Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


60 лет алтайской краевой писательской организации




страница7/8
Дата10.01.2017
Размер2.09 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8

Владимир Якубенко
Родился в Кустанайской области в 1935 году. Стихи пишет с седьмого класса. Немало колесил по стране. В настоящее время проживает в п. Беловском Троицкого района Алтайского края.

Очень старое стихотвореньице

Всё в мире спешит и в конвульсиях бьётся,
К чему-то спешит и рвёт удила.
Тот вырос из рамок, ему и неймётся,
А тот утонул в непролазных делах.
Один тянет вверх.
Девятьсот тянут книзу.
Ещё девяносто фиксируют факт.
А девять последних -
Уже в коммунизме!
Вы спросите: "Как так?"
Я - тоже: "Как так?"

               ***

Селян огрубевшие лица,
Открытой души простота,
Клянут незлобливо столицу,
В колючей щетине уста.
И нечего, право, дивиться
Пристрастности веской суда,
Поскольку новинки столицы
Им боком выходят всегда.
Хоть в землю заройся - не скрыться
И не отсидеться в глуши,
Когда царедворцы в столице
Берутся делить барыши.
Живи хоть в таёжной глубинке,
От них ты нигде не спасён, -
Кусочек державной дубинки
На каждый хребет припасён.

Раздумчив российский селянин.


А мудрость державы проста:
Замеса последнего пряник
Вплетён в сердцевину хлыста.

              ***



  Тринадцатый дом

Времечко-время… Тропинкой утоптанной
Снова к погосту кого-то несут.
Всё, что он мог, всё до капельки отдано
На человеческий праведный суд.
Под полотенцами шеи вздуваются,
Пот заливает морщинистый лоб.
И мужики суетливо сменяются -
Тяжек сосновый некрашеный гроб
Тяжек не телом, не стружкой сосновою
И не свечою в руке восковой,
Тяжек - для бабки - судьбиною вдовою
И безысходной нуждой вековой.
Тяжек годами, впустую прожитыми,
Теми, что грянут, ничуть не полней,
Тем, что подступит и к ней неожиданно
С неотвратимостью будущих дней
И к обезлюдевшим избам прибавится
Домик согбенный и чистенький двор.
В первую ночь в этом доме появится
Обыкновенный бессовестный вор.
Утром начальство пришлёт сюда плотника.
Тот, из забора надёргав досок,
К окнам прибьёт их крест-накрест и плотненько
Дверь заколотит. Почешет висок
И на крылечке присядет задумчиво,
Мысль обозначив себе самому:
"Все мы стремимся к чему-нибудь лучшему,
Только приходим всегда к одному".
И, докурив не спеша папиросу, он
Выправит старую спину с трудом
Нужно ли спорить с безвестным философом,
Заколотившим тринадцатый дом?..

                   ***




Гульнара Устименко
Гульнара Устименко - окончила журфак ТашГУ. Работала художником-оформителем, корреспондентом газет «Вечерний Ташкент», «Правда Востока», «Крылья Узбекистана» (от корреспондента до главного редактора). Параллельно являлась собкором Российской газеты «Воздушный флот». Следующий этап - редактор «Автолам» - «Автомир», главным редактором межрегиональной газеты «Мир качества». Сотрудничает с журналом «Bella Terra» и еженедельной газетой «Семья».

               "Актер играет в фильме одну роль,
                 а режиссёр - все сразу"

На прошедшем в Москве кинофестивале, посвященном 65-летию Победы в войне над гитлеровской Германией, было показано немало кинолент, рассказывающих о военном лихолетье. Но и зрителей, и жюри особо тронула картина "Ты не сирота", снятая почти пять десятилетий назад узбекским кинорежиссёром Шухратом Аббасовым. В фильме, где нет ни одной батальной сцены кровопролитных боёв, где все события вообще происходят в далёком тылу, дыхание той войны чувствовалось настолько остро, так сильны были боль и страдания, ею причинённые, что смотреть его без слёз не смог никто.

     Зелень высоких деревьев ложилась тенью на тёплый асфальт. Лучи жаркого солнца, пробиваясь сквозь листву, нещадно палили, но мальчишка, совсем этого не замечая, заразительно смеялся, глядя на актёров, разыгрывавших на небольшой открытой площадке парка сценку за сценкой.
     В тот же день дома он "повторил" это выступление профессиональных артистов. Натянув вместо занавеса вытащенную из сундука материю, трёхлетний мальчуган бойко выскочил из-за неё и так точно начал изображать увиденное в парке, что отец с матерью расхохотались. Потом он показывал эти сценки соседям, и те тоже смеялись, удивляясь тому, как ловко всё у маленького Шухрата получается.

- Было это в Коканде, куда мои родители приехали погостить к папиным родственникам, - рассказывает кинорежиссёр, профессор режиссуры, народный артист СССР и Узбекистана, заслуженный деятель искусств, лауреат государственной премии Шухрат Салихович Аббасов. - Пожалуй, тогда во мне и проснулся артист, я впервые почувствовал потребность в лицедействе. Наверное, это во мне от мамы Хатиры Касымовны. Ох и шутница она была, такая остроумная, весёлая, прекрасно пела, виртуозно на дутаре играла. Жили мы в то время в Москве, мама училась в консерватории на курсе вокала, а папа - в институте зверо-пушного хозяйства. Удивительный он был человек! Начитанный, образованный, наукой много занимался.


     Кстати, именно он и приобщил меня чуть позже к кино. Помню, он складывал на столе монетки, одна к одной, и я уже знал, что каждая горсточка - это деньги как раз на один сеанс. А вечерами отец всегда просил меня рассказать о том, что я видел. Он слушал очень внимательно, даже не догадываясь, как много добавлял я в содержание увиденных картин своего собственного. То мне не нравился конец фильма, и я без капли сомнения лихо его переделывал, то изменял начало, то диалоги мне казались длинными и неинтересными+  В общем, то,  что я рассказывал, имело очень немного общего с тем, что было на экране. Я и пацанам на задворках любил фильмы пересказывать, но те быстро уличали меня в "обмане".
     В совхозе "Мубарек" Кашкадарьинской области, директором которого назначили папу, я, конечно же, в кино не бегал: ну какое на селе кино! После смерти отца в 1942 году мне, старшему из детей, пришлось работать наравне со взрослыми. И бухгалтеру помогал, в учениках у него ходил, и учётчиком молока был, и стажёром-водителем+ Помогал матери как мог поднимать сестрёнку Ойдын и брата Хислята. Время трудное было, голодное, война, иной раз по нескольку дней хлеба не видели. Так я выпью на молочной ферме пол-ведра молока - и ничего, хватало на день. Отработаю своё, набегаюсь, а потом аккордеон в руки беру - научил меня один вернувшийся с войны солдат-инвалид на нём играть. По праздникам пели мы с мамой для работников совхоза русские песни. Сельчанам нравилось, как я пою, говорили, что голос хороший.
    - А как же потребность в лицедействе?
    - Одну роль мне довелось тогда сыграть. Это медсестрички с эшелона с ранеными, когда я молоко с фермы приносил, услышав, как я пою, предложили принять участие в постановке, которую они ставили. Мне, мальчишке, досталась роль солдата, оставшегося без ноги и боявшегося вернуться таким домой, к родным. Дали мне костыли, подол у шинели подрезали по росту, текст на бумажке написали. Вроде всё я правильно, хорошо тогда сделал, но под конец нашей небольшой постановки один из раненых вдруг ударил меня костылём по голове. Ты, кричал он, как смеешь у нас надежду отнимать?! Мы домой возвращаемся, верим в хорошее, а ты. В общем, убежал я чуть не плача, так обидно было.
     Потом, когда в начале семидесятых вышел фильм "Баллада о солдате", где великолепный артист Урбанский сыграл возвращавшегося домой солдата, я понял, что именно испытал тогда раненый из эшелона+
     А к кино я вернулся чуть позже, когда мама отправила меня в Ташкент к тёте Хадиче Ишонходжаевой, известной певице. Жили мы через дувал от киностудии "Узбекфильм", где, кстати, работал директором картин её муж, и я частенько перелезал через забор и смотрел трофейные фильмы. Садился за экраном, чтобы меня никто не увидел и не выгнал, и смотрел кино "задом-наперёд", там было пыльно, душно, хотелось чихнуть, но я терпел и досматривал фильм до конца. Потом тоже мальчишкам пересказывал увиденное и, конечно, так же отчаянно привирал.
     Но впервые по настоящему я сыграл первую свою роль в медицинском техникуме, куда поступил учиться.
     - Почему же вы всё-таки выбрали для себя медицину?
     - Да случайно это вышло. Семья тёти (её муж к этому времени вернулся с фронта) переехала в рабочий городок, а рядом находился мед-техникум. Мне тогда было всё равно, куда поступать, лишь бы учиться, и я поступил туда. Учился я не очень, по физике, математике и химии вообще из двоек не вылезал, но после спектакля нашего самодеятельного театра "Без вины виноватые" А. Островского, где я сыграл старика Шмагу, мне эти двойки простили. Я настолько перевоплотился и вошёл в роль, что никто меня даже не узнал. Когда грим сняли, все ахнули. На выпускном экзамене по химии меня попросили прочитать монолог из "Скупого рыцаря". С условием, что я никогда не буду работать в аптеке, а стану артистом.
     - И вы им стали.
     - Нет. Хотя ректор театрально-художественного института Михаил Полуэфктович Верхацкий, послушав меня ещё до поступления в это учебное заведение, и пророчил мне большое актёрское будущее, педагоги после сдачи экзаменов предложили учиться на отделении режиссуры. А я и понятия никакого о режиссуре не имел, хотел на сцену, играть, чтобы меня видели, мне аплодировали! Вот тогда я и услышал фразу: "Актёром вы можете стать всегда, а режиссёрских кадров нет. У вас режиссёрский склад ума, у вас всё получится". Да и студенты второго курса этого института, ныне известный кинорежиссёр Равиль Батыров и Нэлля Атауллаева, подглядывавшие в щелку и слышавшие разговор, тоже посоветовали мне учиться на режиссёра. Видимо, было действительно во мне что-то такое, что должно быть в режиссёре.
     - Это потом уже я понял, насколько все они были правы. Ведь актер отвечает только за свою роль, а режиссёр - за все роли в спектакле или кино. Он проигрывает все эти роли, перевоплощаясь то в доброго героя, то в злого и страшного человека, то в яростного Отелло, то в хрупкую Дездемону.
     - Начали свою творческую деятельность вы как режиссёр театра.
     - Да, два года работал главныи режиссёром в Ташкентском областном музыкально-драматическом театре имени Маннона Уйгура в Янгиюле. А в кино стал работать уже после того, как окончил высшие курсы кинорежиссёров. Как поступал - это целая история. Во-первых, опоздал на экзамен. Мне пошли навстречу, предложили за два дня выполнить письменные работы, чтобы потом сдать комиссии приёмные экзамены. Не знаю, решился ли бы я на такое, но брат мой двоюродный Борис Ходжаев запер меня в номере гостиницы и сказал: "Работай". Куда было деваться, пришлось писать+ Пришёл на экзамены, а там сидят - страшно даже сказать - Иван Пырьев, Александр Довженко, Сергей Юткевич, Григорий Козинцев, Юлий Райзман, Григорий Александров, Григорий Рошаль+ То есть, все те, чьи имена знал весь мир. Ну, на вопросы о кино я ещё кое-как ответил, а вот когда Леонид Захарович Трауберг начал спрашивать, читал ли я Ричардсона или Бредбери, пришлось честно признаться, что ничего из их произведений не читал.
"Зато, - сказал я гордо, - 25 раз прочёл "Героя нашего времени" и Пушкина почти всего". "Почему?" - удивились члены комиссии. "А потому, - ответил я, - что у нас в совхозе другой литературы не было". Все засмеялись, а Трауберг произнёс: "Вы счастливый человек, вам ещё предстоит познакомиться с этой великой литературой".
     Честно говоря, был уверен, что завалил экзамен. Но вышедший вслед за мной во дворик Григорий Александров сказал: "Вы произвели хорошее впечатление. Считайте, что уже учитесь. Приходите в павильон, я там фильм снимаю. Будете помогать мне, а заодно и учиться".
     Тогда, на курсах, я познакомился с Георгием Данелия. Окончивший до этого архитектурный институт, он прекрасно рисовал и говорил, что меня рисовать очень легко. Надо, говорит, нарисовать утюг, а на нём очки и усы. И рисовал этот "утюг". Первый свой коротенький фильм по Ильфу и Петрову "Васисуалий Лоханкин" мы с ним как раз и снимали. На роль Варвары пригласили Галину Волчек, а вот артиста на роль Васисуалия никак найти не могли. А время поджимало тогда Волчек предложила: "Снимите моего мужа. Он инженер, но ужасно талантливый". Тот всегда приходил на студию с Галиной, сидел скромненько в уголочке и держал на коленях её сумочку. Решили попробовать. Женя играл совсем не так, как мы с Данелия хотели. Сделали ему замечание, мол, слишком медленно вы всё делаете.. а он ответил: "Мне кажется, тогда характер у героя будет совсем другой. А он ведь, по-моему, страшно ленивый человек" И мы с ним согласились. Пожалуй, это была первая роль известного актёра кино Евгения Евстигнеева, и именно она принесла нам успех. Все хохотали, когда смотрели эту картину.
     - А потом вы "показали" Америку+
     - Я написал сценарий по рассказу известного американского писателя Уильяма Сарояна "Филиппинец и пьяный" и всё искал, кому бы его предложить. А Саша Серый, режиссёр, сказал: "Почему бы тебе самому не снять?" И я подумал: а действительно, почему? Сароян позже, через газету "Известия" открытое письмо написал, назвав этот фильм лучшей экранизацией его произведений. Я потом, после смерти Сарояна, был на его могиле в Армении.
     - Фильм "О чём говорит вся махалля" зрители с удовольствием смотрят по сей день и всегда до слёз смеются. Вы сасми смеялись, когда снимали комедию?
     - Какой там! Не до смеха было. Актёров трудно подбирали, сдавали картину с такими потугами, снимали трудно. Рассмешить зрителя всегда нелегко, тут, как говорится, в яблочко нужно попасть. Замечаний было много. Партийному руководству не понравилось, что пыльный Ташкент показали, кого-то не устроил финал, пришлось его переделывать+ Когда Михаил Ильич Ромм смотрел картину (я ему тихонько на ухо переводил с узбекского), то хохотал от души. Я даже обиделся на него, решив, что тот из вежливости, чтобы я не расстраивался, смеётся. Но Ромм после просмотра сказал: "Этот фильм будет иметь долгую жизнь". Так и получилось.
     - Вообще-то у меня не так много кинокартин. Но у каждой - свой стиль, свой "характер", своё настроение. И так получилось, что у них действительно длинная жизнь. Взять, к примеру, "Огненные дороги", "Долину отцов", "Ты не сирота", или "Ташкент - город хлебный". Последний фильм сняли двухсерийным, но одну серию тогда просто вырезали. Конечно, это как по живому резать+ Но нам удалось сохранить её, сейчас мы её восстановили, и теперь картину можно увидеть в полном варианте.
     - Какой вы на съёмочной площадке? Говорят, бываете слишком строгим.
     - Не терплю, когда неуважительно относятся к работе, к коллегам. И когда актёры выпивают, тоже не люблю. Однажды прямо в аэропорту отправил обратно в Прибалтику приглашённого актёра, тот пьяный прилетел. Потом, правда, снимал его, он уже трезвый был.
     - Как вам удаётся в свои 80 лет сохранять душевную молодость и энергичность?
     - Пожалуй, в этом мне помогает работа со студентами. Общение с ними - это всегда заряд энергии, положительных эмоций, приобщение ко всему новому. Хотя кое в чём и я им фору могу дать. Например, натренировал такую память, что легко наизусть заучиваю целые страницы текстов или стихов. Вот тут молодёжь за мной угнаться не может.
     - А какой вы с родными? У вас четверо детей, и все они - личности незаурядные.
     - От первого брака у нас с Гульранг два сына и дочь. Нозим, Эльжон и Асаль - выпускники ВГИК. Нозим - режиссёр, у него 17 международных премий, а фильм "Феллини" удостоен Гран-при на кинофестивале в Швейцарии. Эльжон - кинорежиссёр и прекрасный сценарист, документалист. Асаль пишет стихи, знает пять языков, работает в Нью-Йорке в ООН.
     От второго брака у нас с Оксаной растёт дочь Стефания. Если старших детей я в строгости воспитывал, то со Стефонией у меня этого не получается. В свои пятнадцать лет она вполне независима, это гордый человечек, который всё держит в себе. Ей передались музыкальные способности мамы (Оксана окончила консерваторию и прекрасно играет на фортепиано). Стефания хорошо рисует, любит заниматься дизайном. Стены её комнаты увешаны собственными картинами.
     Дети дружны между собой, нежно друг к другу относятся. И это, считаю, вполне нормально, ведь все мы - интеллигентные и разумные люди. Все проблемы мы решаем сообща и вместе радуемся успехам каждого. Думаю, это очень важно для каждого из нас.

                                                                ***

ИДАЛИЯ ШЕВЦОВА

Родилась в с.Завьялово Алтайского края.

Закончила Ленинградское МУ №14, Бийский пединститут. Автор книг поэзии и прозы. Член Союза писателей России, СП Приднестровья и МСПС.

Редиф
Бывают ли белей снега?

Навряд ли?

Чем яблоневый цвет?

Он рад, и

Поэтому цветёт воздушно -

рай, и


Когда тюльпаны

в красных дужках,

май, и

Я маюсь от Любви



На солнечных подушках - и

Играй же, душка,

на чистоте желаний!
***
Звукопись.
Жизнь меняется ежесекундно

И фокусно, что в море судно,

Иль форма облаков –

Блоков лаковых кофт.

***

Эпитафия.


А умирать я буду просто:

Поможет Бог уйти из мира

И всеобъемлющая лира,

И дети милые – вопросами

Не заслонят ухода дня.

А вы, винившие меня,

Простите, Христа ради,

За ту былиночку огня,

Спасавшую от Ада -

Мои всенощные стихи.


***
Родные умирают,

Чтобы плакали близкие,

Ругавшие их ранее…
***
Когда влюбляешься,

Теряешь разум:

Не спишь и маешься,

Не каясь разу,

Что так нельзя,

Что так тревожно.

И жжёт слеза,

И нервы – вожжи

Сдают, сдают.

…Бегу к нему –

В Любви приют!
***

В Молдавии дожди,

Что проволока,

После погоды – штиля

Секут посевы и жителей.

Дожди на Алтае другие,

Словно с божьей руки –

Слепые.
Вывод.


Учёные сказали мне,

Что жизнь на земле

Зависит от углерода,

Водорода,

Азота и кислорода,

Фосфора и серы –

Значит, не от народа

И не от карьеры?


***

Георгий Рябченко

Родился 11 января 1937 года под Курском. Закончил Харьковский политехнический институт. Автор книг поэзии и прозы. Лауреат двух краевых литературных премий им. В. Бианки и «Лучшая книга года». Награждён медалью им. М.А.Шолохова. Член Союза писателей России. Живёт в Бийске.


Памяти сына Алтая и России

Анатолия Пантелеевича Соболева


***

Тот, кто стоит

за моею спиной,

в белый мрамор

друзьями одетый,

был испытан не раз

морской глубиной,

Россией и нами воспетый.

Его помнят и чтят

всегда земляки,

Алтай его любит

и Север,

чьи объятья были

надёжны, крепки.

Он им был подвластен

И верен.

Был он верен

родимой

смоленской земле,

что его, словно мать,

воспитала,

и звала,


и манила

все годы к себе,

ей приездов его

было мало.

Как хотел он

и чаще,


и дольше

быть с ней,

чтобы силой её

напитаться,

прославлять красоту

каждой строчкой

своей,

добротою её восхищаться…



Он планировал

много заманчивых дел,

что Душа его очень просила.

Только выполнить их

он - увы, - не сумел:

Планы грубо «кессонка» скосила.

Анатоль Пантелеевич!

Все, кто в пути,

Головы пред тобою склоняем:

У тебя раз в году

к сожаленью бываем,

И поэтому просим:

«Прости нас!

Прости!»

Без прощенья по жизни

как дальше идти?!

Мы не смеем…

Не можем…

Не знаем…
***


Разные тракты – упрямые факты

Георгий Чорос-Гуркин 1937 год – тракт смерти…

Георгий Дич-Рябченко 1937 год – тракт жизни…

Он был расстрелян,

А я – родился.

О, Высший Разум,

Ответь: почему

Ты за художника

Не заступился,

А мне дорогу

Закрыл к нему?!

Ответа честного

ждать

напрасно,-



масса была

напрасных

потерь.

Тем, кто расстреливал,

всё было ясно,

А мне неясно

даже теперь.

Кто дыбил шлагбаум

на тракте жизни,

Вёл «тройку», которую

не удержать?!

О каком нужно было

петь коммунизме?

Что ж,


«посеяли много,

да нечего жать».

И только Великое Девятое Мая

Крыльям душ наших,

мыслям

силу придав,



поведут трактом Жизни

под алое Знамя,

и под российское Знамя

собрав.
_____________


В тексте сохранена орфорграфия и пунктуация автора
***

ТАМАРА ПОПОВА

родилась в Бийске. Закончила техникум БМТТ. Рассказы публиковались в местной печати. Автор семи самостоятельных книг прозы: « У Катунского причала», « Перекрёстки», « Хранители памяти», «Непоседа», « Алькино счастье», « Путь ко Христу», « Да святится имя Твое ».

***


Представляю читателям фрагмент из моей очередной книги « ДА СВЯТИТСЯ ИМЯ ТВОЕ». ( Из истории Бийского Кафедрального собора Успения Пресвятой Богородицы)

Раньше я писала рассказы и повести на житейские темы. Но 3 года назад в издательстве «Кедр» вышла моя книга о храме святого Сергия Радонежского, построенного питерским предпринимателем Ждановым Сергеем Борисовичем в селе Верх-Катунском, в котором я живу. Сельчане книгу «Путь ко Христу» приняли очень тепло. Однажды высказала кем-то мысль, что если бы я не носила фамилию Попова, то не писала бы о религии. Ведь фамилия моего мужа происходит от слова поп, то есть священник или священнослужитель. Через таинство священства он получает благодать Святого Духа для священного служения Церкви Христовой; совершать Богослужения, учить людей христианской вере. Так распорядилась Судьба. Жили мы с мужем на огромном расстоянии друг от друга: он в Казахстане, я – в Бийске. Я ношу его фамилию вот уже более сорока лет! Связаны книги о храмах с этой фамилией или нет, кто знает. На все воля Божья.

Бийский храм Успения Божией Матери мне особо дорог. В нем меня крестила моя бабушка Матрена. Все же именно с тех давних пор начался мой путь к Богу. После издания книги « Путь ко Христу», у меня появилось желание написать о храме Успения Пресвятой Богородицы, его святых иконах, росписях. О пути к Богу некоторых горожан. Были невероятные трудности. Порой опускались руки, но с Божьей помощью я упорно шла к намеченной цели. И вот книга « ДА СВЯТИТСЯ ИМЯ ТВОЕ» вышла в свет.
Брось всего на час свои дела,

Мы ведь все и так заторопились,

Погляди на церкви купола,

Что стрелою в небо устремились.

Ты войди в храм Божий не спеша

(Тяжело бывает нам порою).

С Богом здесь общается душа,

Ты ей дай побыть самой собою.


Сердца стук услышав в тишине,

Ты от жизни грешной отдались,

Мысленно к Тому, Кто в вышине,

С искренней молитвой обратись.

Все мы знать должны свои места,

Понимать свое предназначенье.

Попроси прощенья у Христа –

Принял Он за нас свои мученья.

С. Терентьев

Более чем тысячелетняя история Русского государства неотделима от православия, символом которого являются храмы. Прежде чем начать повествование о главной достопримечательности города, Успенском храме, начну рассказ с основания Бийской крепости.

В 1625 году был совершен первый поход на Алтай казаков Е.Баскакова, И. Путимца и Сидора Федорова, посланных по приказу Кузнецкого воеводы. Позднее делал попытки проникновения воевода И. Татаев, затем (1633-42г.г.) боярский сын П. Сабанский, дошедший до Телецкого озера. В 1646 году пытался пройти на Алтай воевода Б.Зубов, но все эти люди встречали отчаянное сопротивление кочевников.

В 1667 году по указу царя Алексея Михайловича Романова началась работа по описанию Сибири. Подьячий посольского приказа Н. Венюков в 1686 году писал: «…от Томска до устья Бии и Катуни и вверх по этим рекам места зело прибыльные лесами и полями, черность земельная с человека вышиною, зверя всякого, птиц и рыбы всякой великое множество.…»

Во времена царствования Петра 1 расширялись и укреплялись границы русского государства. 29 февраля 1708 года царь подписал указ о строительстве крепости у истоков реки Оби.

К лету следующего года крепость была построена, но подданные Джунгарского хана в 1710 году сожгли ее.

По указу сибирского губернатора Матвея Гагарина в июле 1718 года было закончено строительство нового опорного пункта (площадью 4800 кв.м.) с часовней, который находился в старой части современного Бийска в районе сквера им. Фомченко.

Конные и пешие казаки в количестве 50-60 человек составляли гарнизон, который два раза в год менялся присланным из Кузнецка составом.

В 1740 – 41 годах защитные сооружения Бикатунской крепости были модернизированы. Напротив них построен новый укрепленный пункт. Гарнизон казаков состоял из эскадрона Колыванского драгунного полка и казачьей сотни, но он не в силах был прикрывать Кузнецкую провинцию от набегов «джунгарских калмыков».

В 1748 году началось строительство новой Бикатунской крепости. В 1752 году было возведено уже 62 опорных пункта, протянувшихся на 457 верст. С воздвижением новых укреплений началось и строительство церкви ( Район современного поселка лесозавода.) «Сотня служилых казаков, эскадрон Колыванского драгунского полка и рота Енисейского пехотного полка строили церковь своею охотою, без всякой из казны выдачи». Строительство Петропавловской церкви закончилось осенью 1749 года. Освящение состоялось 23 апреля 1751 года в канун празднования святой Пасхи. Иконы для церкви писал иконописец-самоучка солдат гарнизонной роты Енисейского пехотного полка Петр Березкин.

В 1774 году комендант Бийской крепости полковник Петр Четов не только руководил сооружением новой, самой мощной Бийской крепости, но и строил первую в истории города деревянную церковь во имя Успения Пресвятой Богородицы.

В 1794 году в Бийске освящена вторая церковь во имя Успения Пресвятой Богородицы.

В марте 1891 года на собрании прихожан принято решение о постройке большого храма. Церковных денег, а также денег прихожан для его строительства было мало, и купец второй гильдии Михаил Савельевич Сычев дал 5150 рублей. Проект храма был разработан в русско-византийском стиле. 5 июля 1898 года состоялась его закладка.

Строила храм артель Пленкина. Расписывали его мастера иконописной артели Патрушева. Резные позолоченные иконостасы изготовлены в Бийской иконостасной мастерской Архипа Александровича Борзенкова. В 1903 году 5,19 октября, и 2-го ноября Его Преосвященством Преосвященнейшим Макарием (Павловым) – епископом бийским освящены 3 престола. Главный – во имя праздника Пресвятой Богородицы. Два других – во имя святых первоверховных апостолов Петра и Павла и святителя Николая Чудотвордца.

«...Много споров и ругани породило строительство новой церкви. Церковный староста заявил, выступив в думе, что под церковь им избрана Успенская площадь « по желанию и завещанию его покойной жены. Закон признает ненарушаемость завещания, и с его стороны было бы преступлением не выполнить завещанного желания покойной».

В результате дума определила : « К постройке новой церкви на средства купца Сычева на Успенской или Мальцевской площади дума не встречает препятствий», – писал краевед В. Шипилов в своей статье «На теплый свет свечей».


Подхожу к белокаменному Кафедральному собору с серебристыми куполами, поражаясь величественной красоте архитектурного сооружения. Высится над окружающим миром колокольня в три яруса, которые незаметно уменьшаются кверху. Последний ярус колокольни – в виде «короны», а венчает ее глава, напоминающая шлем.

Колокола являются одной из необходимых принадлежностей храма, и они, с появлением христианства, не сразу были введены.

В Ветхозаветной церкви, в Иерусалимском храме верующих созывали на Богослужения звуками труб. В 6-м веке применялись «била и клепала», то есть доски и медные полосы.

Впервые колокола появились в Западной Европе в начале 5-го века. На Востоке, в Греческой церкви,– со второй половины 9-го века, а в России – почти одновременно с принятием христианства ( 988 г.)

Всей душой полюбил православный народ звуки церковного колокола. Слыша их, невольно останавливаешься, забывая о ходе времени.

Колокольный звон разделяется на два вида: БЛАГОВЕСТ и СОБСТВЕННО ЗВОН.

Благовест – мерные удары в большой колокол, возвещающие благую весть о начале Богослужения.

Если производятся удары в меньший колокол ( в седмичные дни Великого поста), то это – ПОСТНЫЙ ЗВОН.

Собственно звоном называется бой или сразу во все, или в несколько колоколов.. Такой звон различается на:

ТРЕЗВОН – звон во все колокола с перерывами в три приема.

ДВУЗВОН – звон во все колокола дважды.

ПЕРЕЗВОН – вступает в дело каждый колокол, начиная с большого и до самого маленького. (Повторяется несколько раз.)

Необычайно красив звон, называемый ПЕРЕБОРОМ.

Звонарь медленно ударяет поочередно в каждый колокол по разу, начиная с малого. После завершающего удара в Большой колокол, он бьет во все колокола сразу, и так повторяет несколько раз.

Долго можно стоять с замирающей душой, вслушиваясь в необычайное пение металла, проникающее в самое сердце.

Мне не удалось в жизни побывать там, наверху, на звоннице, а вот писателю Дмитрию Ивановичу Шарабарину, живущему в городе Бийске, посчастливилось вблизи увидеть чудо-колокола и прочувствовать величавость их звона, вызывающего радость, грусть, торжество. И вот как он пишет об этом в статье « Колокольные звоны» (« Добродей» 2000г.) «…Из действующих храмов в нашем городе крупнейший – Кафедральный собор Успения Пресвятой Богородицы…Под передним куполом на высоте 22 метра – звонница с четырьмя широкими проемами на все стороны света. Там на мощных деревянных перекладинах закреплены 13 колоколов разной величины и регистров. Самый крупный, расположенный в центре,– БЛАГОВЕСТ. Вес его 680 килограммов. С восточной стороны колокольни расположены три малых колокола, остальные – средние – идут рядами по другим сторонам. Все колокола отечественного, в основном – воронежского литья. С ними работает звонарь Рафаил… Мы поднимаемся с ним на колокольню – от яруса к ярусу, от поворота к повороту – по коротким, круто взлетающим вверх крашеным лестницам почти в полной темноте…

И вот мы на звоннице, продуваемой холодным ветром. Внизу – маленькие люди и крошечные машины. Колокола, металлически поблескивая, молчат. Сегодня они заговорят в половине четвертого вечера, возвещая о начале великого предрождественского поста.

Время!... Мы затыкаем уши ватой, и Рафаил начинает звон благовестом, произведя три удара в большой колокол, каждый раз дожидаясь полного угасания звука. Потом он учащает удары. Благовест – вступление – длится десять минут. Теперь звонарь переходит к перебору и вводит в действие несколько других колоколов малой и средней величины. И вот кульминацию начинает трезвон. Рафаил работает со всеми тринадцатью колоколами, нажимая ногами поочередно две педали, от которых идут веревки к языкам средних колоколов, ведущих мелодию, а руками приводит в действие маленькие колокола, тоже веревками, связанными вместе. Колокольную полифонию усиливает мерное гулкое уханье бронзового великана –Благовеста.

Заканчивается постный звон повторным перебором – медленным поочередным звоном каждого колокола, начиная с самых маленьких, и завершая общим мощным ударом сразу во все колокола. Все!... Но проникающий сквозь вату звук еще долго будет звенеть над головой, то затихая, то нарастая.

Трудно передать ощущение от услышанного. Находясь в эпицентре многоголосой кавалькады берущих за душу пронзительно высоких и густых мощных колокольных голосов, слившихся воедино, исторженных «певчим» металлом, чувствуешь приобщенность к великому и вечному, к чему всегда тянулась, чем будет жить загадочная русская душа…»

Я обхожу собор со всех сторон, и он мне кажется еще мощнее. Чувствую себя рядом с такой мощью крошечным человечком. В вышине поблескивают девять серебристых куполов, символизирующих девять чинов ангельских. На удивление красиво смотрятся овальные выступы приделов с тремя арочными окнами. Глядишь на золото крестов, уносящихся ввысь ( в конце 70-х годов реставраторами Московского кремля на кресты нанесена позолота), на серебристые блики куполов, и на душе становится празднично, торжественно.

В советские времена народ воспитывался в духе атеизма. Закрывались храмы страны. Арестовывали священников, церковнослужителей. В 1932 году был закрыт Успенский храм, Прекрасный храм Успения Пресвятой Богородицы нашел применение под хранение зерна! И только в 1947 году храм стал действующим.

В 50-70 годы была угроза закрытия храма Успения. Вот как пишет об этом в своей статье « На теплый свет свечей» Виктор Шипилов: «…В 60-е годы преподаватели расположенного рядом педагогического института потребовали немедленного его закрытия, как «очага мракобесия», но из-за протеста прихожан, у которых незадолго до этого была отнята и разрушена заречная Покровская церковь, властям пришлось Успенскую церковь оставить…»

С 1969 года настоятелем Успенского храма является архимандрит Ермоген (Росицкий).

За эти годы реконструированы иконостасы, заново расписаны стены и своды, отреставрированы купола и кровля, сделана ограда, построено административное здание, крестильный храм с трапезной. Подняты на колокольню 5 новых колоколов Воронежского литья. В 1994 году по указу епископа Барнаульского и Алтайского Антония Успенский храм стал именоваться собором, а в 1998 году – получил статус Кафедрального.

12 мая 1991 года Успенский храм посетил Святейший Патриарх Московский и всея Руси Алексий 2

Август. Предвестники осени уже появились. Кое-где на березках поблескивают янтарем, а то и ниточкой золотой протянутся. Солнышко ясное, а небо похоже на блеклый ситец. Тепло. Подхожу к строго оформленному входу в собор.

Под высокой колокольней – икона Божьей Матери. Ниже – икона Спасителя. С левой стороны от входа расположена икона святителей Иннокентия и Николая Чудотвордца. С правой – Первоверховных апостолов Петра и Павла.

В притворе над церковными вратами – икона Иисуса Христа. На этой же стене справа – икона Спасителя – Нерукотворный образ. Слева – Тихвинская икона Божьей Матери начала 20 века с надписью: « Сия икона была крышкой стола в семье безбожника».

На другой стене притвора икона Блаженной Матроны.

А выше – роспись: Сергий Радонежский благословляет князя Димитрия Донского на Куликовскую битву в 1380 году.

Справа от входа в собор тоже роспись: Иисус Христос благословляет детей.

Слева от собора на скамейке вижу старушку, видимо отдыхающую с дороги. Подошла. Поздоровалась.

–Вы, наверное, на службу пришли?– спросила я.

–Да. Но она еще не началась. Сижу вот, отдыхаю.

Я узнаю ее имя. Поинтересовалась здоровьем, потом спросила:

– Мария Ивановна, с какого времени вы ходите в этот храм?

–Мне 75 лет, и хожу я в Успенский храм с 1975 года. Семья наша вся была верующая.

–А Ваши дети верят в Бога?

–Да.


–Вы ходите только в этот храм?

–Только в этот! – бойко ответила старушка.– Храм очень хороший! Стоишь, слушаешь, и на душе так хорошо и спокойно. Молитвы действуют благостно. Болею вот сильно, но в храм буду ходить до самого конца.

–Простите меня,– виновато сказала женщина,– скоро служба начнется.

Мы вместе встали, подошли к входу в собор, помолились и вошли. Несколько женщин исполняли послушание. Одна их них темноволосая, неопределенного возраста, чистила подсвечник. По необъяснимой причине я подошла именно к ней. Рассказала о будущей книге. Женщина охотно согласилась поговорить со мной. Однако, назвала только свое имя – Зинаида. Приглядевшись к ней, я подумала, что прожила она долгую жизнь, видимо, помня времена, когда за слово надо было держать ответ. Это нынешняя молодежь никого и ничего не опасается.

– Зинаида, позвольте узнать, сколько Вам лет?

– До войны я родилась!– быстро ответила женщина.– Война. Отца забрали на фронт. Мало все же мы молились! Все как-то некогда было! Все торопились куда-то. Мать всегда на работе. Ночами тоже работала, – женщина вздохнула, поправила выбившиеся из-под платка, волосы. – Время-то было какое! Церкви сломаны!

–Где Вы жили?

– В деревне, недалеко от Бийска. В детстве у меня ночами часто текла кровь из носа. Я мамку будила. Она сказала как-то: « Молись!» Выучила меня «Отче наш,» и всю жизнь я с этой молитвочкой прошла!

–Зинаида, а Вы какое учебное заведение заканчивали?

–Окончила я Медучилище и 40 лет отработала медсестрой.

Меня несколько смутил ее ответ. Сорок лет отработать медсестрой, а теперь– нести послушание в храме!

Зинаида, не отрываясь от работы ( они чистила большой подсвечник), продолжала рассказывать.

– Когда появились внуки, то после их крещения я стала ходить в храм. Батюшка благословит, и я исполняю послушание. В храме мне хорошо. И помолишься, и сделаешь что-нибудь полезное. Когда не могу сюда прийти, то мне плохо. Не знаю, куда и деть себя.

– Зинаида, Вы помощь от Бога чувствуете?

Женщина встрепенулась, спрятала вновь выбившуюся прядь волос под платок. Глаза ее засияли.

–Конечно, чувствую! Бывают такие чудные случаи! Вот к примеру. Иду уставшая по дороге. Читаю молитвы. Вдруг останавливается машина, и молодой человек говорит: «Бабушка, давай подвезу!»

Такая, казалось бы, мелочь. А на душе так хорошо!

–Да, в наше время такая забота со стороны крайне редка. Просто удивительно!

–Вот и я удивляюсь,– промолвила Зинаида. – Помогает мне Господь! Думаю: « За что! Ведь я такая грешница!» Помогает и Божья Матерь. Она молится за нас Господу, а Он решает миловать нас или наказывать по нашим делам. Помоги нам, Господи! – женщина перекрестилась и принялась доводить до блеска подсвечник. Помолчав, видимо, собираясь с мыслями, продолжила:

–Обращаюсь я за помощью и ко святым. В праздник Божьей Матери всегда бываю в храме, и непременно что-то приятное случается. Однажды было так. Находилась я на даче и с огородными делами совсем забыла день недели. А за душу что-то тянет: надо мне быть в храме! Надо! Оставив огородные дела, приехала домой. И тут осенило! Завтра праздник иконы Казанской Божьей Матери! Как же я во время приехала!

–Зинаида, а Вы работаете в соборе официально?– спросила я.

Ответ удивил.

–Нет. Здесь в Успенском соборе желающих поработать много. Я сама прихожу сюда, батюшка дает благословение на какую-то работу. Бывает, батюшка сам пригласит что-то помыть, почистить.

–Я заметила, что в храме ремонт.

–Да! – отозвалась Зинаида.– В храме ремонт. Стены вымыли, сейчас окна моют. Пол отремонтировали. В приходе художник поработал. Печь новую сделали. В трапезной батареи заменили.

–А в каком году Вы впервые пришли в храм? Помните?

–Конечно, помню! Впервые я пришла сюда в 1962 году. Здесь все было не так. Позднее приехал батюшка Ермоген. Все стали обновлять. Усиленно велась пропаганда атеизма, и храм хотели закрыть, но верующие отстояли право бывать в нем.

Я поблагодарила женщину и подошла к иконе Божьей Матери «Скоропослушница». Помолилась. Обратила внимание на молившуюся рядом миловидную стройную женщину в белом берете. Когда она отошла от иконы, я завязала с ней разговор о вере в Бога. Женщина назвалась Ларисой. Ей 40 лет.

-Лариса, как Вы пришли к вере?

Она слегка покраснела от смущения:

–Даже не знаю. Пути Господни неисповедимы,– помолчала и сказала уверенно.– Привел меня в храм Господь! Мне здесь хорошо, и я стараюсь бывать здесь почаще.

–Родители Ваши в Бога верят?

– Мы жили в деревне, церкви там нет. Мама всегда молилась дома. Бабушка учила нас молитвам.

–Бабушка водила вас в храм?

–Нет. Я когда замуж вышла, приехала в Бийск и стала ходить на службы в Успенский храм, – в ее синих глазах появилась какая-то виноватость. Она вздохнула: – Я раньше на службах бывала часто, а потом как-то некогда стало. Но чувствую – надо бывать чаще!

–И в радости и в горе идете в церковь?

–Больше, конечно, в горе. В радости тоже надо приходить в храм, благодарить Господа за радость, которую Он дает.

–Лариса, у Вас дети есть?

–Да. Сын большой. Убеждать его в чем-то бесполезно, но я чувствую, что он сам скоро придет к вере. Стараюсь привлечь к вере и дочь. Пока плохо получается, но думаю, собственным примером я смогу привести ее в лоно Церкви.
Как входишь в кафедральный собор Успения Пресвятой Богородицы, то сразу над вратами большая икона « Покрова Божьей Матери»

Из церковного предания знаю, что 911 году сарацинский народ вторгся в пределы Греческой империи и победа была на их стороне. Царица Небесная помогала благочестивым грекам в подобной ситуации, и теперь они с молитвой вновь стали просить ее о помощи. Во время всенощного воскресного бдения во Влахернском храме города Константинополя, где хранилась риза Богородицы, Пречистая Дева явилась в воздухе, окруженная ангелами, пророками, апостолами и «осенила Своим Покровом христиан».

Враги были побеждены и прогнаны.

Греками из-за смут в империи День Покрова не был внесен в число праздничных. Российская Церковь « вверившись Покрову Богородицы» установила этот праздник (14 октября).

Тут же над входом устроена возвышенность с резными перилами – место для хора. На западной стене роспись: Явление монаху Почаевской Божьей Матери. Икона эта находится в Успенской Почаевской Лавре Волынской епархии. Название Почаевской она получила от села. Гора, на которой расположена Лавра, тоже носит название Почаевской. В пещере этой горы поселились два монаха, посвятившие себя «подвигам молитвы и воздержания».

Один из них, совершая на вершине горы молитву, вдруг увидел в огненном столпе Пресвятую Богородицу, стоявшую на камне. Монах тут же известил об удивительном видении подвижника, и они оба с благоговейным трепетом смотрели на Божественное явление.

Пресвятая Дева оставила на камне вдавленный отпечаток правой ноги, и с тех пор он источает воду живую, никогда не иссякающую, и люди наполняют ею свои сосуды. Явление это было в конце тридцатых годов 14 века.

Я подошла к пожилой женщине в монашеском одеянии принимавшей записки о здравии. Записала всех своих родных, отдала ей листок, заплатила мизерную сумму и попросила разрешения уделить мне время, сказав, что я пишу книгу об этом храме. Сначала женщина отвечала весьма неохотно, видимо думая, что я журналист. Потом, пытливо глянув мне в лицо, попросила представиться. Я назвала свое имя. Оказывается, она знакома по газетам с моими публикациями! Я обрадовалась. Разговор должен получиться! Женщина, назвавшись матушкой Арсенией, оживилась, когда я вкратце поведала о недавно вышедшей моей книге «Путь ко Христу», и стала рассказывать вот о чем.

–Родилась я в 1931 году. Родители мои Владимир Степанович и Мария Ивановна Крыловы всю жизнь, как и я, пронесли веру. Владимир Степанович работал преподавателем в пединституте.

–В годы Советской власти были притеснения по отношению к отцу?– спросила я.

–Да. Помнится, несли на отпевание его племянницу. Отца увидели, донесли в институт. Были большие неприятности. Его, как человека верующего, да и меня тоже, заставляли проводить атеистическую работу. Меня обязали учиться на факультете марксистско-ленинской эстетики.

–Вы закончили какой вуз?

– Бийский пединститут. Работала преподавателем.

–Когда же Вы, матушка Арсения, пришли в храм?

–А как вышла в 1986 году на пенсию, так с тех пор и несу послушание в Успенском храме. С 1989 года – официально

Матушка Арсения как-то вся распрямилась, бесцветные глаза, неожиданно обрели цвет, заблестели.

–Хочу сказать, что крестный моего родителя, Соколов Алексей Викулович, был почетным гражданином города Бийска. На улице Иркутской стоит здание Катехизаторского училища, в котором в 19 веке обучались будущие учителя, священники, дьяконы и псаломщики. А построено оно на средства бийских купцов Морозова, Осипова и Алексея Викуловича Соколова. Алексей Викулович вместе с купцами строил и новый Архиерейский дом, бывший-то сгорел. На его средства построен первый деревянный храм святого благоверного и Великого князя Александра Невского. В 1883 году он был освящен. В 1894 году Алексей Викулович умер. Перед смертью наказал отцу своего крестника, построить новый храм. На средства Алексея Викуловича кирпичный храм был построен. Освящен во имя святого благоверного князя Александра Невского.(ныне – завод «Электропечь».) Сруб бывшей церкви продан в деревню Сухую Чемровку Бийского уезда.

Крестной моего родителя, Владимира Степановича Крылова, была Елена Григорьевна Морозова, которая тоже была почетной гражданкой города. На ее средства построена домовая церковь во имя святых равноапостольных Константина и Елены. Эта церковь размещалась в здании Пушкинского училища по улице Успенской ( Советской.) Ныне в бывшей церкви находятся аудитории естественно-географического факультета Бийского педуниверситета им. В.М.Шукшина. Храм был закрыт в 1919 году. Погребена крестная моего родителя у алтаря Троицкого собора, который в 1934 году разобрали, а могилы ( там был похоронен и Морозов Алексей Федорович.) сравняли с землей.– Матушка Арсения перекрестилась: « Царство им небесное!» Помолчала, потом продолжила тихим голосом:

– Алексей Викулович был знаком со святителем Макарием Невским.

Вспомнилось вот такое. У моего отца, Владимира Степановича Крылова, был брат Геннадий, то есть мой дядя. В 80-е годы его внук Володя заболел. Я пришла навестить его. Сказала матери: «Надо читать Евангелие. Есть ли оно у вас?» – Мне дали маленькую, старую книжечку в черной коленкоровой обложке с дарственной надписью. Кому было подарено это издание, из-за ветхости страницы, прочитать не удалось, но я смогла прочесть такие слова: « …дар Бийского епископа Макария.» Я держала в руках такую святыню! Показала Евангелие отцу Ермогену, настоятелю Успенского храма и другим священникам. Еще сказала тогда Володе: « Хорошо бы подарить святыню в православный музей». Но его тогда в Бийске еще не было. Евангелие я Володе вернула. Потом как-то спросила про него. Оказалось, что в связи с переездом с квартиры на квартиру оно затерялось!

На открытии памятника святителю Макарию Невскому был его родственник Валерий Невский. Я подошла к нему, сказала, что крестный папы, Алексей Викулович Соколов, строил Катехизаторское училище, и что мы чтим память святителя Макария. Его фото долгое время хранилось в нашей семье.

Матушка Арсения с любовью оглядела росписи, иконы храма Успения и добавила с просветленным лицом:

– Как хорошо в храме! Все внутреннее убранство обновлено под руководством отца Ермогена!

Пожелав матушке Арсении доброго здоровья, я подошла к иконной лавке, купила две свечи. Одну поставила Пресвятой Богородице, другую за упокой душ моих родителей. Помолилась и встала у стены, где слева, в центральной части собора, фрески святых:

Преподобный Иов Почаевский, прп. Алексий-человек Божий, прп. Нестор-летописец, святой апостол Андрей Первозванный, святая равноапостольная Нина – просветительница Грузии, святитель Софроний – епископ иркутский, святые мученицы Вера, Надежда, Любовь с матерью Софией.

Прежде, чем рассказать о жизни этих святых, считаю нужным дать определение: кто же такие святые.

На иконах изображены люди, или угодники Божии. Называют их так потому, что когда они жили на земле, то угодили Богу праведною жизнью и теперь пребывают на небе с Богом. Они молятся о нас Богу, помогая нам, живущим на земле.

У святых – разные названия: пророки, апостолы, мученики, святители, преподобные, бессребренники, блаженные, праведные. О пророках, апостолах, блаженных и праведных будет еще сказано, а вот мученики– это те христиане, которые за веру в Иисуса Христа приняли жестокие мучения.

Святители – это епископы или архиереи, угодившие Богу праведною жизнью, (святитель Николай чудотворец, св. Алексий, митрополит Московский, и др.)

Преподобными называют тех святых людей, которые, удалившись от мирской жизни в обществе, угодили Богу, пребывая в девстве, посте и молитве, живя в пустынях и монастырях. (Сергий Радонежский, Серафим Саровский и др.)

Бессребренники служили ближним безвозмездным врачеванием. «Исцеляли болезни, как телесные, так и душевные.» (Косма и Дамиан и др.)

Выше сказано об иконах, на которых написаны святые. Так что же есть икона?

Иконою или образом называется изображение Самого Бога или Божией Матери, а также ангелов, святых угодников. Изображение освящается святой водою: через освящение иконе сообщается благодать Святого Духа. Икона чтится уже как святая. Сам Спаситель дал нам Свое изображение. Умывшись, он отер пречистый лик Свой полотенцем и чудесно изобразил Его на этом полотенце для больного князя Авгара.

Икона – не Сам Бог или угодник Божий, а лишь изображение Бога или угодника Его. Поэтому не иконе мы должны молиться, а Богу или святым, изображенным на ней.


1   2   3   4   5   6   7   8

  • Очень старое стихотвореньице
  • Тринадцатый дом
  • Гульнара Устименко
  • Георгий Рябченко
  • Разные тракты – упрямые факты
  • Попова