Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


1. Внешние и внутренние аспекты сексуального поведения отца Сергия




страница1/10
Дата07.07.2017
Размер1.59 Mb.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10
Masarykova univerzita

Filozofická fakulta

Ústav slavistiky

Magisterská diplomová práce

2012 Natallia Piatkevich

Masarykova univerzita

Filozofická fakulta

Ústav slavistiky

Slavistika

Natallia Piatkevich
Pokus o analýzu sexuality hrdinů povídek Otec Sergij a Ďábel L. N. Tolstého

Magisterská diplomová práce

Vedoucí práce: prof. Ivo Pospíšil, PhDr.
2012

Prohlašuji, že jsem magisterskou diplomovou práci vypracovala


samostatně s využitím uvedených pramenů a literatury.

V Brně 28. prosince 2012



Zde bych chtěla poděkovat panu PhDr. Ivu Pospíšilovi, Ph.D., DrSc., za cenné rady a trpělivost

Obsah
0. Введение…………………………………………………………………………… 5

1. Внешние и внутренние аспекты сексуального поведения отца Сергия ……….10

1.1 Характеристика объектов любви отца Сергия ……………………….11

1. 2 Отношение Степана Касатского к Николаю Павловичу ……………11

1. 3 Светские отношения и их взаимосвязь с иными жизненными целями Степана Касатского …………………………………………………………………….18

1. 4 Отношение Степана Касатского к невесте …………………………..20

1. 5 Борьба с сексуальным влечением …………………………………….25

1. 6 Влияние плоти на дух …………………………………………………32

1. 7 О постижении смысла веры …………………………………………..34

2. Внешние и внутренние аспекты сексуального поведения Евгения Иртенева …..43

2. 1 Сексуальное воспитание Евгения Иртенева …………………………44

2. 2 Особенности приобретения первого сексуального опыта …………..45

2. 3 Сексуальные отношения со Степанидой ……………………………..45

2. 4 Женитьба ……………………………………………………………….50

3. Сравнительный анализ сексуального поведения Степана Касатского и Евгения Иртенева …………………………………………………………………………………52

4. Сексуальное влечение как борьба духа и плоти ………………………………….54

4. 1 Платоническая любовь …………………………………………………55

4. 2 Влияние сексуального влечения на веру в Бога ………………………57

4. 3 О дьявольской природе плотского влечения ………………………….58

5. Противостояние плотского и духовного ..................................................................61

5. 1 О духовной привязанности ……………………………………………..63

5. 2 Оценка сексуальных отношений ……………………………………….64

5. 3 Понятие «святости» ……………………………………………………..66

6. Сравнительный анализ борьбы плоти и духа ……………………………………..67

6. 1 Мотивы возникновения борьбы плоти и духа ………………………...67

6. 2 Истоки дьявольского начала ……………………………………………67

6. 3 Увечье плоти как средство борьбы с дьявольким началом …………..70

6. 4 Последствия попытки самоубийства …………………………………..70

7. Влияние сексуальности Л. Н. Толстого на сексуальное поведение отца Сергия и Евгения Иртенева. О связи сексуальности с эмоционально-психическими конфликтами, душевными расстройствами и патологиями …………………………..71

7. 1 О первом сексуальном влечении Л. Н. Толстого ……………………71

7. 2 О страданиях, вызванных сексуальным влечением …………………76

7. 3 Взгляды на женщин ……………………………………………………79

7. 4 Правила борьбы с сексуальным влечением …………………………..81

7. 5 Взгляды на семейную жизнь …………………………………………..83

7. 6 О молитве ……………………………………………………………….88

7. 7 О патологиях ……………………………………………………………90

8. Заключение ………………………………………………………………………….96

9. Список использованной литературы ……………………………………………..101



0. Введение
Настоящая работа ставит себе целью исследовать повести Льва Николаевича Толстого - «Отец Сергий» и «Дьявол» - с позиций психоаналитического литературоведения, используя модели фрейдистской психоаналитической критики.

Центральное место данного исследования занимает, во-первых, эмоциональный конфликт героев повести, возникший в результате проявления их сексуальности, во-вторых, борьба плотского и духовного, в-третьих, взаимосвязь сексуальности и веры в Бога, в-четвёртых, взаимосвязь сексуальности с заболеваниями нервной системы. Так, мы изучим связанные с сексуальностью, с интимной стороной жизни психологические процессы, происходившие в сознании героев.

Последовательно анализируя тексты повестей, мы рассмотрим, как в поведении главных героев произведений проявляются сферы бессознательного и сознательного, как их вытесненные сексуальные желания обнаруживаются в сновидениях, фантазиях, разговоре и т.д. Также мы проанализируем процесс сублимации нереализованных переживаний героев, связанных с сексуальным влечением, в сферу науки, религии или повседневной деятельности.

Поскольку психоаналитическая критика в большой мере заостряет своё внимание на особенностях психики автора, мы также рассмотрим проявления психопатологии Льва Толстого, однако наше внимание будет направлено (ввиду того, что предметом нашего изучения является сексуальное влечения и связанные с ним сексуальные отношения) исключительно на те проявления психопатологии автора, которые имеют связь с сексуальной стороной его жизни. Кроме того, мы рассмотрим, как сексуальное влечение взаимодействует с религиозными и нравственными суждениями Льва Толстого.

Выявив особенности психопатологии Льва Толстого, связанные с его сексуальными отношениями, при аналитическом чтении произведений мы изучим, как эти особенности отражены в повестях «Отец Сергий» и «Дьявол», как повлияли на образы созданных героев - Степана Касатского и Евгения Иртенева.

Чтобы проследить связь сексуальных влечений Льва Толстого с подтекстом повестей, при анализе произведений на основе психоаналитических подходов мы будем ориентироваться как на личность автора, широко используя биографические источники, так и на содержание текста.

Лев Толстой, однажды отрекшийся от сексуальных отношений, на протяжении всей оставшейся жизни боролся с сексуальным влечением, используя для этого различные методы. Нас интересуют проявления его борьбы в сексуальном поведении Степана Касатского и Евгения Иртенева, её влияние на сексуальные отношения этих героев.

Таким образом, мы исследуем связь между повестями как конечным продуктом творческой деятельности и самим автором.

Поскольку сексуальные отношения Степана Касатского развиваются в условиях подчинения религиозной системе, мы считаем необходимым рассмотреть борьбу героя с сексуальным влечением как противостояние плотского с духовным. В размышлениях Евгения Иртенева о сексуальных отношениях со Степанидой также присутствуют неоднократные обращения к Богу, попытки проанализировать свои поступки с точки зрения религии, поэтому сформулированная выше задача актуальна и для этого героя.

Карл Гюстав Юнг написал о З. Фрейде следующее: «Стоило проступить в каком-нибудь человеке или художественном произведении отблеску духовности, как Фрейд ставил его под подозрение и усматривал в нём вытесненную сексуальность… Я заметил ему, что если продумать логически его гипотезу до конца, то это будет уничтожающим приговором культуре. Культура окажется пустым фарсом, болезненным результатом вытесненной сексуальности. «Ну да, - подтвердил он, - так оно и есть»1. В настоящем исследовании мы попробуем применить утверждение З. Фрейда, но в области религии. Мы рассмотрим, есть ли взаимосвязь между сексуальностью и верой отца Сергия, насколько глубока эта взаимосвязь, какова природа веры героя, имеет ли его вера сексуальные корни. Таким образом, вера отца Сергия как результат вытесненных сексуальных желаний также становится одним из предметов данного исследования.

В настоящей работе мы будем использовать идеи и концепции психоанализа для исследования сексуальной стороны жизни Льва Николаевича Толстого и героев его повестей «Отец Сергий» и «Дьявол» с целью последующего сравнения. Мы проведём двусторонний сравнительный анализ. В первую очередь, проанализируем и сравним сексуальность героев – Степана Касатского и Евгения Иртенева, затем, обладая полученными результатами, приступим к изучению сексуальности автора. Исследуя сексуальную жизнь Толстого с помощью психоаналитических концепций, мы также попытаемся выявить мотивы отображения сексуального опыта автора в произведениях. Проникая во внутренней мир героев через анализ их сексуальной жизни, мы попробуем проследить, насколько сексуальный аспект важен для героев, с какими другими сторонами жизни он переплетается, на что влияет, как меняет их жизнь.

Нам представляется интересным и важным проанализировать отношения между автором и его героями и ответить на ряд вопросов: является ли изображённая в произведених сексуальная жизнь героев сексуальной жизнью Льва Толстого? сколько в сексуальной жизни героев «авторской» сексуальной жизни? насколько герои повести – сам автор? При этом мы будем учитывать, что некоторые исследователи описывают у Льва Толстого аномальные психические процессы, связанные в том числе и с его сексуальной жизнью, поэтому мы попытаемся выявить подобные «симптомы» у героев повестей.

В работе «Бред и сны в «Градиве» В. Иенсена» З. Фрейд пишет о том, что «граница между так называемыми нормальными и болезненными состояниями души отчасти условны, отчасти настолько расплывчаты, что, вероятно, каждый из нас в течение дня неоднократно переступает через неё»2. Нас интересует, насколько граница, разделяющая нормальное психическое состояние отца Сергия и Евгения Иртенева связана с проявлением их сексуальности. Мы проанализируем, как Л. Н. Толстой описывает эти пограничные состояния психики.

В ходе исследования мы постараемся оветить на следующие вопросы: как герои реализуют свою сексуальность? какое влияние оказывает сексуальная жизнь героев на их мысли, чувства, поступки? способен ли герои противостоять своим сексуальным влечениям?

Блуд как состояние не только тела, но и души занимал одно из центральных мест во внутреннем мире Л. Н. Толстого. Возможно, сама необъятная гениальность писателя заключается в его греховности и сознательном стремлении к чистоте, граничащей со святостью, одновременно «живущих» в нём. Постоянное внутреннее противоборство двух полярных тенденций порой доходило до безумия (об этом свидетельствуют эпилептические припадки, которым был подвержен Л. Н. Толстой). Всё это, «живущее» в нём, Л. Н. Толстой осознавал, обдумывал, анализировал и выражал в творчестве, «примеряя» на героях. Писатель не искал точку равновесия, в которой две крайности смогут гармонично существовать. Решив для себя, как дожно быть, он шёл к этому. В исследуемых нами повестях Л. Н. Толстой погружает героев в ситуации, в которых их внутренний мир превращается в «поле боя» двух сил - сексуального влечения и веры в Бога, т.е. тела и духа.

В работе «Достоевский и отцеубийство» Зигмунд Фрейд пишет: «Кто же попеременно то грешит, то, раскаиваясь, ставит себе высокие нравственные цели, - того легко упрекнуть в том, что он слишком удобно для себя строит свою жизнь»3. Данная цитата применима к Л. Н. Толстому лишь частично. Писатель, признавая себя блудником, то наказывал себя, раскаиваясь, то снова грешил, поддаваясь соблазну, руководствуясь принципом, что лучшим средством преодоления искушения является его удовлетворение, однако его жизнь не строилась на сделках с совестью, так как принцип отречения, о котором пишет Зигмунд Фрейд в вышеупомянутой работе, является одним из китов, на которых строится повесть «Отец Сергий», а в образе главного героя Л. Н. Толстой выразил себя, сделав это достаточно болезненно: обнажив свои интимные стороны и даже те глубины, которые «вышли» из фрейдовского бессознательного.

В настоящей работе мы не будем решать вопрос: кто такой Л. Н. Толстой - грешник или святой? Также мы постараемся обойти стороной греховность и святость отца Сергия и Евгения Иртенева (хотя уже в названиях данных произведений выражен определённый намёк на святость и греховность – «Отец Сергий» и «Дьявол»). Принимая их сексуальность за исходную точку, которая задаёт направление данному исследованию, мы ставим следующие задачи:


  • рассмотреть сексуальность Степана Касатского и Евгения Иртенева в психологическом аспекте, т.е. их эмоции, мысли, фантазии, а также индивидуальное восприятие себя и своих партнёров;

  • исследовать социальные, культурные и исторические источники сексуальности героев;

  • изучить влияние сексуальности героев на их деятельность;

  • проследить связь между сексуальностью героев и их эмоционально-психическими состояниями;

  • изучить влияние религиозных и индивидуальных запретов героев на проявления их сексуальности;

  • исследовать природу психологических компонентов сексуальности Степана Касатского и Евгения Иртенева;

  • изучить поведенческий аспект их сексуальности;

  • рассмотреть сексуальное поведение героев как источник возникновения веры в Бога;

  • проанализировать процесс осознания сексуального желания героев;

  • исследовать нарциссизм героев как тип их сексуального характера;

  • проанализировать борьбу плотского и духовного;

  • изучить, как эротическое начало автора выражается в повестях;

  • исследовать, каким образом сексуальность Льва Толстого влияла на его внутренний мир и на творческий процесс при создании повестей «Отец Сергий» и «Дьявол»;

  • рассмотреть, какие осознанные сексуальные желания автора проявились в повестях как реальные факты и какие сублимированные сексуальные желания отразились как авторский вымысел.

Актуальность нашего исследования заключается в первую очередь в том, что, как следует из выступления Даниэла Ранкура-Лаферьера, представившего доклад о творчестве Л. Н. Толстого на пленарном заседании 15-й Международной конференции «Психоанализ, литература, искусство», «психоаналитических исследований, посвящённых Толстому, мало в сравнении с Достоевским»4, а личность и творчество Л. Н. Толстого - это необъятный мир, исследование которого в русле психоанализа и эвропатологии через призму сексуальности представляет огромный интерес.

Лев Толстой работал над повестью «Отец Сергий» на протяжении восьми лет. Первое упоминание об этом произведении появилось в дневнике писателя в 1890 году под первоначальным названием «История жития». В это время Л. Н. Толстой ездил в Оптину пустынь. Встречи и беседы со старцем Амвросием и Константином Леонтьевым давали ему пищу для размышления относительно его суждений о сексуальном влечении, о сексуальной жизни вообще. Однако даже в 1898 году он не считал эту повесть оконченной, так как до конца своей жизни Л. Н. Толстой не переставал размышлять о проблеме сосуществования в человеке духовного и плотского.

В повести «Дьявол» отразились личные переживания автора, основанные на увлечении крестьянкой Аксиньей Базыкиной и позднее кухаркой Домной. Кроме того, сюжетная основа данного произведения отражает реальные факты убийства крестьянки тульским судебным следователем, описанные в дневниках Толстого как «история Фридерикса».

Таким образом, с одной стороны, настоящая работа является психоаналитической трактовкой сексуального поведения центральных персонажей повестей Л. Н. Толстого - «Отец Сергий» и «Дьявол», с другой стороны, предполагает провести этот анализ, не прибегая к нахождению и толкованию символов, что характерно для литературоведов-фрейдистов, а обопираясь на биографические факты сексуального поведения автора.

Сексуальность Степана Касатского и Евгения Иртенева, сексуальное влечение как борьба плотского и духовного, воплощение противостояния автора сексуальному влечению, психопатологические явления Льва Николаевича Толстого, связанные с его сексуальной жизнью, являются объектом нашего исследования.

1. Внешние и внутренние аспекты сексуального поведения отца Сергия
Планомерное исследование сексуального поведения Степана Касатского мы начнём с анализа ситуаций, в которых герой испытывал чувство любви физического или платонического рода.

Изучая каждую ситуацию в отдельности, прежде всего необходимо рассмотреть круг мотивов, партнёров, место и время действия.

Принимая во внимание, что на сексуальное поведение героя оказывают влияние социальные нормы, эталоны сексуального поведения, а также «запреты, посредством которых общество унифицирует поведение своих членов»5, мы должны, во-первых, изучить жизненные ценности и нормы поведения, характерные для среды и эпохи персонажа, во-вторых, предварительно исследовав суждения и взгляды Степана Касатского относительно таковых норм, бытующих в его родственной, дружеской, профессиональной среде, выявить индивидуальные предписания, характерные для его сексуального поведения, установленные самостоятельно, «соблюдение которых обеспечивается не столько санкциями извне, сколько внутренними психологическими установками»6.

Как общепринятые, так и индивидуальные ограничения сексуального поведения мы будем рассматривать как «цензора», вынуждающего подавлять сексуальное влечение.

Кроме того, при анализе сексуальности Степана Касатского возникает ряд вопросов, на которые нам предстоит ответить: насколько разнообразны ситуации, в которых герой испытывает чувство физической и платонической любви? физическую или платоническую любовь герой испытывает чаще? какие иные чувства испытывает герой в таких ситуациях?

Далее мы приступим к изучению сексуального поведения с точки зрения удовлетворительности для героя, для чего проанализируем отношение Степана Касатского к собственному сексуальному поведению в каждой из ситуаций.


1.1 Характеристика объектов любви отца Сергия
Первое чувство любви Степан Касатский испытал в кадетском корпусе, где обучался с двенадцатилетнего возраста. В подростковом возрасте мальчикам свойственны разговоры о любви, об отношении к женщинам вообще и сексуальных отношениях в частности. Сексолог И. С. Кон в качестве примера приводит отрывок из воспоминаний писателя В. Вересаева о его юношеской влюблённости, в которых говорится, что «в гимназии, среди многих товарищей, шли циничные разговоры, грубо сводившие всякую любовь к половому акту»7. В повести «Отец Сергий» нет упоминаний о разговорах подобного рода. Автор лишь говорит, что Степан Касатский «был красив и ловок»8, но «не распутничал»9. Однако далее Л. Н. Толстой повествует о влюблённости героя («… ещё со времён корпуса страстно, именно страстно, любил Николая Павловича»10).

Позднее герой «задал себе целью связь с женщиной света - и неожиданно для себя скоро достиг этого»11.

Через некоторое время Степан Касатский влюбляется в графиню Короткову.

В монастыре, куда поступил герой, была «известная своим дурным поведением барыня, которая начала заискивать в Сергии»12.

Во время жизни в затворе герой борется с похотью.

На шестой год затворничества героя с целью соблазнения, заключив пари, отца Сергия посещает Маковкина - «разводная жена, красавица, богачка и чудачка, удивлявшая и мутившая город своими выходками»13.

Через семь лет после попытки соблазнения героя Маковкиной герой вступил в сексуальный контакт с Марьей - дочерью купца, которую тот привёл к нему для исцеления.

Таким образом, нам предстоит проанализировать семь ситуаций, объединённых чувством физической и/или платонической любви.


1.2 Отношение Степана Касатского к Николаю Павловичу
Уже во время обучения в кадетском корпусе Степан Касатский любил императора Николая Павловича. Когда император приезжал в корпус, Касатскому «хотелось показать ему свою беспредельную преданность, пожертвовать чем-нибудь, всем собой ему»14. О характере этой любви свидетельствует следующая цитата: «[…] Касатский испытывал восторг влюблённого, такой же, какой он испытывал после, когда встречал предмет любви»15. Автор отождествляет природу того любовного восторга, который герой испытывал по отношению к мужчине, и любовного восторга, позднее ощущаемого героем к женщине. При это отмечает, что «влюблённый восторг к Николаю Павловичу был сильнее»16. Влечение Касатского было не только эмоциональным, платоническим, но и чувственным, ведь он «страстно, именно страстно, любил Николая Павловича»17. В данном случае слово «страстно», употреблённое автором, мы рассматриваем не как «сильно выраженное чувство, крайнее увлечение»18. Исходя из учения о антропологическом дуализме, подчёркивающем противоположность души и тела, и принимая во внимание, что далее в тексте повести следует описание именно внешности объекта влечения, а не его духовных качеств («[…] когда входила бодрым шагом эта высокая, с выпяченной грудью, горбатым носом над усами и с подрезанными бакенбардами фигура в военном сюртуке»19), мы понимаем страсть Касатского как «сильную любовь с преобладанием чувственного влечения»20.

Отсюда мы можем сделать вывод: герой, обучаясь в корпусе, и позднее, в восемнадцатилетнем возрасте, будучи офицером гвардейского аристократического полка, испытывал эмоциональное, платоническое и чувственное влечение к лицу одного с ним пола.

Император Николай Павлович знал, что «возбуждает этот восторг, и умышленно вызывал его»21. Он относился так не к одному Касатскому, а ко всем кадетам («Он [Николай Павлович] играл с кадетами, окружал себя ими, то ребячески просто, то дружески, то торжественно-величественно обращаясь с ними»22), но всё-таки выделял его среди остальных. Позже, когда Касатский был выпущен в полк, император и там «отличал его»23.

Выбор императора Николая Павловича в качестве объекта любви обуславливается определёнными внутренними или внешними причинами. Прежде всего нам необходимо ответить на вопросы: почему Степан Касатский чувствует влечение к лицу своего пола? почему объектом, на который были направлены его желания, связанные с комплексом эмоциональных переживаний, стал именно мужчина?

И. С. Кон утверждал, что «нужно изучать не отдельные поведенческие акты […], а жизненный мир личности как целое и не только в его постоянстве и устойчивости, но и в связи с конкретными жизненными ситуациями, в которых находится личность и от которых зависят содержание и смысл ее деятельности в данный момент»24. Мотивация сексуального поведения личности связана с её психосексуальным развитием, поэтому для определения причинно-следственных связей выбора объекта любви героя нам необходимо исследовать предшествующие юношеству периоды жизни Степана Касатского, а именно его детство и отрочество.

Отец Касатского был отставным полковником гвардии. Он умер, когда Степану было 12 лет. После его смерти сына отдали в кадетский корпус.

Так, с подросткового возраста Касатский жил преимущественно в мужском окружении, которое составляли, во-первых, его сверстники, во-вторых, преподаватели. Учитывая, что Степан Касатский был лишён отцовского внимания, и принимая во внимание схожесть профессий его отца и людей, с которыми он проводил практически всё своё время, мы можем предполагать: герой пытался найти человека, способного восполнить недостаток внимания и заботы, т.е. заменить умершего отца.

Обычно ребёнок считает, что именно его родители самые лучшие. Возможно, это объясняет выбор Степана Касатского: среди всех военных людей, окружавших его, он выбрал самого сильного, влиятельного, могущественного – императора Николая Павловича. С течением времени «сыновняя» любовь к императору Николаю Павловичу могла видоизмениться, так как происходили естественные возрастные процессы, связанные с психофизиологическим сексуальным развитием героя. Во время полового созревания возникла сексуальная потребность, которая была направлена на мужчину, поскольку Степан Касатский на протяжении долгого времени проживал в заведении закрытого типа, окружённый преимущественно лицами своего пола, и, соответственно, испытывал недостаток половых партнёров противоположного пола.

Таким образом, мы можем говорить не о гомосексуальной ориентации Степана Касатского, а о синтезе заместительной и транзиторной гомосексуальности (псевдогомосексуальности) героя, связанной с юношеской гиперсексуальностью и носящей, во-первых, временный, во-вторых, экспериментаторский характер.

С другой стороны, сексуальное влечение Степана Касатского к императору мы можем объяснить теорией З. Фрейда о врождённой бисексуальности. Согласно этой теории «врождённой является предрасположенность к бисексуальности, которая в процессе развития заменяется моносексуальностью»25, т.е. у каждого человека может возникать влечение к обоим полом. Гомосексуальность развивается в том случае, если в детстве человек пережил психологическую травму, а также в ситуации, когда имеют место различные препятствия, мешающие развитию влечения к противоположному полу.

В рассматриваемом нами случае таким препятствием стало обучение героя в кадетском корпусе, поскольку это учебное заведение являлось заведением закрытого типа, в результате чего Степан Касатский практически не имел возможности общения с противоположным полом, поэтому его сексуальные влечения были направлены на представителя одного с ним пола и приобрели гомосексуальный характер.

Сексолог Альфред Кинзи полагал, что главную роль в формировании гомосексуальности или гетеросексуальности играют культура и социализация, а потому выбор партнёра может определяться традициями, запретами, возможностями и т.д.

В закрытых учебных заведениях Российской империи гомосексуальные контакты были достаточно широко распространены. И. С. Кон в одной из глав книги «Любовь небесного цвета», посвящённой вопросу существования гомосексуализма в Российской империи, повествует о том, что «гомосексуальные контакты и игры шире всего были распространены в закрытых учебных заведениях - Пажеском корпусе, кадетских корпусах, юнкерских училищах, школе Правоведения и т.д.»26, а преподаватели не считали гомосексуальные проявляения их воспитанников постыдными, а потому меры по их искоренению, как правило, не предпринимались.

Так, мы можем предполагать, что сексуальное влечение героя к мужчине во время периода его полового созревания и в юности не воспринималось другими представителями данного социокультурного взаимодействия как явление, носящее негативный или экзотический оттенок.

Здесь нам также необходимо упомянуть, Лев Толстой сам влюблялся в мужчин (чувство влюблённости он испытывал, например, к братьям Мусиным- Пушкиным). Свидетельства о влюблённостях писателя в мужчин мы можем найти и в его дневниках. Например, запись от 29 ноября 1851 года, сделанная 23-летним Львом Толстым, говорит: «В мужчин я очень часто влюблялся. Для меня главный признак любви есть страх оскорбить или просто не понравиться любимому предмету, просто страх. Я влюблялся в мужчин, прежде чем имел понятие о возможности педерастии; но и узнавши, никогда мысль о возможности соития не входила мне в голову»27.

Приведённая цитата из дневника Льва Толстого объяняет, почему Касатский, даже испытывая сексуальное влечение, не имел половых актов с лицами мужского пола и не предпринимал для осуществления испытываемого сексуального желания никаких практических шагов. Ведь сам автор, испытывая влюблённость к мужчине, не принимал возможность вступления с ним в половые отношения. Т.е., Лев Толстой допускает исключительно платоническую любовь мужчины к мужчине. Так, Степан Касатский осознаёт только платоническую любовь к Николаю Павловичу, о чём свидетельствуют его слова в ответ на признание Мэри Коротковой («Мы все любим его [Николая Павловича], я воображаю, вы в институте...»28). Отсюда следует, что его сексуальное влечение к государю было сосредоточено именно в бессознательном. Социокультурное окружение героя, как мы отмечали выше, не препятствовало осуществлению сексуального желания, однако оно всё равно было вытеснено в область бессознательного.

Если удовлетворению желания не препятствовали запреты, а герой всё равно подавлял испытываемое сексуальное влечение и боролся с ним, нам необходимо выяснить, в чём заключается причина борьбы и последующего его вытеснения в сферу бессознательного. Также мы попытаемся проследить, как происходил процесс вытеснения.

Степан Касатский «выдавался блестящими способностями [...], вследствие чего он был первым и по наукам, в особенности по математике, к которой он имел особенное пристрастие, и по фронту и верховой езде»29. Но герой не довольствовался исключительно своими способностями, он постоянно развивал их и приумножал результаты своей деятельности непрестанным трудом. Степан Касатский постоянно работал над собой. Так, в кадетском корпусе он «добился первого места»30, а «заметив раз за собой неловкость в разговоре по-французски, достиг того, чтобы овладеть французским, как русским»31, потом, «занявшись шахматами, добился того, что [...] стал отлично играть»32. Т.е., мы наблюдаем у героя стремление к самосовершенствованию. Это тяготение к самосовершенствованию, будучи непрекращающимся, постоянным, а также неотступным, навязчивым, может рассматриваться как патология.

Все достижения героя требовали длительных и усердных занятий, постоянного напряжения умственных сил и огромных энергетических затрат сил физических. Степан Касатский отдавал предпочтение именно той деятельности, которая давала ему возможность достичь совершенства и первенства в избранных им областях, поскольку отличительной и очень важной чертой его характера было «огромное самолюбие»33, являющееся движущей силой и обуславливающее множество его поступков.

Самолюбие Касатского послужило причиной того, что «внутри его шла сложная и напряжённая работа»34, направленная на то, чтобы «во всех делах, представляющихся ему на пути, достигать совершенства и успеха, вызывающего похвалы и удивление людей»35, поэтому Степан Касатский «работал до тех пор, пока его хвалили и ставили в пример другим»36.

Таким образом, параллельно с сексуальным влечением, герой испытывал желание удовлетворения жажды первенства и совершенства, продиктованное его самолюбием, являющимся проявлением нарциссизма.

Сексуальное влечение, основанное, с одной стороны, на биологических импульсах и, с другой стороны, на любви к другому человеку, и желание достичь совершенства и быть первым во всех предприятиях, рождённое самолюбием, противостояли одно другому. Два желания, имеющие, по сути, одну природу – любовь, боролись между собой.

Самолюбие Степана Касатского по своей силе превосходило любовь к государю, а потому в первую очередь герой стремился удовлетворить желание первенства. Это желание было настолько сильным, что сексуальное желание было подавлено, сублимировано.

Желая непременно удовлетворять своё самолюбие, достигая в делах совершенства и первенства, Касатский всё время ставил перед собой различные цели, при этом не дифференцируя их, например, на плохие/хорошие или достойные/недостойные, а потому герой, «как бы ничтожна она [цель]ни была, [...] отдавался ей весь и жил только для неё до тех пор, пока не достигал её»37 и одновременно подавлял сексуальное влечение, так как оно не являлось приоритетным.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   10

  • 1. Внешние и внутренние аспекты сексуального поведения отца Сергия
  • 1.1 Характеристика объектов любви отца Сергия
  • 1.2 Отношение Степана Касатского к Николаю Павловичу