Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Формирование новой системы права (вторая половина 17-первая половина 18 века). Источники права. Формы правовых актов




страница9/12
Дата21.07.2017
Размер2.42 Mb.
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   12

22. Формирование новой системы права (вторая половина 17-первая половина 18 века). Источники права. Формы правовых актов.

Формирование новой системы права

Незнание закона субъектами, в отношении которых он действовал, было

обычным явлением. Публиковалось не более половины всех издаваемых актов,

тираж был небольшим.

Результатами издания кодексов первой четверти XVIII в. стали: 1.

Утвержденные в 1714 г. и изданные в 1715 г. Воинские Артикулы, свод

военно-уголовного законодательства.

2. Утвержденный в 1720 г. Генеральный регламент или Устав коллегиям,

охватывавший всю сферу нового административного законодательства. При

подготовке регламента была осуществлена рецепция иностранного права: в его

основу был положен шведский Канцелярский устав 1661 г.

3. Кодификация норм частного права, почерпнутых из Указа о

единонаследии и последующих актов о наследовании. Сводный документ,

получивший название Пункты о вотчинных делах (1725 г.), был обобщением

судебной практики и толкованием закона.

Законодатель обращал внимание на степень случайности - грань между

неосторожным и случайным преступлениями была весьма тонкой.Вместе с

преступником несли ответственность лица, не совершавшие преступления, -

его родственники. Ответственность снималась или смягчалась в

зависимости от объективных обстоятельств. К смягчающим обстоятельствам

закон относил состояние аффекта, малолетство преступника, "непривычку к

службе" и служебное рвение, в пылу которого было совершено

преступление.

Артикулы включали следующие виды преступлений:

1. Против религии. В эту группу входили чародейство, идолопоклонство,

которые наказывались смертной казнью (сожжением) при условии, что будет

доказано сношение обвиняемого с дьяволом..

Богохульство наказывалось усечением языка, а особая хула девы Марии и

святых - смертной казнью

2. Государственные. Простой умысел убить или взять в плен царя

наказывался четвертованием

Оскорбление словом монарха наказывалось отсечением головы. 3. К

должностным преступлениям относили взяточничество, наказываемое

смертной казнью, конфискацией имущества и телесными наказаниями.

4. Преступления против порядка управления и суда. К ним относились

срывание и истребление указов, что наказывалось смертной казнью. Сюда

же относились такие действия, как подделка печатей, писем, актов и

расходных ведомостей, за что полагались телесные наказания и

конфискация.

Основной целью наказания по Артикулам являлось устрашение, что

явствовало из специальных оговорок типа "дабы через то страх подать и оных

от таких непристойностей удержать". Устрашение сочеталось с публичностью

наказаний.

Изоляция, исключение из общества преступника, становится определенно

выраженной целью наказания.

Уже в 1733 г. в 23 городах существовали полицмейстерские конторы во

главе с полицмейстером. Полиция имела вооруженные формирования.

Гражданские дела рассматривались судами в ином порядке. В 1723

г. принимается указ "О форме суда", наметивший поворот к состязательной

форме судебного процесса. Тяжеловесное и громоздкое письменное

судопроизводство вновь заменялось устным судоговорением.

Гражданское право

Сохранялось право родового выкупа, срок которого был сокращен в 1737 г.

с сорока до трех лет.

Существовали виды договоров:

Договор подряда, ранее уже известный русскому законодательству, в

условиях государственного промышленного протекционизма, дополняется

договором поставки заказчиком, в котором, как правило, являлись

государство, его органы или крупные частные и смешанные компании.

Договор личного найма заключался для выполнения работ по дому,

на земле, в промыслах, цехах, мануфактурах, заводах и торговых

предприятиях. Свобода воли при заключении договора была в ряде случаев

условной: несовершеннолетние дети и женщины заключали его только с

согласия мужа или отца, крепостные крестьяне - с согласия помещика.

Договор купли-продажи регулировал перемещение любых объектов

собственности (движимой и недвижимой). Ограничения, налагаемые

монополистической политикой государства, касались как предмета договора,

так и его условий .

Договор поклажи на движимое имущество заключался любыми субъектами,

кроме монахов, которым Духовный регламент запрещал брать на хранение деньги

и вещи.


Договор займа с развитием денежной системы и корпуса ценных бумаг

(закладных, акций, купчих, векселей и пр.) приобретает новые черты. Закон

формально запрещал взимать проценты по займам, только в 1754 г. официально

устанавливаются шесть процентов годовых. На практике же проценты взимались

и раньше.

В брак запрещалось вступать близким родственникам и умалишенным

("дуракам") На вступление в брак требовалось согласие родителей и

начальства для военнослужащих, а также знание арифметики и геометрии для

дворян. Крепостные вступали в брак с дозволения господ. По закону

требовалось свободное согласие брачующихся.

Признавался только церковный брак

Формы правовых актов

Уставы издавались для определённого ведомства (Воинский, Морской) или

регулирования определённой отрасли права (Устав о векселях, Воинский, Краткое

изображение процессов или судебных тяжб).

Регламенты (акты учредительного характера) определяли состав, организацию,

компетенцию и порядок делопроизводства органов управления (Генеральный

регламент 1720 г., Духовный регламент 1721 г.).

Указами оформлялось учреждение новых государственных органов и должностей

(Указ об учреждении губерний 1708 г., указ о фискалах 1714 г.), введение в

действие актов отраслевого законодательства (Указ о форме суда 1723г.),

назначение на должности (Указ о назначении Позднякова обер-секретарём Сената

1721 г.). Петром I предпринята попытка разделить указы на временные и

постоянные, присоединив последние к уставам и регламентам.

В петровский период в среднем в год издавалось около ста шестидесяти указов.

Огромное число нормативных актов, регламентировавших все сферы жизни,

нуждалось в систематизации.

В 1695 г. всем приказам было поручено составить выписки из статей,

дополнявших Уложение и новоуказные статьи. В 1700 г. издан Указ о составлении

нового Уложения. В 1714 г. распоряжение повторилось, однако, без результатов.

Новые правовые акты дополняли Уложение 1694 г. и регламенты, в случае

разногласий предпочтение отдавалось новым актам. Кодификационные работы вновь

активизировались в 1720 – 1725 гг. За этот период были подготовлены проекты

частей Уложения о суде, о процессе в криминальных, розыскных и пыточных

делах, о наказаниях и рассмотрении гражданский дел.

Для законотворческой деятельности абсолютизма характерна весьма подробная,

тщательная регламентация всех сторон общественной и частой жизни. Особое

внимание уделялось формам правовых актов и правового регулирования.

Наиболее распространённые формы в первой четверти XVIII в.:

Регламенты. Всего в этот период было утверждено семь регламентов. Они

являлись актами, определявшими общую структуру, статус и направления

деятельности отдельных государственных учреждений.

Манифесты. Издавались только монархом и за его подписью и были обращены

ко всему населению и всем учреждениям. В форме манифестов объявлялось о

вступлении монарха на престол, крупных политических событиях и акциях, начале

войны или подписании мира.

Именные указы. Также издавались и подписывались монархом. В них

формулировались решения, адресованные конкретным государственным учреждениям

или должностным лицам: Сенату, коллегиям, губернаторам. Именные указы

дополнялись уставами, учреждениями или регламентами.

Указы. Могли издаваться монархом или от его имени Сенатом и были нацелены

на решение конкретного дела или случая, введение или отмену конкретных

учреждений, норм или принципов деятельности. В них содержались правовые нормы и

административные предписания. Адресовывались определённому органу или лицу и

были обязательны только для них. В форме указа выносились судебные решения

Сената.


Уставы. Сборники, содержавшие нормы, относившиеся к определённой сфере

государственной деятельности.

Попытка синтезировать вновь принятые правовые нормы и нормы действующего

Соборного Уложения осуществлялась на протяжении 1714 –1718 гг. Необходимость

рецепции норм иностранного права, связанная с изменением геополитической

ориентации страны, потребовала значительной работы по освоению и переработке

иностранных (шведских, германских, французских, датских) кодексов в 1719 – 1720

гг

23. Гражданское право в первой половине 18 века. Указ о единонаследии 1714 года.

Указ о единонаследии 1714 года (О порядке наследования в движимых и недвижимых имуществах) — нормативно-правовой акт, изданный в эпоху правления Петра I. Указ регламентировал правовой статус дворянства и закреплял юридическое слияние таких форм земельной собственности, как вотчина и поместье. В Указе о единонаследии впервые был использован термин «недвижимость». Обнародование Указа датируется 23 марта 1714 года.

Предпосылки принятия Указа

В.О. Ключевский так разъясняет причины принятия Указа: «Вам известно юридическое различие между основными видами древнерусского служилого землевладения, между вотчиной, наследственной собственностью, и поместьем, владением условным, временным, обыкновенно пожизненным. Но задолго до Петра оба эти вида землевладения стали сближаться друг с другом: во владение вотчинное проникали черты поместного, а поместное усвояло юридические особенности вотчинного. В самой природе поместья, как земельного владения, заключались условия его сближения с вотчиной.»

Таким образом, сама жизнь, социально-экономические реалии, подтолкнули Петра к принятию этого нормативного акта: «Так к началу XVIII века поместье приблизилось к вотчине на незаметное для нас расстояние и готово было исчезнуть как особый вид служилого землевладения. Тремя признаками обозначилось это сближение: поместья становились родовыми, как и вотчины; они дробились в порядке разверстки между нисходящими или боковыми, как дробились вотчины в порядке наследования; поместное верстание вытеснялось вотчинным пожалованием.»

Содержание Указа

Согласно положениям Указа, происходило юридическое слияние поместного и вотчинного землевладения (на практике это сближение произошло гораздо раньше, однако, получило легитимацию только теперь). Возникло новое понятие — недвижимость:

«Понеже разделением имений после отцов детям недвижимых великой есть вред в государстве нашем, как интересам государственным, так и подданным и самим фамилиям падение.»

Указ запрещал отчуждать недвижимость, кроме случаев «нужды».

Указ давал право наследовать неделимую недвижимость только одному сыну (как правило — старшему). Однако это не был принцип майората. Вот как об этом пишет В.О. Ключевский: «Это - не закон о майорате или «о первенстве», навеянный будто бы порядками западноевропейского феодального наследования, как его иногда характеризуют, хотя Пётр и наводил справки о правилах наследования в Англии, Франции, Венеции... Мартовский указ не утверждал исключительного права за старшим сыном; майорат был случайностью, наступавшей только при отсутствии духовной: отец мог завещать недвижимое и младшему сыну мимо старшего. Указ установлял не майорат, а единонаследие, неделимость недвижимых имений»

Таким образом, Пётр добивался следующих результатов: землевладения ограждались от бесконечного дробления, а дворянское сословие — от обнищания. Запрет на отчуждение не позволял дворянину проиграть в карты или каким-либо другим образом «разбазарить» драгоценную землю. Кроме того, право на наследство, закреплённое только за одним сыном, вынуждало его братьев исправно служить на государственной службе — «искать чинов».

Недостатки Указа

Пётр I, как отмечает большинство историков, все свои преобразования совершал «впопыхах», не всегда задумываясь о последствиях.

Новый Указ, имевший многие прогрессивные черты, вызвал недовольство. К тому же, как и многие нормативные акты петровской эпохи, он не был достаточно хорошо разработан с точки зрения юридической техники. Неопределённость формулировок порождала сложность в исполнении Указа.

В.О. Ключевский: «Он плохо обработан, не предвидит многих случаев, даёт неясные определения, допускающие разноречивые толкования: в 1-м пункте решительно запрещает отчуждение недвижимостей, а в 12-м предусматривает и нормирует их продажу по нужде; устанавливая резкую разницу в порядке наследования движимых и недвижимых имуществ, не указывает, что разуметь под теми и другими, а это порождало недоразумения и злоупотребления.»

Эти недостатки вызывали неоднократные разъяснения в последующих указах Петра. К 1725 году указ был подвергнут значительной доработке, допускавшей значительные отступления от первоначальной редакции.
По мнению В.О.Ключевского: «Закон 1714 года, не достигнув предположенных целей, только внёс в землевладельческую среду путаницу отношений и хозяйственное расстройство. Итак, подготовленный и обеспеченный неделимой недвижимостью офицер армейского полка или секретарь коллегиального учреждения - таково служебное назначение рядового дворянина по мысли Петра.»

ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО ЭПОХИ ПЕТРА



Петербургский период выступает с целым рядом новых принципов гражданского права, появление которых обусловливается, прежде всего, коренными изменениями в строе государственной службы и землевладения, установлением сословного начала, проникнутого крепостными тенденциями, изменением и развитием форм промышленности, постепенным освобождением частной жизни от государственной опеки, с одной стороны, и возрастающей заботой законодательства о некоторых сторонах гражданско-правовой жизни - с другой. Формы обладания. Образовавшаяся в XVII веке два направления, стремившиеся каждое подчинить своему исключительному влиянию развитие поземельного обладания: государственное и частновладельческое - вступают между собой в резкую борьбу в XVIII столетии под влиянием политических, финансовых, военных и экономических условий. Указ об единонаследии 1714 г. окончательно уравнивает поместья и вотчины, утверждая их наследственность в определенных родах и исключая доступ к однажды розданным поместьям новых служилых людей. С другой стороны, он удерживает обязанность государственной службы, уже не только военной, но и гражданской, для всех дворян, независимо от того, владеют они или нет поместьями и отчинами. Предписывая оставлять недвижимые имения только одному наследнику, Петр делает это в интересах побуждения обезземеленных дворян к службе. За этой общей мерой следует ряд других, имеющих целью распространять права государства на отдельные объекты частного земельного обладания. В начале XVIII века издается ряд указов, ограничивающих для помещиков и вотчинников право пользования лесами, применительно к нуждам кораблестроения. Ограничения касались не только рубки леса, но и пользования им в других отношениях, например как выгоном. Помещики принуждались к искусственному деревонасаждению (посев дубовых рощ). Правительство переживает свое право въезда в частные леса и предоставления его другим лицам, существовавшее еще в Московском государстве. Кроме установления особых заповедных лесов, Петр дает право соответствующим ведомствам рубить лес для их нужд везде, где они найдут подходящий, не различая частных и казенных имений. Ввиду дороговизны дров в Петербурге Петр в 1719 г. разрешает свободную рубку дров около Петербурга в частных владениях. Ограничиваются права частных владельцев на недра земли: каждому предоставляется право искать руду как на казенных (свободных), так и на частных землях; при нахождении частные земли могли быть экспроприированы в интересах рудопромышленника. Ограничениям подвергаются, далее, ловля жемчуга, пользование разного рода угодьями (в частности - рыбной ловлей), постройка мельниц и постоялых дворов, охота и т. д. Большая часть подобных мер не имели серьезного успеха, но, вместе с конфискациями, с постоянным отнятием у служилых людей их владений за проступки по службе или для казенных надобностей, они приучили население к мысли о возможности всякого рода нарушений частной собственности. "Правосознание" XVIII века в этом отношении является очень смутным. В разных ходатайствах о льготах, например в наказах депутатам Екатерининской комиссии, постоянно встречаются просьбы об отобрании земель для расширения дворов, о закрытии фабрик и заводов, истребляющих лес и потому поднимающих на него цену, об обязательстве покупать лес не в окрестностях городов, а в других более отдаленных пунктах и т. д. Несмотря на это, XVIII век должен быть признан создателем современного понятия о частной собственности как основной форме обладания. Необходимое, в видах увеличения государственных доходов, правильное ведение земледельческого хозяйства, под руководством помещиков - этих "ста тысяч даровых полицмейстеров", - требовало установления более постоянных и определенных их отношений к земле, к правительству, к соседям, т. е. юридической организации землевладения, совершенно парализуемой теми попытками вмешательства, которые предпринимал Петр. При Анне Иоанновне отменяется указ об единонаследии; Екатерина II предоставляет охранение лесов самим помещикам, уничтожает свободную рубку деревьев под Петербургом и восстанавливает право помещиков на недра земли. Неурядица в пограничных отношениях помещиков между собой с казной вызывает несравненно лучшую, чем в XVII веке, организацию государственного межевания. Заботы правительства о путях сообщения, в связи с межеванием, содействуют разграничению частного обладания от общего, установлением больших и малых публичных дорог, частных дорожных и легальных сервитутов, бечевников и т. д. Освобождение дворян от службы окончательно укрепляет понятие частной собственности, или, вернее, пока еще сословного "недвижимого населенного имения", рядом с которым существует свободная городская собственность на дворы, а также некоторые виды условных владений (поземельные наделы мелких служилых людей, государственных крестьян, казаков, солдат и инородцев). Тогда же устанавливается и современное деление недвижимых имуществ на родовые и благоприобретенные, являющиеся компромиссом между старой связанностью имуществ и потребностями свободного оборота. Особые формы землевладения создаются на пустых землях Малороссии и Новороссии и переходят к нам вместе с землями, приобретенными от Польши (см. Чиншевое право). Не заинтересованное больше в правильном переходе из рук в руки недвижимых имуществ, ставшем делом частного соглашения, государство устраняет прежнее значение справки имения за приобретателем и ограничивается формальной поверкой актов приобретения и сбором крепостных пошлин. Акты на имения составлялись на местах, а записка их и поверка принадлежала вотчинной коллегии. С 1714 г. к местным крепостным делам было приурочено и взыскание пошлин. Таким образом процесс совершения актов и их поверки отделился от процесса их укрепления; стороны, опасаясь хлопот и расходов, стараются избежать последнего акта или пользуются им ради противоправных целей. По словам одного из наказов Екатерининской комиссии, "иное лицо, зная, что данное имение уже продано, входит в сделку с продавцом, совершает вторую купчую и немедленно отправляется записать ее в книгу вотчинной коллегии; первый же покупщик, не зная об этом за дальностью своего жительства от Москвы, представляет купчую к явке уже после той записки и, согласно правилам уложения, то имущество справляется не за ним, а за тем, кто предъявил купчую ранее" (Пахман ). Другие слабые стороны организации обладания недвижимостью тоже выясняются из Наказов. Недостает, прежде всего, правильной защиты владения. Указы первой половины века борются с нарушителями чужого обладания и запрещают всякое самоуправство, но не отделяют защиты владения от защиты собственности. Наказы богаты подробностями о насилиях и захватах, чинимых сильными людьми по отношению к землям более слабых и мелких помещиков. Лишь со второй половины века поссесорная защита отделяется от петиторной, но последовательного и детального развития института владения русское законодательство не дает даже и в современных гражданских законах. Крайняя чересполосность, происходящая от дробления имуществ при наследовании, отсутствии системы сервитутов, особенно дорожных, недостаточное отделение индивидуального обладания от общего по отношению к лесам, водам и недрам земли, содействуют неясности вещных прав на землю. Давность, вместо того чтобы служить к укреплению обладания, является новым стимулом к захватам, сравнительно легким при неустроенной системе приобретения собственности. Область гражданского оборота в XVIII столетии, как и в Московском государстве, меньше других интересовала законодательство, но и в ней можно проследить те же два основных течения, которые характеризуют развитие форм обладания. Первое стремится поставить под строгий надзор закона частную волю, проявляющуюся в юридических сделках, направляя ее к интересам государственной казны и препятствуя достижению целей, которые шли бы вразрез с мероприятиями правительства по отношению к имуществам частных лиц. Отсюда крайнее стеснение гражданского оборота в отношении лиц, предметов и форм. В половине века было издано распоряжение, ограничивавшее обязательственные права всех провинциальных, уездных и городских администраторов в области сделок, совершаемых ими в местах их службы; они имели право лишь покупать дома для жительства, а не для иных, промышленных или спекулятивных, целей. Требование наличности в обязательстве, кроме свободной воли, еще "побудительной причины", переходило в XVIII столетии в требование указания в сделке мотивов ее совершения. Злоупотребления, связанные с таким требованием, еще в 1729 г. побудили к его отмене. Главным общим стеснением оборота было требование крепостного порядка совершения всякого рода актов, установленное Петром I в фискальных целях, - требование, исполнение которого вело к целому ряду формальностей, часто превосходивших цену сделки или налагавших на контрагентов несоответствующие этой цене жертвы. Все эти ограничения вызывали со стороны частных лиц противодействие, выражавшееся во всевозможных обходах законных предписаний и парализовались мерами самого правительства, стремившегося к развитию торговли и промышленности. По воинскому уставу, например, к числу письменных доказательств отнесены были (с силой половинного доказательства) и домашние акты - купеческие книги и письма, духовные завещания и договоры; военные люди могли, поэтому, не совершать некоторых актов у крепостных дел. Регламентом главному магистру Петр I установил во всех больших городах институт маклеров, на обязанности которых лежало участие во всех торговых договорах; их журналы имели значение, равное судебным протоколам. В 1729 - 31 годы было разрешено составлять на дому духовные завещания и приданные росписи. Устав о векселях 1729 г. дозволил писание векселей в домах и даже без свидетелей, чем были в значительной степени вытеснены из оборота крепостные заемные письма без заклада и залога. При Екатерине II и в области обязательного права заметен явный поворот к освобождению частных сделок от старого стеснительного правительственного контроля. Совершение крепостных актов осталось обязательным лишь для оборота недвижимостей; для прочих актов созданы нотариальный (маклерский) и явочный порядки, отличающиеся от теперешних лишь большими формальностями; некоторые явочные акты (духовные завещания, верующие письма, отпускные и др.) должны были обязательно являться в местах, ведавших крепостные дела. Признав необходимость отделения сфер частной и государственной деятельности, законодательство не нашло возможным взять в свои руки иного рода надзор за оборотом - выработку юридических форм его, дополняющих частную волю или направляющих ее согласно требованиям общего блага и интересам третьих лиц. В течение XVIII и в первой половине XIX века тщетно было бы искать в русском праве разработанной системы отдельных обязательств с точным распределением между контрагентами субъективных прав и обязанностей. Были приняты только отдельные меры относительно ответственности по закладным, продажи заложенных имуществ, найма имуществ и личного, отдачи на сохранение. Гражданский оборот не был обширен и с трудом отливался в новые гражданско-правовые формы, о чем можно судить по двум примерам. Стремясь регулировать залоговые отношения, законодательство в 1737 г. уничтожает старое правило об обращении закладной в купчую при неуплате долга и заменяет этот порядок публичными торгами, с целым рядом предварительных мер. В 1744 г. пришлось, однако, восстановить старое правило об обращении закладной в купчую, ибо публичные торги оказались еще менее пригодными. Только банкротский устав 1800 г. установил новый порядок окончательно. Введение векселей, обеспечивавших и в то же время облегчавших оборот, долго не прививались к русской жизни. Строгость взыскания, дававшая векселю предпочтение перед долгами, обеспеченными залогом, нарушала права залогопринимателей, и дворяне просят Екатерининскую комиссию об изменении этого порядка; в ту же комиссию поступило ходатайство купцов, жаловавшихся, что выдача векселей без обеспечения имуществом и явки векселей в городские управления для наложения запрещений на имущества ведет к массе злоупотреблений. Оборот мог двигаться в форме тяжелого реального кредита, но не личного, даже для купцов. В области семейного права петербургский период продолжает заботиться о правильных формах заключения брака. Петр борется с принуждением ко вступлению в брак, отменяет обязательную силу обручения, лишает юридического значения брачные неустойки (заряды), разрешает смешанные браки, устанавливает некоторые другие формальности, но в то же время пользуется брачным законодательством для политических целей (запрещение брака "дуракам" и неграмотным дворянам). Меньше всего обращалось внимания на наличные имущественные отношения супругов. В конце века первые были определены в уставе благочиния моральными сентенциями, вошедшими в современные законы гражданские. Форма имущественных отношений оставалась неопределенной: рядом с указами, устанавливавшими полную дееспособность жен в распоряжении своим личным и приданым имуществом, идет практика, не разрешавшая женам без дозволения мужей писать купчие и закладные, а также договоры о приданом (рядные записи), писавшиеся на имя мужа и как бы передававшие имущество жены в его собственность. И в самом законодательстве не раз высказывалась мысль об общности имуществ у супругов (признание недействительными купчих и закладных между супругами в 1780 г. и др.). Закон о раздельности имуществ, действующий теперь, создался случайным образом и не может считаться продуктом исторического развития. Столь же неопределенны личные и имущественные отношения родителей и детей. И по отношению к детям устав благочиния довольствуется нравственными сентенциями вместо точного определения прав отца и их ограничений, а учебники гражданского права конца века определяют эти отношения положениями катехизиса. Имущественная самостоятельность была признана за "отдельными" детьми, но понятие последних и их отличия от неотделенных не были точно установлены, и эта неясность перешла в современное право. Большим прогрессом должна быть признана организация опеки (при Екатерине II), до тех пор почти нетронутой законодательством. Наследственное право стоит в тесной связи, с одной стороны, с новыми законами о формах обладания, с другой - с старыми порядками перехода имуществ, обязанных государевой службой. Современный русский порядок наследования стоит в тесной исторической связи с постановлениями XVIII века; ими объясняются его противоречия, несообразности и недостатки (см. ниже).
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   12

  • 23. Гражданское право в первой половине 18 века. Указ о единонаследии 1714 года.