Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


А. Б. Пурани Вечерние беседы со Шри Ауробиндо Том 1




страница1/20
Дата23.03.2017
Размер4.31 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20


А.Б. Пурани

Вечерние беседы со Шри Ауробиндо

Том 1
К ЧИТАТЕЛЮ

Мне хотелось бы, чтобы читатель знал, что сам Шри Ауробиндо не принимал прямого участия в настоящем издании этих записок, так как он не успел в свое время с ними ознакомиться.

Следует отметить, что записки эти отнюдь не являются до­словной записью того, что говорил Шри Ауробиндо. Это всего лишь то, что осталось в моей памяти и было записано мною из высказанного им.

Могу сказать, что я пытался, со своей стороны, быть как можно ближе к истине, и сделал все, что было в моих силах, составляя записки, в чем и беру на себя полную ответственность.


А. Б. Пурани

Оглавление


Оглавление 1

ВВЕДЕНИЕ 5

1 5

2 8


3 9

ВСТРЕЧИ С УЧИТЕЛЕМ В ПОНДИШЕРИ 13

I 13

II 16


1920 год (ноябрь или декабрь). 18

1920 год (ноябрь или декабрь). 18

9.4.1923 19

11.4.1923 21

28.4.1923 22

8.8.1923 23

9.8.1923 24

28.9.1923 25

23.12.1923 26

27.12.1923 28

3.1.1924 30

1.1.1924 31

3.1.1924 32

10.1.1924 33

16.1.1924 33

9.2.1924 34

3.8.1924 35

4.8.1924 36

5.1.1925. 37

12.7.1925 38

21.9.1925 39

О КНИГАХ 40

12.9.1923 40

9.2.1924 41

24.4.1924 41

12.6.1924 43

23.8.1925 44

4.12.1925 44

14.4.1926 - 22.5.1926 45

19.5.1926 48

11.6.1926 49

31.8.1926 53

26.12.1939 56

17.9.1940 57

22.6.1926 58

15.1.1939 59

16.5.1940 63

18.1.1939 64

6.2.1939 66

27.2.1939 67

20.12.1939 69

26.8.1940 69

4.9.1940 69

14.12.1940 70

10.3.1943 71

25.3.1943 73

27.3.1943 73

6.4.1943 74

8.4.1943 74

5.5.1943. 75

11.5.1943 75

20.8.1943 75

20.11.1943 76

25.9.1923 77

10.10.1923 77

20.11.1923 78

8.1.1924 78

10.1.1924 79

10.7.1924 79

25.11.1924 80

21.1.1925 82

15.9.1925 83

4.10.1925 84

7.10.1925 86

9.10.1925 86

12.10.1925 87

21.10.1925 89

2.11.1925 89

26.12.1925 91

22.2.1925 93

23.3.1926 94

21.8.1926 98

27.17.1939 101

О МЕДИЦИНЕ 106

11.11.1923. 106

5.7.1924 108

19.9.1926 108

20.9.1925 112

26.9.1925 114

11.10.1925 116

14.10.1925 117

5.12.1925 121

30.1.1926 122

4.2.1926 123

20.12.1938 125

16.10.1939 126

21.12.1938 127

25.12.1938 128

30.12.1938 131

10.1.1939 134

25.12.1939 135

19.7.1943 136

20.03.1943 137

ОБ ИСКУССТВЕ 138

26.01.1927 138

28.01.1926 138

31.03.1926 140

22.06.1924 141

31.12.1938 141

24.01.1939 142

11.01.1939 142

12.05.1940 143

14.11.1941 145

О ПОЭЗИИ 145

22.05.1925 145

12.10.1926 146

12.12.1938 148

3.01.1939 149

9.01.1939 150

6.01.1940 151

7.01.1940 152

17.01.1940 153

18.01.1940 (утро) 154

18.01.1940 (вечер) 155

19.01.1940 156

19.01.1940 158

27.01.1940 158

26.09.1943 158

28.09.1943 159

Январь 1939 159

О КРАСОТЕ 160

12.08.1926 160

12.10.1942 161

24.01.1939 162

27.8.1926 163

О КОНГРЕССЕ И ПОЛИТИКЕ 166

7.3.1924 166

8.3.1924 166

11.3.1924 167

14.3.1924 168

8.4.1924 169

9.4.1924 169

31.5.1924 170

7.6.1924 171

17.6.1924 171

19.6.1924 172

22.6.1924 172

30.6.1924 173

3.7.1924 173

4.7.1924 173

15.7.1924 174

2.8.1924 174

12.9.1924 175

23.10.1925 176

7.4.1926 177

29.6.1926 179

4.8.1926 182

8.9.1926 183

О НЕНАСИЛИИ 183

28.3.1923 184

18.4.1923 184

23.7.1923 186

10.5.1924 188

17.5.1924 189

20.5.1924 189

2.6.1924 190

О САДХАНЕ 190

9.4.1923 190

13.4.1923 191

29.5.1923 193

11.11.1923 194

31.1.1924 195

26.2.1924 195

16.7.1925 197

2.3.1926 199

18.5.1926 204

18.8.1926 208

6.9.1926 210

9.9.1926 214

10.9.1926 215

20.9.1926 217

26.9.1926 219

2.10.1926 219



ВВЕДЕНИЕ



1
Однажды Арджуна задал Шри Кришне вопрос, который с пол­ным правом может быть отнесен ко многим высокодуховным лично­стям. Этот вопрос в «Гите» звучит так: «Какова речь того, кто высоко вознесен над миром повседневности, кому доступна высокая истина, как он говорит, как сидит, как двигается?» Люди хотели бы представить себе, какова внешность человека, достигшего позна­ния Высшей Истины, чем носитель высшей духовности отличается от других людей.

Но все ответы «Гиты» дают представление о внутреннем со­держании такой личности, а не о том, что бросается в глаза поверхностному взгляду, что доступно внешнему восприятию и поверхностным впечатлениям. Несомненно также, что внутреннее, или духовное, и есть основное, а внешнее обретает свое содержание и форму лишь на основе внутреннего. Но те преобразования, о которых пишет Шри Ауробиндо в своих книгах, должны происхо­дить в природе, так как, по его мнению, божественная реальность должна в ней проявиться. Таким образом, опять же по его мнению, все в природе должно пережить преобразование, включая и физиче­ское (внешнее). Если говорить о Шри Ауробиндо, то его могучий дух, проявляющийся сквозь его физическую сущность, есть резуль­тат его садханы. Это впечатление складывается у тех людей, которые способны воспринимать подобное. Например, такой на­блюдатель, как К. М. Мунши, почти 40 лет спустя после встречи со своим Учителем, носил в себе глубокое впечатление о нем как о человеке, озаренном присутствием глубокого внутреннего света.

В «Вечерних беседах», публикуемых в этой книге, дается пред­ставление о внешнем облике Шри Ауробиндо, особенно для тех, кто ищет ответы на «вечные вопросы». Книга может дать некоторое представление о внутреннем духовном богатстве личности Учителя, его разносторонности и неповторимости.

Читатель также может получить некоторое представление о личности Шри Ауробиндо из книг, которые отражают его высокую духовность, вселенский кругозор и ясное представление о всей системе его идей и взглядов. Читатель откроет для себя и то, что даже в области Высшего Разума Шри Ауробиндо способен свести бесконечное к конечному. Другая сторона его динамической лич­ности представлена ашрамом, но чисто внешняя, человеческая сторона его личности остается неведомой миру, потому что, начиная с 1910 по 1950 годы, в течение 40 лет, он вел затворническое существование. Несомненно, многие знали, что он живет в Пондишери и занимается своеобразной йогой, к таинствам которой они не имели доступа. По мнению некоторых, он вел жизнь в завидном уединении, наслаждаясь роскошью духовных переживаний. Многие сожалели о его уходе из общественной жизни как о большой потере для человечества, так как не имели возможности видеть явных проявлений его активной внешней деятельности, которую можно было бы назвать социальной, альтруистической или благо­творительной. Некоторые из его поклонников даже думали, что он стремится к личному спасению души, не имеющему ни малейшего значения для человечества в целом. Его очевидное неучастие в общественной жизни было истолковано многими как недостаток любви к человечеству.

Но те, кто знал его ближе в период национального подъема (с 1900 по 1910 годы), не могли иметь подобную точку зрения. Хотя даже это возникшее было непонимание одних и неверное пред­ставление других начали исчезать с ростом влияния ашрама Шри Ауробиндо, начиная с 1927 года и позже. Большое количество книг, опубликованных в ашраме, также доказало необоснованность мнений об отходе Шри Ауробиндо от мира людей, о «потусторон­ности» его йоги, о бесполезности ее для человечества. Период кажущегося отхода от общественной жизни был одним из самых интенсивных для садханы и для интеллектуальной деятельности Шри Ауробиндо. Несомненно, это был и период, когда он активно оказывал влияние и на общественную жизнь, хотя внешне скла­дывалось впечатление, что он не уделял ей никакого внимания. Он писал, находясь в своем уединении: «Мое затворничество не означает, как полагает большинство людей, что я ушел в некую горнюю сферу духовного познания, лишенную всякого интереса к миру и к жизни в ее развитии». Уход не мог иметь такого значения, так как сама основа его йоги есть не только необходимость достигнуть совершенства духовного сознания и тем самым одухот­ворить всю жизнь и деятельность в окружающем мире, но и вложить в жизнь духовное содержание.

Из своего уединения Шри Ауробиндо пристально наблюдал за всем, происходившим в мире и в Индии, и активно вмешивался и жизнь, когда это было необходимо, посредством духовного воздействия, не облеченного в форму слова, так как это было частью опыта таких людей, которые достигли успеха на пути йоги в овладении ею за пределами обычных способов воздействия на ход жизни лишь с помощью ума, жизни и тела в практических делах. Есть иные силы и власть, которые могут влиять на все и на самом деле воздействуют на события. Эти силы не видимы глазу, но они чрезвычайно мощные и вмешиваются в ход событий свыше и извне, вне поля обычного зрения.

Существует также и духовная Динамическая сила, которой могут овладеть те, кто продвинулся далеко вперед в духовном познании, хотя они и не стремились ею овладеть и использовать ее. Эта сила намного могущественнее любой другой и самая действенная. Именно эту силу Шри Ауробиндо использовал вначале лишь в ограниченном масштабе (для созидания личности), а впоследствии он пользовался ею постоянно, воздействуя на вселенские силы.

Два раза он счел необходимым выйти из своего затворничества и сделать ряд публичных заявлений в связи с крупными между­народными событиями, чем с полной определенностью доказал, что отход от социальной жизни не является частью его йоги.

Первое выступление было связано со второй мировой войной. Вначале он считал, что война его не касается. Но когда стало ясно, что Гитлер собирается сокрушить все силы, которые ему противо­стоят, и нацизм стремится покорить весь мир, Шри Ауробиндо решил вмешаться в ход событий.

Второе выступление было в связи с предложением сэра Стэффорда Криппса об изменении формы правления в Индии.

Кроме садханы, написания книг и оказания духовной помощи миру в период своего уединения, Шри Ауробиндо совершил мно­жество других работ, о которых мир не имеет понятия.

В те же годы многие из обычных и выдающихся людей искали и находили ответы на вопросы у Учителя. Так, среди выдающихся людей могут быть названы С. Р. Дас, Лэлэ Ладжпат Рай, Сарала Дэви, доктор Мундж, Кхасирао Джадхава, Тагор, Сильвен Леви, великий национальный тамильский поэт. С. Субраманья Бхарати имел встречи со Шри Ауробиндо в годы его пребывания в Пондишери, так же, как В. В. С. Айер. Знаменитый В. Рамасвами Айенгар, Ра (солнце) тамильской литературы, общался со Шри Ауробиндо почти три года и испытал его влияние. Некоторые из этих фактов были упомянуты в книге «Жизнь Шри Ауробиндо».

Юнг признался, что в человеческой личности есть нечто тайное, непознанное, нечто такое, что ставит в тупик разум. Чем крупнее индивидуальность, тем сложнее ее сущность. И особенно это ха­рактеризует высокодуховных людей, тех, которых Гуру называет «Вибхути» и «Аватары».

Шри Ауробиндо писал о тайне в своих книгах: «Под личностью мы, как правило, подразумеваем нечто такое, что может быть охарактеризовано как способ бытия или обуславливается присущим ей определенным сочетанием постоянных качеств, определенным характером...»

С одной стороны, личность может рассматриваться как ус­тойчивая структура легко узнаваемых признаков, выражающих силу жизни. Другое определение представляет личность как пос­тоянно меняющийся поток в чувствующем и отвечающем за себя существе. Но постоянно меняющийся поток природы, который на­зывают характером, и устойчивая структура легко узнаваемых признаков - это два аспекта бытия; и ни каждый из них в отдель­ности, ни оба вместе - не могут служить определением личности. Кроме изменчивого потока и сложившейся деятельности постоянно присущих ей свойств есть третий непознанный, таинственный компонент. Личность, за которой стоит индивидуальность, является самовыражением; личность представляет индивидуальность как свою роль, характер, действующее лицо в сегодняшнем акте продолжи­тельной драмы переживаемого существования. Но личность шире индивидуальности, и может случиться так, что внутреннее ее содержание проявится во внешнем существовании. Результатом этого является самовыражение существа, которое невозможно описать, пользуясь набором привычных речевых характеристик, нельзя со­поставить с известными формами психических проявлений, срав­нить с определенной, известной линией поведения, ограниченного рамками привычных структурных элементов.

Святая святых Высшего Разума, который был представлен че­ловеку Шри Ауробиндо, связана с новым уровнем сознания, по своим возможностям стоящего выше обычного разума. Когда этот уровень достигнут, то результатом является полная, радикальная перемена человеческой индивидуальности. Шри Ауробиндо не де­монстрировал эту перемену, а был воплощением новой динамиче­ской истины Высшего Разума. Исследуя и испытывая здесь огромные возможности человеческой личности в своей напряженной, интенсив­ной духовной садхане, он продемонстрировал нам, что практически нет предела развития человеческой личности и восхождения ее к Высшему Разуму. Это движение может поднять человека до таких вершин, которые покажутся современному человеку «божествен­ным» уровнем, привилегией Бога. Само собой разумеется, что дости­жение такого уровня - нелегкая задача. Человек должен выполнить много условий, чтобы подойти к божественному состоянию.

«Гита» в главах, посвященных Вибхути и Аватарам, в виде иллюстраций описывает положения, в которых существующая человеческая природа и вытекающая из нее человеческая интеллектуальная мощь не есть последнее слово эволюции. Воплощение Вибхути в человеческом облике содержит в себе определенные божественные качества и таким образом демонстрирует возможность преодоления существующих границ обычной человеческой индивидуальности. Все Вибхути - воплощение божественных свойств и силы, а Аватар - божественное воплощение. И не следует смотреть них как на чудо высшего психического порядка, спустившееся с небес без учета стадии эволюции. Они, фактически, лишь реальные доказательства человеческих возможностей, явление, которое конкретно указывает на конечную цель эволюции.

В своей книге «Эссе о Гите» Шри Ауробиндо говорит об Аватаре: «Он может, с другой стороны, явиться как воплощение божественной жизни в человеке, божественной индивидуальности и мощи в своих характерных проявлениях для осуществления, по-видимому, со­циальной, этической и политической миссии так, как это описано в истории Рамы и Кришны. Но в любом случае, безусловно, его пришествие оставляет следы в душе народа в виде непреходящей способности к внутреннему и духовному возрождению».

«Он приходит как божественная сила и любовь, которые призывают человека к себе, чтобы он смог найти прибежище и защиту для себя у этой силы, а не в слабости человеческой воли, и освободиться от страха, свойственного человеку, от гнева и страстей, овладевающих им, и быть свободным от всего этого беспо­койства и страданий, чтобы жить в божественном благословенном покое». Аватар открывает божественную сущность в человеке, которая выше его низменной природы, и показывает человеку, что такое божественная работа, свободная от эгоизма, беспристрастная и бескорыстная, пронизанная божественным светом, силой и любовью. Он (Аватар) предстает как одухотворенная личность, которая имеет сознание человеческого существа, которая стремится освободиться от «эго», чтобы войти в бесконечную тотальность, от рождения и смерти - к бессмертию, обретя беско­нечное существование в Макрокосмосе. Понятно, что Шри Ау­робиндо интерпретировал традиционную идею Вибхути и Аватара, используя эволюционные возможности развития человека. Но если быть более точным, то «он выработал идею гностической индиви­дуальности».

В своем шедевре «Божественная жизнь» он говорит: «Гностиче­ская индивидуальность Высшего Разума будет одухотворенной лич­ностью, но отнюдь не индивидуальностью, представляющей образец существа, который обладает определенной, присущей ему комбина­цией свойств, определенным характером; он не может быть ничем подобным, так как он является сознательным выражением универ­сального и трансцендентного».

Описывая гностическую индивидуальность, он говорит: «Мы чувствуем себя свидетелями, соприкасающимися со светом сознания и могучим океаном энергии, и способны различать и описывать свободные волны его активности и его сущности, но не можем точно определить свое место. И, ко всему прочему, возникает чувство индивидуальности, ощущение присутствия сильного суще­ства, сильного, высокого и прекрасного, знакомого „Некто", лич­ности, а не ограниченного природными возможностями создания, скорее, самой сущности души (Пуруша)». Можно подумать, что он описывает чувства, возникшие у некоторых из нас, его учеников, по отношению к нему, в его неподражаемой манере. Это преоб­ражение человеческой личности в личность божественной духов­ности, возможно, и есть та связь, которая существует между че­ловеком и божественным, она может рассматриваться как химера современным разумом. Современному разуму она может показаться апофеозом человеческой индивидуальности, который противостоит идее равенства людей. «Трудность ее восприятия заключается ча­стично в том, что идея божественного духа не ограничена, но проявляется в ограниченном, которое вынуждено отрицать беско­нечное, трансцендентное» (28.4.1923).

Эта возможность человека осязать и проявлять божественное была осознана в ходе человеческой истории, когда на земле появился духовный свет. Одной из задач этой книги является стремление показать, как сам Шри Ауробиндо вобрал в себя, в свою собственную сущность, то бесконечное, потустороннее.

Величие привлекательно и заразительно, в чем бы оно ни проявлялось. Величие насущно необходимо человечеству как нечто такое, что выявляет возможности человеческого рода. Высшее зна­чение величия заключается не только в том, чтобы привлекать нас, но и вдохновлять нас следовать за ним, стремиться к нашему собственному высшему уровню духовного проявления. Для большин­ства людей Истина остается абстрактным понятием, безликим, не воплощенным в конкретном человеке и редко встречающимся в конкретной личности. Человеку не дано познать Истину, за исключением тех случаев, когда она персонифицирована в индивидуаль­ности (если только она не персонифицирована в личности). Неко­торый отсвет истины сознания, которую воплотил в себе Шри Ауробиндо, может достичь тех, кто ближе познакомится с «Ве­черними беседами».
2
Гуру-гриха-васа - «пребывание в доме учителя» - очень древний индийский идеал, к которому пришли искатели истины в течение многих веков. Араньяки - древняя система воспитания в лесных рощах и, возможно, одна из самых старых ассоциаций с этим древним методом познания. Люди приходили в дом учителя, чтобы пожить рядом с ним, и вовсе не для получения образования, в современном смысле слова, так как гуру не есть просто учитель: гуру - это тот, кто причастился к свету Истины, кто видит ее, риши, тот кто имеет ясное представление об Истине и живет ею. Ему известна, так сказать, цель человеческой жизни, и он познал истинные ценности человеческой жизни, которые пронизаны Исти­ной. Он может поделиться и тем и другим с каждым, кто хочет к ним приобщиться, кто ищет ответы на вечные вопросы. В древности люди, стремившиеся познать Истину, приходили к гуру с множе­ством вопросов, проблем и сомнений и шли к нему с открытой душой. Их вопросы были вызваны стремлением приблизиться к основной проблеме.

Учитель, гуру, своими ответами ставил на место мятущийся человеческий ум и, может быть в еще большей степени, своим постижением Истины, безмолвно обращаясь к сознанию встрево­женного ученика, чтобы он мог следовать по пути познания Истины без колебаний. Эти диспуты - древнейшая форма ответа жажду­щему познания разуму - отвечают на вопросы ищущего знания современного человека. Пройдя через века и века, они приобрели некий священный смысл, как все созданное в далеком прошлом и сохранившее свое значение для современности.

Но иногда это почтение, которое испытывает современный че­ловек, мешает ему вырасти в своей эволюции и достичь предела в настоящей жизни. Такое случается, когда разум, вместо поисков высокого духовного знания, обращается к форме. Нет необходи­мости, например, выбирать для таких диспутов непременно лесные рощи, так как само место не является условием высокого духовного прозрения. Где бы ни был Учитель, там и свет Истины. И гуру-гриха-васа - дом учителя - может быть и его жильем.

Шри Ауробиндо не любил, когда его дом называли ашрамом, так как это слово имеет смысл общественного учреждения (например, института) для современного человека. После 1923 г. его дом был настолько пронизан атмосферой его личности, и он был настолько сосредоточен с ему присущей силой на работе в своем индивиду­альном направлении, что в течение нескольких первых лет не было необходимости называть его дом «Домом Учителя». Но нет сомнений, что свет Высшего Разума расцвел в нем духовным светом познания. Ученики, как пчелы в поисках меда, слетались к нему со всех сторон, и не будет преувеличением сказать, что эти «ве­черние беседы» были для небольшой группы учеников тем же, чем были араньяки в древние времена для учеников, стремящихся к свету Истины. В поисках этого света они (ученики) приходили к обители, где жил их Учитель, величайший провидец века, и считали его дом своим духовным пристанищем - домом своих родителей, так как Мать, его спутница (друг и помощник) в этой великой миссии, тоже находилась там. И эти духовные «родители» освещали учеников своим внутренним светом, щедростью души, своими дости­жениями в познании высшего смысла существования, своей внут­ренней силой и своим великодушием. Современному читателю форма этих бесед, возможно, покажется отличной от бесед далекого прошлого, но это естественно, так как времена меняются и проб­лемы, которые озадачивают современные умы, отличаются от проб­лем прошлого. Хотя ученики и не являлись совершенным вопло­щением людей, для которых он трудился, все же они были тво­рением его духа. Им хотелось проявить благодарность Учителю (как ни ничтожной может показаться эта попытка) за все, чем они были ему обязаны, поделиться с читателем радостью общения с ним. С этой целью и предпринят данный труд и «Вечерние беседы» представлены смиренной публике.


3
Шри Ауробиндо никогда не был светским человеком в обычном смысле слова и, безусловно, не был человеком толпы. Таким он был в силу его сдержанного характера. В нем не было ни малейшего чувства превосходства или презрения к людям. В Бароде был офицерский клуб, которому покровительствовал махараджа, и хотя Шри Ауробиндо был членом этого клуба, он почти не ходил туда даже и по экстраординарным поводам. Он предпочитал небольшой круг единомышленников и друзей и, когда был свободен и не

работал над своими исследованиями и над книгами, проводил большинство вечеров с ними. У него не было времени вести светскую жизнь и тогда, когда он из Бароды приехал в Калькутту, полную напряженных революционных событий и бурь. Те короткие промежутки времени, которые он позволял себе выделить из своих непрерывных занятий, он проводил в доме Мэллика или на Грэй-стрит в конторе «Кармайогина». Он проводил много времени и после официальных приемных часов, допоздна беседуя с новыми людьми или печатая на машинке (осваивая автоматическое письмо). Иногда получались странные тексты. Один, например, был таким: «Мони (Суреш Чакраварти) будет атаковать сэра Эдварда Грэя, когда он будет назначен вице-королем Индии». Позже в Пондишери в ходу была шутка, что сэр Эдвард Грэй так испугался этих атак, что совсем не прибыл в Индию.

После того как Шри Ауробиндо переехал в Пондишери из Чандернагора, он вошел в интенсивный период духовной садханы и в течение нескольких месяцев никого не принимал. Через не­которое время он завел обычай проводить вечера в беседах и время от времени практиковался в автоматическом письме. Результатом этих занятий была небольшая книжка «Йогическая садхана». В 1913 году Шри Ауробиндо переехал на улицу Франсуа Мартэна № 41, где он обычно принимал людей в назначенные часы. Это происходило по утрам с 9 до 10.30. По вечерам с ним имели неофициальные беседы «новички» (впервые приехавшие), некото­рые местные жители, а иногда и некоторые из тех, кто жил в его доме. Вначале жильцы его дома проводили свое свободное время, играя в футбол, и в их отсутствие известные люди города входили в дом и ждали Шри Ауробиндо. Впоследствии в 4 часа пополудни начались регулярные медитации, в которых принимали участие практически все, жившие в доме. После таких медитаций все ее участники и те, кому это разрешалось, принимали участие в вечерних беседах. Это были совсем не официальные встречи, кото­рые всецело строились в зависимости от наличия свободного времени у Шри Ауробиндо.

Когда Шри Ауробиндо и Мать переехали в дом № 9 по улице Де ла Марин в 1922 году, осталась та же неофициальная традиция неформального общения во время вечерних встреч после медитаций. Я приехал в Пондишери для занятий садханой в начале 1923 года и стал записывать наиболее важные беседы, на которых я присутствовал с четырьмя из пяти учеников, уже бывших там до моего приезда в Пондишери. Кроме того, я обычно вел подробные записи вечерних бесед, которые Учитель проводил с нами. В его намерение не входила письменная регистрация этих разговоров, но я их записывал, так как чувствовал важность всего, что было связано с Учителем, независимо от того, насколько значительно или незначительно это было для постороннего взгляда. Я также чувствовал, что все, что он делал, может послужить для тех, кто захочет понять его миссию. С годами вечерние встречи стали проходить в разное время, и часто те ученики, которые приезжали из разных мест для временного пребывания и занятий садханой, получали разрешение принимать в них участие. И так как количе­ство садхаков, которые занимались йогой, увеличивалось, вечерние беседы стали более многолюдными, и маленькая верхняя веранда в главном доме не вмещала всех желающих. Члены кружка, жившие в доме, собирались каждый день в определенное время с каким-то приятным чувством и начинали беседу между собой вполголоса. Шри Ауробиндо обычно приходил последним, и действительные беседы начинались сразу же после его прихода.

Он приходил обычно в дхоти, которая закрывала верхнюю часть его тела, и только изредка он выходил к нам в чаддаре или шали, и тогда это действовало на всех как «изменение психо­логического климата», как иногда это называл он сам. По временам он в течение нескольких минут созерцал небо через просвет в верхней части зеленого занавеса, который закрывал веранду дома № 9 по улице Де ла Марин. Насколько эти вечера зависели все­цело от него, можно убедиться на таком факте: бывали дни, когда 3/4 времени проходили в полном молчании без единого суждения с его стороны, кроме кратких «да» или «нет» в ответ на попытки вовлечь его в разговор. И даже когда он принимал участие в беседе, всегда чувствовалось, что его голос был голосом человека, который в словах не выражает полностью своего личного отношения к вопросу. У него оставался большой резерв невысказанного, и это невысказанное было, вероятно, более значительным, чем то, что он произносил вслух. Очень часто толчком для беседы служила какая-нибудь затронутая газетой тема или какое-то интересное письмо, полученное им или его учеником; нередко беседа начина­лась с вопроса одного из гостей, замечания или с вопроса, заданного им самим.

Все эти встречи и беседы были настолько непринужденными, что никто не мог бы заранее сказать, какой оборот примет разговор. Все в доме пребывали в особом состоянии подъема, наслаждаясь новизной и непосредственностью, предвкушения встречи с неведо­мым. Были и взрывы смеха, или легкие непринужденные беседы нередко разнообразились шуткой или критическими замечаниями, которые можно было бы назвать и личными; временами встречи были серьезными, но всегда бесконечно искренними.

Эти встречи и беседы фактически давали Шри Ауробиндо воз­можность почувствовать атмосферу внешнего мира и настроение группы людей, которые жили в его доме; эти беседы давали ему чувство столь необходимого для него непосредственного соприкосновения с умственным и жизненным проявлением сущности ученика, давали ему возможность воздействовать на атмосферу как вечеров в целом, так и на каждого ученика в отдельности. Таким образом он мог помочь им переплавить их сущность, сняв ограничения с их разума и взглядов, исправить особенности их характеров и повлиять на тенденции развития как личности. Так эти встречи и беседы служили, хотя и частично, созданию атмосферы, необходимой для движения к Высшему Сознанию. Гораздо важнее бесед и их содержания был тот личный контакт, то влияние Учителя и та высокая духовная атмосфера, которую он излучал, так как именно Божественное Сознание воздействовало по его воле и распростра­нялось на слушателей через его влияние; это было Божественное Сознание, которому он позволял действовать, и внешние проявления которого казались человеческими.

То, о чем говорили в небольшой группе в непринужденной обстановке, вовсе не являлось для Шри Ауробиндо независимым выражением его взглядов на разные проблемы, будь то события или суждения о личностях, которые были предметом разговора. То, о чем он говорил, часто отвечало внутренней потребности человека или соответствовало общей атмосфере собравшихся людей. Это было как бы духовное средство, имевшее своей целью дать определенный духовный результат, но отнюдь не философский или метафизический ответ на вопросы и не оценка событий или обще­ственных движений. Прямой непосредственный вывод из таких бесед направлен был подчас на то, чтобы дать понять ученику недостаточные возможности человеческого интеллекта и его вторичность на пути к познанию совершенной сущности. Но были случаи, когда он высказывал свои собственные взгляды на некоторые проб­лемы или события или на другие темы, но даже и тогда они не были ни в коем случае излишне авторитарными суждениями. Чаще всего они были результатом логического анализа и почти неизбеж­ным выводом, который выражался объективно, хотя и с твердым и искренним убеждением. Именно эта беспристрастность была вы­дающейся чертой его личности. Даже когда речь шла лишь о просьбе отправить письмо или телеграмму, он никогда не позволял себе приказного тона, если обращался к ученику с просьбой вы­полнить это. Чаще всего по пути в столовую он обычно оста­навливался, смешавшись с группой из 4-5 учеников, и, протягивая письмо или телеграмму, бывало, говорил самым дружеским и непринужденным образом: «Я полагаю, надо бы его отправить». И всегда находился кто-либо из учеников, кто охотно брал письмо. Он часто пользовался такими словами: «это было сделано», «это случилось», а не «я сделал».

В доме было два места, где проходили беседы, но было и еще одно место, где бывали непринужденные разговоры с небольшими группами учеников, которые посещали его после происшествия, случившегося в ноябре 1938 года.

С 1918 по 1922 годы мы собирались в доме № 41 по улице Франсуа Мартэн, который называли «гостевым домом». Наверху, в центре широкой веранды с четырьмя открывавшимися окнами, стоял небольшой столик 3 х 1,5, покрытый синей хлопчатобумажной скатертью. Именно там, за столом, на тяжелом деревянном стуле любил сидеть Шри Ауробиндо. Кроме того, перед столом стояло еще несколько стульев, предназначенных для гостей или учеников.

С 1922 по 1926 годы встречи происходили на улице Де ла Марин № 9, где жили он и Мать. Там тоже в верхней части дома была веранда, но менее просторная, чем в «доме для гостей», стол был несколько больше и стоял он напротив центральной двери (на веранду вели три двери). Там же стояло широкое японское кресло, стол был покрыт скатертью лучшего качества, чем в «доме для гостей». На столе стояла небольшая ваза с цветами, пепельница, календарь и обычные часы. В ряд перед столом было поставлено несколько стульев. Вечерние беседы обычно проходили после медита­ции в 4 или 4.30 пополудни. После 24 ноября 1926 года встречи начинались все позже и позже, пока, наконец, не дошло до того, что они стали проходить в 1 час ночи. Потом все кончилось. После декабря 1926 года Шри Ауробиндо навсегда прекратил эти беседы.

23 ноября 1938 года я встал в 2 часа, чтобы подогреть воду для утренней ванны Матери, потому что 24-го был день «Даршан». Около 2.20 или 2.30 Мать позвонила, меня вызвали наверх, и я узнал о том, что случилось со Шри Ауробиндо. У него была повреждена нога, и меня попросили вызвать врача. Этот печальный случай привел к некоторым переменам, благодаря которым произо­шел отказ от полного уединения, и дал возможность доступа к нему тех людей, которые должны были навещать его. Это событие положило начало долгому периоду, продолжавшемуся 12 лет, когда его затворничество в силу внутренних и внешних обстоятельств получило другой характер. В этот период он вновь получил воз­можность иметь прямые контакты с внешним миром.

Все это время длилась вторая мировая война со всеми ее событиями. Это была редчайшая возможность наблюдать, как он направлял всю свою энергию, все свои душевные силы на спасение человечества от угрозы фашизма. Это был практический урок серьезной работы, посвященной человечеству, без малейшей мысли об ответной благодарности. И при этом человечество вовсе не знало, что он совершает ради людей. Так он жил на высочайшем духовном уровне и демонстрировал нам, как Божественный Разум заботится о мире людей, как он покидает свои горние сферы и просто служит человечеству. Я никогда не забуду, как он, человек, который был одно время, по его собственным словам, не только не участником, но даже врагом британского империализма, в то же время проявлял взволнованную озабоченность здоровьем Черчилля, внимательнейшим образом слушая бюллетени о состоянии его здо­ровья. Это была работа Высшего Разума. Это была божественная работа для мира. В то время вечерние беседы не проходили, как было принято раньше, в своей обычной форме. Но все, о чем говорилось в этих вечерних беседах, было записано и включено в данную книгу.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   20

  • Оглавление
  • ВВЕДЕНИЕ