Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


2. 2 Постоялые дворы и гостиницы Екатеринбурга




Скачать 306.31 Kb.
Дата27.06.2017
Размер306.31 Kb.

2.2 Постоялые дворы и гостиницы Екатеринбурга


Несмотря на то, что Екатеринбург весь дореволюционной период имел статус уездного города (статус города – только с 1781 г.), он не был обделен, выражаясь современным языком, деловыми туристами, поскольку с самого основания с незначительными перерывами был административным центром по управлению горнозаводской промышленностью Урала. К тому же через город проходил Сибирский тракт, что также добавляло путешественников. Помимо государевых людей, представителей торгово-промышленного бизнеса и других более или менее состоятельных приезжих Екатеринбург, безусловно, испытывал регулярный приток разного рода мелких торговцев, в виде, например, крестьян с их продовольственными обозами. Таким образом, еще в дореволюционный период в городе существовала очевидная потребность в разного класса средствах размещения, к которым относились постоялые дворы, трактиры, «номера», меблированные комнаты, гостиницы и др. Что стояло за этими названиями в период их бытования рассмотрим ниже и начнем с анализа понятийного аппарата дореволюционной индустрии гостеприимства.

Разного рода средства размещения описываются и характеризуются в том же законодательстве, что и заведения общепита. Большую часть дореволюционной истории и те и другие классифицировались как «трактирные заведения», а с 1893 г. как «заведения трактирного промысла».

Напомним, что согласно «Положению о трактирных заведениях» (1861 г.), «трактирное заведение» – это «открытое для публики помещение, в котором либо отдаются в наём особые покои со столом, либо производится продажа кушанья и напитков». По Положению трактирные заведения, относящиеся к объектам размещения, подразделялись на: гостиницы, подворья, меблированные квартиры, отдаваемые со столом, если у хозяина отдаётся более шести комнат. Квартиры, менее шести комнат, хотя и с обедами, постоялые дворы к трактирным заведениям не относились1.

В Положении о трактирном промысле 1893 года заведений трактирного промысла «с отдачей в наём покоев» были выделены в отдельную группу. В нее теперь входили: «гостиницы, постоялые дворы, заезжие дома, корчмы, а так же меблированные комнаты и подворья, отдаваемые со столом, если у одного хозяина отдается более шести комнат и т. п.»2.

В более ранний период – в XVIII веке – для обозначения средств размещения использовали преимущественно понятия трактир, герберг и постоялый двор.

Что касается термина гостиница, единственного из обозначенных актуальному до настоящего времени, то, как свидетельствуют источники, он стал широко использоваться только в России XIX века. В нормативных документах, регулирующих эту сферу, понятие «гостиница» впервые появляется только в 1821 г. и в предыдущих положениях не упоминается (например, в Положении о содержании в Санкт-Петербурге трактирных заведений 1806 г.). Несмотря на появление «гостиниц» в XIX веке они долгое время не столько обозначали новый тип размещения, сколько были очередным вариантом для более общего понятия трактир. Несформированность отдельного типа объекта размещения отражается не только в законодательных источниках, но и в восприятии их современниками. Так, герои Н.В. Гоголя Бобчинский и Добчинский в «Ревизоре» (окончательная редакция - 1851 г.) употребляют слова «гостиница» и «трактир» как равнозначные. Описывая сферу гостеприимства г. Казань в конце XIX века русский историк, общественный деятель Н.П. Загоскин указывает на то, что в этом городе «до сих пор не может вывестись довольно своеобразная терминология для выражения понятия заведений, о которых будет идти у нас речь. Слово «гостиница» в смысле европейского термина «отель», – которого оно и составляет буквальный перевод, – здесь почти не употребительно, заменяясь традиционным названием «номера» или «подворье»; слово же «гостиница» составляет у казанцев выражение однозначное со словом «трактир»»3. Очевидно, что подобная ситуация была характерна и для других городов России в тот период.

В то же время в Екатеринбурге в Сборнике историко-статистических и справочных сведений по городу (1889 г. издания), а позже в торгово-промышленных справочниках и адрес-календарях первых десятилетий XX века «гостиницы» выделяются в тексте среди других категорий средств размещения, к которым относились «нумера для проезжающих», «мебилированные комнаты», «постоялые дворы» и «трактиры». Правда, разница наименований не обозначала разницу в самих заведениях, в пользу чего свидетельствуют и местные нормативно-правовые документы, в которых практически не обозначаются специфичные сервисные или инфраструктурные особенности «гостиниц».

Из всех категорий средств размещения в дореволюционный период истории Екатеринбурга количественно выделялись постоялые дворы, которых в Сборнике историко-статистических и справочных сведений по городу (данные за 1887 г.) перечислено 544.

Из «описания всех екатеринбургских жителей», составленного в 1788 году, видно, что их владельцами были представители самых разных социальных категорий: это могла быть и «вдова Домна Кириллова», и «штатной команды отставной солдат Яков Иванов» и «купец Павел Чирьев-большой». Даже представители местной интеллигенции не сторонились этого бизнеса, как например, «екатеринбургского горного училища учитель арихметики второго класса Данило Гласков»5.

Через 100 лет в конце уже XIX века владельческий состав постоялых дворов стал боле однороден – в большинстве случаев теперь это были мещане или крестьяне. Интересно отметить, что в отличие от многих других заведений этой сферы (трактиров, пивных и винных лавок, ренсковых погребов) не встречается случаев, когда одно лицо являлось владельцем сети объектов (в данном случае - постоялых дворов) 6.

Что касается рыночной специализации постоялых дворов, то согласно Положению о трактирных заведениях 1861 г. они определялись, прежде всего, как места «для доставления дешёвого приюта и продовольствия простому народу, к потребностям и привычкам коего эти заведения и должны быть приноровлены»7. На практике же постояльцы случались разные. Выгодные — это ямщики с разномастным товаром, и не очень — это крестьяне здешнего и частью Шадринского и Камышловского уездов. «Они приезжают в город для продажи разного хлеба своего изделия, хотя и заезжают на дворы выкормить лошадей — и то со своим кормом… они не стоят у нас боле одних суток, и мы получаем за труды только для дневного себе пропитания, а не приобретаем себе капиталы. По этому случаю акциз нам отяготителен» — так жаловалась в городской Управе выборная депутация от владельцев постоялых дворов8.

Есть сведения о том, что владельцы постоялых дворов ориентировались и на более серьезную публику. Например, на Покровском проспекте (ул. Малышева) «в деревянном доме №28 купец Семён Сергеевич Сизиков держал постоялый двор для приезжих богатых купцов. <...> В этом постоялом дворе, который находился на Покровске в центре города, свободных мест практически никогда не было. Сеть постоялых клиентов делала доход стабильным и давала возможность благоустраивать своё хозяйство»9.

Географически постоялые дворы располагались достаточно плотно и, как правило, небольшими группами. Подавляющая их большинство в Екатеринбурге конца XIX века концентрировалась в квадрате современных улиц Малышева – Хохрякова – Куйбышева – 8 марта10. Такая топография также подтверждается П.П. Бажовым в мемуарно-биографической повести «Дальнее – близкое» (описание Екатеринбурга конца 1880-х годов глазами подростка, приехавшего на учебу): «дороги, выходившие на Коковинскую площадь [бывшая территория Центрального рынка на ул. Радищева – прим. авт.] с трех улиц, сходились в одну "лаженую" около лабазов. Конное движение здесь было сильное, так как тут "спрямлялся" Сибирский тракт. Этим, вероятно, объяснялось, что на улицах, между нынешними улицами Малышева и Куйбышева, сплошь помещались постоялые дворы. На этих же участках города содержалась ямская гоньба. …. Участки улиц с постоялыми дворами и ямской гоньбой к концу зимы покрывались таким толстым слоем навоза, с которым мог соперничать разве Хлебный рынок. В весеннее и осеннее ненастье здесь трудно было пройти пешеходу»11.

Также в центре города они концентрировались по улицам Добролюбова и Чернышевского. Еще одним местом скопления постоялых дворов был район выезда из города по направлению на Тюмень (по улице Белинского с обеих сторон от ул. Куйбышева)12.

Типичный постоялый двор Екатеринбурга представлял собой двухэтажный или одноэтажный дом, чаще всего деревянный постройки, но встречались и каменные особняки, с пристройками (флигели, бани, конюшни). Постоялые дворы имели крытые приспособления для лошадей, могли, согласно Положению 1861 г., торговать тем же, что и съестные лавочки (горячей пищей и холодными (маркитанскими) закусками)13, а также чаем, кофе, овсом и сеном, но без стоек для продажи припасов и питей. Кушанья на постоялом дворе были без «таксы, а представлялись общему соглашению заезжего гостя с содержателем»14. С введением акцизной системы в 1863 г. и особенно после принятия Правил о раздробительной продаже напитков 14 мая 1885 г. постоялые дворы могли заниматься продажей и крепких алкогольных напитков15. Также на постоялом дворе можно было заняться починкой повозки, смазать ее колёса16.

Более высокий сегмент в индустрии размещения в виде трактира появился в Екатеринбурге только в 1787 году и принадлежал он купцам Дубровиным17. Трактир у них был «1-го номера» и в полной мере должен был отвечать потребностям «иностранных и всякого звания российских людей», посещавших город. Вход же в него подлым людям («ниского состояния люди, яко крестьяне, господского и всякого звания развратныя люди и зазорныя женщины») был запрещен. В 1795 году пришла разнарядка на открытие в Екатеринбурге уже трех трактиров.

Гостиницей свое заведение в Екатеринбурге впервые назвали «иностранцы Юлиян Новицкий и Богдан Брикнер». Открыв в 1838 году кондитерскую, через год они «предположили присоединить гостиницу под фирмою «Урал» (сняв для этого «каменный дом на Главном проспекте, близь Гостиного двора»). Они предложили «достопочтеннейшему обществу» жилье повышенной комфортности: «комнаты с освещением, отоплением и пристойною мебелью, присовокупляя к тому, что столы обеденные и вечерние» как для проживающих в гостинице, так и для горожан «доставляемы будут в полной мере». Относительно платы владельцы заведения ограничили себя «назначением самых умеренных и здешним обстоятельствам соразмерных цен», надеясь тем самым «благосклонностью публики заслужить одобрение». Дозволение на открытие гостиницы было получено 8 февраля 1840 года18.

К середине XIX века число гостиниц в городе выросло до пяти19. Свидетельство на самую дорогую гостиницу получил 16 января 1850 года крестьянин Ярославской губернии Семен Афанасьев. Источники свидетельствуют, что он был неграмотен, однако это, видимо, не сильно мешало ему вести бизнес20.

Неграмотной была и хозяйка гостиницы мещанка Авдотья Никитична Гальцова, продолжившая дело своего мужа, содержавшего в 1845—1850 годы 7 меблированных комнат (под номерами 157-164 и 169) в корпусе мытного двора. Через пятнадцать лет Гальцова числилась уже купчихой и владелицей двух гостиниц: одна под названием «Рим», вторая — «Москва»21. В 1865 году наряду с Гальцовой гостиницы содержали еще две дамы — дворянка Антонида Новицкая и мещанская жена Аксинья Яковлевна Холкина22.

Однако при таких громких названиях уровень екатеринбургских гостиниц соответствовал времени23. Побывавший в Екатеринбурге в 1875 г. В.И. Немировича-Данченко, писал о гостинице, в которой он остановился следующее:

«Наконец, наша тройка подкатила к гостинице, очень приличной по наружности. Номер нам отвели недурной, но не успели мы войти в него, как все его население выползло на стены, точно любопытствуя: кого бог послал на съедение…

- Что это у вас? – указываю я коридорному в невыразимо засаленном фраке.

- Здешний клоп-с… Они ничего… Постояльцы не обижаются… Которые генералы, и те не жаловались»24.

Открыть гостиницу мог достаточно широкий круг лиц. Еще узаконениями XVIII века было определено, что заведения подобного рода «можно держать купцам и посадским, их женам и вдовам, состоящим в капитале». Необходима была лишь приличная репутация, а то некоторые брали трактиры «не имея не только доверия в торгах, но и зрелого понятия, а притчина тому — лестное поползновение быть хозяином»25. Во второй половине XIX века общество стало еще демократичней. По Положению 1861 г. открыть трактирное заведение могли купцы всех трех гильдий, мещане, цеховые, а равно крестьяне, торгующие по свидетельствам всех четырех родов26. Желающие подавали в городскую Думу «установленный аттестат, написанный на гербовой бумаге, стоимостью 60 коп. за лист, в коем указывалось, что владелец по суду наказываем не был и казенные и общественные повинности отправлял бездоимочно». Моральный облик хозяина заведения был близок к идеальному, ведь лица, у него останавливающиеся, могли отдавать на сохранение денежные суммы и вещи, правда, с распиской. Те, кому средства не позволяли открыть гостиницу, содержали номера поскромнее — если их было не более шести, обложению в городской доход они не подлежали27.

Тем не менее, количество гостиниц и меблированных комнат во второй половине XIX века растет медленно. Согласно раскладке акцизного сбора с трактирных заведений на 1883 г. в городе числилось 11 гостиниц с следующими владельцами и адресами: Пакушев Н.А. (корпус Старого мытного двора, на Главной торговой площади), Александров Г.М. (Покровский пр., собственный дом), Гребеньков К.Я. (Главный проспект, дом купца Холкина), Калинин И.П. (Главный пр., дом Протопопова), Плотникова Л.С. (Успенская ул., дом Хребтовой), Погодина А.Я. (Тихвинская ул, дом Малышева), Ксанин П.Г. (Больше-Вознесенская ул., дом Жмаева), Гальцев М.Г. (Покровский пр. дом Авдотьи Гальцевой), Балуева М.И. (Главный пр., дом. Новицкаго), Холкин П.В. (Златоустовская ул., собственный дом), Гринцевич А.А. (Верхотурская улица, д. Горшковского).

Согласно основательному Справочнику историко-статистических сведений И.И. Симанова на 1887 г. в городе было 9 подобных заведений28: номера Александрова и Холкина, меблированные комнаты Атаманова, Клушиной, Паяльщиковой, Плотниковой и Плотникова, гостиницы Малышева («Казань») и Семенова («Эрмитаж»). В Уральском торгово-промышленном адрес-календаре 1899 г. перечислено только 6 гостиниц29.

В начале XX века заведений, которые называли себя гостиницами, нумерами или меблированными комнатами, в городе появляется все больше30. В торгово-промышленных справочниках за 1910-1914 года их упоминается уже около 20: «Американская гостиница», «Пале-Рояль», «Россия», «Метрополь», «Берлин», «Купеческие нумера», «Коммерческие нумера», «Номера Урал с рестораном», «Якорь» Бодрякова, «Эрмитаж», «Прогрессъ», «Славянский базар», «Рига», «Европейские нумера с рестораном», «Центральные нумера», «Москва» Фадеева, «Волга», «Н-ков Атаманова», номера В.Г. Александрова и С.З. Валитова.

Некоторые из них были самыми настоящими корифеями рынка и существовали на начало 1910-х уже по 30-40 и более лет: «Американская гостиница»31, номера «нас-в Атаманова» (прежде Атаманова)32, Александрова33, Черепановой34 (гостиница «Эрмитаж»). Большинство же открылось только в XX веке, как, например, «Россия», «Славянский базар» и др. Часть гостиниц, возникнув в конце XIX века, вероятно, не выдерживает конкуренции и уходит (например, номера Плотниковой, фигурирующие в источниках 1880-1904 гг., в справочниках 1910-1914 годов уже отсутствуют).

Здесь стоит остановиться и дать общую характеристику гостиничной сферы дореволюционного Екатеринбурга в пору ее наивысшего расцвета – в 1900-1910-е гг. Начнем с расценок на гостиничные услуги. В 1903-1904 гг. большинство заведений предлагало комнаты в пределах 75 коп. – 2-х рублей (Черепановой, Атаманова, Плотниковой35, Александрова, «Центральные номера», «Урал»). На этом фоне выделялась «Американская гостиница», цены на номера которой варьировались от 1 до 4 р.36. При этом, как писал В.А. Весновский, «не рекомендуется туристам надеяться на первую из них – безполезно»37. В начале 1910-х ситуация сильно не изменилась. По-прежнему существовали как относительно бюджетные («Коммерческие Номера Муравьева» – от 50 коп. до 2-х р.), так и более дорогие заведения («Пале-Рояль» – от 80 коп. до 4 р., Атаманова – от 1 р. до 3р. 50 коп. и др.)38. Были и те, которые имели номера в широком ценовом диапазоне – расценки, например, в меблированных комнатах «Берлин» варьировались от 60 коп. до 3 р. 50 коп.39. При этом бюджетные гостиницы делали отдельный акцент на цене в своей рекламе, используя такие обороты как: «Цены на все общедоступные», «Дешевизна» и др40.

Что же предлагали гостиницы и «номера» за эти деньги41. Прежде всего, отметим, что в рекламе и описании всех без исключения средств размещения данного класса была ссылка на возможность питания постояльцев. Часто при гостинице открывался ресторан и тогда владельцы рекламировали «первоклассную кухню» («Американская гостиница»). Если же ресторан в гостинице отсутствовал, то, как пишет Г. Плещева, «в номерах предусматривались 1 комната для буфета и общая столовая»42. В этом случае использовались часто такие формулировки как «Кухня», «Хорошая кухня», «Комнаты со столом по соглашению». Иногда при этом было указание на низкую стоимость гостиничного питания: «Отпускаются обеды. Цены дешевые» (Демидовская), «Можно иметь сытый, здоровый, дешевый стол» («Пале-Рояль»). При этом питание оплачивалось отдельно, хотя были возможны и варианты оплаты «комнаты помесячно с полным пансионом» (меблированные комнаты 1-го класса Прогресс). Несмотря на наличие стола, гости могли питаться и на стороне – например, «дворянин города Варшавы Станислав Антонович Сигорский, остановившийся в гостинице Плотниковой, облюбовал для этой цели кухмистерскую Юлии Ивановны Матиссон, что в доме Бабушкина»43. В тоже время владельцам, безусловно, было необходимо, чтобы гости столовались именно у них, что обеспечивало им значительную прибыль. Порой это объяснялось достаточно прозаичными причинами. В.И. Немировича-Данченко – посетителя одной из екатеринбургских гостиниц в 1975 г. – лакей расспрашивал:

«А вы, господин, вина много пьёте?

- А тебе что за дело?

- Потому, если из непьющих, так отдаст ли номер хозяйка. Ей невыгодно, потому свой погреб. Которые гости пьют много, с того за постой дешевле берём.

Должно быть, это в обычае горнозаводского края. Тот же вопрос мы слышали и в Кунгуре. <…>

Кое-как, наконец, удалось устроиться и разложиться, но, к сожалению, не отдохнуть. Наши соседи вполне удовлетворяли вкусам хозяйки. Там всю ночь шло пьянство, и, наконец, кто-то неистово застучал нам в дверь»44.

Что касается инфраструктуры и услуг, то в начале XX века общераспространенными (но, тем не менее, рекламируемыми) были две вещи: телефон и электрическое освещение («электричество»). В гостиницах, содержавших ресторан, как правило, был бильярд. Наличие газет и журналов рекламировали гостиница «Американская» (1910), номера Демидовой (1904), была «газетная комната» и в номерах Плотниковой. Лучшие заведения предлагали постояльцам ванну в номере («Американская», «Пале-Рояль» и меблированные комнаты С.В. Атаманова). Были и другие услуги: коммерческие номера Муравьева предлагали посыльного, а меблированные комнаты С.В. Атаманова рекламировали в 1912 г. «Омнибус на вокзал железн. дорог»45.

Многие заведения (особенно ведущие) касались в своих рекламных проспектах состояния помещении и качества номерного фонда, подчеркивая, что комнаты «обставлены комфортабельно», «гигиентично», «на столичный и европейский образец», «чисты, светлы и дешевы»46. На это же, прежде всего, указывал и автор путеводителей про Екатеринбургу и Уралу В. А. Весновский: «Атаманова В.Я. <…> лучшие меблированные комнаты после «Американской». <…> Относительная чистота и безусловная тишина – традиции владельца, тут же и пребывающего»; «Номера Вундер» (Главный проспект, против театра). Занимает одно из центральных мест города, по цене доступные и лицам среднего достатка, но значительно уступающие по царящим в них порядках и чистоте второстепенным меблированным комнатам»47.

В рекламе «Американской гостиницы» упоминался и такой значимый для клиентов фактор как «внимательная прислуга». Безусловно, подбор обслуживающего персонала был всегда особой заботой владельцев гостиниц. Управа предписывала «на каждые пять комнат иметь не менее одной слуги, а при десяти комнатах кроме номерной прислуги еще швейцара и рассыльного». Содержателям и их доверенным вменялось в обязанность «следить, чтобы среди прислуги не появилось людей, страдающих заразными болезнями», для чего им следовало наблюдать за чистоплотностью служащих, «особенно за чистотой головы, лица и рук», и чтобы в отношении своей одежды «соблюдалась опрятнось, а равно благопристойность и учтивость по отношению к квартирантам». Один раз в неделю хозяин должен был предоставить прислуге баню и ежемесячно посылать на осмотр к санитарному врачу. И вообще, служащие должны были быть благонадежны, расторопны и не «являться на службу в нетрезвом виде».

Важной обязанностью прислуги была приборка номеров. При смене белья ей следовало внимательно следить — нет ли «в мебели и принадлежностях постели (матрацах, подушках, кроватях) клопов и других насекомых». Делая уборку она «обметала щетками и обтирала влажными тряпками пол, удаляла со стен и потолков пыль, паутину»48.

Тем не менее, на практике уровень сервиса в гостиницах Екатеринбурга оставался, вероятно, достаточно низким, что неоднократно подмечалось современниками: «Кухня и прислуга оставляют ждать очень многого. Впрочем, это недостаток всех здешних «номеров» и в этом отношении Американская не составляет исключения»49.

В дополнение к сказанному предоставим также слово постояльцам екатеринбургских гостиниц конца XIX в. Достаточно много заметок сохранилось о типовой Екатеринбургской гостинице того времени – номерах Плотниковой. Побывавший в них в 1983 г. В.А. Весновский отмечал следующее: «Комната мне понравилась и в первый приезд. Паркетный пол, голубая мебель, перегородка для кровати делали ее очень уютной. А главное, при ней был балкон, с которого открывался красивый вид на три стороны. Стоит она – 1 р. 50 к. в сутки. Это вовсе недорого. Я обрадовался ей как старому другу»50. Об этих же «номерах» писал и проехавший через город в 1891 г. некий г. Павловский: «Это довольно чистенькая и спокойная гостиница, в которой за полтора-два рубля можно иметь порядочный номер с обычными, впрочем, петербургскими счетами «за свечку, за простыню, за полотенце» и т.п. Цены на всё почти – столичной гостиницы средней руки»51. А вот так реконструирует пребывание в этой гостинице одного проезжего Г.И. Плещева: «Сигорский вернулся в гостиницу Плотниковой. Пробежав глазами «доску, с обозначением цен за каждый номер и фамилиями лиц их занимающих», новых постояльцев не увидел и поднялся к себе. Вымыв руки в «фаянсовом умывальнике» (в других номерах они были «мраморные или эмалированные»), Сигорский прошел в «газетную комнату» полистать прессу»52.

Есть записки очевидцев и о другой выдающейся гостинице Екатеринбурга «Американской» «безпорно лучшей в городе в отношении чистоты и обстановки, но недоступной для лиц со средним достатком»53, в которой «есть даже ванна»54. На ней, являющейся одним из наиболее выдающихся образцов гостиничного дела дореволюционного Екатеринбурга, стоит остановиться более подробно. Гостиница, рекламировавшаяся как «старейшая и лучшая в городе», принадлежала семейству Холкиных и управлялась в начале своей истории мещанской женой Аксиньей Яковлевной Холкиной, а затем Павлом Васильевичем Холкиным (сначала тоже мещанином, а затем уже купцом 2-й гильдии). После смерти последнего в 1909 г. владельцами стали его наследники, уступившие ее в 1911 году под управление С.Н. Зуева55.

Информация о гостинице была представлена во всех печатных изданиях. В путеводителе по Уралу В.А. Весновского (1904 г.), например, о ней сказано следующее: «Американские номера – помещаются в центре города, на углу Покровскаго просп. и Златоустовской ул., при гостинице телефон и кухня»56.

Количество номеров в гостинице на 1890 г. равнялось 1857, на рубеже веков ­­– достигло 26, а позже во многом благодаря соперничеству с другой известной гостиницей «Пале-Рояль» выросло до 3658. Развивая бизнес, Холкин устроил «особое здание для биллиардов, кухни и буфета, из которых отпускались приезжающим кушанья, пиво и прочее». В рекламных проспектах гостиница подается как отличное комфортабельное заведение со всеми современными удобствами: «Первоклассная кухня под управлением приглашенного из Москвы повара. Ресторан. Биллиарды. Внимательная прислуга. При гостинице кондитерская и кофейная» (реклама 1910 г.). «Ванны. Русские и иностранные газеты и журналы» (добавление в рекламе 1911 г.).

Хотя гостиница имела в городе сильных конкурентов59, она была чрезвычайно популярна. К тому же ее хозяин использовал хитрую уловку - извозчики за определённую мзду везли народ прямо с поезда только сюда, минуя конкурентов, на что последние немало обижались60.

В разные годы в «Американской» побывали многие выдающиеся российские деятели. В 1856 году в ней останавливался при возвращении из ссылки друг А.С. Пушкина декабрист И.И. Пущин. В 1899 году тут останавливался Д.И. Менделеев61, а в 1915 г. побывал поэт К. Д. Бальмонт62.

А однажды к «Американским номерам» подъехал высокий худощавый человек в пенсне. Город наш ему не понравился — типичная «азиатчина», а извозчики «похожи на Добролюбова», к тому же сторожа всю ночь били «в чугунные доски на всех углах». Настроенный весьма скептически «Американскую гостиницу», тем не менее, назвал «очень недурной». Супруга Холкина — Еликонида Яковлевна — отметила на доске против номера, который он занимал, — Чехов А.П. Стояла весна 1890 года63.

В Екатеринбурге Антон Павлович был проездом по пути на Сахалин и пробыл в нем 5 дней (с 28 апреля по 2 мая). Всего лишь несколько слов написал столичный гость о екатеринбуржцах, но каких! «…я вижу вокруг себя лобастых и скуластых азиатов, происшедших от совокупления уральского чугуна с белугой…». Из Екатеринбурга Антон Павлович взял с собой ¼ фунта чаю, 5 фунтов сахару, 3 лимона и счёт из «Американской гостиницы». Этот документ чудом сохранился64.

Трудно предположить, что стало бы с «Американской» и другими лучшими екатеринбургскими номерами, если бы они просуществовали вплоть до сегодняшнего дня. Смогли бы они, сохранив звание «лучших» составить конкуренцию международным гостиничным брендам, представленным сегодня в Екатеринбурге. Одно можно сказать, что они сохранили бы титул «старейших», поскольку ни отелей Hyatt, ни Novotel, ни Park Inn, ни Ramada в 19 веке еще даже не существовало. Однако проверить это е получилось. После революции большинство екатеринбургских гостиниц было закрыто, а их площади заняли совсем другие организации. Часть «номеров» была переквалифицирована в общежития. И лишь единицы еще какое-то время продолжали функционировать. К ним относится, например, гостиница «Эрмитаж», поменявшая свое название на более революционное «Спартак». Именно в ней останавливался В. Маяковский, когда приезжал на несколько дней (с 26 по 30 января 1928 г.) в наш город65.

Развитие собственно советского гостиничного хозяйства в Свердловске началось с Дома крестьянина, открытого в 1924 году. Через четыре года появилась гостиница «Центральная», сыгравшая в советский период особую роль. Здание отеля на 250 номеров было построено по проекту архитектора В.Дубровина в стиле «рационального модерна» и является сегодня памятником архитектуры. Место для строительства было выбрано на безымянной площади (перекрестке улиц Розы Люксембург и Малышева). В Советские годы гостиница «Центральная» значительно выделялась своей привлекательностью на фоне других обителей гостеприимства Свердловска: бетонные колонны с рельефными листьями на капителях, высокие потолки, украшенные лепниной, богатые необычайного размера люстры, огромные зеркала, широкие мраморные лестницы, изящные перила с ажурными балясинами, ковровые дорожки и массивные лифты (гостиница стала одним из первых зданий в городе, оснащенных ими).

В разные времена гостиница «Центральная» принимала персон, имена которых знают во всем мире. В мае 1928 года здесь проживал известный театральный режиссер Всеволод Мейерхольд, в 1961 году гостили Н.С.Хрущев и Фидель Кастро, в 1998 году гостиница принимала членов царской семьи, приехавших в Екатеринбург.

Еще один исторический отель Екатеринбурга - гостиница «Исеть» была построена в 1929-1936 гг. как один из объектов жилого комплекса «Городок чекистов» по проекту архитекторов-конструктивистов И.П. Антонова, В.А.Соколова и А.М. Тумбасова. 10-этажный корпус гостиницы первоначально представлял собой общежитие «Спорт» для молодежи и малосемейных сотрудников НКВД. По замыслу архитекторов, общежитие и соединенный с ним закрытым переходом Дворец Культуры должны были представлять из себя в плане серп и молот. Одному из коммунистических символов и обязан своей формой архитектурный шедевр Екатеринбурга - гостиница «Исеть».

Конструктивисты построили в Свердловске около 140 зданий, в том числе и еще один ныне действующий отель Екатеринбурга - «Большой Урал». Здание гостиницы было построено в 1930 году66 в стиле конструктивизма, но позднее, в 1940-41 г.г. оно было «переодето» в неоклассику: был изменен декор главного фасада, введены вазоны, скульптуры, лепные украшения и пр.67. Ее «главный вход и вестибюль преднамеренно смещен от центра фасада ближе к Дому промышленности. Кроме гардероба, справочного бюро, камеры хранения, сберкассы, почты, парикмахерской в первом этаже гостиницы было помещение для двух машин, выезд которых направлен вдоль фасада во избежание столкновения с пешеходами», — так описывали планировку гостиницы авторы проекта свердловские архитекторы В.И. Смирнов и С.А. Захаров68.

На момент постройки и еще много лет после Большой Урал оставался наиболее комфортабельной и большой гостиницей в Свердловске. Часто в нем останавливались знаменитые артисты, певцы. Есть номера, где жили Людмила Зыкина, Наталья Варлей, Галина Польских, Михаил Пуговкин. Был в Большом Урале и другой знаменитый постоялец, оставивший след в его истории. В номере 464 с «минимальными удобствами» в 1964 году останавливался Владимир Высоцкий и писал оттуда письма своей жене Людмиле Абрамовой: «Поселили в гостинице “Большой Урал” в маленький номер с мизерными удобствами. Все шло как обычно: пьянь у мужиков (кроме меня), вязание у баб, гитара с песнями у меня». «В гостинице есть душ, в подвале. Горячей воды нет. Все намыливаются и так и ходят»69. Этот скромный номер в гостинице был домом Высоцкого целых пять месяцев. Сегодня этот факт решено подчеркнуть: номер хотят реконструировать в стилистике 60-х годов, сделать на дверях табличку с упоминанием знаменитого постояльца, а в самом номере установить стенд с его письмами70.

Другие известные гостиницы Екатеринбурга возникли уже в 1950-60-е гг. В 1954 г. вошла в строй гостиница «Лайнер» на 100 мест в аэропорту «Кольцово»71. В 1969 г. открыты гостиницы «Свердловск» и «Юбилейная»72.

На 1 января 1969 – в Свердловске работали 13 гостиниц и домов приезжих на 2365 мест73. На 1983 год в городе было уже 20 гостиниц (основные «Большой Урал», «Центральная», «Юбилейная» (пр. Ленина, 44), «Исеть», «Свердловск», «Лайнер», «Уктус», Дом крестьянина (ул. Народной Воли, 24), «Колосок» (ул. Фурманова, 26), «Актер» (ул. Генеральская, 6-б), Олимпия» (при Центральном стадионе)). Значительная часть из них были ведомственными (например, гостиница облпрофсовета или гостиница спортклуба Советской Армии)74.

Вплоть до конца 80-х годов прошлого века Свердловск оставался «закрытым» военно-промышленным городом, иностранцы здесь практически не бывали, и сервис в гостиницах оставался далеким от мирового уровня.

Первая в Екатеринбурге гостиница, соответствующая  международным стандартам - «Октябрьская» появилась лишь в 1985 г. и предназначалась для встреч партийно-правительственных делегаций и редких иностранных гостей. Первый пятизвездочный комплекс Екатеринбурга, положивший начало новой гостиничной эры, – отель «Атриум Палас» – был построен в 1998 г.


Приложение

«Адреса дореволюционных гостиниц Екатеринбурга»

На 1887 г.75:

  1. Номера Александрова – «У Каменного моста, соб. дом» (сегодня здание не существует (у моста через р. Исеть, на месте цветочного киоска, расположенного по ул. Малышева, 31 з)).

  2. Номера Холкина – «Угол Покровского проспекта и Златоустовской улицы» (сегодня ул. Малышева, 68а).

  3. Меблированные комнаты Атаманова – «Успенская, 2» (сегодня ул. Вайнера, 6 / пр. Ленина, 19. Трехэтажное здание в конце 1890-х гг. построил В.Я. Атаманов, куда и перевел свою гостиницу. Ныне здание встроено в корпус ГУВД).

  4. Меблированные комнаты Клушиной (в 1899 г. «Номера Вундер»(?)) – «Главный проспект, против театра» (сегодня здание не существует (место на пр. Ленина, напротив кинотеатра «Колизей»)).

  5. Меблированные комнаты Паяльщиковой – «Колобовская, 29» (сегодня ул. Толмачева).

  6. Меблированные комнаты Плотниковой – «Успенская, 26» (сегодня ул. Вайнера).

  7. Меблированные комнаты Плотникова – «Главный пр., 40» (сегодня пр. Ленина).

  8. Гостиница Малышева («Казань») ­– «Тихвинская, 3» (сегодня ул. Хохрякова, 3).

  9. Гостиница Семенова («Эрмитаж») – «Соборная, 7» (сегодня ул. Пушкина, 7).


На 1910-1914 гг.76:

  1. «Американская гостиница» (она же «Американские нумера») – перекрёсток Покровского пр. и Златоустовской ул. (сегодня ул. Малышева, 68а).

  2. «Пале-Рояль» (она же «Меблированные комнаты Пале-Рояль») – Главный проспект (сегодня проспект Ленина, 38).

  3. «Россия» – ул. Пушкинская, 3 (сегодня Пушкина, 3).

  4. «Метрополь» – Покровский проспект, 24, перекресток Покровского пр. и ул. Тихвинской, дом Семёнова (сегодня перекрёсток ул. Малышева и ул. Хохрякова).

  5. «Берлин» – ул. Ломаевская, 5, дом Зонова (сегодня ул. Февральской Революции).

  6. «Купеческие нумера» (она же «Купеческие меблированные комнаты») – ул. Уктусская, 15 (сегодня район станции метро «1905 год»).

  7. «Коммерческие нумера» (они же «Коммерческие номера Муравьева») – ул. Коробковская, 21, дом Кузнецова (сегодня ул. Октябрьской революции).

  8. «Номера Урал с рестораном» – перекресток ул. Клубной и ул. Верх-Вознесенской, дом Назарова (сегодня перекрёсток ул. Первомайская и ул. Тургенева, ул. Первомайская, 11).

  9. «Якорь» Бодрякова – Арсеньевский проспект (сегодня ул. Свердлова).

  10. «Эрмитаж» – первоначально располагалась на ул. Пушкниской, 7 (сегодня Пушкина, 7). Затем переехала на Покровский проспект, д. Мередина (сегодня Малышева, 56).

  11. «Прогрессъ» – ул. Успенская, 26 (сегодня ул. Вайнера).

  12. «Славянский базар» – ул. Пушкинская (сегодня Пушкина, 7). До «Славянского базара» в этом доме находилась гостиница «Эрмитаж» При этом Эрмитажем руководила Черепанова А.М., а Славянским базаром – Черепанова О.Г.

  13. «Рига» – ул. Клубная, 21 (сегодня ул. Первомайская).

  14. «Европейские нумера с рестораном» – Покровский проспект (сегодня ул. Малышева).

  15. «Центральные нумера» – Перекресток Главного проспекта и ул. Вознесенской (сегодня – пр. Ленина и ул. Карла Либкнехта). При этом есть указание на номер д. 68, что не позволяет сегодня соотнести адрес.

  16. «Москва» Фадеева – Арсеньевский проспект, 62 (сегодня ул. Свердлова).

  17. «Волга» – ул. Успенская, д. Жирякова (до 2009 г. ул. Вайнера, 7 / Ленина, 23 – в мае 2006 г. это здание незаконно снесено при строительстве ТЦ «Европа»).

  18. Номера «Н-ков Атаманова» – Главный проспект, уг. Успенской (сегодня ул. Вайнера, 6).

  19. Номера В.Г. Александрова – Покровский проспект., «У Каменного моста, соб. дом» (сегодня здание не существует – у моста через р. Исеть, место цветочного киоска, расположенного по ул. Малышева, 31 з).

  20. Номера С.З. Валитова – Главный пр. (сегодня пр. Ленина).




1 Положение о трактирных заведениях. – СПб., 1886, с. 1,2

2 Положение о трактирном промысле 8 июня 1893 г. – М., 1893., с. 4

3 Спутник по Казани. Иллюстрированный указатель достопримечательностей и справочная книжка города. – Загоскин Н.П., 1895.

4 Город Екатеринбург….. С. -768-770.

5 Плещева Г.И. В "Пале-рояле"…

6 Город Екатеринбург….. С. -768-770

7 Положение о трактирных заведениях. – СПб., 1886, с. 8

8 Плещева Г.И. В "Пале-рояле" …

9 Кротова Г. Проспект Покровский // Екатеринбург: городской гид-журнал. Февраль. 2005. С. 18.

10 Город Екатеринбург….. С. -768-770

11 Бажов, П. П. Дальнее – близкое [Текст] : повести, очерки, ст., ... В. В. Блажес, М. А. Литовская. – Екатеринбург, Изд-во Урал. ун-та ; Сократ, 2007.

12 На основе анализа Город Екатеринбург…. С. 768-770.

13 «У хозяев всегда найдется «хлеб белый и черный, огородные овощи, молоко, масло, яйцы и все мясное и рыбное вареное, холодное и горячее, употребляемое простым народом…» - Плещева Г.И. В "Пале-рояле" …

14 Плещева Г.И. В "Пале-рояле" …

15 Для этого товара необходимо было взять «особый патент и сделать взнос в государственную казну» - Плещева Г.И. В "Пале-рояле"

16 Плещева Г.И. 1895 год: путешествие из Екатеринбурга в Петербург. (Копилка краеведа) // Вечерний Екатеринбург. 12 июля 1995. С. 3.

17 Корепанов Н. С. В провинциальном Екатеринбурге, 1781-1831. — Екатеринбург: Банк культур. информ., 2003. — 187 с. — (Очерки истории Урала; Вып. 22).

18 Плещева Г. И. В "Пале-рояле"

19 Список приводится по Плещева Г.И. В "Пале-рояле"… Имеется также альтернативная информация – согласно ст. энциклопедии «Екатеринбург» в сер. XIX в. было также пять гостиниц, но за исключением одной из них список не совпадает: “Американская” П.В.Холкина на углу Покровской и Златоустовской (ныне – ул. Малышева и Р.Люксембург), “Пале-Рояль” А.Е.Степанова, “Центральная” на Гл. просп., “Эрмитаж” Ф.И.Маевской и “Метрополь” Т.Г. Мишель на Покровском просп. (Поздеева О.Г. Гостиницы // Екатеринбург. Энциклопедия. Екатеринбург, 2002. С. 142).

20 Плещева Г.И. В "Пале-рояле"…

21 Плещева Г. И. В "Пале-рояле"…

22 Плещева Г. И. В "Пале-рояле"…

23 Согласно описанию Астольф де Кюстина, побывавшего в России летом 1839 г., клопы были непременным атрибутом и лучших гостиниц Санкт-Петербурга.

24 Немирович-Данченко В. Кама и Урал : (очерки и впечатления). — С.-Петербург : Тип. А. С. Суворина, 1890. — 750, IV с. С. 566.

25 Плещева Г.И. В "Пале-рояле"…

26 Торгующие крестьяне — это официально признанная сословная группа, которая, как и купцы, занималась не только торговлей, но и промышленностью.

27 Плещева Г.И. В "Пале-рояле"…

28 Город Екатеринбург…. С. 760-761.

29 Уральский торгово-промышленный адрес-календарь на 1899 г. Районы: Пермская, Уфимская, Оренбургская, Вятская, Тобольская губернии/ Изд. А. Л. Вершовой. – Пермь: Типо-литогр. Губерн. правления, 1899. – 40, XVI, 228, 32, 39 с.: ил; [34] л. рекл. объявл.

30 В торгово-промышленных справочниках 1910-1914 гг. эти заведения (вкупе с ресторанами) перечисляются, не разделяясь на подгруппы в одном списке, что отражало, видимо, их схожесть и на практике. В то же время, в справочнике Город Екатеринбург …. (1889 г.) нумера для проезжающих, меблированные комнаты и гостинцы выделяются в отдельные блоки (при этом понятия все-таки смешиваются и в разделе номера для проезжающих значится «Американская гостиница»). В справочнике В.А. Весновского «Весь Екатеринбург» (1903 г.) отдельно показаны гостиницы и меблированные номера. При этом статус гостиницы имеет только одно наиболее шикарное средство размещения города – «Американская гостиница».

31 Гостиница функционировала еще в середине 19 века.

32 В рекламе номеров Атаманова 1910-х гг. указывается, что они существуют с 1879 г.

33 Эта гостиница фигурирует в перечне екатеринбургских трактирных заведений, облагаемых акцизом на 1881 и 1883 г., упоминается в путеводителе В.А. Весновского «Весь Екатеринбург» (1903 г.), а затем в торгово-промышленном справочнике «Екатеринбург и Урал» на 1914 г.

34 В конце 19 века гостиницу держал казанский мещанин В.В. Семенов.

35 В Путеводителе по Уралу Весновского (Весновский, В.А. Путеводитель по Уралу / В.А. Весновский. Екатеринбург: Изд. В.Чекана, 1899) приводятся другие расценки – от 75 коп. до 3 руб. - Цит. по Злоказов Л.Д., Семенов В.Б.  Старый Екатеринбург: Город глазами очевидцев – Екатеринбург: ИГЕММО "Lithica"; Музей истории Екатеринбурга, 2000 … С. 502.

36 Весновский В.А. Весь Екатеринбург. Екатеринбург: типография газеты «Уральская жизнь». 1903. 351 с.; Весновский В. А. Иллюстрированный путеводитель по Уралу. Екатеринбург, 1904. И, XII, 442 с.; 54 л. ил. С. 248.

37 Путеводитель по Уралу. 1-е изд. / Под ред. В.А. Весновского. Екатеринбург, 1899. – Цит. по Старый Екатеринбург … С. 502.

38 Весь Екатеринбург: торгово-промышленный справочник. Екатеринбург, 1910; Весь Екатеринбург и горнопромышленный Урал: Торгово-пром. справочник. 1912. — Екатеринбург, 1912. — 234 с.

39 Уральская жизнь. 1909.

40 Уровень доходов разных слоев населения в этот период представлен в первом параграфе 1 данной главы.

41 Описание составлено на основе анализа рекламных объявлений в торгово-промышленных справочниках Екатеринбурга 1903-1912 гг. и ст. Плещевой Г.И. В "Пале-рояле" …

42 Плещева Г.И. В "Пале-рояле" …

43 Плещева Г.И. В "Пале-рояле" …

44 Немирович-Данченко В. Кама и Урал : (очерки и впечатления). — С.-Петербург : Тип. А. С. Суворина, 1890. — 750, IV с. С. 566.

45 Что касается последней услуги, то попытки организации собственного транфера для гостиницы предпринимались ранее Владимиром Имшенецким, владельцем гостиницы «Пале–Рояль». В 1908 г. он, пытаясь нарушить монополию привокзальных извозчиков, нанял собственного извозчика и купил шестиместную карету, которая должна была заняться перевозкой клиентов с железнодорожного вокзала. Этой карете было суждено сделать всего лишь один рейс. В январе 1908 г. шестиместный экипаж не без некоего форса отчалил от «Пале–Рояля» и благополучно прибыл к вокзалу. Какое–то время привокзальные извозчики с недоумением взирали на неожиданного конкурента, а затем дружно атаковали карету. В считанные минуты она была опрокинута и лишилась всех стекол, а также ряда других деталей. Полиция не без труда остановила «привокзальных мстителей». Больше В.М. Имшенецкий не повторял подобных попыток: то ли он утерял веру в свободную конкуренцию, то ли более никто не соглашался стать извозчиком экипажа из «Пале–Рояля» - см. Прошлых времен "таксисты" // Наследие. 2008. № 21

46 На этот счет существовали и предписания Санитарного бюро: «кушанья и напитки подавать квартирантам в свежем, доброкачественном, хорошо приготовленном виде и без вредных примесей». Помещения, в которых «приготовляются кушанья», полагалось содержать в чистоте и опрятности, а кухни хорошо изолировать, чтобы «запах угара не проникал в комнаты» и щами в номерах не пахло. Всякого рода посуда, употреблявшаяся для подавания кушаний и напитков, вымывалась и вытиралась после каждого употребления, а ножи, вилки и ложки металлические чистились. Вымытая посуда хранилась в шкафах или на полках, «покрытая чистой марлей или иной стерильной тряпицей» - см. Плещева Г.И. В "Пале-рояле" …

47 Весновский, В.А. Путеводитель по Уралу / В.А. Весновский. Екатеринбург: Изд. В.Чекана, 1899 – Цит. по Старый Екатеринбург… С. 502

48 Плещева Г.И. В "Пале-рояле" …

49 Весновский, В.А. Путеводитель по Уралу / В.А. Весновский. Екатеринбург: Изд. В.Чекана, 1899. 456 с. – Цит. по Старый Екатеринбург… С. 502

50 Сибирские очерки В.А. Весновского // Всемирный путешественник / Бесплатное приложение «Родины». 1893. № 10. – Цит. по Старый Екатеринбург… С. 473-474.

51 Павловский. От Санкт-Петербурга до Екатеринбурга и Верхнеуральского уезда Оренбургской губернии // Природа и охота. №7. 1891. С. 34-43 – Цит. Пирогова Е.П. Образ Урала в документах и литературных произведениях. Том 1. (период от древности до конца XIX века). Хрестоматия. - Екатеринбург: ИД "Сократ", 2007 - 384 с.С. 296.

52 Плещева Г.И. В "Пале-рояле" …

53 Весновский, В.А. Путеводитель по Уралу / В.А. Весновский. Екатеринбург: Изд. В.Чекана, 1899. 456 с. – Цит. по Старый Екатеринбург… С. 502

54 Павловский. От Санкт-Петербурга до Екатеринбурга и Верхнеуральского уезда Оренбургской губернии // Природа и охота. №7. 1891. С. 34-43 – Цит. Пирогова Е.П. Образ Урала в документах и литературных произведениях. Том 1. (период от древности до конца XIX века). Хрестоматия. - Екатеринбург: ИД "Сократ", 2007 - 384 с.С. 296.

55 Весь Екатеринбург и горнопромышленный Урал: торгово-промышленный справочник. Екатеринбург, 1911. С. 149.

56 Весновский В. А. Иллюстрированный путеводитель по Уралу. Екатеринбург, 1904. И, XII, 442 с.; 54 л. ил. С. 248.

57 Галеева Р.С. «Долой за свечки — 10 к.» К 120-летию пребывания А. П. Чехова в Екатеринбурге// Пятые Чупинские краеведческие чтения : материалы конф., Екатеринбург, 16–17 февраля 2010 г. / Свердл. обл. универс. науч. б-ка им. В. Г. Белинского, Ин-т истории и археологии УрО РАН ; сост. Т. А. Ко- лосова. — Екатеринбург, 2010. — 200 с. С.94.

58 Плещева Г.И. В "Пале-рояле" …

59 Екатеринбургской городской Управе было известно, что «приезжающие стремятся, прежде всего, в меблированные комнаты Имшенецкого [«Пале-рояль» - прим. Автора], как центральные и роскошно обставленные, а затем уже едут в другие гостиницы» - См. Плещева Г.И. В "Пале-рояле" …

60 Галеева Р.С. Указ. соч.

61 Там же

62 Подлубнова Ю. Среднеуральские эпизоды гастролей К. Бальмонта // Культура Урала в ХVI – ХХI вв.: исторический опыт и современность. Кн. 2. Екатеринбург: Банк культурной информации, 2008. С. 410–414.

63 Плещева Г.И. В "Пале-рояле" …; Объявление из екатеринбургской газеты «Деловой корреспондент» от 1 мая 1890 года: «Список приезжих лиц. В “Американской гостинице”: Гг. Бруцкусъ из Москвы, Донгауеръ из Красноуфимска, Чеховъ изъ Перми, Визель изъ Риги» - Галеева Р.С. Указ. соч.

64 Галеева Р.С. Указ. соч. С.96-97.

65 См. например, Аникин А. Имена писателей на карте Екатеринбурга//"Литературный Екатеринбург".-2000.-№2

66 Даты постройки гостиницы в литературе расходятся - в Перечне объектов культурного наследия, находящихся на территории муниципального образования "город Екатеринбург" (http://www.mkso.ru/heritage/okn_ekb/17), в «История города в архитектуре. Екатеринбург: Сократ,1998.– 238 с.» указан 1930 г., в энциклопедии «Екатеринбург» - 1932 (Поздеева О.Г. Гостиницы // Екатеринбург. Энциклопедия. Екатеринбург. С. 142). В широком круге статей и практически во всех описаниях гостиницы в сети Интернет фигурирует 1931 г.

67 Строительство гостиницы «Большой Урал» по проекту архитекторов Е.Е.Захарова и В. И. Смирнова было осуществлено в 1929-1930 гг. Архитектура здания относится к стилистике конструктивизма. В середине 30-х годов перед зданием разбит сквер по проекту архитекторов С.В.Добровского и Н.А.Бойно-Радзевич. В 1940-1941 гг. архитектором М.В.Рейшером были внесены стилистические изменения в духе советской «неоклассики» в общую композицию главного фасада: появились лепные украшения и скульптурная пластика. – статья в новостях со ссылкой на нпц

68 История города в архитектуре. Екатеринбург: Сократ,1998.– 238 с. С. 207

69 Письма В. Высоцкого 20 февраля и 4 марта 1962 года Л. Абрамовой. Все цитаты даны по книге: Абрамова Л. В., Перевозчиков В. К. Факты его биографии. Людмила Абрамова о Владимире Высоцком. — Россия молодая, 1991. — С. 112. ISBN 5-86646-003-3.

70 По материалам интервью с управляющим директором гостиницы Г. Прохоровой - см. Кибирева Ю. Екатеринбург неофициальный. Часть III. Город-праздник. URL: http://old.nedv.info/main/articles/2009/11/10/462/

71 Екатеринбург: Листая страницы столетий: [1723-2008] / Изд.2-е, исправл.и доп. - Екатеринбург, 2008.

72 Пр. Ленина, 40. Была переименована в «Евразию». С 2006 г. в этом здании находится «Гранд-Авеню Отель».

73 Поздеева О.Г. Гостиницы // Екатеринбург. Энциклопедия. Екатеринбург. С. 142.

74 Свердловск. Справочник-путеводитель. Свердловск: Средне-Уральское книжное издательство. 1983.

75 На основе Город Екатеринбург… С. 760-761.

76 Составлено автором на основе анализа материалов торгово-промышленных справочников 1910-1914 гг., рекламных объявлений в екатеринбургских газетах этого же периода, а также исследований В.П. Микитюка, Г.И. Плещевой, О.Г. Поздеевой.

  • Атаманова», номера В.Г. Александрова и С.З. Валитова.
  • и более лет
  • Приложение «Адреса дореволюционных гостиниц Екатеринбурга» На 1887 г. 75
  • На 1910-1914 гг. 76