играл на музыкальных инструментах. Скончался Н.Н.Глебов во время блокады в Ленинграде в 1941 году. Во время революции в 1917 году глава семьи Н.Н. Глебов принимает решение, в связи с рождением третьей дочери - Людмилы, переехать из Петрограда на время в Коротнево. После кончины в 1921 году Варвары Николаевны хранительницы «домашнего очага» на Мологской земле - семья вновь вернулась в Петроград. Сохранились фотографии кон. 1920-х нач. 1930-х гг., где Николай Николаевич предстает с длинной бородой. К середине 1930-х он меняет свой внешний облик, что отражено в воспоминаниях художника М. Бирштейна: «Маленький,сухонький со щеточкой коротко подстриженных серебряных волос, серебряной бородкой и усиками – папа, в домашнем сером пиджаке. Тут же была младшая сестра Татьяны Николаевны – темноглазая Люсина, девушка, учащаяся музыке по классу органа…Я спал в комнате-кабинете Таниного отца. Папа был математик, экономист, но у него была особая страсть: он мечтал, он хотел открыть секрет звучания скрипок, старинных скрипок Антонио Страдивари. В его узкой, как пенал комнате под потолком были натянуты струны и на них, какой ужас, висели, сушились, сохранялись, сделанные им скрипичные деки и незаконченные скрипки из легких тончайших деревянных пластинок разных сортов дерева». Бирштейн М. Жизнь и картины. М.: Галарт, 2000. С. 154 Интерес к искусству в семье Глебовых существовал всегда. Здесь все в той или иной степени увлекались изобразительным творчеством, музыкой, вокалом. Живописью занимался и сам Н.Н. Глебов (в ЯХМ хранится тарелка с его росписью), его супруга Мария Сергеевна была певицей, играла на фортепьяно. Ее вокальные данные унаследовала младшая дочь Людмила.

41 Алфераки Магна Ахиллесовна (1885 – арестована в 1935, приговорена к 5 годам высылки в Таганрог) – художник и Алфераки Мария Ахиллесовна (1870 – арестована в 1932, приговорена к 3 годам ссылки в Севкрай) - С семьей А.Н. Алфераки семья Глебовых была знакома с 1880-х гг. А.Н. Глебов работал вс Таганроге в 1880-е и нач. 1890-х гг, где в те годы жили Алфераки. Известны факты приезда в Таганолг В.Н. Глебовой. С 1890-го семья Алфераки переехала в Петербург и, видимо, контакты были продолжены не только между старшими представителями семей, но и детьми.

42 См.: htth:// old.taganrog.ru/people/citizens/alferaki.shtml

43 Олейников Николай Макарович ( 1898 - 1937) - русский поэт, драматург, входил в круг поэтов группы ОБЭРИУ (не был ее членом)

44 «Воспоминания бабушки» записаны в 1910 г. со слов Варвары Николаевны Глебовой ее внуком Козыревым Николаем Дмитриевичем двоюродным братом Татьяны и Людмилы Глебовых. См.: НА ЯХМ. Фонд Т.Н. Глебовой.

45 Архивные материалы хранятся в научном архиве Ярославского художественного музея, ф-60 (находится в обработке), а также в архивах Ярославского историко-архитектурного и художественного музея-заповедника и Рыбинского историко-архитектурного и художественного музея-заповедника «Музей – Молога», в частности, уникальный фотоархивпредставителей дворянского рода Глебовых.

46 Воспоминания о Павле Николаевиче Филонове. С. 112

47 По устному распоряжению Л.Н. Глебовой все портреты, связанные с Ярославской землей и имениемнаследники должны были передать в Ярославский художественный музей, но, к сожалению, ее воля была выполнена лишь частично. Среди поступивших четырех портретов: 1. Неизвестный художник «Портрет Николая Николаевича Глебова (1755-1818)» . 1-я треть 19 в. Холст, масло. 71х58,5. ЯХМ Ж-2791; 2. «Портрет Глебова Андрея Николаевича (1787-1854), участника войны 1812 года». 1-я треть 19 в. Холст, масло. 70,5х53,5. ЯХМ Ж-2841; 3. «Портрет Елизаветы Петровны Глебовой (1807-1858), урожденной Засекиной». 1-я треть 19 в. Холст, масло.38х44,5. ЯХМ Ж-2842; 4. «Портрет Сергея Николаевича Глебова (1789-1854)». 1-я треть 19 в., Холст, масло 71х58 ЯХМ Ж-2792;

48 Лаш Карл Иоханн (1822-1888) – немецкий художник, работал в России с 1847 по 1857 и в 1888 годах, писал заказные портреты, среди них «Портрет Ладыжинской Варвары Николаевны».1851(?). Холст, масло. (Портрет был взят Н.П.Голенкевич у Л.Н.Глебовой на реставрацию и после проведения реставрационных работ возвращен ей обратно в 1988 году). После кончины Л.Н. Глебовой остался в семье Спицыных, так же как и портрет представителя рода Глебовых с кальяном.

49 Об А.И. Порет в публикациях можно было найти минимальные сведения. Новые данные были предоставлены наследниками и учениками А.И. – Е. Елагиной и И. Макаревичем. Только в этом году вышла книга: Алиса Ивановна Порет, 1902-1984 : живопись, графика, фотоархив, воспоминания . М. : Галеев Галерея, 2013.

50 Разговор с Кириллом Евгеньевичем Полуэктовым у картины Т. Н. Глебовой и А. И. Порет «Дом в разрезе». Запись Е. Васютинской. Москва, 2003. Электронный вариант записи предоставлен был мне для ознакомления. К сожалению, Е. Васютинская и К. Полуэктов приехать в Ярославль в период проведения «Круглого стола» (апрель, 2004) не смогли. Электронный вариант записи предоставлен был мне для ознакомления. Разговор К. Полуэктова и Т.Н. Глебовой состоялся в 1973 году во время его приезда в Петергоф. Татьяна Николаевна готовилась к предстоящему визиту Б. Мейлаха, литературоведа и исследователя творчества обэриутов и Кирилл помогал ей расстелить части уже разрезанной картины на полу. Его воспоминания дополняют и расширяют наши версии, позволяет увидеть новые аспекты в трактовке полотна и его отдельных сюжетов. Моя встреча с Кириллом Евгеньевичем у «Дома» состоялась в 2009 году на выставке "Петербургский авангард. ХХ век". Коллекция Ярославского художественно музея. - в Ярославле. В разговоре с Т.Н., как отмечал Полуэктов, не было упоминания о написании или участии в создании сохранившихся частей картины Алисой Порет. Он вспоминал прочтение сцен диалога «врача и монаха в комнате больного», «жизни М.В. Юдиной во вневременном пространстве комнаты», «домашнего концерта», где сложная композиция дает синтезирующий образ театрали зованного действа с обэриутским подтекстом, и других композиций. Не теряю надежды, что эта новая информация будет опубликована. Мы оба пришли к выводу, что произведение «многослойно» и каждый исследователь находит и может найти в нем свой информационный и ассоциативный ряд. Реалии жизни в картине переплетаются с фантазией, обогащаются удивительно емкими и выразительными живописно - пластическими решениями. На расстоянии времени даже фактологический материал начинает приобретать знаковое звучание. Открывающаяся информация дает повод к новой интерпретации полотна, но она не перечеркивает, а расширяет его «звучание» и подтверждает его уникальность.

51  Текст доклада: Голенкевич Н.П. Загадки «Дома в разрезе», был прочитан на: Перцевские чтения: к 100-летию со дня рождения Н.В. Перцева (ноябрь 2001, ГРМ).

52 Список публикаций о «Доме в разрезе»: 1. «Я буду расписывать райские чертоги». Т.Н. Глебова : каталог. Статьи. Воспоминания / ГРМ ; вступ. ст. и сост. Л.Н. Вострецова. СПб. : Музеум, 1995;  3. Вострецова Л. Национальные истоки творчества Т.Н. Глебовой // Авангард 1910-х – 1920-х годов : взаимодействие искусств : сб. ст. М. : Государственный институт искусствознания, 1998. С. 181-187; 4. Дьяконова Ю.Б. Опыт комплексного исследования произведения живописи : картина Т.Н. Глебовой и А.И. Порет «Дом в разрезе» // Теоретические и естественнонаучные основы реставрации и сохранения музейных фондов. ГОСНИИР : материалы конференции 4-6 августа 1999 г., Ферапонтово. М. ; Ферапонтово, 1999. С. 28-29; 5. Вострецова Л.Н. Т.Н. Глебова. Сценическое решение оперы Р. Вагнера «Нюрнбергские мейстерзингеры» // Русский авангард 1910-х - 1920-х годов и театр. СПб. : Дмитрий Буланин, 2000. С. 229-238; 6. Дом в разрезе. Художники Т.Н. Глебова, А.И. Порет : живопись, графика, книжная иллюстрация. История, исследование. Реставрация. М. ; Ярославль, 2003. С одноименным названием издан буклет-каталог. Авторы–составители: Е. Васютинская, Н. Голенкевич, Ю. Дьяконова. Издающие организации: ГосНИИР, ЯХМ (М., 2003); 7. Полывяная М. «Дом в разрезе» // Новый мир искусства. 2003. № 2. С. 22-24; 8. Голенкевич Н. Загадки «Дома в разрезе» // Искусство. 2003. № 3 (май-июнь). С. 44-48; 9. Дьяконова Ю. Татьяна Глебова и Алиса Порет: работа рядом с Филоновым и без него // Антиквариат, предметы искусства и коллекционирования. 2003. №11 (12). С. 67-71; 10. Васютинская Е. Игра в четыре руки // Родина. 2005. № 7. С. 85-89; 11. Полывяная М.И. Окна «Дома в разрезе» // Литература одного дома : материалы конф. 27 окт. 2008 г. / Гос. лит. музей «ХХ век». СПб., 2008. С. 11-25; 12. Голенкевич Н.П. Петербургский авангард, ХХ век : коллекция Ярославского художественного музея : опыт комплектования и исследования // Первые казанские искусствоведческие чтения : материалы науч.-практич. конф., 10-12 сент. 2009 г. Казань, 2011. С. 23-28; 13. Experiment / Эксперимент : журнал русской культуры Los Angeles (USA), 2010. №16 : Шестнадцать пятниц : Вторая волна ленинградского авангарда : 2 частях / изд. подгот. Е. Спицына; 13. Голенкевич Н. Петербургская школа русского авангарда в Ярославском художественном музее // Наше наследие. 2011. № 97. С. 149-156; 14. Стерлигова И. Татьяна Глебова и костромская коллекция ее произведений // Наше наследие. 2011. № 97. С.157-164; 15. Голенкевич Н.П. Наследие дворянского рода Глебовых в собрании Ярославского художественного музея. История комплектования и исследования // Русская усадебная культура ХVIII- начала ХХ I вв. Проблемы изучения, реставрации, музеефикации : материалы науч. конф., Ярославль, 5-6 июля 2012 г. Ярославль, 2012. С. 49-54; 16. Мусаутова Е.А. Н.Н. Глебов – последний потомок ярославского дворянского рода Глебовых // Русская усадебная культура ХVIII - начала ХХ I вв. Проблемы изучения, реставрации, музеефикации : материалы научной конференции, Ярославль, 5-6 июля 2012 г., Ярославль, 2012. С. 54-59; 17. Порет А. Записки. Рисунки. Воспоминания / авт. вст. ст. – В. Шубиникий, коммент. – Н. Голенкевич. М. : Барбарис, 2013
Список иллюстраций:

Глебова Т.Н., Порет А.И. Дом в разрезе (Разрез нашего дома). 1931 Холст, масло 153,5 х197,5. Собрание ЯХМ. Инв.№ Ж-2732. Дом в разрезе (Разрез нашего дома). 1931 Фрагмент. Обед в доме А.Л Авербаха и Т.А. Глебовой. Дом в разрезе (Разрез нашего дома). 1931. Фрагмент. Автопортрет Т.Н. Глебовой (за мольбертом) Т. Н. Глебова с портретом из портретной галереи дворянского рода Глебовых и (справа- Н.П.Голенкевич). Петергоф. 1981 (Фото Ксензцова) Семья Глебовых в имении Коротнево. 1907. Слева направо: Ольга Николаевна, Николай Николаевич и его дочь Татьяна, Тамара Андреевна - Глебовы, Дмитрий Иванович Блатов и его племянник, Ольга Михайловна Блатова (урожд. Мусина-Пушкина), управляющий с дочерью, дочь АннаНиколаевна и «бабуся» - Варвара Николаевна Глебовы. Дом в разрезе (Разрез нашего дома). 1931. Фрагмент. Мария Вениаминовна Юдина. Глебова Варвара Николаевна с сыном Николаем и дочерью Ольгой. Петербург. Кон. 19 в.





2


3


4


5


6

7


8


9


10

11



12


13


14


15


16


17

18


19


20


21


22


23


24


25


26

27


28


29


30


31

32

33


34


35


36


37


38


39



40

41


42

43


44


45


46


47


48


49


50



51


52