Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


60 лет алтайской краевой писательской организации




страница8/8
Дата10.01.2017
Размер2.09 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8

СЛАВА КОЗЛОВ
Родился в 1976 г в Бийске. Погиб в 2003 г.

Учился в школах 8, 20, 4 и техникуме БМТТ.

Соавтор романа

«Мой сын - Ангел» и автор книги «Мастер Ночи»


Та сила

******************


Рать побед и поражений

порождает в душах грешных

Силу ту, что заставляет

их ходить во тьме пещерной

в поисках немого слова,

что подарит чудо людям.

Но чудес ведь не бывает.
Новый день,

новое утро

дарит нам

та Сила,


что живёт, угасая,

в сердце каждой Твари.


Ночью

***************


Проснулся ночью от стука в дверь.

И, ещё не очнувшись,

её открыл.

На меня навалился

твой бледный труп,

кем-то поставленный возле

дверей

Из правого ушка торчал флажок,



явно украденный в детском саду.

Из левого ушка – увядший тюльпан,

подаренный мной позавчера.

Но утро вечера мудреней.

И вновь овладел мной глубокий

сон.


Завтра подумаю я о том,

кто мог надо мною

так подшутить.
Душа болит

*****************


Жизни нет.

Душа болит.

Покой пропал,

и всё – навзрыд.

Звёзды тают в небесах.

Под ноги подкрался бес…

Смотрит нагловато,

думает сохатый,

как ему меня надуть,

дело всё перевернуть.


Та искра

*****************

Нам дарит рассвет

и новый день

та искра,

что живёт

в душе бродяг и голубей.

И с ними не умрёт.


Умрёт рассвет,

умрёт и то,

что двигало людей

с утра до вечера искать

бродяг и голубей.
Чтоб накормить

и дать им счастье «в золотых»,

как думают они.

И после всех затрат

просить у Ангелов своих

Душе счастливый каземат.


***

ТАТЬЯНА БЫКОВА
Интрига начала века или что хотели сказать бийские поэты.

Все изменяется,

ничего не исчезает.

Овидий
Недавно, просматривая подшивку литературной страницы газеты «Бийский рабочий» прошлых лет, обнаружила любопытный материал: полемические статьи Семена Беспальского и бийского поэта Игоря Деревянченко, посвященные самиздатовской литературно-художественной листовке творческого объединения «ПонтИон».

В своей статье «Не могу молчать», напечатанной в газете «Бийский рабочий» от 14.04.2001года, Семен Беспальский подверг жесткой критике произведения молодых поэтов-бийчан, стихи которых были опубликованы в литературно-художественной листовке. Уже не припомню точно, но, кажется, было выпущено 9 номеров данного издания. У меня сохранилось всего 2 экземпляра (№1 и №8).

В первом номере листовки молодые поэты, которым не откажешь в тонком юморе и желании подурачиться, напечатали «Мани-фест». Приведу цитату из «Первоапрельских тезисов» данного «Мани-феста»:

«1. Великая Бийская Литература объявляет о безвременной кончине метода социалистического сюрреализма и снимает перед ним шляпу

2. Понимая, в какой духовной пустоте остается мировая мифотворческая общественность после кончины соцсюрреализма, БВЛ постановляет:

- считать основным и правильным художественным методом на следующую декаду метод ЛИРИЧЕСКОГО БУДЕТЛЯНИЗМА основные постулаты которого гласят:

Причина творческих мучений – лирический герой;

Для избавления от творческих мучений нужно сбросить лирического героя с корабля современности;

Если творческие мучения не прекратились, необходимо сбросить с корабля лирическую героиню;

Если лирические мучения таки сохраняются, нужно сбросить с корабля сам корабль».

Обращаясь к статье С. Беспальского, хочется понять: за что истовый защитник литературного метода соцреализма прошлого (XX века) так яростно критикует поколения молодых бийских поэтов века нынешнего?

« Так, хотя и грамотных, но в целом очень непонятных опусах К. Белоусова вполне ясно только одно: автор беззастенчивым образом издевается над Пушкиным, Чернышевским и другими великими представителями отечественной и мировой культуры. Его стихи, как создание холодного и изощренного ума, лишены элементарной человеческой проникновенности и задушевности».

Оценку правдивости высказываний С. Беспальского оставляю на суд читателя:

Такая влажность этим летом,

Что воздух жирен словно тук.

В прокисших испареньях Леты,

Дух, парой быстрых белых рук,

Импровизирует на лире,

И как в булгаковской квартире:

И люд и призраки вокруг.

Далее автор статьи «Не могу молчать» дал свою нелицеприятную оценку произведениям И. Деревянченко. «… Хочется сказать одно: порядочные люди о таких вещах писать стесняются».

Так за что же клеймит С.Беспальский молодого поэта?

Хочу ознакомить читателей с отрывком одного стихотворения из подборки стихов, напечатанных в первом номере литературно-художественной листовки:
Заблуждение юности – терпкий и пряный настой…

Все казалось так искренно, так безнадежно серьезно,

Что как Фаусту, хочется крикнуть мгновенью «Постой!

Я хочу умереть от открытого туберкулеза!»


Мы росли как спартанцы и свой поэтический дар

Развивали в глуши, вдалеке от столичной культуры.

Собирали по каплям познания горький нектар

И страшась как чумы, бюрократов от литературы.

Следующим объектом, попавшим под огонь критики С. Беспальского, стал поэт А. Дорошенко, сказка в стихах которого была охарактеризована такими словами. «В своем весьма сомнительного достоинства сказки, созданной по мотивам Пушкина и Ершова, автор развивает свои нелепые, непонятные идеи, а прозаическая приписка в конце, где он именует себя ни больше, ни меньше, как великим русским поэтом, на мой взгляд, и вовсе здесь не уместна!»

Когда я прочитала «Сказку о тройке» А. Дорошенко, то не могла не согласиться с выводами С. Беспальского.

Три чувихи у окна

Пили водку дотемна.

«Кабы я была цариха, –

Говорит одна чувиха, -

То на весь бы белый свет

Настелила бы паркет».

Однако хочется сказать и слова в защиту А. Дорошенко. На семинаре молодых литераторов, прошедшем в 1999 году, повесть Андрея была признана лучшим прозаическим произведением. Может же писать интересные вещи, если не дурачиться.

Но наиболее мощный накал своей критики С. Беспальский обрушил на ироничные стихи Игоря Карпова. «… Помимо полнейшей невразумительной безыдейности самих тем, автор ещё позволяет себе использовать в тексте не слишком цензурные слова и обороты…»

Чтобы оценить правоту слов С.Беспальского привожу отрывок из стихотворения И.Карпова «Наступление на север»:

Кроют матом командиры

Обветшавшие мундиры,

Прохудившуюся крышу

И гражданскую войну.

Есаул хватает шашку,

Отрубает девке ляжку

И за борт её бросает

В набежавшую волну.

Эти стихи я бы не рекомендовала читать никому, особенно людям с хорошо развитым воображением. Подобные опусы вряд ли разовьют у читателя стремление к постижению настоящей поэзии, а низкопробных стихов с плохими пародиями на классиков хватало всегда: и десять и двадцать лет назад.

Но И.Карпов не так прост, каким хочет казаться: за маской ироничного циника скрывается философ. Мне, например, очень понравились его короткие изречения и двустишия.

***


Нормальные люди стихов не пишут.

***


Молодежь пошла какая-то несовременная.
***

На банкете.

Все дамы в мехах, даже селедка под шубой.

***


Новости. Серию катастроф венчает прогноз погоды.

Тоже не из приятных.

***

Перестреляй всех плохих, и хороших не останется.



***

Триумф медицины – безработные врачи.

***

С такой фигурой



Нельзя быть дурой.

***


Любая чушь под тяжестью веков,

Становиться ценней для простаков.

***

Человек ты или муха –



Не теряй свободы духа.

***


Тело в состоянии покоя

Не способно ни на что дурное.


Последним кого не оставил без внимания Семен Беспальский, оказался поэт-модернист Е. Бессмертных. Вот какую оценку его стихам дал автор статьи: «… вновь и вновь обрушивает на головы читателей грязные потоки своей рифмованной и нерифмованной чуши, придавая ей видимость заумности и глубокомыслия».

Какие же стихи Е.Бессмертных так не понравились автору статьи? Может быть эти?


Мерцая миракль за кромкою мокрой

И лун нули сулили Суллу.

И рьяно - пьяно фортепьяно

Взвывало к знойной Анаис.


***

О как хочется залезть

На бийский элеватор

И родимый город весь

Крыть нещадно матом!

И за вечный неуют,

Где тоска – диктатор.

И за то, что не дают

Залезть на элеватор.

Ну как тут не посочувствуешь поэту Е. Бессмертному и его мятежной душе, за то, что охрана элеватора мешает поэту выразить свои мысли с самой высокой городской точки.

В следующем номере литературной страницы газеты «Бийский рабочий», вышедшей 19.05.2001г. я прочитала статью И. Деревянченко «Показать себя в неожиданном ракурсе», из которой с удивлением узнала, что С. Беспальский – мифическая личность, придуманная молодыми литераторами г. Бийска для привлечения внимания читателей к своему творчеству. Вот что пишет по этому поводу И. Деревянченко в своей статье: «Всем известно, что лучшая реклама – это антиреклама. Вооружившись подобным воззрением, группа молодых бийских литераторов решила сопроводить первый выпуск своей литературно-художественной листовки критической статьей, поскольку критиковать нас было некому, мы решили, что называется, публично посечь… сами себя». Немногие бийские литераторы разглядели розыгрыш в статье С. Беспальского «Не могу молчать».

Известная в литературных кругах Светлана Китаева – автор многочисленных пародий и неплохой поэт-лирик, написала гневную отповедь мифическому Семену Беспальскому. Она обозначила независимое издание творческого объединения «ПонтИон» как «… вызов всегда немного замшело-стоячему литературному сообществу, чтобы и его встряхнуть, и себя показать в неожиданном ракурсе».

Думаю, что люди, занимающиеся PR-технологиями, одобрили весьма смелый ход бийских литераторов, для привлечения внимания читателей к своему творчеству. Только зачем им понадобился этот эпатаж?

Оказывается для того, чтобы выразить свое несогласие с мнением руководителей семинара молодых литераторов, прошедшем в Барнауле 20-21 апреля 2001года. В статье И. Деревянченко прямо и откровенно высказал свое мнение по итогам прошедшего мероприятия. «Те же самые стихи К.Белоусова, которые два года назад на точно таком же семинаре признавали открытием и называли поэзией XXI века, были обвинены в чрезмерном интеллектуализме за их интеллектуализм. Модерниста Е. Бессмертных критиковали за модернизм, иронические стихи И.Карпова – за отсутствие серьезности; намеренно пессимистические стихи вашего покорного слуги разносили за мрачность, причем уровень критики мало чем отличался от «не могу молчать».

Такие страсти кипели в литературных кругах нашего города в начале нового века. Начитанные, умные и талантливые молодые поэты стремились выразить свое мировосприятие через новые формы стихосложения. Извечный спор «отцов и детей»: между последователями литературного метода соцреализма и постмодернистами. К чему он приведет, в конце концов?

Однако время расставило все по своему усмотрению. Уехали из Бийска К. Белоусов, И. Карпов, Е. Бессмертных. А Дорошенко всерьез занялся научными исследованиями, а И. Деревянченко попытался реализовать свои способности в коммерческой деятельности. Творческое объединение «ПонтИон» прекратило свое существование.


Март 2011г.

***************




Тарновецкая Антонина 11 л.
Волшебные краски неба.
После войны Добра и Зла

( Добро, конечно, победило )

Поверженное Зло тогда

Жестоко отомстить решило.

Заколдовав огромный меч,

Его взметнула злая сила,

И небо в голубые лоскутки

Она мгновенно разрубила.

А беспросветная космическая тьма

Так напугала жителей Земли,

Что те боялись покидать дома

И на полях работать не могли.

Проникла темнота и пустота

В сердца и взрослых, и детей.

Но тут царица Доброта

Созвала мудрецов совет скорей.

Поразмышляв, старейшины решили:

Не дело руки опускать в бессильи,

А надо радужными красками

Закрасить этот мрак. Но как?

Костер волшебный нужно развести

Да камни драгоценные найти.

В большом котле их растопить

И краски очень яркие сварить.

Царица строгий издала указ:

«Несите, жители, к дворцу сейчас

Синие сапфиры, белые алмазы,

Алые рубины и жёлтые топазы».

После того, как краски развели,

Великого волшебника нашли.

На облаке вознёс он Доброту,

И та закрасила космическую мглу.

Исчезла тьма в бездонной синеве,

Сияет солнце красочным рубином,

Луна топазом светит в вышине,

Алмазы звёзд – над сладко спящим миром!


Статуэтка

Вечер. В камине дрова затрещали,

Вьюга поёт про любовь и печали,

Тихо стучат часы на стене,

Бабушка дремлет с вязаньем в руке.

На уголке запылившейся полки,

Где деревянные серые волки,

Спряталась модница и кокетка –

Фарфоровая статуэтка.

Мамин подарок на выпускной –

Как подружилась она со мной!

Вместе делили мы тайны, печали.

Вместе часами о счастье мечтали.

Однажды разбилась моя статуэтка,

Фарфоровая модница и кокетка.

Мама жалостливо посмотрела

И выкинуть куколку мне велела.

Бережно части в руках я держала

И статуэтке своей прошептала:

«Но разве смогу я бросить тебя?

Ты – часть мечты, половинка моя!»

Руки трясутся и капает клей:

«Куколка, склейся! – прошу я – скорей!

Я очень люблю тебя, статуэтка,

Фарфоровая модница и кокетка!»




Перова Лиза, 12 лет.
В космосе переполох!

Звезды в небе как горох.

Но погасло солнце там,

Время снится вечным снам.

Во мрачном мире очень скучно,

Обжигает тьма колючая.

Еще там страшно и темно

И одиночество одно.

Исправить это очень сложно,

Но если осторожно - можно.

Не даром дорогих людей мы солнцем называем.

Когда исчезают они, мы тоже угасаем.


***
Человек заходит в магазин,

У магазина он оставил лимузин.

Костюм из белого шелка

И очень длинная челка.

Телохранитель рядом

С пистолетом и страшным взглядом.

Подходит вразвалку к кассирше.

Говорит ей из подтишка:

«Была бы ты чуть-чуть поширше,

Как мои два кошелька.

В общем дайте мне жвачки, колбасы и ветчины,

Я хотел бы еще купить треугольные блины».

Все вокруг возмущены;

Треугольные блины,

Где же это видано,

Как ему не стыдно то.

Людям нахамил мужчина

И ушел из магазина.

Вот таких, увы, полно,

Не пойму я лишь одно:

Есть ли люди не такие,

А совсем, совсем другие?



Говтван Лада 10 лет
Кошка и лукошко.
У меня есть кошка.

Вот сидит она у лукошка,

А в лукошке пять котят,-

И все поголовно есть хотят.


Из лукошка вылез котенок.

Подходит ко мне он спросонок,

Ласкается, лижет меня,

И говорит: «Где мама моя?»


Я говорю: «Там у лукошка

Спит твоя кошка».


Подходит котенок к ней и мурлычет,

И в бок ей носиком тычет.


Проснулась кошка,

Отошла от лукошка,

А за нею пять котят,

Которые вечно кушать хотят.


Накормила их кошка,

Приласкала немножко,

И пошла прогуляться одна.

Вот как мама котятам нужна.


Мурзик
Миленький Мурзик, иди-ка сюда

Студеного дам я тебе молока.

Будем друзьями с тобою всегда,

И не расстанемся мы никогда.


Мой милый, мой сладкий, любимый котенок

Глядишь в темноту ты словно совенок.

Прекрасная шерстка, зеленые глазки

И дымчатая с переливом окраска!


***
Проснулось небо от зимней спячки,

По небу плывут облака.

Но льды свои под лучом горячим

Еще не разбила река.


В лесу и в городе, словно дорожки

Мерцая, бегут ручейки.

И нюхают лужи весенние кошки

И мокнут в воде сапоги.


И дождь нагловатый плюет осторожно,

И в лужах пускает круги.

По улицам стало ходить очень сложно,-

Нигде не поставишь ноги.


______________________
* Стихи детей опубликованы с разрешения родителей и руководителя студии Говтван О.В.

Ольга Скворцова

Родилась в Бийске. Закончила БИГПУ.

Стихи публиковались в местной прессе и краевых журналах.

Автор пяти поэтических книг, член СП России, живёт в Бийске


***

Есть страшное, страшное время

И это не полночь, нет.

Приходит оно неизменно,

Все дети боятся ОБЕД.

Там страшное - страшное блюдо

В большую тарелку нальют.

В нем плавает все, что не любят

И шепотом СУПОМ зовут.

В нем страшная - страшная пакость

Нам стоит ужасных мук -

И тошно, и хочется плакать,

Съедая вареный ЛУК!

И страшное - страшное будет

Рыдание на весь белый свет,

Когда ваша мама забудет

В итоге подать вам десерт!

***


Мы с подругой Валентиной

Любим рисовать картины.

Вот картина - первый сорт!

Под названьем - натюрморт.

Натюрморт по всем приметам -

Это фрукты и предметы.

Могут быть еще цветы

В вазочках для красоты.

Под посудой и морковкой

Нет, не скатерть - драпировка

Что за зверь - не знаем сами,

Что-то мятое на ткани.

Мы с моей подругой Валей

Очень дружно рисовали.

А картина - первый сорт!

Под названьем - натюрморт.

Воду в банке, чистый лист,

Краски, карандаш и кисть,

По порядку разложили

И к шедевру приступили

Как мы с Валей рисовали!

Кисти вверх и вниз летали,

Линии кружили плавно,

Но искусство так коварно

Мы закончили картину.

Я смотрю на Валентину:

Вся зеленая макушка,

Нос - в лиловых конопушках,

Красной краской посередке

Линия на подбородке

А она в ответ хохочет.

Узнавать меня не хочет,-

Говорит мне без стыда:

"У тебя на лбу - звезда,

Уши синие, в полоску,

Рот оранжевый, раскосый,

Фиолетовая кожа,

Ты на чучело похожа!"

Мы с подругой Валентиной

Сами ходим как картины

Натюрморт на вернисаж,

Мы - смывать свой макияж!

***

Мама мне сказала: "Скоро



Мы с тобой поедем в горы,

Там пробудем десять дней.

Собирай рюкзак скорей!"

Я от новости такой

Стал как- будто сам не свой:

Восхищался, бегал, прыгал,

И кружился я юлой!

Мама строго мне сказала:

"Так резвится - толку мало,

Не стихийным бедствием,

Надо - быть ответственным".

Чтобы оправдать доверие

Я стал скакать умеренней,

Достал рюкзак, палатку, кеды,

Две удочки, три теплых пледа,

Панаму, мячик и ведро

И гордо крикнул:

"Я готов!"

Мать головою покачала:

"Так собираться - толку мало"

И вот - не минуло двух дней

Мы в путь отправилися с ней.

По трассе, в маленькой "Газели"

Мы ехали. В окно смотрели.

Пейзаж менялся за стеклом,

Был величав и незнаком,

И не похож на пыльный город.

Я в первый раз увидел горы:

Сквозь пробегающие ели

Вершины белые горели,

За ними плыли облака

В лилово-огненный закат.

Громады синие вдали

Как древние богатыри,

В дрожащем мареве дремали

И нас, людей, не замечали

Промчалось время. С той поры

Забылись впечатленья лета:

Купанье в речке, комары,

Катанье на велосипедах,

Как дрался с Сашкой во дворе,

Ходил неделю с синяками.

Но даже в желтом сентябре

Горело горное сияние

И таяло под облаками.

Монолог пятиклассницы о происхождении человека.

Что человек - царь зверей, это явно.

И биология учит меня:

Будто бы предки у нас - обезьяны,

Или как минимум наша родня.

Я разбираюсь в вопросе не слишком,

Мы материал этот только прошли

Только уверенна - наши мальчишки

От обезьян все произошли!

Сидоров Васька бравирует силой,

Дня не живет без разборок и драк.

Предок его несомненно - горилла,

А друг его Петька - так тот от макак.

Бегают, скачут и ухают громко,

Чешут затылки, не зная урок,

От шимпанзе у нас Женька и Ромка,

Прямо не класс, а живой уголок.

Только мальчишки гипотезу нашу

Псевдонаучной и глупой нашли:

Недоказуемо! - выкрикнул Саша,

И оскорбительно - Ромка решил.

Васька сказал: "Посмотрите на умниц "

Петька съязвил: "Напридумали тут,

Эти девчонки, а сами от куриц

Род свой тупой и болтливый ведут!"

Дедушка Дарвин перестарался,

Насочинял нам теорий своих:

Класс наш в итоге едва не подрался

В свете теорий межвидовых.


***
ПРАВИЛА ПУБЛИКАЦИИ В ЖУРНАЛЕ «ОГНИ НАД БИЕЙ»
Публикуя свои произведения в журнале «ОГНИ НАД БИЕЙ», который преследует лишь одну цель – участие в литературном процессе и общественной жизни города, автор принимает следующие условия:
1. Журнал «Огни над Бией» не является коммерческим изданием, поэтому автор публикует свои произведения на безвозмездной основе (с получением 1-2 –х авторских экземпляров номера – для бийчан. Иногородние авторы читают свои публикации на сайте журнала).

2. Разрешает разместить свои произведения, опубликованные в журнале «Огни над Бией», на персональном сайте журнала.

3. Разрешает редколлегии представлять свои произведения, опубликованные в журнале «Огни над Бией», в других периодических изданиях с обязательным информированием автора до или после факта публикации, и рассматривает такую публикацию как пропаганду своего творчества.

4. Рассматривает публикацию в журнале и её повторение в других периодических изданиях как способ творческого роста и участия в литературном процессе, что в первую очередь необходимо самому автору.

5. Редколлегия просит авторов, рассматривающих публикации как способ заработка, не предлагать своих произведений в наш журнал.

6. Биографические сведения автор прилагает к тексту произведения. Если биографическая справка не обновлена автором, редколлегия использует информацию из предыдущих номеров журнала.

7. Ответственность за содержание и моральные установки текста несёт автор.

 8. Все вопросы, возникающие в связи с использованием  псевдонима, и ответственность за его использование, ложатся на  автора текста. 



9. Мнение редколлегии может не совпадать с мнением и художественными ценностями автора.

10. Редколлегия не препятствует авторам в безвозмездном дарении журнала «Огни над Бией» в библиотеки.

11. В поэтических текстах сохраняется орфография и пунктуация автора. В прозе возможна корректура (знаки препинания, опечатки).

12. Правила опубликованы на сайте журнала «Огни над Бией».

РЕДКОЛЛЕГИЯ
1   2   3   4   5   6   7   8

  • ТАТЬЯНА БЫКОВА Интрига начала века или что хотели сказать бийские поэты.
  • Тарновецкая Антонина 11 л.