Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


24 марта 1920, Лондон я твое благо!




страница4/10
Дата27.06.2017
Размер1.46 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
19 мая 1921, день Аллал-Минг. Е. и Н. Рерихи – Я  вам  дам  от  сухого  Рокфеллера  помощь. – Тебе клонится счастье, умей мочь схватить его. – Дело  устрою  Я  в  чистом  месте. Вопр[ос] Е.  Р[ерих] о странн[ом] явлении с ней ночью: ощущала чью-то руку у себя на затылке, и рука эта поворачивалась. – Моя  сила  являла  монстрацию. – Можешь увидеть Меня в чужой оболочке на чистом месте. – Увидишь Меня в чистом месте. – Русское дело новое развитие получает. – Родина уложение получит. – Окно прорублено в Россию. – Устремите дорогу на остров Согласия. – Сулю новую радость в духе. 19 мая 1921, вечер Аллал-Минг. Е. и Н. Рерихи – Чистая молитва доходит. – У подножия Христа она расцветает серебром. – Чистым синим огнем пылает зовущее Слово. – И сияет чаша возношения. – Господи, испей наши слезы и воззри на пламя нашего сердца! – Я пламенем осушу ваши слезы и вознесу храм вашего сердца! Снимите одежды очага: Владыко приходит, Сокровище чаши Он претворил и Сосуд Он возвращает зажженным. – Пламя, утвердись двузначное! Утвердись двуконечное! – Радости слезы – Господне вино – сияют чистым огнем. – Сердце, возлей вино слез, но не засохни, серд-це мое! Чем наполню Чашу, Владыко! Молись у Моего сердца, Я люблю вознесть Чашу Христу. 20 мая 1921, день Аллал-Минг. Е. и Н. Рерихи – У ликующего Рериха нет сожаления о Харварде. – Я удержу через Учителя S. L. – Увидите счастье у сердца Моего. – Я луч светлый у вас в жизни. – Рерих Новый, Я хочу указать тебе путь твой на небывалую, строящуюся, счастливую явленную стезю. – Торопись с Рокфеллером. – Считаю нужным Я одно обстоятельство учесть на жизнь – устройство школы имени Рокфеллера. – Суммою не свыше 5 т[ысяч] д[олларов] просить уступить дом. – Лучше поручить устроить тучному человеку. – Рокфеллер лучше поможет в родной стране. – Как имя тучного человека – Имя его дам завт- ра.  Позвони  Лихтман  и  скажи  им  Мои  слова. – Кто Аллал-Минг – Сумей найти Меня сердцем. 20 мая 1921, вечер Аллал-Минг. Е. и Н. Рерихи – Учите Нашим Словом малых. – Сущее покажется будущим сынам. – Исход близок. – Люблю тебя – хорошо. Этажом выше кто[-то] отврат[ительно] играл на рояле. – Точно пытка плохая музыка. – Считаю, лучше кончить. – Пусть рисует. 21 мая 1921, день Аллал-Минг. Е. и Н. Рерихи Прими весть: – «Sei сräftig, mein beliebter Meister, ich halte Wacht – ich gebe dir meine Vollmacht». [нем.: Будь силен, мой возлюбленный Мастер, я на страже – я даю тебе мою власть.] Wagner – I’m happy, don’t be sorry, communicate her – from the mother of Cornelia Sage-Quinton. I may send some message through you if possible. [англ.: Я счастлив, не сожалейте, сообщите ей – от матери Корнелии Сейдж-Куинтон. Я могу передать сообщение через вас при необходимости.] На выражен[ное] сомнение Е.  Р[ерих] о правильности сообщения. – Слово верно, дели слоги, читай два слова. 22 мая 1921 Аллал-Минг. Е. и Н. Рерихи – Я укажу Рериху лучшую книгу по костюмам – Racinet. – Ночь сулит грозу. – Сын мешает, сын хочет портить свою карму, может начать ничтожную жизнь. – Год служи явлениям учебной жизни. – Положи уявлению Моих указаний. – Рок лучший ждет тебя. – Елена, Я смогу помочь Рериху, Я – Господь – успокою,  о  тебе  чистые  уложения  отложу. – На  год  лишь  смог  отложить. – Вам надо углубить мысли, дам возможность поездки  в  природу. – Читай тяжелую книгу о страданиях хри-стиан. – Дух твой войдет на следующую ступень – все будет  планомерно. – Когда поедем в счастливую страну – Узнаете. Узнали на др[угой] день, выяснилось в разговоре с Mrs. Draper. 22 мая 1921 Аллал-Минг. Е. и Н. Рерихи – Считаю, Рерих не лучшую карму, милуя другую судьбу Дерюжинского, поможет создать. – Лучше совсем не верить, нежели являть оскорбительное отношение (к спир[итическим] сеан-с[ам]). – Лютов являет роль Суйи – Суйи – Я. – Я учил вас разумному отношению к счастью в жизни. – Люби явления гармонии. – Что б[ы] ни суждено, не открой тайну Кошиц. – Чтоб не утаить, скажите Кошиц, что явления Великих  Святых  бывают  редко. 23 мая 1921, вечер Аллал-Минг. Е. и Н. Рерихи – Я около вас счастливую чудную атмосферу созидаю. – Удержитесь от сомнений, дайте довести до конца ваше будущее сокровище. – Я сужу по бывшим сомнениям. – Я устрою то, о чем и сочинить нельзя. – Я рок лучший упрошу вам создать. – Лучше три месяца учить, нежели являть сорную траву учеников неблагодарных. – Идите без сомнений. – Я счастлив тому, что пришло. – Мутят Москву, но русские порвут оковы рынка Европы. – Учите малых, творите добро, любите Меня. – Шустер будет полезен. – Елена, Я считаю, счастье у тебя в руках. – Твердо держи. – Вы творите большое дело. – Довольно. 24 мая 1921 Аллал-Минг – Сумно на душе у тебя, но не надо принимать к сердцу. – Суну сумму Логану для тебя. – Логан считает нужным помочь вам. – Рынок широк – перестань тревожиться. – Звони Яхонтовой о даче. – Чудо, сокровище через Рериха открывается. – Счастье то научу поймать. – Рисуй лучшую долину для «Снегурочки». – Луч солнца должен осветить – луч стоит над счастливой долиной. 25 мая 1921 Аллал-Минг. Е. и Н. Рерихи – Я вам нужную сумму пошлю. – У нас решено дать умолкнуть ложным, сумным, пустым опасениям. – Лучше не сомневаться, надо верить Мне. – Я счастлив учения явить свидетельства. – Елена, чистое желание, уедешь в счастливую страну. – Тоска указует на счастье. – Русское дело в Урге. – Я вам указую обоим. – Можешь не тревожить дух свой. – Считаю нужным мощь Cвою явить на вас. – Я люблю вашу радость. – Звони Яхонтовой. – Хорошую дачу для вас Я прочу. – Я для учения достойного рынка сохранить вас хочу. – Довольно. 25 мая 1921, вечер Аллал-Минг. Е. и Н. Рерихи – Терос оказал тебе услугу, но хорошую, сумей склеить кольцо. – Сядь, на чуткое ухо – уста скажут. – Я в ученической, внимательной, широкой любви  нуждаюсь –  усовершенствовать  вас  надо. – Я Юрию поручаю считать Рериха поэтом явлений Духа. – Шутки неуместны – в то утро, когда он не не мог  пойти  купить. – Я  того  считаю  Своим  учеником. – Редко  Я  даю  очень  понять  Мои  речи. – Не надо судить очень – уступи – счастье. – Утром – Я – ищи – Я лишнее тебе укажу. Уснуть пора. 26 мая 1921, вечер Аллал-Минг. Е. и Н. Рерихи – Я знак счастливый Gupta послал. – Слово Мое – медь сверкающая. – Ложную жертву принесла одна ученица. – Муромцева не должна писать пародии. – Устремлю Рериха на подвиг хороший возвещения Нас в школе. – Я даю Мое имя ему псевдонимом. – Рерих любит Нас, но что-то мешает оповещать – открыто всем. – Укажу Я рок его – он достигнет степени Учителя на земле. – Устремите яркое чувство на Наши советы. – У Руководителя очень мудро расположен круг выставки. – Подвиг, жена, опрокинь на себя. – Посланный сток поможет. – Тебе надо совместить наслоения чувств – при- водить  себя  в  готовность  Нашего  общения. – Довольно. 27 мaя 1921, день Аллал-Минг. Е. и Н. Рерихи – Я желаю тебе счастливого рока с Руководителем. – Я  указал  сегодня  Свой  портрет. – Чудная,  чистая,  редкая  душа  у  Рериха. – Руководитель сумеет средоточить счастливую судьбу, чтобы дать почувствовать тебе любовь Свою. – Далеко  смотришь. – Суворину  нужно  посадить  за  стол. – Bibi’y  учил  Синнет. – Слоями новыми пострадают не помогшие тебе. – Утром  укажу  ученику  путь  новый. – Люби – Я около вас. – Счастье  в  радости  тихой  любви. – Розовый, малиновый с черным рисунком, бе- рет  и  кушак  малиновые. – Умейте упорно через судьбу употребить силу Мою –  помогите  человечеству. – Новое лицо поможет вам купить Рембрандта. – Довольно. 27 мая 1921, вечер Аллал-Минг. Е. и Н. Рерихи, А.  Суворина Я – песка зной! Я – пламя сердца! Я – волна поглощающая! Я – земля возрожденная! Радуйся,  исполнись  просветлением! – Сувориной помощь укажу. – Я сумрак на душе неученой рассею. – Чистую, счастливую, чудную жизнь пошлю. – Но она не должна предаваться гневу и сомнению. – Я тем помогаю, что разбиваю отчаяние. – Через чужого человека помощь пошлю. – Молись Христу, умей найти радость обращения к Творцу. – Учись и открой врата познания – и утвердись в  понимании  плана  Божественного. – Мой ученик даст тебе указания и совет. – Читай Рамакришну. – Люби Тарквиния, считаю, что счастье вернется – надо верить. – Я чужого человека пошлю. Ответ на мыслен[ный] вопрос А.  Сувориной. – Реши утвердительно. – Я считаю, три месяца подождать. – Я указал, что явление важно. – Довольно. Е и Н. Р[ерихи] после ухода А.  Сувориной. – Читай мучения христиан. – Люби Меня – порадую. 28 мая 1921, день Аллал-Минг. Е. и Н. Рерихи – Читай явление русских к позициям у Польши. – Я хочу тут уявить Учителя. – Я учу. – Я укажу счастье. – Я человеку сумею это уготовить. – Я лучше умолю. – Я счастлив спасти. – Я мощь суровую хочу похвалить. – Я явлю помощь Сувориной. – Чистую мысль у Нас ухо ловит. – Уявлю Я новое лицо Юрика. – Чужие книги мало дают – пишите свои. – Ты писать будешь – Я помогу. – Не надо противиться, когда говорю. – Умей слушаться Учителя. – Сумейте удалить. – Дам сумму на счастливую страну у Логана. – Могу устроить Я лучшую новую стену около вас. – Я укажу мощную опору. – Чужой человек учуял нужную, простую, ручную, прочную сумму Рериха. – Я черный день укажу. – Учил вас не спрашивать. – Я желанный гость у вас, но лучше не сидеть с утомленным учеником. – Дал картину Кошиц, она принесет счастье, желаю [через] ту картину умиротворяющую силу проявить  на  Кошиц. – Елена, пойми, счастье твое со Мною! – Желаю ряд удивительных явлений показать вам – сумейте внимать. – Я пошлю вам Свое мощное слово через Рериха. – Уявлю Моей ученице Мою любовь. – Довольно. 29 мая 1921 Аллал-Минг. Е. и Н. Рерихи После свидания с теософкой Mrs. Bailly. Вопр[ос] Е.  Р[ерих], кто Аллал-Минг – М[ахатма] М[ория] или М[ахатма] К[ут-]Х[уми]. – Умей сама, считаю, знать сердцем. – Rich man will purchase doomed city. [англ.: Богатый человек купит «Град обреченный».] – Уехать нужно в средине августа. – Узнаете. Замеч[ание] Е.  Р[ерих], что ей кажется, что А[л-лал]-М[инг] – М[ахатма] М[ория]. – Сердце подскажет. – Любовь Мою уявлю Я. – Счастлив тобою, Рерих. – Сердце укажет не любимого муж. – Учите счастью любви. – Я пошлю весть тебе. – Довольно. с 29 на 30 мая 1921, ночь Аллал-Минг. Общий сеанс ХIII, последний. Е. и Н. Рерихи, К. и И. Муромцевы, Шуберты, Лихтманы, А.  У.  Зак, Л.  А.  Торецкая – Счастье придет на ваш путь. У Рериха узнае- те  в  случае  затруднения. – Рок сумею смягчить, верующим пошлю та-лисманы  счастья. – Ту картину сохрани для памяти о Небесной Вести. – Подпиши Моим Именем. – Очень хорошо, что вы гармонию построите среди  вашей  жизни. – Остальные  тоже  получите  талисманы. – Последний раз мы беседуем в этом составе, и не забудете счастливую мастерскую, где сложились хорошие дела. – Узнаете многое, и чистою дорогою можете идти,  но  бойтесь  гнева  и  сомнений. – Если победите – просветитесь. – Если подпадете – омрачит вихрь душу вашу. – Улучшайтесь, друзья, неустанно. – Против голоса духа не идите, но замкните мирские голоса. – Дерзайте, Я с вами. – Учите  других  на  явленных  делах. – Но вы не должны чужим ставить поступки невежества в вину. – Темных много, нужно простить. У них дух еле намечен. – Учеником горжусь! – Ничто не устрашит вас, и врата запечатлен- ные  ждут  вас. – Гони малодушие, Я смелым щит. – Теперь бодрствуйте, семь минут на Мне сосредоточьтесь. Все старались, насколько возможно, сосредоточиться, но двое из присутствовавших заснули вслед-ствие большой усталости и позднего часа. – Сохрани вас Господь! – Довольно. Письмо Е.  П.  Блаватской к полковн[ику] Ол[ькотту], 1875 My answer to your letter just received – got it this very moment. I had a right and dared withhold for a few hours the letter sent you by Tuitit-Bey, for I alone am answerable for the effects and results of my Chief’s orders. I am one of those who know when and how, and that for long years I guess, and you – you are but a baby inclined to be capricious and self-willed. The message was ordered at Luxor a little after midnight – between Monday and Tuesday. Written out at Ellora in the dawn by one of the secretaries or neophytes and written very badly. I wanted to ascertain from T.B. if it was still his wish to have it sent in such a state of human scribbling, as it was intended for one who received such a thing for the first time. My suggestion was to let you have one of our parchments on which the contents appear as (materialized) whenever you cast your eyes on it to read it and disappear every time as soon as you have done, for as I respectfully inferred, you had been just puzzled by John’s tricks, and that perhaps, your mind not withstanding your sincere belief would need strengthening by some more substantial proof. To this T.B. answered me entre autres thus: (Here follow in the original nine letters of the alphabet which omit). Now I am getting crazy again and write [to] you in a language you cannot understand. I translate verbatim: ‘‘A mind that seeks the proofs of Wisdom and Knowledge in outward appearance as material proofs is unworthy of being let in into the grand secrets of the Book of Holy Sophia.’’ ‘‘One who denies the Spirit and questions him on the ground of its material clothing a priori will never be able to ‘Try.’ So you see there a rebuke again. Perhaps the physical suffering I am doomed to with my leg make[s] me unfit for reasoning, but I have yet brains enough left in me to answer your questions point blanc.’’ You say: ‘‘I want all my message from them verbatim et literatim.’’ You want too many things at once, my dear – Whenever they write to you and I have orders to give the letter to you, I will do so, for you would be the first to teach me how to obey their orders. But when I receive orders written or spoken by ‘‘Messengers,’’ surely you do not expect me to send them to you I will do so once for fun, and see what you will be able to make out of them without my translation. Now my advice to you, Henry, a friendly one, don’t you fly too high, and poke your nose on the forbidden paths of the Golden Gate without someone to pilot you; for John won’t be there always to collar you in time and bring you safe home. The little They do for you is wonderful to me for I never saw Them so generous from the first. The message about ‘‘Child’’ is written to me and I can but translate it, if you don’t believe me that They want you to do it as you please. If you don’t believe me you won’t believe Them, and I don’t think it T.B.’s principle to be too explicit. I am an initiated wretch and I know what a curse the word ‘‘Try’’ has proved to me in my life, and how often I trembled and feared to misunderstand Their orders, and bring on myself punishment for carrying them too far or not far enough. You seem to take the whole concern for a child’s play. Beware, Henry, before you pitch headlong into it. Remember what you wrote inspirationally for me to Alden – in Girard’s St. There is time yet and you can decline the connection as yet. But if you keep the letter I send you and agree to the word Neophyte you are cooked, my boy, and there is no return from it. Trials and temptations to your faith will shower on you first of all. Remember my 7 years preliminary initiation tri-als, dangers, and fighting with all the incarnated Evils and legions of Devils, and think before you accept. There are mysterious dreadful invocations in the letter sent you, human and made up as it may appear to you perhaps. On the other hand if you are decided, remember my advice if you want to come out victorious of the affray – patience, faith, no questioning, thorough obedience and silence. At first the detailed direction of her work was under the supervision of the Egyptian Brothers of whom the Chief is the Adept, who called himself Serapis Bey. Associated with him was another, Tuitit Bey, who is mentioned in the letter now printed. The former is the Chief referred to. [англ.: Мой ответ на ваше только что полученное письмо. Получила его как раз в эту минуту. Я осмелилась задержать у себя на несколько часов письмо, отправленное вам Тьюитит Беем, и у меня было на то право, поскольку только я отвечаю за послед-ствия и результаты приказов моего Главы. Я одна из тех, кто знает, когда и как, и все это, полагаю, уже много лет, а вы, вы всего лишь ребенок, склонный капризничать и своевольничать. Письмо было передано в Луксоре вскоре после полуночи в ночь с понедельни-ка на вторник. Записано оно было в Эллоре, на рассвете, одним из секретарей или неофитов, причем очень небрежно. Мне захотелось выяснить у Т.  Б., желает ли Он отправить письмо в таком неразборчивом виде человеческих каракуль, ведь предназначается оно для человека, получающего подобное послание впервые. Я предложила передать вам один из наших пергаментов, на котором написанное появляется (как бы материализуется) всякий раз, как вы на него бросаете взгляд, чтобы прочесть его, и исчезает сразу же после прочтения, ибо, как я почтительно предположила, вы и так уже были озадачены шутками Джона, и, вероятнее всего, ваш ум, несмотря на искренность вашей веры, все же необходимо укрепить каким-либо более существенным доказательством. На это Т.  Б. ответил мне между прочим так. (Следуют девять букв, которые здесь опущены). Сейчас я вновь теряю рассудок и пишу вам на непонятном для вас языке. Переведу дословно: «Ум, который ищет доказательства Мудрости и Знания в виде материальных свидетельств, не достоин быть допущенным в величайшие тайны Книги Святой Софии. Тот, кто изначально отрицает Дух и подвергает его сомнению на основе его материальной оболочки, никогда не сможет ‘попытаться’». Как видите, опять упрек. Может быть, физические страдания, на которые я обречена из-за своей ноги, лишают меня способности мыслить логически, но у меня еще хватит ума ответить на ваши вопросы достаточно твердо. Вы пишите: «Я хочу, чтобы вы передавали мне все послания от Них дословно и точно». Мой дорогой, вы слишком много хотите сразу. Когда Они напишут вам, и я получу указания передать вам письмо, я обязательно это сделаю, ибо вы будете первым, кто научит меня, как выполнить Их указания. Но когда я получаю письменные или устные приказы от «Вестников», вы же не ждете, что я буду пересылать их вам Когда-нибудь я сделаю это ради шутки, и мы посмотрим, как вы сможете в них разобраться без моего объяснения. Примите, Генри, мой дружеский совет: не метьте слишком высоко и не суйте свой нос в запретные пути Золотых Врат, не имея возле себя проводника; ведь не всегда рядом окажется Иоанн, чтобы схватить вас за шиворот и благополучно вернуть вас домой. То немногое, что Они для вас делают, поражает меня с самого начала, ибо я никогда не замечала за Ними такой щедрости к новичкам. Их послание о «ребенке» адресовано мне, и я могу только перевести его. Если вы не верите мне, что Они хотят, чтобы вы это сделали – как хотите. Если вы не верите мне, вы не поверите и Им, к тому же я думаю, что вряд ли к принципам Т.Б. можно отнести стремление высказывать все до конца. Я, несча- стная, отношусь к посвященным, и хорошо помню, как мучитель-но в мою жизнь вторгалось слово «попытайся», и как часто я дрожала от страха, что неправильно пойму Их приказания и навлеку на себя наказание за то, что зайду в их исполнении слишком далеко или, наоборот, проявлю недостаточное усердие. Вы, кажется, принимаете все это за детскую забаву. Я хочу предостеречь вас, Генри, прежде чем вы, очертя голову, броситесь в эту пучину. Помните о том, что вы под действием вдохновения написали мне на адрес Алдена, на Жирар-стрит. Время еще есть, и пока вы можете отказаться от этой связи. Но если вы сохраните письмо, которое я вам посылаю, и согласитесь со словом «неофит», вы влипли, дружище, и обратной дороги уже не будет. Прежде всего, на вас обрушатся испытания и искушения вашей веры. Вспомните мои 7 лет предварительной инициации: испытания, опасности и борьба со всем воплощенным злом и легионами бесов, и хорошенько подумайте, прежде чем примите это предложение. В письме, которое я вам посылаю, есть загадочные, наводящие ужас заклинания, которые могут показаться вам слишком челове- ческими и вымышленными. С другой стороны, если вы все же решитесь, помните мой совет, если хотите с честью выдержать испытание: терпение, вера, никаких сомнений, полное послушание и безмолвие. В начале подробное направление ее работы было под руководством Египетских Братьев, Глава которых есть Адепт, называвший себя Серапис Бей. С ним был связан другой – Тьюитит Бей, именно Он и упомянут в данном письме. Первый из них так-же  назывался  Главой.] 30 мая 1921, утро Аллал-Минг. Е. и Н. Рерихи – У Рериха правильное мнение – при своих ошибках  готова  обвинить  Нас. – Я пошлю новые явления – распознай. – Дам портрет через Рериха. – Я нарисую. – Когда – Зависит от вас. – Довольно. 30 мая 1921, вечер Аллал-Минг. Е. и Н. Рерихи – Я около тебя, Елена! – Я пошлю тебе утерянные лучшие талисманы. – Учите, Я сумею утвердить вас в тот счастливый путь. – Я Рериха поучаю чистым очень смелым мы-слям. – Заку передай, пусть не верит Парижу. – Я удивлен малодушием заснувших. – У тебя счастье в муже. – Я советую Муромцеву не роптать. – Я советую. – Торопись считать новую получку. – Логан [c]судил на Рембрандта. – Вам придется дать Лихтман, Заку, Муромцевым рисунки-талисманы. – Новую чистую учреди школу. – Вспомни пророческое в картинах: «Меркурий», «Тирон», «Cor Ardens», «Экстаз», «Зов колоколов», «Это Мой вестник утра», «Встань, друг, – получена весть», «И желанное ночью вспомнится утром». – У руля суровый Аллал-Минг. – У руля чистый дух – Муж твой. – Я лучший, не случайно стучу, но вы счастливы. – Я стучу, Я с вами для чистой Молитвы. На замечание Е.  Р[ерих], что она не понимает сказанного. – Я считаю, поймешь! – Довольно. 31 мая 1921, вечер Аллал-Минг. Е. и Н. Рерихи – Чистое сознание Рериха новую счастливую учит школу. – Дорога новая Учителя является через Рериха. – Рерих, учи – Я укажу счастливую школу. – Я у тебя что-то принижен, Рерих! – Считаю, не лучшее счастье Я учить тебя! – Ты, художник, учить можешь чужие счастливые учения! – От явлений силы что-то мешает Учит[елю] явить себя. – Я – моли Христа о любви. – Считаю, новые указания не нужны.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10