Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


3. 1 Вопросы обеспечения безопасности свидетелей и потерпевших по законодательству США




страница1/3
Дата17.06.2017
Размер0.67 Mb.
ТипРеферат
  1   2   3
СОДЕРЖАНИЕ


Введение………………………………………………………………………..3-4

Глава I. Международно-правовые основы обеспечения безопасности свидетелей и потерпевших, участвующих в уголовном процессе……………………………………………………..5-12

1.1 Система международно-правовых актов, регулирующих права, свободы человека и их защиту…………………………………………………………..5

1.2 "Декларация основных принципов правосудия для жертв преступления и злоупотребления властью"…………………………………………………..8

1.3 "Миланский план действий"……………………………………………..11


Глава II. Обеспечение безопасности свидетелей и потерпевших, участвующих в уголовном судопроизводстве по законодательству РК………………….13-32

2. 1 Конституционные основы обеспечения безопасности свидетелей и потерпевших, участвующих в уголовном судопроизводстве……………..13

2. 2 Порядок принятия мер безопасности органами, ведущими уголовный процесс………………………………………………………………………..16

2. 3 Меры безопасности………………………………………………………23

2. 4 Обеспечение безопасности в стадии судебного разбирательства…….28
Глава III. Обеспечение безопасности свидетелей и потерпевших, участвующих в уголовном судопроизводстве, по законодательству зарубежных государств…………………………………………………………………..33-49

3. 1 Вопросы обеспечения безопасности свидетелей и потерпевших по законодательству США……………………………………………………….33

3. 2 Государственная защита потерпевшего по законодательству США и Великобритании………………………………………………………………423. 3 Некоторые вопросы обеспечения безопасности свидетелей и потерпевших по законодательству РФ………………………………………46

Заключение…………………………………………………………………50-51
Список использованных источников…………………………..52-59

ВВЕДЕНИЕ




Актуальность темы исследования.

Дальнейшее укрепление основ государственной независимости Республики Казахстан, формирование в республике гуманного, демократического, правового государства вызывают к жизни новые правовые реалии, кардинальным образом изменяющие взаимоотношения человека с государством и эта приверженность к идеям гуманизма определяет человека в качестве высшей ценности правового развития, ибо его жизнь, личная неприкосновенность, свобода, честь и достоинство становятся самым ценным и определяющим принципом становления казахской государственности, что нашло отражение в Основном Законе Республики Казахстан.


Со дня обретения независимости происходит процесс демократических преобразований и в законодательстве Республики Казахстан, и в частности, в уголовно - процессуальном законодательстве.

Нормы уголовно - процессуального Кодекса Республики Казахстан отражают позитивные изменения в направлении усиления процессуальных гарантий личности в процессе и повышение ответственности работников правоохранительных органов по обеспечению прав и законных интересов участников процесса, вовлекаемых ими в процесс расследования и судебного рассмотрения уголовных дел. В этой связи приобретает более актуальное значение отношение к участникам уголовного судопроизводства, в частности, к потерпевшему и свидетелю, защита их прав и законных интересов, обеспечение их безопасности, в том числе личной, на всех стадиях уголовного процесса.

Выбор мною данной темы можно определить следующими положениями:

- в связи с возрастанием преступности в стране, в том числе, возрастанием числа отдельных видов тяжких преступлений: преступлений против личности; преступлений, совершаемых организованными группами, следует определить статус свидетеля и потерпевшего, в целях защиты их жизни, здоровья, собственности, обеспечения их личной безопасности;

наличие в практической деятельности следственных и судебных органов фактов отказов указанных лиц от дачи показаний, изменений, показаний из-за необоснованной угрозы со стороны заинтересованных по делу лиц;

кардинальные изменения, которые произошли в уголовно- процессуальном законодательстве РК, требуют обобщения и анализа

уголовно - процессуальных норм в отношении проблемы обеспечения безопасности лиц, участвующих в уголовном судопроизводстве;

уголовное правосудие Республики Казахстан, включая и всю правоохранительную систему Республики, должно быть переориентировано в сторону всемерной защиты и обеспечения безопасности участников уголовного судопроизводства.

Проблема обеспечения безопасности лиц, участвующих в уголовном судопроизводстве, в законодательном порядке впервые была закреплена в Уголовно - процессуальном Кодексе, поэтому данная проблема является для нас новой. А это требует глубокой научной работы, теоретического обоснования для всех его положений.

Данная работа является одной из попыток обоснования в теоретическом плане проблемы обеспечения безопасности лиц, участвующих в уголовном судопроизводстве.

Полученные результаты основываются на международно-правовых актах; законодательстве и практике зарубежных государств, где этот институт разработан; на работах процессуалистов, которые затрагивают вопросы обеспечения безопасности; а также на публикациях в периодической печати.

Разработка данного вопроса позволит создать отлаженный механизм обеспечения безопасности лиц, участвующих в уголовном судопроизводстве, возможность органам, ведущим уголовный процесс, своевременно и правильно применять необходимые меры.


ГЛАВА 1. Международно-правовые основы обеспечения

безопасности свидетелей и потерпевших,

участвующих в уголовном процессе.
1. 1 Система международно-правовых актов, регулирующих права, свободы человека и их защиту.
К значительным общечеловеческим достижениям, общечеловеческим ценностям нашего времени относится идея правовой защищенности личности. Права человека, их соблюдение, по мнению мирового сообщества, перестали быть внутренним делом различных государств, а превратились в обязательное правило цивилизованного общества, в предмет озабоченности и коллективной ответственности всех стран. В связи с этим в последние десятилетия заключен целый ряд международных соглашений по защите прав и свобод человека, содержащих важные положения, непосредственно относящиеся к уголовному процессу.

Международным сообществом разработаны нормативные документы, охватывающие ключевые вопросы уголовного правосудия, составившие целый свод международных стандартов подлежащие включению их в национальные правовые системы. Это отмечается многими специалистами, как в области международного, так и уголовно-процессуального права.[1]

Внимание проблемам уголовного правосудия международное сообщество уделяет с пятидесятых годов. С этого момента начался процесс выработки международных документов самого различного характера, в которых предпринимались попытки определять права человека и стандарты деятельности органов уголовной юстиции.[2] Особенно эта деятельность активизировалась в восьмидесятые годы и осуществляется Комиссией по предупреждению преступности и уголовному правосудию (до 1992 года - Комитетом по предупреждению преступности и борьбе ней), Конгрессами ООН по предупреждению преступности и обращению правонарушителями.

Результатом деятельности указанных структур стало создание "международно-правового фона", комплекса гарантий прав человека, системы международных документов как рекомендательного, так и обязательного характера, касающиеся с одной стороны, содействия обеспечению прав человека в сфере правосудия, а с другой организации и деятельности органов уголовной юстиции.

В систему документов, создавших международные стандарты в области прав человека, в том числе и в сфере уголовного правосудия входят: Всеобщая декларация прав человека (принята Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 года), Европейская декларация о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года, Международный Пакт о гражданских правах от16 декабря 1966 года, Минимальные стандартные правила обращения с заключенными от 30 августа 1955 года, Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания от 10 декабря 1984 года и ряд других документов. В них речь идет, как правило, об абстрактной личности, но никогда о потерпевшем, как процессуальной фигуре.[3] Тем не менее именно абстрактный, общий характер норм, указанных международно-правовых документов делает их детерминантом правоотношений между государственными органами и всеми лицами, включаемыми в уголовное судопроизводство, в том числе и потерпевшими. Эти документы являются правовой основой обеспечения безопасности лиц, участвующих в уголовном судопроизводстве. Например,ст.5,12,17 Всеобщей декларации прав человека, устанавливают запрет на противоправные посягательства на жизнь, здоровье, достоинство человека неприкосновенность его жилища и имущества, запрет на произвольные вмешательства в его личную и семейную жизнь. В соответствии со ст. 12 "каждый человек имеет право на защиту закона от такого вмешательства или таких посягательств". Эти положения Всеобщей декларации получили дальнейшее развитие в нормах Международного пакта о гражданских и политических правах, Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, которые после соответствующих национальных процедур приобрели обязательную юридическую силу.

Следует сказать и о Конвенции против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания, положения которой не имеют универсального, общего характера. Ее нормы устанавливают запрет на действия, вынесенные в названии самого документа, которые могут совершаться специальным субъектом, -должностным лицом в связи с их служебными обязанностями. Однако в контексте настоящего исследования обращает на себя внимание ст.13 Конвенции, которая возлагает на государство обязанность принимать "меры для обеспечения защиты истца и свидетелей от любых форм плохого обращения или запугивания в связи с его жалобой или любыми свидетельскими показаниями."

В своей совокупности нормы рассмотренных документов представляют собой международно-правовую основу, "международно-правовой контекст," в соответствии с которыми национальное законодательство должно предусматривать меры безопасности потерпевших, свидетелей, подозреваемых, обвиняемых, всех других лиц, участвующих в уголовном судопроизводстве. Таков общий вывод, к которому меня привел анализ международно-правовых документов, относящихся к сфере национального уголовного правосудия. Как отмечает И.И. Лукашук, "в международном праве ...издавно утвердилось правило, согласно которому выбор способов осуществления его норм оставляется на усмотрение государства."[4]

По выражению С.С. Алексеева, "нормы международного права в области прав человека обнаруживают свойства норм-принципов... Правовые принципы как бы направляют функционирование права, помогают установить пробелы в праве, необходимость отмены устаревших и принятия новых юридических норм."[5]

Следует отметить, что документы международного сообщества в форме деклараций относятся к группе международно-правовых, носят рекомендательный характер и не подлежат подписанию и ратификации. Однако они " создают тот фон, тот международно-правовой контекст, который при наличии доброй воли позволяет строить, совершенствовать и применять национальное право с точным пониманием того, что соответствует международным стандартам.[6]

И.И. Лукашук считает что "отсутствие у резолюций юридически обязательной силы вовсе не означает, что они лишены всякой обязательной силы и являются рекомендациями в полном смысле этого слова. Уставы организации исходят из того, что каждый член будет добросовестно относиться к выполнению своих обязательств, добиваться осуществления целей и принципов Устава. А это попросту невозможно, если государства члены не будут считаться с принятыми резолюциями. Поэтому не обладая юридической силой, резолюции тем не менее обязывают членов морально-политически. Более того, выполнение резолюций рассматривается как выполнение обязательств по Уставу.[7]


1.2 "Декларация основных принципов правосудия для жертв преступления и злоупотребления властью".


Одним из основных документов, принятых на международно-правовом уровне, относящийся к рассматриваемому вопросу, является "Декларация основных принципов правосудия для жертв преступления и злоупотребления властью." Она принята 29 ноября 1986 года резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН. Наряду с традиционными проблемами жертв преступности (например, возмещение причиненного преступлением ущерба). Причиной принятия Декларации послужила приобретающая все большую остроту проблема отсутствия правового обеспечения безопасности лиц, участвующих в уголовном судопроизводстве, и членов их семей. Отмечается, что данная проблема вышла на уровень глобального международного сотрудничества. Так, в Декларации дается рекомендация о принятии " мер для сведения к минимуму неудобств для жертв, охраны их личной жизни и в тех случаях, когда это необходимо, и обеспечение их безопасности, а также безопасности их семей и свидетелей с их стороны и их защиты от запугивания и мести"(п.6).


О значении Декларации основных принципов правосудия для жертв преступления и злоупотребления властью в деле создания в национальных законодательных системах правовых средств обеспечения безопасности лиц, участвующих в уголовном судопроизводстве, И.И. Лукашук сказал, что резолюция Генеральной Ассамблеии ООН оказывают ощутимое влияние на национальные правовые системы. Государства стараются, чтобы содержание издаваемых ими правовых норм, а также практика их применения соответствовали этим резолюциям."[7] Декларация получила положительные оценки в мире. Она рассматривается как выдающееся достижение, своего рода Великая хартия жертв. Несомненно, этот документ уже придал и будет придавать весьма сильный импульс развитию системы защиты на международном и национальных уровнях. Генеральная Ассамблея ООН, приняв этот документ, подтвердила огромное значение роли и статуса жертв для политики в области уголовного права и отправления правосудия." Больше нет необходимости спорить о более широком признании прав жертв: проблема сегодня состоит в том, чтобы это признание получило свое материальное выражение в принятии эффективных программ и законодательства".[8] Мерами по осуществлению "Декларации основных принципов правосудия для жертв преступления и злоупотребления властью" явилось то, что с 1985 года в ряде стран было принято, а в других рассматривается новое законодательство, обеспечивающее защиту интересов жертв. В некоторых случая этот документ получил широкое признание, выразившееся "если не в точных формулировках его положений, то в соблюдении его духа и содержания".[9] Например, в Канаде, в провинции Манитоба в 1986 году был принят "Закон о правосудии для жертв преступлений", включивший большинство положений, рекомендованных в Декларации; в 1987 году в Новой Зеландии был принят Закон о жертвах правонарушений, который также отразил во многих аспектах резолюции ООН; Департамент полиции Южной Австралии издал административное положение касающееся выполнения Декларации.

В августе-сентябре 1990 года в Гаване состоялся восьмой Конгресс, темой которого было " Международное сотрудничество в области предупреждения преступности и уголовного правосудия в XXI веке." И на этом форуме проблемы правового обеспечения лиц, участвующих в уголовном судопроизводстве заняли заметное место. Этот Конгресс принял "Рекомендации относительно Международного сотрудничества в области предупреждения преступности и уголовного правосудия" во исполнение Декларации основных принципов правосудия для жертв преступления и злоупотребления властью, где были разработаны пути и средства предоставления помощи жертвам преступлений. Особо было обращено внимание на правовое обеспечение безопасности потерпевших, свидетелей и иных лиц по отдельным категориям преступлений.

В отношении защиты свидетелей говорится, что Государствам следует применять меры и политику, направленные на эффективную защиту свидетелей террористических актов. Осуществлять положения Декларации посредством: принятия и осуществления положений, содержащихся в Декларации, в их национальных системах правосудия в соответствии с конституционным процессом и внутренней практикой; разработки мер защиты жертв от злоупотреблений, клеветческих обвинений или запугивания в ходе или в результате любого уголовного или иного разбирательства, связанного с преступлением.

Дальнейшим шагом в конкретизации международно-правовых норм, нацеливающих на создание национальных систем мер безопасности лиц, участвующих в уголовном судопроизводстве, явилось "Руководство для сотрудников системы уголовного правосудия в отношении осуществления Декларации основных принципов правосудия для жертв преступления и злоупотребления властью (принято в мае 1990 года), где в одном из пунктов говорится, что в тех случаях, когда жертва испытывает чувство страха в результате угроз со стороны преступника, полиции и другими учреждениями должны быть приняты надлежащие меры по защите и поддержке (например, полицейская охрана, изменение места жительства). Особенно важно, чтобы в случае угроз принимались эффективные меры и чтобы о принятых мерах сообщалось жертве.

В тех случаях, когда жертвы боятся давать свидетельские показания (например дети, являющиеся жертвами изнасилования), некоторые законодательства допускают использование записанных на видеопленку свидетельских показаний или прямую видеозапись. В таком случае предлагается целая группа конкретных мер безопасности, в том числе и такой элемент процессуальной процедуры их применения, как уведомление защищаемого лица.
1.3 "Миланский план действий".
Еще один документ данной категории "Миланский план действий". Он был принят седьмым Конгрессом ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями. Он рекомендовал, в частности, укреплять неослабное внимание совершенствованию систем уголовного правосудия в целях укрепления их способностей, реагировать на изменения общественных условий и потребностей (п.5 h); государствам членам активизировать свои усилия по обеспечению как можно более широкого участия общественности в предупреждении преступности и борьбе с ней ( п.5 m ).

Необходимым элементом реализации этих рекомендаций международного сообщества стала разработка в национальных масштабах правового обеспечения лиц, участвующих в уголовном судопроизводстве. В принятых этим Конгрессом "Руководящих принципах" в области предупреждения преступности и уголовного правосудия в контексте развития и нового международного экономического порядка в п.12 содержатся рекомендации: принять необходимые законодательные и другие меры в целях обеспечения жертв преступления эффективными средствами правовой защиты. Принципы были утверждены Генеральной Ассамблеей ООН, которая рекомендовала государствам-участникам " уделять должное внимание предупреждению преступности и уголовному правосудию, ...в том числе таким вопросам, как судьба жертв преступлений" и предлагала следовать положениям Руководящих принципов.

В последствии разными Конгрессами были приняты ряд документов рекомендательного и декларативного характера, но "Миланский план действий" явилось одним из первых документов, где особо подчеркивалась проблема жертв преступлений и иных лиц, участвующих в уголовном судопроизводстве.

Данная тема постоянно рассматривалась на последующих Конгрессах ООН и в других организациях, действующих под ее эгидой и с каждым разом все глубже и шире делался акцент на конкретных мерах безопасности и механизме их реализации. Например, на девятом Конгрессе в 1995 году внимание было уделено на эффективность свидетельских показаний, записанных на видеопленку, по делам о преступлениях в отношении детей, а также на необходимость принятия на национальном уровне программ, обеспечивающих в уголовном судопроизводстве безопасность потерпевших - женщин.

В своей совокупности нормы рассмотренных документов представляют собой международно - правовую основу, " международно - правовой контекст ", в соответствии с которыми национальное законодательство должно предусматривать меры безопасности потерпевших, свидетелей, всех иных лиц, участвующих в уголовном судопроизводстве. Таков общий вывод, к которому меня привел краткий анализ документов, относящихся к сфере национального уголовного правосудия.


ГЛАВА II Обеспечение безопасности свидетелей и потерпевших, участвующих в уголовном судопроизводстве по законодательству РК

2.1 Конституционные основы обеспечения безопасности

свидетелей и потерпевших, участвующих в уголовном судопроизводстве.
Правовой основой осуществления одной из важнейших государственных задач обеспечения основных прав и свобод личности во всех сферах деятельности являются национальные конституционные законы.

Это относится и к Конституции Республики Казахстан. Действующая ныне Конституция Р.К. жизнь, права и свободы человека провозглашает в качестве высшей ценности.[10]

К основным правам человека относятся: право на жизнь(ст.15), право на личную свободу (ст.16), на неприкосновенность достоинства (ст.17), право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и достоинства (ст.18), собственность ( ст.26), право на судебную защиту своих прав и свобод ( ст.13). Эти права и свободы "неотчуждаемы" (ст.12), составляют основы правового статуса личности.

Приведенные положения Конституции РК предопределяют ряд принципиальных положений, относящихся к сфере уголовного правосудия, по выражению В.П. Кашепова, они определяют "концептуальные задачи" дальнейшего совершенствования уголовно-процессуального законодательства.[11] Во-первых, неотчуждаемость основных прав и свобод личности обуславливает то, что они являясь элементом конституционного статуса, входят в отраслевой уголовно-процессуальный статус личности и составляют его основу. Проблема соотношения конституционного и отраслевого уголовно-процессуального статуса подробно исследована В.М.Корнуковым, доказавшим, что "теория правового положения личности в уголовном судопроизводстве должна строиться с учетом того, что уголовно-процессуальное положение каждого участвующего в деле базируется на конституционном статусе гражданина", и что он являясь стержнем всего правового статуса личности, определяет исходные начала отраслевого уголовно-процессуального статуса".[12] Это распространяется на всех граждан, участвующих в уголовном судопроизводстве. Тем самым основные права и свободы образуют обязательный элемент отраслевого статуса любого индивида - обвиняемого, потерпевшего, свидетеля, и т. д.

Во - вторых, непосредственно действующий характер основных прав и свобод личности, их определенная сущность по отношению как к законотворческой, так и правоприменительной деятельности, в значительной мере предопределяет, программирует содержание и современную направленность развития уголовно - процессуального законодательства, делает необходимым создание в его рамках конкретных правовых механизмов обеспечения не только отраслевых, но и непосредственно конституционных прав индивида. Прямое, непосредственное действие Конституции не означает, что содержащиеся в ней нормы о правах человека могут быть реализованы вне конкретных процедур и механизмов.[13]

В - третьих, требование гарантированности конституционных прав и свобод личности распространяется на сферу государственной деятельности, которая обусловлена самыми тяжкими - уголовно - наказуемыми посягательствами на права и свободы граждан, на сферу, нередко сопровождающиеся противоправными посягательствами на безопасность лиц, участвующих в уголовном судопроизводстве. Соотношение конституционного и отраслевого статуса определяет соотношение и их элементов, т. е. наличие конституционной гарантии основных прав и свобод личности, и вхождение последних в уголовно - процессуальный статус обуславливает необходимость создания отраслевой системы правовых гарантий основных прав и свобод, в частности системы безопасности лиц, действующих в интересах правосудия. Из этого следует, что включение индивида в уголовное судопроизводство не должно влечь его безопасности. Если государство возлагает на индивида исполнение уголовно - процессуальных обязанностей, сопряженных с возникновением для него опасности, то оно в свою очередь обязано усилить правовые средства обеспечения его безопасности.

Если оно не в состоянии это сделать, то отказ человека от участия в уголовном процессе можно считать правомерным, соответствующим приведенным выше конституционным установлениям, основанным на них. В этом случае требование государства к индивиду выполнять уголовно-процессуальные обязанности (давать показания и т.д) становится неправомочным. Данная позиция основана на принципиальном признании приоритета прав и свобод человека[14] и соответствует концептуальному положению о взаимной ответственности государства и гражданина в правовом государстве.[15]

При анализе конституционных норм обращает на себя внимание ст.13, в которой провозглашена гарантированность каждому судебной защиты его прав и свобод. В широком смысле защита прав и свобод заключается в принятии справедливого, правосудного решения, приговора по уголовному делу. Для этого государство должно создать условия, обеспечивающие всем гражданам свободу в обращении с заявлением о совершенном преступлении в правоохранительные и судебные органы, безопасность их участия в уголовном судопроизводстве, реализацию отраслевых и конституционных прав, в том числе и" права на правосудие в смысле справедливого судебного решения.[16] Здесь можно привести мнение А.М.Ларина, который отмечает, что " исследование проблем защиты прав личности в уголовном процессе было и остается актуальной задачей юридической науки...право на защиту должно быть обеспечено...потерпевшему, свидетелям и другим участникам процесса. Основания, правовые формы, пределы этой защиты нуждаются в тщательной уголовно-процессуальной регламентации.[17]

К 2000 году был принят закон « О государственной защите лиц, участвующих в уголовном процессе», который содержит меры по обеспечению безопасности лиц, участвующих в уголовном судопроизводстве. Данной проблеме, последние годы, было уделено очень много внимания в научной литературе, периодической печати, в ряде бывших союзных республик были разработаны меры процессуальной защиты, например в Латвии, возможность пользоваться псевдонимом,[18] в Литве изменять анкетные данные, производить опознание вне визуального наблюдения опознаваемым опознаваемого,[19] В России - был принят Закон " О государственной защите судей, должностных лиц правоохранительных и контролирующих органов"[20], также в стадии доработки находится Закон " О государственной защите потерпевших, свидетелей и других лиц, содействующих уголовному судопроизводству".[21]
2. 2 Порядок принятия мер безопасности органами, ведущими уголовный процесс.
Прежде чем перейти к рассмотрению уголовно - процессуального Кодекса и закона « О государственной защите лиц, участвующих в уголовном процессе» необходимо сказать о том, что обязанность принятия мер по обеспечению безопасности лиц, участвующих в уголовном судопроизводстве, по отношению к нашему законодательству появилось еще до развала СССР. В 1990 году, 12 июня, были внесены изменения и дополнения в Основы уголовного судопроизводства Союза ССР и союзных республик, в частности в ст. 27 - 1 провозглашено следующее : " При наличии достаточных данных, что пострадавшему, свидетелю и другим, участвующим в деле лицам, а также членам их семей и близким родственникам угрожают убийством, применением насилия ... орган дознания, следователь, прокурор, суд обязаны принять предусмотренные законодательством Союза ССР и союзных республик меры к охране жизни, здоровья, чести, достоинства и имущество этих лиц, а также к установлению виновных и привлечению их к ответственности."[22] Высказывалось мнение, что эта норма " явится действенным стимулом"[23] правоприменительной деятельности по обеспечению безопасности лиц. Но этого не произошло. Ее содержание, за исключением определения круга лиц, подлежащих защите, имело декларативный характер, она не предусматривала механизмов обеспечения безопасности. Отсылка же правоприменителя к действующему законодательству сводилось к указанию на известные меры материального права, а так же на явно недостаточные процессуальные меры : закрытое судебное разбирательство в случаях, " когда того требуют интересы обеспечения безопасности потерпевшего, свидетеля или других участвующих в деле лиц, а также членов их семей или близких родственников (ст.12 Основ), прослушивание переговоров, ведущихся с их телефонов или других переговорных устройств потерпевшего или свидетеля (ст. 35 - 1 часть 2 Основ).

Данные новеллы получили своего продолжения в законотворческой деятельности нашей Республики, а точнее в законе « О государственной защите лиц, участвующих в уголовном процессе»

В Уголовно - процессуальном Кодексе, как я уже указывала, предусмотрена специальная глава, которая регулирует данный вопрос. Отдельно выделено: обеспечение безопасности судей, прокуроров, следователей, дознавателей, защитников, экспертов, специалистов, судебных приставов (ст.98 УПК); обеспечение безопасности потерпевших, свидетелей, обвиняемых и других лиц (ст 99 УПК) ;также предусмотрены меры безопасности, которые применяются в отношении потерпевших, свидетелей, подозреваемых, членов их семей и близких родственников (ст. 100 УПК). Отдельно выделено обеспечение безопасности лиц, участвующих в судебном разбирательстве (ст.101 УПК). Данные статьи составляют базу, на основе которого будет разрабатываться национальное законодательство по защит участников уголовного процесса.

Мы подробно рассмотрим вопросы обеспечения безопасности таких участников уголовного процесса, как свидетель и потерпевший, членов их семей и близких родственников.

Рассматривая вопросы обеспечения безопасности этой категории лиц, необходимо проанализировать соответствующие статьи Уголовно- процессуального Кодекса. В частности, в п.1 ст.99 УПК говорится, орган, ведущий уголовный процесс, обязан принять меры безопасности потерпевшего, свидетеля... а также членов их семей и близких родственников, если в связи с производством по уголовному делу имеется реальная угроза совершения в отношении их насилия или иного запрещенного уголовным законом деяния. К указанным органам относятся: органы дознания, предварительного расследования, прокурор, суд, во время судебного разбирательства. На мой взгляд, обеспечение безопасности потерпевшего и свидетеля является обязанностью, прежде всего органов внутренних дел, входящих составной частью в систему правоохранительных органов. И именно в этих органах должна быть создана специальная служба безопасности личности. Ее обязанностями будут выполнение указаний следователя, прокурора, суда, о принятии мер для обеспечения безопасности, а также периодическое информирование данных лиц и органа о принятых мерах. Такая специальная служба - Служба маршалов - существует в США, об этом речь пойдет ниже, и перенимание опыта работы у них и других государств, где этот институт разработан, было бы полезным для нас.

Мерами безопасности, которые обязан принять орган, ведущий уголовный процесс являются:

1) Вынесение органом, ведущий уголовный процесс, официального предостережения лицу, от которого исходит угроза насилия или других, запрещенных уголовным законом деяний, о возможном привлечении его к уголовной ответственности;

2) Ограничение доступа к сведениям о защищаемом лице;

3) Обеспечение его личной безопасности;

4) Избрание в отношении обвиняемого (подозреваемого) меры пресечения, исключающей возможность применения (организации применения) в отношении участников уголовного процесса насилия или совершения (организации совершения) иных преступных деяний.

Говоря об обеспечении безопасности членов семей и близких родственников, думаю не нужно перечислять лиц, которые подпадают под данное определение. Но если обратиться к зарубежному законодательству, то оно расширяет круг данных лиц. Так, в США, согласно Закону от 12 октября 1984 года меры защиты применяются не только к родственникам свидетеля, но и к лицам, которые "тесно связаны" со свидетелем, если они подвергаются опасности из-за участия свидетеля в судопроизводстве. В таком случае условием применения защитных мер является не наличие юридических характеристик, фиксирующих ту или иную степень, вид родства защищаемого лица участвующими в судопроизводстве, а наличие "тесной связи" - категории духовной, нравственной, что на мой взгляд является правильным. Духовные отношения " не сопровождающиеся и не обусловленные правовой регламентаций, являются одной из детерминант поведения лиц, участвующих в уголовно-процессуальной деятельности",[24] вследствие чего возможно воздействие на их близких с целью заставить отказаться от такого участия. Поэтому, я считаю необходимым расширить круг защищаемых лиц и включить туда наряду с близкими родственниками, и иных лиц.

Орган, ведущий уголовный процесс, обязан принять меры безопасности лишь на основе достаточных данных о том, что лицу угрожает опасность от преступного посягательства, т.е. существует реальная угроза его безопасности, включая безопасность членов его семей совершения в отношении их насилия или иного запрещенного уголовным законом деяния. В отношении свидетелей и потерпевших угроза очень часто исходит со стороны обвиняемых, их родственников и знакомых.

Угроза смертью, насилием, уничтожением имущества, довольно часты случаи расправы со свидетелями.[25] Угроза является одной из причин, в связи с которой свидетели и потерпевшие не обращаются в правоохранительные органы, отказываются от дачи показаний, изменяют показания под различными предлогами на предварительном следствии и в суде.[26] И в таких случаях, орган ведущий уголовный процесс, обязан принять меры, предусмотренные УПК.

Указанные в Кодексе меры безопасности могут быть приняты по двум основаниям: на основании заявления (устного, письменного) рассматриваемых лиц и по собственной инициативе органа, ведущего уголовный процесс, о чем выносится ими соответствующее постановление. Заявления должны рассматриваться не позднее 24-х часов с момента их получения. О принятом решении уведомляется заявитель с направлением ему копии соответствующего постановления (п.2,3 ст99 УПК).

Когда поступает заявление об угрозе безопасности лица, то такая информация непременно должна быть проверена тем органом, который ведет уголовный процесс, при одновременным прикрытии гражданина, которому угрожают, с целью установления доказательств, подтверждающих указанную информацию. В этом, проявляется свойство обоснованности гарантий безопасности потерпевшего и свидетеля.

Говоря о собственной инициативе лиц, ведущих уголовный процесс, необходимо сказать о том, что правоприменитель может прийти к такому решению не только в результате уголовно-процессуального доказывания, но и посредством других способов познания в уголовном процессе. Именно посредством таких способов следователю и иным субъектам, становится впервые известно о противоправном воздействии (из оперативных источников, через непосредственное восприятие такого воздействия при производстве некоторых следственных действий, например, при проведении очной ставки, или в беседах с субъектами, участвующими в судопроизводстве, и другими лицами. Во всех указанных случаях эта информация является " не процессуально в начале ее восприятия.[27]

Также заслуживает внимания и вопрос о форме решения, поскольку она находится в неразрывной связи с правовыми требованиями, предъявляемыми к решениям, является " структурой содержания и этом качестве через форму решения выражается его решение"[28] Законодательное закрепление постановления, как формы решения, верно.

Это обусловлено следующими факторами:

Во-первых, как указывалось выше, одним из оснований принятия мер безопасности является заявление лица, подвергающегося воздействию, с наличием ходатайства об обеспечении его безопасности. Наличие ходатайства требует его разрешения именно в мотивированном постановлении при его удовлетворении, так и при отказе в удовлетворении.

Во-вторых, ряд защитных мер будет реализовываться не непосредственно субъектом, правомочным принимать решение об их осуществлении, а иными субъектами (как специально предназначенными для осуществления защитных мер, так и иными). В данном случае правовые основания применения мер безопасности не может быть выражено в какой либо иной форме, кроме постановления (определения), направляемого для исполнения в соответствующие органы и службы.

В третьих, условием применения ряда мер безопасности как в пределах уголовного судопроизводства, так и вне его будет их санкционирование прокурором, что также потребует принятия решения в отдельном документе. В настоящее время наличие санкции является условием прослушивания телефонных и иных переговоров. Обоснованно обращалось внимание, что санкционирования потребует и ряд других мер, например, решение об обеспечении анонимности защищаемых лиц в досудебных стадиях.[29]

Наконец, требование обоснованности и иные общие требования, которым должны соответствовать решения о защитных мерах, могут найти необходимое выражение при условии, если это решение будет облечено в форму мотивированного постановления, что в свою очередь сделает возможным его проверяемость субъектами, на которых будет возложено осуществление надзора за применением мер безопасности.

В то же время в некоторых, например, неотложных случаях решения о некоторых мерах безопасности можно было бы принять без вынесения о том отдельного постановления, а отразить в протоколе соответствующего следственного действия (например, решение о производстве опознания вне визуального наблюдения опознаваемым опознающего, о предъявлении лицу видеозаписи показании другого субъекта уголовно-процессуальной деятельности) или в протоколе судебного заседания. Это согласуется с положением теории процессуальных решений о том, что они облекаются в различные формы: обвинительного заключения, санкции прокурора, представлений,[30] могут содержаться в протоколах судебного заседания и следственных действий.[31] В последнем случае речь идет как о решении провести то или иное следственное действие (например опознание), так и о конкретных условиях его производства, к каковым следует отнести и варианты опознания, обеспечивающие безопасность защищаемых лиц.

Как я уже отмечала выше, заявления лица, ходатайствующего о принятии мер его безопасности, должно быть рассмотрено органом ведущий уголовный процесс, не позднее 24-х часов и принято одно из решений: либо удовлетворение ходатайства, либо мотивированный отказ в удовлетворении. Принятие такого процессуального решения возможно на любой стадии уголовного процесса и его своевременность и обоснованность будут зависеть от информированности лиц, участвующих в уголовном судопроизводстве и от наличия возможных защитных средств. Меры безопасности служат, в первую очередь предотвращению возможного противоправного воздействия и в связи с этим, настолько важно своевременность принятия такого решения. Именно на предотвращение воздействия как цель мер безопасности указано в Выводах и рекомендациях Совещания Специальной группы экспертов по уменьшении риска насилия в системе уголовного правосудия, где говорится, что эти меры должны " опережать опасность, а не реагировать на свершившиеся факты нападения или инциденты".[32] Пресечение воздействия допустимо лишь в качестве исключения из общего правила и относительно в раннем его этапе. Иллюстрацией этому могу служить неоднократные угрозы лицу, содействующему правосудию, и последующее покушение на него, хотя бы и не повлекшее причинения телесных повреждений или смерти. Очевидно, что в данной ситуации своевременным применение защитных мер будет не после покушения, а до него, так как степень воздействия на психику лица угроз их реализации (даже в виде неудавшегося покушения) существенно отличается. Значительно повышается после покушения и вероятность отказа лица от содействия правосудию. И поэтому столь необходимо при принятии решения, особенно об отказе в удовлетворении ходатайства, взвесить все за и против, оценить ситуацию и принять необходимое правильное решение.

Заявитель вправе обжаловать прокурору или в суд отказ в об удовлетворении ходатайства о принятии мер его безопасности (п.4 ст.99 УПК ). о важности этого права механизме обеспечения безопасности лиц участвующих в уголовном судопроизводстве, свидетельствует предусмотрение самой процедуры обжалования решений органа ведущего уголовный процесс. Хотелось бы добавить, чтобы данная жалоба рассматривалась незамедлительно и чтобы, наряду с отказом о принятии мер безопасности также была предусмотрена процедура обжалования и отмены мер безопасности.

Отказ в принятии мер безопасности не препятствует повторному обращению с ходатайством о принятии указанных мер, если возникли обстоятельства, не нашедшие отражения в ранее поданном заявлении.



2.3 Меры безопасности.
Теперь о мерах безопасности свидетелей и потерпевших, участвующих в уголовном процессе. Применение мер безопасности - это деятельность, которая включает два основных элемента или же этапа: первый - принятие решения об осуществлении мер безопасности, второй - реализация этих мер. В ряде случаев оба этапа будут осуществляться одним субъектом, например следователем. В иных случаях этапы могут быть реализованы только разными субъектами, например, решение суда об охране защищаемого лица и его исполнение.

В уголовно-процессуальном кодексе РК качестве мер безопасности применяются (ст. 100):

1) вынесение органом, ведущим уголовный процесс, официального предостережения лицу, от которого исходит угроза насилия или других, запрещенных уголовным законом деяний, о возможном привлечении его к уголовной ответственности. Предостережение, вынесенное органом, ведущим уголовный процесс, объявляется лицу под расписку.

Здесь важно учитывать, что свидетели и потерпевшие могут столкнуться с преступной группой и угроза, в данном случае, может исходить не только от одного лица и данный момент требует законодательного урегулирования.

2) ограничение доступа к сведениям о защищаемом лице. В соответствии с п.3 ст. 100 УПК ограничение состоит в изъятии из материалов уголовного дела сведения об анкетных данных лица и хранение их от- дельно от основного производства, использование этим лицом псевдонима. Отделенные от основного производства материалы могут быть доступны для ознакомления только органу, ведущему уголовный процесс. Другие участники процесса могут знакомиться с ним лишь с разрешения органа, ведущего уголовный процесс, при даче подписки о неразглашении указанных сведений. Процессуальные действия с участием защищаемого лица в необходимых случаях могут производиться в условиях, исключающих его узнавание.

Изъятие из материалов уголовного дела сведений об анкетных данных означает, что, например, следователь при производстве разных следственных действий вправе не указывать в протоколе их анкетные данные. Также анкетные данные могут быть не указаны и в приложении к обвинительному заключению. Их анкетные данные хранятся отдельно от основного производства. Положение ст.100 УПК об использовании лицом псевдонима вызвали бурную полемику в периодической печати среди теоретиков и практиков. Так, в частности, М. Палеев подчеркивал, что "... что при этом не только подсудимый, и его защитник, но и иные участники процесса остаются в неведении относительно того, кто скрывается под псевдонимом или же обвиняемый и защитник не могут проверить, заслуживает ли доверия этот источник."[33] Тем не менее они должны принять как доказательство виновности показания источника." Обвиняемый лишается очной ставки с изобличающим его лицом (право на очную ставку обвиняемого со свидетелем обвинения закреплено в США). Возрождается средневековый институт тайного судопроизводства, когда имена не назывались и они в суд не вызывались".[34] Так как данный вопрос является спорным, он требует тщательной регламентации в законе, который будет принят в утверждение данных положений УПК. Также необходимо указать перечень участников процесса, которые могут знакомиться с отдельно хранящимися материалами дела, порядок, основания, условия ознакомления.

3) обеспечение личной безопасности. В УПК указывается, что порядок обеспечения личной безопасности всех участников уголовного судопроизводства определяется законом (п.4 ст.100),

4) избрание в отношении обвиняемого (подозреваемого) меры пресечения исключающей возможность применения (организации применения) в отношении участников уголовного процесса насилия или совершения (организации совершения) иных преступных деяний. Здесь, в число участников уголовного процесса входят и свидетели, и потерпевшие, члены их семей, близкие родственники; здесь речь идет об изоляции обвиняемого (подозреваемого) от свидетелей и потерпевших. Необходимо указать меры пресечения, которые могут быть использованы в отношении обвиняемого и подозреваемого.

Независимо от принятия мер безопасности, орган уголовного преследования обязан при наличии к тому оснований возбудить уголовное дело в связи с обнаружившейся угрозой совершения запрещенного уголовным законом деяния в отношении потерпевшего, свидетеля, другого лица, участвующего в уголовном судопроизводстве.

Меры безопасности отменяются мотивированным постановлением органа, ведущего уголовный процесс, когда отпадает необходимость их применения. Защищаемое лицо должно быть незамедлительно уведомлено об отмене мер его безопасности или раскрытии данных о нем лицам, участвующим в производстве по делу (п.6 ст 100). Меры безопасности отменяются...,когда отпадает необходимость. В данном случае, это мы понимаем как устранение угрозы безопасности защищаемого лица.

Но кроме этого, я считаю, необходимо предусмотреть и другие основания отмены мер безопасности. Например, при нарушении защищаемым лицом условий осуществления этих мер (из законодательства США), нарушения, которые делают невозможным дальнейшее применение этих мер. В этом случае, необходимо указать перечень конкретных нарушений, которые могут исключить возможность дальнейшего применения этих мер. Также помимо нарушений, делающих невозможным дальнейшее применение защитных мер, можно установить и некоторые иные нарушения, например, " разглашение сведений о способах, тактических приемах реализации той или иной защитной меры, используемых технических средств может повлечь в будущем неэффективность ее применения к другим субъектам, поставить под угрозу их жизнь, а также жизнь лиц, осуществляющих меры защиты.[35]

Некоторые соображения относительно применения мер безопасности. Лицо, к которому применяются меры безопасности, должно быть поставлено в известность о сроках обеспечения безопасности и о субъектах, к которым могут быть применены меры защиты (он сам и его близкие). Разъяснять остальные аспекты, связанные с реализацией мер безопасности (их конкретного содержания, прав, обязанностей и ответственности защищаемых лиц), следует в случаях, когда возникают основания для их применения.

Эффективность мер безопасности в большей мере будет зависеть и от надлежащего поведения защищаемого лица. Достаточно длительная правоприменительная практика в исследуемой области за рубежом позволила выработать и законодательно закрепить требования, соблюдение которых защищаемым субъектом является условием обеспечения не только безопасности данного субъекта, но и иных лиц, подлежащих защите. Например, в США, подробно речь пойдет ниже, защищаемое лицо обязано принимать необходимые меры во избежание раскрытия другими лицами фактов, касающихся защиты, выполнять все обоснованные просьбы должностных лиц, осуществляющих защиту, регулярно информировать этих лиц о своей деятельности и местонахождении. Возложение на субъекта, подлежащего защите, этих и ряда других обязанностей в качестве условия защиты фиксируются в специальных документах (в США - это "соглашение"). Подобную процедуру необходимо предусмотреть и в нашем законодательстве.

Также необходимо предусмотреть санкции за невыполнение обязанностей. Следует предусмотреть как гражданско-правовую и административную ответственности, например, за продажу, утрату, порчу средств защиты, выдаваемых защищаемому лицу; так и в случае разглашения защищаемыми лицами сведений о мерах безопасности, повлекшие тяжкие последствия - уголовно - правовые санкции. Также, эффективность защиты лиц, содействующих правосудию, может быть обеспечена при условии, если система санкций будет включать ответственность (уголовную и других видов) субъектов, правомочных применять меры безопасности - в случае неисполнения (ненадлежащего исполнения) обязанностей по их применению.

В законе « О государственной защите лиц, участвующих в уголовном процессе» в целях обеспечения личной и имущественной безопасности защищаемых лиц при производстве дознания, предварительного следствия или в ходе судебного разбирательства орган, ведущий уголовный процесс, с учетом конкретных обстоятельств вправе применять следующие процессуальные и иные меры безопасности:

1) официальное предостережение лицу, от которого исходит угроза насилия или совершения других запрещенных уголовным законом деяний, о возможном привлечении его к уголовной ответственности;

2) ограничение доступа к сведениям о защищаемом лице;

3) избрание в отношении обвиняемого (подозреваемого) меры пресечения, исключающей возможность применения (организации применения) в отношении лиц, участвующих в уголовном процессе, насилия или совершения (организации совершения) иных преступных деяний;

4) удаление из зала судебного заседания отдельных лиц;

5) проведение закрытого заседания суда;

6) допрос свидетеля судом - без оглашения данных о его личности с использованием псевдонима; в условиях, исключающих его узнавание;

без визуального наблюдения его другими участниками судебного разбирательства;

с запрещением при необходимости производства видео-, звукозаписи и иных способов запечатления допроса;

7) личная охрана, охрана жилища и иного имущества;

8) обеспечение в установленном порядке оружием, средствами индивидуальной защиты и техническими средствами;

9) временное помещение в безопасное место;

10) обеспечение конфиденциальности сведений о защищаемых лицах;

11) переселение на другое место жительства, смена места работы (службы) или учебы, оказание помощи в трудоустройстве;

12) замена документов;

13) изменение внешности.


2.4 Обеспечение безопасности в стадии судебного разбирательства;
Теперь перейдем к вопросу обеспечения безопасности свидетелей, потерпевших, участвующих в судебном разбирательстве. Для обеспечения безопасности участников судебного разбирательства, председательствующий проводит закрытое судебное заседание, а также принимает меры, предусмотренные пунктами 1,2,3,4 статьи 100 УПК РК.

Закрытое судебное заседание, действительно, разумная мера, но она сама по себе, не всегда способна разрешить проблему фактической защищенности свидетеля, потерпевшего, "поскольку за пределами судебного разбирательства никто не поручится за его жизнь и здоровье, жизнь и здоровье его близких"[36],"особенно остра эта проблема при рассмотрении дел о преступлениях, совершаемых организованными группами".[37] Поэтому необходимо и при закрытом судебном заседании, применять меры безопасности.

По ходатайству свидетеля, стороны обвинения, а также по собственной инициативе в целях обеспечения безопасности свидетеля и его близких суд вправе вынести постановление о допросе свидетеля:

-без оглашения данных о его личности с использованием псевдонима

- в условиях, исключающих его узнавание


  • без визуального наблюдения его другими участниками судебного разбирательства

Председательствующий вправе запретить производство видео, -звукозаписи и иных способов запечатления допроса, удалить из зала судебного заседания обвиняемого, представителей стороны защиты. Относительно положения удалить из зала судебного заседания обвиняемого, представителей стороны защиты. Здесь, я считаю, необходимо законодательное урегулирование оснований, случаев удаления из зала судебного заседания; указание процессуальных действий, которые могут проводиться в отсутствии обвиняемого и его защитника. Конечно, защита личности, которому угрожают, необходима, но также необходимо провести разумный баланс между необходимостью защиты и соблюдением прав личности в уголовном судопроизводстве. Опять вернемся к данному положению и п.3 ч.2 ст.101 УПК, возможность допроса свидетеля " без визуального наблюдения его другими участниками судебного разбирательства". В ст 14 Международного пакта о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 года и ст.6 Европейской конвенции о защите прав и основных свобод человека предусмотрено, что каждый человек для установления обоснованности предъявленного обвинения имеет право на основе полного равенства на рассмотрение его дела гласно и с соблюдением всех требований справедливости независимым и беспристрастным судом, а также право под- судимого допрашивать показывающих против него свидетелей или требовать, чтобы эти свидетели были допрошены, а также на вызов и допрос его свидетелей на тех же условиях, какие существуют для свидетелей, показывающих против него. Поэтому, настолько важно законодательное урегулирование каждого пункта, части, чтобы они не противоречили общепринятым нормам международного права. Относительно указанных положений, критически высказался М. Палеев, который, в частности, указал, что данное положение "ставит обвиняемого в неравное положение по сравнению со стороной обвинения, существенно ограничивает его право на защиту, лишая обвиняемого и его защитника возможности полноценно участвовать в исследовании доказательств при разбирательстве дела."[38]

Хотя, в УПК предусмотрено немного другое положение, что "показания свидетеля, допрошенного судом в отсутствии кого либо из участников процесса или вне их визуального наблюдения, оглашаются председательствующим в суде в присутствии всех его участников, без указаний сведений об этом лице" (п.4 ст.101 УПК).

В необходимых случаях суд принимает и другие меры по обеспечению безопасности участников процесса и других лиц, предусмотренные законом, т.е. в УПК предусматривается, что законодатель укажет перечень мер безопасности, особенно личной безопасности, которые будут применяться к участникам судебного разбирательства на основании процессуального решения, который примет суд. Исполнение постановления суда об обеспечении участников судебного разбирательства возлагается на органы уголовного преследования, а также судебного пристава. Это все, что касается обеспечения безопасности в стадии судебного разбирательства.

Как я уже не раз отмечала, данная проблема часто обсуждается в периодической печати, особенно в последние годы, и некоторыми авторами вносились предложения относительно мер безопасности, в частности," было бы целесообразно предусмотреть в действующем законе и возможность не участия потерпевшего (свидетеля) в исключительных случаях в судебном заседании по отдельным категориям дел: об организован ной преступности, несовершеннолетних по делам о половых преступлениях. От имени потерпевшего в суде могли бы выступать адвокат и другие уполномоченные лица; пользоваться видеозапись показаний потерпевшего (свидетеля) на предварительном следствии."[39]

Также заслуживает внимания и предложение о возможности публичного оглашения по делам данных категории лишь резолютивной части приговора.

Теперь мне бы хотелось сказать о временных границах осуществления мер безопасности к лицам, участвующих в уголовном судопроизводстве. Один из авторов, использованных мною работ подчеркивал, что" с окончанием производства по уголовному делу противоречие между интересами достижения цели уголовного процесса и требованием блюсти законные интересы лиц, вовлеченных в сферу досягаемости процессуальных решений и действий, снимается. Цель либо уже достигнута, либо обязанность по принятию мер к ее достижению с участников уголовного процесса первой группы снята, и, следовательно нет необходимости в проведении по делу действий и принятии решений, которые могли бы затронуть законные интересы участников закончившегося уголовного процесса."[40]

Однако обязанность государства защитить лицо, участвовавшее в уголовном судопроизводстве от посягательств со стороны бывших участников или связанных с ним лиц, не прекращается с окончанием уголовного процесса, т.е. с прекращением уголовно-процессуальных правоотношений. Известно, что по общему правилу они прекращаются с вступлением приговора в законную силу однако следует признать, что применение мер безопасности объективно не может быть ограничено прекращением этих правоотношений. Во-первых, ряд мер, которые уже осуществлялись до вступления приговора в законную силу, продолжат действие и после прекращения уголовно-процессуальных правоотношений, в некоторых случаях - без временных ограничений. Во-вторых, основание для принятия мер безопасности впервые могут возникнуть после прекращения уголовно-процессуальных правоотношений вследствие намеренной мести, оказавшим содействие правосудию. В США, обладающей к настоящему времени развитой системой мер безопасности, меры, применяемые после судебного разбирательства, занимают в законодательстве надлежащее место: потерпевший извещается администрацией пенитенциарного учреждения о досрочном освобождении осужденного, о его побеге из мест отбывания наказания, о направлении на работы за его пределы, о переводе в другое пенитенциарное учреждение.[41] Было бы очень полезным использование данных положений в нашем уголовном процессе. Я полностью разделяю мнение тех правоведов, которые считают необходимым предусмотрение мер безопасности потерпевших, свидетелей после судебного разбирательства, то есть в апелляционном производстве, в стадии исполнения приговора


  1   2   3

  • ВВЕДЕНИЕ