Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


7 предисловие к русскому изданию. «Женщина-невидимка»




Скачать 397.87 Kb.
страница1/3
Дата02.07.2017
Размер397.87 Kb.
  1   2   3
7

предисловие к русскому изданию.

«Женщина-невидимка» в мировой политике: уроки для России



Т.А. Алексеева, ММ. Лебедева

Российский читатель практически не знаком с феминист­скими подходами к международным отношениям. Тому несколько причин. Прежде всего, не только в России, но и в других странах феминизм проник в сферу междуна­родных исследований позднее, чем в политическую науку, занимающуюся внутренней проблематикой. Изначально, возникнув как протестное направление в социальной жиз­ни, феминизм был направлен на борьбу за предоставле­ние женщине политических прав, выравнивание ее соци­ально-экономического и социально-политического стату­са в государстве по сравнению с мужчиной. Именно на уровне государства женщина получала право избирать и быть избранной, различные социальные пособия и т.п. Причем с точки зрения большинства женщин защита со­циально-экономического положения была намного более значима, чем перспективы собственно политической карь­еры. Очевидно, что международная сфера оказывалась при такой постановке вопроса на периферии и ограничивалась международной солидарностью и взаимной помощью.



8

К этому следует добавить, что сами международные отношения и внешняя политика вообще представляют собой одну из наиболее консервативных сфер, поскольку очевидно, что, какие бы изменения ни происходили на уровне отдельных государств, они не могут сразу выно­ситься на международный уровень, т.к. под угрозу в та­ком случае ставится стабильность международной систе­мы в целом.

В результате в международных исследованиях опи­сывались люди вообще, под которыми реально подразу­мевались мужчины. Женщин как бы не существовало. Они оказались «вычеркнутыми» из международно-политичес­кого процесса, а как следствие, оказались и вне научного анализа—некими аполитичными «невидимками», не толь­ко не участвующими в международных делах, но и даже не интересующимися ими.

Идеология феминизма восходит к XVIII веку, к собы­тиям, связанным с борьбой за независимость в Северной Америке, и женским политическим клубам времен Фран­цузской революции.

Как теоретическое направление в политологии феми­низм заявил о себе с начала 1960-х гт. Одной из первых классических работ стала книга Бетти Фридан1, в которой она, используя, в частности, опросы своих однокурсниц, показала, что женщина, исключенная из социально-по­литической жизни и посвятившая себя воспитанию детей и домашнему хозяйству, отнюдь не является удовлетво­ренной жизнью даже при относительно благополучных социально-экономических условиях. Женщина испыты­вает фрустрацию в связи с тем, что ее жизнь ограничива­ется ролью жены и матери. Тем самым были развенчаны

1. Friedan В. The Feminine Mystique. — N.Y.: Norton & Co Inc, 1963.

предисловие к русскому изданию.

9

мифы, поддерживающие доминирование мужчин. Б.Фридан ратовала за расширение образовательных и карьер­ных возможностей для женщин, считая, что достижение только равного права голоса недостаточно. Работа Б.Фридан положила начало теоретическому осмыслению про­блемы положения женщины и породила новую (вторую) волну феминизма в мире

Феминизм нередко окрашивается в отрицательные эмоциональные тона. И после выхода в свет книги Б.Фридан на себе испытала негативные эмоции соседей. В ито­ге она вынуждена была переехать жить в другое место.

По мнению феминистов (мы сознательно употребляем мужской род как собирательный, поскольку в числе сто­ронников феминизма присутствуют отнюдь не только жен­щины, но и значительное число мужчин), с момента на­чала цивилизованного развития женщины находились в« подчиненном положении практически во всех обществах. Однако они отнюдь не считают это неизбежным. Соци­альная и культурная структура общества вполне в состоя­нии модифицировать и реконструировать биологические и эволюционные тенденции, присущие людям, создать возможности для сдерживания мужской агрессивности и склонности к доминированию.

Феминизм стремится свергнуть гендерную иерархию, проявляющуюся в самых разных формах и пронизываю­щую практически все аспекты жизни всех известных об­ществ на протяжении всей человеческой истории.

В международных исследованиях феминистское на­правление формируется с конца 1980-х гг. В это же время теория международных отношений испытывает острейший кризис, связанный с тем, что классические теории не мо­гут не только предсказать возможные тенденции развития, но даже объяснить существующие. Начался так называе­мый третий «большой спор» по теоретическим проблемам


10

международных отношений: вместе с феминизмом в меж­дународную сферу приходят различные направления.

Что же произошло в международной сфере в это вре­мя, что позволило феминизму прочно закрепить свои по­зиции в этой области? Энн Тикнер, отвечая на данный вопрос, указывает на изменение самой реальности миро­вой политики. Прежде всего она отмечает крушение би­полярной системы, после чего тематика безопасности пе­рестает быть столь однозначно доминирующей в между­народных отношениях, как это было в период «холодной войны». Интерес исследователей теперь обращен и к дру­гим проблемам, которые более привычны и понятны жен­щинам. Это способствовало развитию феминистских ис­следований.

Энн Тикнер пишет, что международные отношения, понимаемые как межгосударственные отношения, отража­ли периферическое положение женщин во властных структурах, поскольку «в большинстве государств женщины находятся на периферии власти»1. Поэтому она исходит из того, что наиболее адекватным для понимания феминизма является широкий контекст мировой политики, рассматри­вающей деятельность не только государства, но и других акторов, в том числе и различных движений, международ­ных организаций, транснациональных корпораций и т.д., хотя международные отношения, как она пишет, никог­да не ограничивались только межгосударственными.

Этот момент представляется особенно важным. Ко­нечно, формально международные отношения никто не ограничивал исключительно межгосударственными, и в истории науки можно найти примеры работ, выходящие за эти рамки. Однако подобные исследования представ-
1.Настоящее издание, с. 29.
11

ляли маргинальные направления. И это не случайно. По­литический мир строился в жестких рамках государствен­но-центристской системы, которая и отражалась в науч­ных исследованиях.

Основные положения политической системы мира, получившей название «государственно-центристской», были определены в XVII веке при подписании двух мирных договоров в Вестфалии, которые положили конец Трид­цатилетней войне в Европе. Ключевым элементом этой системы стало государство, а ведущим принципом—идея национального суверенитета, которая была положена в основу международного права.

Как любое социальное явление Вестфальская система мира развивалась и изменялась, сохраняя при этом свои важнейшие черты, связанные с государством и националь­ным (государственным) суверенитетом. Сначала государ­ственно-центристская система получила развитие в Евро­пе, потом стала распространяться на другие континенты.

Система с самого начала строилась на патриархаль­ных основаниях. Ее создатели исходили из того, что жен­щина не принимает участия (по крайней мере непосред­ственного) в формировании и реализации политики за исключением тех случаев, когда она оказывается на пре­столе (как, например, Екатерина II, ставшая российской императрицей через 14 лет после подписания Вестфаль­ского мира) или возникают чрезвычайные обстоятель­ства. Примером последнего может служить деятельность Жанны д'Арк, возглавившей борьбу Франции в Столетней войне, предшествующей подписанию мира в Вестфалии.

Апогея своего развития Вестфальская политическая система достигла во второй половине XX в., когда рухну­ла колониальная система и весь мир оказался построен­ным из национальных государств. Одновременно с дос­тижением наивысшей точки своего развития Вестфаль-



12

ская система мира подвергается существенным структур­ным изменениям. В мировой политике на арену выходят НПО, межправительственные организации, различного рода движения, ТНК, внутригосударственные регионы и т.п. Они действовали и ранее, но масштабы их деятель­ности, а также вклад в мировую политику становятся прин­ципиально иными: наряду с государствами они начина­ют определять политическое развитие мира.

Женские движения, направившие свою борьбу на устранение тендерного неравенства, стали одним из та­ких акторов. Их деятельность все чаще приводит к конк­ретным результатам. Однако не только эти движения, но и другие акторы мировой политики включились в борьбу за права женщин. Прежде всего здесь следует назвать ООН, которая на протяжении длительного периода разрабаты­вала различные программы, направленные на выравни­вание статуса женщин.

По данным ООН, женщины выполняют i/з оплачива­емой работы и 2/з неоплачиваемой, при этом получают толь­ко 10% глобального дохода и владеют 1% глобальной соб­ственности. Они вместе с детьми составляют 80% бежен­цев из зон конфликтов, более 50% неграмотных, но в то же время почти исключены из правящей политической элиты, составляя в ней всего 5% на уровне глав государств и руководителей министерств.

1975 г. был объявлен ООН Международным годом женщины. В этом же году в Мехико прошла Первая Все­мирная конференция по положению женщин. Ее резуль­татом стало принятие Всемирного плана действий, на­правленного на то, чтобы привлечь внимание к положе­нию женщин, а предстоящие десять лет по требованию участников стали десятилетием, за время которого были проведены еще две конференции (1980 г. в Копенгагене и 1985 г. в Найроби). На четвертой конференции в Пекине
13

в 1995 г. было признано необходимым не просто изменить положение женщины, но и провести структурные измене­ния в обществе, основанные на тендерных отношениях.

Важно, что на последних двух конференциях в них наряду с представителями государств и ООН участвова­ли также члены НПО. Тем самым при решении проблем женщин стала реализовываться идея многосторонней и многоуровневой дипломатии, когда наряду с государства­ми в выработке и реализации решений участвуют и другие акторы—НПО, бизнес. В последние годы механизмы мно­гоуровневой дипломатии стали использоваться все интен­сивнее в различных сферах, в том числе при решении про­блем экологии, научно-технического развития и др.

Идея множественности акторов и изменения поли­тической системы мира разрабатывается прежде всего в рамках неолиберальной традиции исследования междуна­родных отношений. Именно поэтому феминистское на­правление в международных исследованиях порой рас­сматривается как часть неолиберализма. Но большинство феминистов, занимающихся изучением международных отношений, как отмечает Э.Тикнер, ссылаясь на работу Кристины Силвестер, возражает против такой ассоциа­ции, полагая, что это «приводит к снижению их автори­тета, и, вероятно, может снизить еще более возможность их серьезного восприятия»1. В большей степени они от­носят себя к другим критическим подходам, чем к тради­ционным направлениям в международных исследовани­ях, таким, как (нео)реализм и (нео)либерализм2.

Не будем останавливаться подробно на вопросах «самоидентификации» феминизма, тем более что Э.Тикнер анализирует их. Сейчас существенно подчеркнуть другое:

1. Настоящее издание, с. 79. 2. Настоящее издание, с. 30.



14

благодаря феминизму в международных исследованиях появляется новая важнейшая категория — гендер. Как следствие, многие проблемы стали раскрываться по-ино­му, получили иной ракурс и звучание; например, вопросы демократизации, столь важные для российского обще­ства. Традиционно демократизация рассматривается че­рез установление и развитие соответствующих институ­тов. Женщины, составляющие половину населения, зна­чительно меньше включены в формальные политические институты, поскольку заняты домашним хозяйством и детьми. «Акцент на государственные институты в работах ученых, занимающихся проблемами демократизации, — замечает Э.Тикнер,—может игнорировать участие в по­литике женщин, находящихся вне формальных полити­ческих каналов.»1 Если продолжить эту мысль, то возни­кает вопрос, возможен ли успех демократии в той или иной стране, с одной стороны, без включения в формальные институты женщин (т.е. половины населения), с другой — достаточны ли формальные институты для развития и становления демократии, или необходимы еще неформаль­ные, в частности и те, в которые вовлечены женщины?

Феминизм обогатил международные отношения но­вой постановкой вопросов, позволил увидеть междуна­родную реальность под другим углом зрения, более мно­гогранно. Он задал неожиданные вопросы, на которые ранее просто не обращали внимания. Феминисты пока­зали, что эту реальность, этот ракурс можно, конечно, игно­рировать при принятии политических решений, но тогда не стоит удивляться, что нередко те или иные внешнепо­литические действия оказываются неудачными, а заду­манные планы проваливаются.



  1. Настоящее издание, с. 40.

15

Феминизм как научное направление — междисцип­линарен. Энн Тикнер пишет, феминистские теории «чер­пают как из социальных и естественных наук, так и из гуманитарных наук и философии. Они включают великое множество гносеологических и методологических подхо­дов». Международные исследования также междисципли­нарны. Изначально они включали в себя исторические, экономические, политологические знания и подходы. Фе­минизм обогатил междисциплинарность международных исследований, привлекая данные не очень «привычных» для них наук, в том числе педагогики, биологии, медици­ны, герменевтики. В теоретическом плане феминизм, как и другие постпозитивистские направления, предлагает большую вариативность, показывая ограниченность при­знанных теоретических подходов. Феминизм предлагает и свою методологическую базу, свою исследовательскую программу. Об этом пишет Э.Тикнер.

Несмотря на то что феминисты говорят о маргинальности своего положения, феминизм стал значимым науч­ным направлением в мировой политике, о чем свидетель­ствует, в частности, тот факт, что в США во многих уни­верситетах читаются курсы по проблемам феминизма, в том числе в международных отношениях и мировой по­литике.

В России нет ничего подобного. Лишь в последние годы в учебниках по теории международных отношений, мировой политике, политической теории стали появляться небольшие разделы по феминизму. Нельзя сказать, что Россия в этом плане составляет исключение в мире. В то же время в России имеются, с одной стороны, довольно специфический практический опыт, с другой — научные традиции, которые не только хорошо согласуются с феми­нистским направлением, но, как представляется, могли бы внести вклад в его развитие.



16

Революция 1917 г. в России проходила под девизами устранения социальных неравенств, в том числе и осво­бождения женщины. Работа Ф.Энгельса «Происхождение семьи, частной собственности и государства», в которой угнетение женщины рассматривалось как наиболее древ­няя форма угнетения, явилась отправной точкой в пони­мании роли женщины в обществе.

В первые после революции годы женщины активно стали вовлекаться в общественно-политическую жизнь, получили доступ к образованию, медицинскому обслужи­ванию и т.д. В международной сфере своеобразным про­рывом было назначение женщины послом. Первым в мире женщиной-послом стала А.М.Коллонтай.

В дальнейшем риторика о равноправии женщин со­хранилась и, возможно, даже усилилась. Но при этом под­черкивалась также роль женщины как хозяйки, матери. Несмотря на то что женщины в Советском Союзе действи­тельно имели доступ к высшему образованию и получали его, в профессиональной деятельности они отстранялись от руководящих постов и принятия политических реше­ний. При этом изначально мужчины в большей степени ориентировались на технические специальности, а жен­щины на те, что легче совмещать с домашним хозяйст­вом.1 Дж. Рихтер, проводя сравнительной анализ тендер­ной идеологии в СССР и США периода «холодной войны», приходит к выводу, что «так же, как правительство и прес­са в США, советский режим старался отвлечь женщин от их собственных тягостей, преподнося негативные стерео­типы о положении женщины в капиталистическом мире»2.

1. Lapidus G.W. Women in Soviet Society. Equality, Development, and Social Change. Berkeley: University of California Press, 1978. 2. http:/ /ons.gfns.net/1999/l/17.htm, с 6.


17

Во внешнеполитической сфере после А.М.Коллонтай в СССР до конца 1980-х гг. не только не было женщин-послов, но женщины вообще фактически не принимались на дипло­матическую работу.

Иными словами, в СССР в сфере тендерных отноше­ний, как и в других областях (этнических, трудовых отно­шений и т.п.), формировались, развивались и поддержи­вались различного рода имитационные и манипуляционные модели и технологии, предназначенные для сглаживания проблем, их замалчивания, приукрашивания реальной ситуации. Это позволило на какой-то период отложить решение вопросов. Однако отсутствие в системе социаль­ных отношений, в том числе и тендерных, механизмов диа­лога, их подмена попытками «загнать проблемы внутрь» вели к обострению противоречий, что в итоге и вылилось во «внезапный развал СССР».

Вместе с тем в отечественной науке имеется богатый потенциал, ориентированный на идеи диалога, на взаим­ное развитие сторон через диалог. Достаточно вспомнить, например, традиции, намеченные работами М.Бахтина. Анализируя творчество Ф.Достоевского, он создает теорию диалога. Ее суть заключается в том, что диалог является важнейшей категорией, пронизывающей все человечес­кие отношения. М.Бахтин пишет: «Утвердить чужое «я» не как объект, а как другой субъект—таков принцип ми­ровоззрения Достоевского»1.

Творчество М.Бахтина мало известно исследовате­лям, которые занимаются социальными науками. Вместе с тем, его идеи во многом перекликаются с положениями, содержащимися в трудах французских постмодернистов, таких как Ж.Деррида, М.Фуко, Ж.Лакан, которые близки

1. Бахтин М. Проблемы поэтики Достоевского. М., 1979. С. 11.



18

феминистскому направлению в международных исследо­ваниях. Анализ теории диалога М.Бахтина применитель­но к мировой политике (возможность и необходимость диалогов как между акторами, так и внутри них) и в том числе к тендерным отношениям на мировой арене требу­ет отдельных исследований. В данном случае отметим лишь, что, во-первых, отечественные исследования мог­ли бы внести существенный вклад и открыть новые на­правления в тендерные исследования мировой политики.

Во-вторых, проблема воздействия на мировой арене сегодня как никогда актуальна. Обсуждаются разные ва­рианты от военного удара до идей Дж; Ная о гибкой силе1. Основываясь на работах М.Бахтина, можно сделать пред­положение о том, что любое воздействие, которое подра­зумевает отношение к другому как к объекту, а значит, и применение технологий манипулирования и имитаций малоэффективно, или имеет ограниченную во времени эффективность. Принципиально иной тип воздействия и взаимоотношений строится на диалоге, подразумевающем взаимовоздействие и взаимоизменение. Перестройка тен­дерных отношений в мировой политике на принципах диа­лога, возможно, станет новым направлением практичес­кого решения гендерных проблем.

Возвращаясь к работе Энн Тикнер, заметим, что для ее понимания значимы биографические моменты, кото­рые содержатся в ряде публикаций*. Приход Э.Тикнер в международные исследования, по всей видимости, не слу­чаен. Она родилась в Великобритании, выросла в Лондо-



  1. Дт. Най. Гибкая сила. Как добиться успеха в мировой политике. Пер. с англ. — М.: Тренд, 2006. (Joseph Nye Jr. Soft Power: The Means to Success in World Politics, 2004). 2. См. исследования Э.Тикнер. а также Sylvester Ch. Feminist Theory and International Relations in a Post­modern Era. — Cambridge / New York: Cambridge University Press, 1994.

19

не, где получила степень бакалавра истории. В США Энн приехала с отцом-дипломатом, который направляется ту­да для работы в ООН. Выбор будущей профессии связы­вался с международными отношениями, и Э.Тикнер в на­чале 1960-х поступает в Йельский университет на соответ­ствующую программу. Одним из первых ее впечатлений было то, что на курсе оказалось всего три девушки. В1961 г. Э.Тикнер выходит замуж за своего однокурсника Хейуорда Алкера, ставшего впоследствии одним из наиболее из­вестных американских исследователей в области между­народных отношений и мировой политики.

Дальнейшая судьба Э.Тикнер была типична для жен­щин ее поколения. Семья, три дочери, дом в Бруклине и загородный дом, где семья проводила лето. Никаких ка­рьерных планов у нее долгое время не было. Лишь спустя более 10 лет она поступила в аспирантуру университета Брандайз по политическим наукам, где ее научным руко­водителем становится Роберт Кохэйн. И здесь Тикнер стол­кнулась со всеми проявлениями тендерного неравенства, с которыми обычно сталкиваются и другие женщины-уче­ные, причем отнюдь не только в США. Она вспоминает, что когда вернулась в университет, то многие говорили ей, как это замечательно, что она решила продолжить свое образование — теперь она сможет помогать мужу в его научной работе!

Э.Тикнер успешно защитила диссертацию в середи­не 1980-х гг. и на ее основе в 1987 г. опубликовала свою первую книгу «Опора на собственные силы против поли­тики власти: Опыт США и Индии в построении националь­ного государства»1, в которой проявился первый ее ответ

1. Tickner A. Self-Reliance Versus Power Politics: American and Indian Experiences in Building Nation-States. — N.Y.: Columbia University Press, 1987.

20

на призыв феминистов. Год спустя в статье, посвященной анализу работ Г.Моргентау, феминистская направлен­ность исследований Э.Тикнер звучит уже совершенно от­крыто1. В1992 г. выходит в свет ее книга «Гендер в между­народных отношениях», в которой она отчетливо показы­вает, что женщины составляют гендерную группу, обычно ускользающую из поля зрения конвенциональных теорий международных отношений, в которых доминируют муж­чины и их интересы. При этом именно женщины доволь­но часто оказываются жертвами угроз, возникающих, ко­гда мужские интересы представляются в качестве обще­человеческих.

Сейчас вместе с Хейуордом Алкером Энн Тикнер пре­подает в Университете Южной Калифорнии (Лос-Андже­лес) и является президентом Американской ассоциации международных исследований. В своем президентском послании на 47-м Конвенте Американской ассоциации международных исследований в марте 2006 г. Энн Тик­нер обращает внимание на необходимость не только кон­статации происходящего в современном мире, но и ответ­ственности за это ученых-международников.

В 1980-е гг. Энн Тикнер вместе с мужем приезжает в Московский государственный институт международных отношений в рамках существовавших научных контак­тов, где она впервые выступает перед отечественными спе­циалистами (в основном это были научные сотрудники Про­блемной научно-исследовательской лаборатории МГИМО, возглавляемой в то время И.Г.Тюлиным) с изложением ос­новных положений феминизма в области международных

1. Tickner A. Hans Morgenthau's Principles of Political Realism: A Feminist Reformulation // Millennium: Journal of International Studies, 1988.
21

отношений. Наверное, было бы преувеличением считать, что с тех пор феминистское направление в международ­ных исследованиях стало развиваться и в России. Скорее идеи Э.Тикнер были восприняты скептически. Бурное раз­витие событий в 1990-х—распад СССР, развитие этничес­ких конфликтов, процессы глобализации и т.д. — переклю­чило внимание российских исследователей на совершен­но новые области.

В теоретическом плане в 1990-е годы в России укреп­лялась геополитика, представляющая собой один из наи­более мускулинных подходов изучения международных отношений. Получил развитие или даже второе рождение реализм1. Места для иных точек зрения, иного видения мира становилось все меньше. Поэтому появление на рус­ском языке книги Энн Тикнер не только актуально, но и, пожалуй, просто жизненно необходимо.

И последнее. Большой труд по переводу книги Энн Тикнер взял на себя Межвузовский центр гуманитарного образования по политологии, политической культуре и мировой политике при Ивановском государственном уни­верситете. В этом видится некоторая закономерность и позитивная тенденция развития международных иссле­дований в России. Если ранее изучение международных отношений и мировой политики было сосредоточено в Москве, то теперь российские регионы активно включи­лись в этот процесс, причем, что особенно радует, с уче­том других направлений социально-политических иссле­дований, которые ранее сформировались в регионах. Так,


1. Подробнее о реализме в качестве теоретической основы совет­ских исследований по международным отношениям см. Лебедева М. Мировая политика и ее развитие в России / Космополис, № 2 (8). — Лето, 2004. — С. 147-158.
  1   2   3