Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


А. А. Гусейнов (ответственный редактор), В. Жямайтис, И. С. Кон, В. М. Межуев, Ю. В. Согомонов, В. И. Толстых




страница46/46
Дата06.07.2018
Размер6.48 Mb.
1   ...   38   39   40   41   42   43   44   45   46
1 «Эстетик» здесь — тот, кто находится на первой ступени духовного развития — эстетической; ее понимание у Кьеркегора в значительной степени связано с идеями немецкого романтизма, главным образом — в сфере искусства. Отсюда — и наименование ее как эстетической. Эстетизм как способ существования — это попытка человека организовать свою жизнь, основываясь целиком на собственных силах, причем возможное здесь приобретает абсолютное значение, а вопрос о его реализации оказывается несущественным. Иллюзорность эстетизма обусловлена тем, что то Я, которым обладает индивид, находясь в сфере эстетического, есть «просто возможность». Иное дело, когда отчаяние осознается, что уже оценивается Кьеркегором как «попытка выйти к духовности». Но и здесь не так-то все просто, поскольку возможны разные уровни подобного осознания. Прежде всего речь идет об «отчаянии-слабости», которое еще не выводит индивида из сферы эстетического существования в этическую. Ему свойственно желание избавиться от собственного Я — другими словами, желание обрести вместо него некое другое Я. Представляется, что страницы «Болезни к смерти», посвященные психологическому, этическому и, в известной мере, социальному анализу такого типа отчаяния, — одни из самых интересных в книге Кьеркегора; они, кроме того, включают рассмотрение всех этих аспектов как в возрастном, так и в половом срезе. Духовную, нравственную слабость эстетического существования Кьеркегор видит в осознанном нежелании индивида принять себя таким, каким он является в действительности: его больше устраивают другие Я, обладающие, с его точки зрения, каким-либо преимуществом: красотой, умом, силой, удачливостью, талантом... Такой человек в своем воображении подменяет свое действительное Я другим, и некоторое время ему удается так существовать. «В ожидании «счастливого» случая и надеясь на перемены, — пишет Кьеркегор, — он совершает, так сказать, лишь краткие визиты к своему Я, желая удостовериться, не начались ли уже долгожданные изменения». Ясно, что с нравственной точки зрения этот поведенческий тип еще безнадежнее, чем так называемый «естественный». И с религиозной также: отчаянное желание не быть самим собой приводит к ситуации, когда, собственно, спасать просто нечего — Я при этом, как говорит Кьеркегор, неизбежно «рассыпается в песок мгновений». Разрозненные «вспышки» эстетически значимого существования лишены последовательности и единства, они ничем не скреплены друг с другом, случайны и оторваны от реалий окружающей индивида действительности. И потому вместо определенности Я здесь наличествуют так и не состоявшиеся возможности и миражи воображения, гипертрофированная безличность и в конечном счете — аморализм. Качественно новую и более высокую ступень развития индивида представляет «отчаяние-вызов», или «мужественное отчаяние», которое Кьеркегор относит к сфере уже собственно нравственного желания быть самим собой. Иначе говоря, здесь — в противоположность эстетическому существованию — высшую ценность составляет «непрерывность» Я. Тем, что не дает этическому Я рассыпаться на отдельные, разрозненные моменты, является моральная ответственность: здесь Я — уже не то, что случается с индивидом в силу тех или иных жизненных обстоятельств, но результат его сознательного выбора и потому — принадлежащая ему реальность. Такое Я требует постоянных усилий, так как его реализация зависит не от мечтаний и грез, но от поведенческой последовательности в любых заданных условиях. Поэтому, например, прошлое, принадлежащее конкретному индивиду, не становится для него «прошедшим»: моральная ответственность, взятая им на себя, связывает его внутреннюю сущность и поведение в одну конкретную определенность, которая именуется личностью. И все же именно «отчаяние-вызов» квалифицируется автором «Болезни к смерти» как «самое насыщенное и сгущенное из всех». Объяснение этому Кьеркегор находит прежде всего в самонадеянности «этика», возомнившего, будто его собственных — человеческих — сил достаточно для воплощения нравственности. Речь, по сути, идет об одном из семи признаваемых христианством смертных грехов — гордыне: полагаясь только на себя, на свои способности и честолюбивое упорство в создании собственного Я, человек «не хочет ничего знать о вечности». Или, как еше говорит Кьеркегор, «мужественное отчаяние» преувеличивает значение временного, преходящего в ущерб «возвышению до Бога». К числу ярких проявлений безрелигиозного этического существования Кьеркегор относит демонический «герметизм» личности, поставившей своей главной жизненной задачей «существовать благодаря самому себе». Здесь стремление к самосовершенствованию вызывает у самого индивида наслаждение собою как произведением собственного сознательного творчества, а у окружающих — восхищение его самообладанием, последовательностью, неизменному поклонению избранным ценностям. Кьеркегор называет такого человека «постановщиком опытов» с собственным Я — опытов, печальным результатом которых оказывается одиночество и гипертрофированная, обманчивая серьезность. К тому же все, что он так долго и с таким завидным упорством строил (а ведь речь шла о самом важном — его собственном Я), способно в любое мгновение обратиться в ничто. Предлагая свою диалектику нравственности, Кьеркегор поясняет, что наряду с возрастанием отчаяния, переходящего от пассивности к активному действию, возрастает и степень осознания отдельным человеком своего Я. Однако, по мнению Кьеркегора, большая часть людей, пребывающих в отчаянии, остается в рамках чисто человеческого взгляда на свое положение, то есть в конечном счете ограничивается психологическим объяснением. И только когда человек возвышается до понимания себя как отчаявшегося перед Богом, он приходит к осознанию своей греховности, то есть — к христианству. Как пишет Кьеркегор, «отчаяние во грехе, которое никогда не перестает быть диалектическим, понимается здесь как движение по направлению к вере». Именно христианство, как полагает датский богослов, делает каждого человека личностью, отдельным и неповторимым индивидом, превращая его в грешника перед Богом, — в грешника, который будет отдельно судим и, возможно, отдельно прощен. Христос, как это ни парадоксально, сам выступает гарантом возможности греха — так же, как и возможности спасения, ибо именно Господь даровал человеку свободную волю как условие подлинной индивидуальности. Вместе с тем Кьеркегорова этика отчаяния представляет собой и обоснование высшего нравственного идеала христианина. Таковым оказывается смирение или самоуничижение (разумеется, перед Богом), которое питается «неизбывным страхом и неизбывным трепетом» перед возможностью упустить зыбкую надежду на вечную жизнь. Именно отчаяние, согласно Кьеркегору, должно подтолкнуть человека к вере в абсурдное с точки зрения здравого смысла евангельское слово о том, что «для Бога все возможно», даже победа над смертью. Если Бог заключил новый союз с человечеством (а значит, и с каждым отдельным человеком) благодаря искупительной жертве Христа, то каждому человеку дано надеяться достичь обещанной ему милости, но для этого необходимо через отчаяние и сознание своей греховности обрести веру. Здесь — сердцевина психологических штудий Кьеркегора, по мысли которого осознанный трагизм жизни должен не просто дополнять, но и укреплять надежду и нравственную силу человека. Обосновывая в «Болезни к смерти» «истинную формулу отчаяния», Кьеркегор отвергает любые формы лишь внешнего, «наружного», как он говорит, проявления морали. Но и наличие этической рефлексии, с его точки зрения, также недостаточно, ибо она есть просто некое приближение к духовности. Только религиозное отчаяние признается им в качестве силы, способной вызвать неутомимую работу человеческого духа, вырвать его из абсурда и бессмыслицы существования. Лишая человека и окружающий его мир какой бы то ни было незыблемости, Кьеркегор как бы отсекает даже малейший намек на возможность укорениться в чем-либо земном. Его этический ригоризм проведен в «Болезни к смерти» со скрупулезной методичностью, но одновременно — со страстью, как бы повинуясь не логике, а сердцу. В этом тоже можно усмотреть своеобразие мысли Кьеркегора. Но, пожалуй, основная отличительная черта его творчества состоит в способе обоснования пути к высшим нравственным ценностям. Согласно его моральной диалектике только грешнику доступны истинная духовность, нравственность и вера. И дело тут, разумеется, не в том, что у Кьеркегора императивность нравственного принуждения приобрела вид конкретного религиозного требования. Гораздо важнее, что самоуничижение в экзистенциалистской интерпретации стало нести в себе мотив личного выбора: здесь идея человеческого достоинства совместилась с идеей ответственности. НАШИ АВТОРЫ БИБЛЕР Владимир Соломонович — кандидат философских наук, старший научный сотрудник НИИ обшей и педагогической психологии АПН РСФСР, специалист в области содержательной логики и философии культуры. Автор книг: «О системе категорий логики», «Мышление как творчество» и др. ГУСЕЙНОВ Абдусалам Абдулкеримович — доктор философских наук, профессор, заведующий сектором этики Института философии АН СССР. Специализируется в области истории этики и общих проблем философии морали. Автор книг: «Социальная природа нравственности», «Золотое правило нравственности», «Введение в этику», «Краткая история этики» и др. ДАВЫДОВ Юрий Николаевич – доктор философских наук, профессор, заведующий сектором исследований немарксистской социологии Института социологии АН СССР Специализируется в области истории философии и социологии, этики и эстетики Автор книг «Труд и свобода», «Искусство и элита», «Искусство как социологический феномен», «Эстетика нигилизма», «Бегство от свободы. Философское мифотворчество и литературный авангардизм», «Этика любви и метафизика своеволия»» и др. ЗУБЕЦ Ольга Прокофьевна — кандидат философских наук, научный сотрудник сектора этики Института философии АН СССР, специализируется в области общих проблем философии морали. Автор книг; «Возраст: особенности нравственной жизни», «Динамика нравственной жизни. Ценностное сознание и социальное время» ИСАЕВ Сергей Александрович — кандидат философских наук, доцент, ректор Государственного института театрального искусства им. А. В. Луначарского, специализируется в области современной западной философии. КОН Игорь Семенович — доктор философских наук, академик АПН СССР, профессор, ведущий научный сотрудник Института этнографии АН СССР, специалист в области философии истории, социологии, психологии, этики; основатель ряда научных направлений в нашей стране — психологии юношества, этнографии детства, теоретической сексологии Автор книг: «Социология личности», «Открытие Я», «В поисках себя», «Дружба» и др. КОНОВАЛОВА Людмила Васильевна — доктор философских наук, ведущий научный сотрудник Института философии АН СССР, специалист в области современной западной этики, общей теории морали и нравственного воспитания Автор книг: «Долг — важнейшая категория марксистско-ленинской этики», «Мораль и познание», «Растерянное общество» и др. МИЛТС Август Антонович — кандидат философских наук, профессор Латвийского государственного университета им. П. Стучки, специалист в области аксиологии морали и философской антропологии; автор работ, посвященных нравственным противоречиям личности: «Гармоническое и дисгармоническое в человеке» и др. ОГАНЕСЯН Амаяк Константинович — кандидат философских наук, старший научный сотрудник Ереванского государственного университета, специализируется в области политической философии и этики США. ПЕЧЕНЕВ Вадим Алексеевич — доктор философских наук, профессор Московской высшей партийной школы, специализируется в области философии истории, этики и теории социализма Автор книг: «Социалистический идеал и реальный социализм», «Истина и справедливость» и др. ПОКУЛЕНКО Татьяна Александровна — кандидат философских наук, специализируется в области экологической этики. СОГОМОНОВ Александр Юрьевич — кандидат исторических наук, научный сотрудник Института социологии АН СССР, специализируется в области исторической социологии нравов. ЭТИЧЕСКАЯ МЫСЛЬ Научно-публицистические чтения Заведующий редакцией В. И. Кураев Редактор М. А. Лебедева Младшие редакторы Ж. П. Крючкова и Е. С. Молчанова Художник О. А. Карелина Художественный редактор А. Я. Гладышев Технический редактор Ю. А. Мухин
Каталог: ld
ld -> Классный час «Александр Невский личность нации»
ld -> Методические рекомендации по созданию и ведению официального сайта образовательного учреждения в сети Интернет г. Дубна 2013
ld -> 1. Основная часть. Изучение творчества Андерсена-поэта
ld -> 1802–1870 Тюрколог, иранист, арабист и исламовед
ld -> Контрольная работа по биографии и творчеству поэтов А. А. Блока, А. А. Ахматовой, С. А. Есенина, В. В. Маяковского
ld -> Ю. В. Лебедев >(д ф. н., проф. Костромского Государственного университета), А. Н. Романова >(к ф. н., учитель Костромской гимназии №15) Методические рекомендации
ld -> Поэтика современной башкирской прозы
ld -> Учебно-методический комплекс дисциплины русская литература ХХ века
1   ...   38   39   40   41   42   43   44   45   46