Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


2 развитие высших психических процессов 6




страница4/53
Дата14.05.2018
Размер6.88 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   53
Формирование произвольности Наряду с погружением и свертыванием, с которыми мы познакомились, общей чертой высших психических функций является произвольность. Культурно-историче­ская конецепция Л. С. Выготского [70] связывает разви­тие произвольности психических функций с социальными факторами. Согласно Л. С. Выготскому, высшие психичес- 19 кие функции формируются вначале как внешние формы совместной, коллективной деятельности людей, и лишь постепенно, в результате погружения, они становятся пси­хическими процессами индивида. При этом развитие пси­хики человека определяется не физиологическим созре­ванием, а его социальной, трудовой, орудийной деятель­ностью. Выготский считал, что использование знаков в ка­честве психологических орудий позволяет человеку пере­страивать свою психическую деятельность так же, как применение искусственных орудий принципиально рас­ширяет границы его трудовой деятельности. Примерами психологических орудий могут служить язык, нумерация, счисление, алгебраическая символика. В то время как эти и другие орудия направлены вовне и являются сред­ствами внешней деятельности, знак есть прежде всего средство психологического воздействия на свое поведение, средство внутренней деятельности, направленной на овла­дение человеком самим собой. Эта перестройка осущест­вляется в несколько этапов. Вначале знак как психоло­гическое орудие используется для правильного взаимо­действия с другим человеком. Далее он становится для человека внешним средством произвольного управления своими психическими процессами. И лишь затем происхо­дит «вращивание» знака как орудия внутрь, при этом отпадает надобность использования его во внешнем плане. Таким образом, отличие высших психических функций выступает здесь как использование искусственно создан­ных стимулов, не имеющих прямой связи с наличной ситуа­цией. Эти стимулы, произвольно вводимые человеком, служат для саморегуляции. Что же выполняет роль психологических орудий, ис­пользуемых человеком для управления своим поведением Известно множество таких орудий, при помощи которых выбирается та или иная альтернатива. Они вводятся в качестве средства для произвольного выбора из воз­можных вариантов. Одно из таких средств — жребий. А. Н. Леонтьев [159] допускает, что на определенной ступени исторического развития, в начале сознательного самоконтроля выполняемых действий, жребий составил зародыш значимой тенденции: человек сам определил свою реакцию при помощи искусственного стимула, произ­вольно вмешался в ситуацию, проявил себя активно. История развития счета также хорошо иллюстрирует 20 введение в ситуацию вспомогательных стимулов. Не­посредственное восприятие количества лежит в основе арифметики. Мостом, по которому человек перешел от непосредственного восприятия количества к счету, явился счет на пальцах. Первобытный человек, не знавший назва­ний числовых обозначений, пользовался при счете паль­цами на руках и ногах. Когда их не хватало, он при­бегал к палочкам, раковинам и другим небольшим пред­метам. Во всех этих случаях он вводил искусственные стимулы, а впоследствии они были заменены знаками — числовыми обозначениями. Особенно выразительна роль опосредованности знаком при формировании произвольного вспоминания. Как писал А. Н. Леонтьев, человек конструирует процесс вспо­минания извне с помощью узелка, завязываемого на па­мять. Тем самым он заставляет внешний предмет напо­минать себе нечто, т. е. напоминает сам себе об этом нечто через внешний предмет, как бы вынося процесс запоминания наружу и превращая его во внешнюю дея­тельность. Это представление помогает раскрыть меха­низм произвольности высших психических функций. В то время как при непроизвольном запоминании связь между событиями устанавливается благодаря совпадению двух раздражителей, одновременно воздействующих на орга­низм, при произвольном запоминании человек сам соз­дает с помощью искусственного сочетания стимулов вре­менную связь. Если в первом случае устанавливается прямая непосредственная связь между действующим сти­мулом и ответной реакцией, то во втором связь осущест­вляется через искусственно введенный объект или опера­цию, что ведет к тому же результату, но другим путем. Естественному процессу замыкания условной связи с по­мощью психологического орудия — знака — придается другое направление. Таким образом, место действия пси­хологического орудия — между объектом и направлен­ной на него психической реакцией, что и позволяет с его помощью изменять направление процесса. Опосредован­ный характер мыслительных операций, возможный благодаря введению психологических орудий, и дости­гаемое с их помощью овладение собственным поведе­нием — вот те важнейшие моменты, которые определяют своеобразие исторической эволюции поведения в отличие от его биологической эволюции. 21 Произвольность является определяющей характерис­тикой высших психических функций, однако это не зна­чит, что каждая из них реализуется всегда под созна­тельным контролем. Возникнув как произвольные, в дальнейшем они могут реализоваться и как произ­вольные и как непроизвольные. Опосредованно опреде­ляет не только произвольность управления психическими процессами, но и их качественную перестройку. Когда действия с внешними предметами преобразуются в про­цессы в умственном плане, они подвергаются специ­фической трансформации — обобщаются, свертываются, вербализуются — и в этом новом качестве становятся способными к дальнейшему развитию, которое принци­пиально недостижимо с помощью внешней деятельности, тем самым меняется и совершенствуется психический процесс. Таким образом, все психические процессы, развиваясь на базе наследственных задатков, на протяжении жизни человека проходят в своем развитии сложную историю. Начальные стадии всегда связаны с развернутыми внеш­ними действиями, затем характер действий изменяется, число их сокращается, и, наконец, наступает завершаю­щая стадия, когда нет внешних действий — они погруже­ны, свернуты и могут быть произвольными. Использование принципа погружения при обучении Свертывание и погружение — непременные этапы раз­вития всех высших психических функций. Отсюда следует, что, с одной стороны, невозможно сформировать психи­ческую функцию, минуя двигательный этап, а с другой — сохраняющиеся развернутые двигательные компоненты тормозят дальнейшее совершенствование данной функции. Это противоречие — ключевое для практического исполь­зования изложенных положений. В последние годы была разработана продуктивная методика обучения человека ускоренному (динамиче­скому) чтению. В основе этой методики лежит целена­правленное использование знаний о динамике участия и смены двигательных компонентов в процессе чтения. Исследования показали, что ускорению чтения обычно 22 препятствуют, во-первых, развернутое проговаривание текста, во-вторых, недостаточный объем одновременно воспринимаемой части текста (поля фиксации) и, в-тре­тьих, большое число возвратных движений глаз к непо­нятным местам [94, 143]. Первая особенность является примером противоречи­вой роли артикуляции в формировании навыка чтения на разных этапах развития. Как мы уже отмечали, в на­чале обучения чтению развернутая артикуляция необхо­дима, но для последующего ускорения чтения она должна быть своевременно и правильно свернута. Одним из спо­собов свертывания и погружения служит замена слуховых образов зрительными. Если чтение сопровождается раз­вернутой артикуляцией, оно опирается на слуховые об­разы. При артикуляции скорость чтения обычно не пре­вышает 150 слов в минуту, поскольку подключается слуховой канал, обработка информации в котором произ­водится существенно медленнее, чем в зрительном. Мето­дика динамического чтения предлагает использовать метод отбивания ритма для уменьшения артикуляции (проговаривания). При чтении про себя синхронно с чтением следует выстукивать определенный ритм. Как только возни­кает артикуляция, ритм сбивается. Этот сбой служит обратной связью, которая и позволяет существенно уменьшить артикуляцию. Для увеличения поля фиксации необходимо радикаль­но расширить центральное поле зрения и развить пери­ферическое зрение. Обычно в процессе одной фикса­ции воспринимается одно слово или одна фраза. Путем тренировки периферического зрения желательно научить­ся одновременно воспринимать целый абзац. По методике динамического чтения такая тренировка производится с помощью специальных таблиц, либо используется прин­цип вертикального чтения. В последнем случае чтение осуществляется при постоянной фиксации, красной черты, проведенной вертикально посередине листа, а не движе­нием глаз по строчкам, как это делается при обычном чтении. Для активизации перифирического зрения при чтении «с красной чертой» время чтения страницы строго ограничивается. В начале обучения процент понятого материала очень мал, но в процессе тренировки за счет продуктивного использования перифирического зрения по­нимание читаемого текста улучшается. 23 Для того чтобы уменьшить число возвратных дви­жений к непонятным словам, фразам и абзацам, необ­ходимо знать цель чтения и научиться выделять в каж­дом абзаце значимые именно для этой цели ключевые слова. Итак, психика человека развивается как результат его практического взаимодействия с внешним миром в про­цессе деятельности, и возникнув, в дальнейшем сущест­венно изменяет это взаимодействие. Деятельность и опре­деляет дальнейший прогресс всех психических процессов. Согласно теории деятельности, разработанной основопо­ложниками советской психологии, высшие психические процессы — восприятие, внимание, память, мышление, эмоции — рассматриваются как особые формы внутренних действий, для памяти — это мнемические действия, на­правленные на запоминание материала, для мышления — это умственные действия, направленные на выяснения отношений между объектами в связи с решением на­сущных проблем, а для эмоций — это переживания, кото­рые, с одной стороны, выявляют субъективные отношения человека к чему-либо, а с другой — восстанавливают его душевное равновесие. Основной особенностью психических процессов яв­ляется их опосредованность. Это их качество самым не­посредственным образом связано с социально-истори­ческой детерминацией психики, поскольку функцию опосредования обеспечивают «психологические орудия», роль которых выполняют знаки. Посредством знаков про­исходит, с одной стороны, овладение собственным пове­дением, т. е. развивается произвольность. С другой сторо­ны, происходит и приобщение к культуре. И то и другое перестраивает психические процессы, усиливая и рас­ширяя диапазон их адекватности. Для развития высших психических процессов нет воз­растных ограничений. После завершения морфологическо­го созревания, ограниченного детским и юношеским воз­растом, оно может продолжаться всю остальную жизнь, опираясь на формирующиеся функциональные органы, и совершенствоваться за счет процессов погружения и свертывания.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   53

  • Использование принципа погружения при обучении