Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


Суд и судебный процесс по Русской Правде




страница3/12
Дата21.07.2017
Размер2.42 Mb.
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12

4. Суд и судебный процесс по Русской Правде.

Древнейшей формой судебного процесса был суд общины, члены которой в равной степени обладали правами и обязанностями тяни в судебных разбирательствах. Состязательность сторон сохранялась долгое время, поэтому процесс в Древней Руси называют состязательным (реже - обвинительным). Ему присущи такие отличительные Черты, как относительное равенство сторон и их активность при рассмотрении дела в сборе доказательств и улик. Одновременно в Х-ХI вв. укрепляется процесс, где ведущую роль играли князь него администрация: они возбуждали процесс, сами собирали сведения и выносили приговор, часто сопряженный со смертным исходом. Прототипом такого процесса может служить суд княгини Ольги над послами древлян в период восстания или суд князей над восставшими в 1068 г. и 1113 г. Не смотря на то, что «Русская правда» не знает смертной казни, смертные приговоры выносились и приводились в исполнение. Из одного произведения начала 13 века, вошедшего в состав Печерского патерика, знаем, что в конце 11 века, за тяжкие преступления осуждали на повешение, если осужденный не был в состоянии заплатить назначенной за такое преступление пени. Молчание «Русской правды» о смертной казни можно объяснить так, - самые тяжкие преступления, как душегубство и татьба с поличным, церковный суд рассматривал с участием княжеского судьи (в особых случаях с участием князя), который вероятно и произносил смертный приговор.

Необходимо отметить, что во времена существования «Русской правды», судебный процесс не делиться на гражданский и уголовный. Такое разделение появляется гораздо позднее. Таким образом, как для гражданских, так и для уголовных дел существовал единый процессуальный порядок рассмотрения.

Вообще поводами к возбуждению процесса служили жалобы истцов, захват преступника на месте преступления, факт совершения преступления. Одной из форм начала процесса был так называемый "заклич": публичное объявление о пропаже имущества и начале поиска похитителя (обычно на торгу). Давался трехдневный срок для возвращения похищенного, по истечении которого лицо, у которого обнаруживались искомые вещи, считалось виновным и должно было вернуть имущество и доказывать законность его приобретения. Можно предполагать, что использовались различнее виды доказательств: устные, письменные, свидетельские, улики. Очевидцы происшествия назывались видоками. Существовали "послухи", которых одни исследователи считают очевидцами по слуху", другие - свидетелями "доброй славы" обвиняемого могли быть только свободные люди: "на холопа послушества не складывают, поскольку он н свободен", - гласит Русская Правда. Равенство, сторон в процессе диктовало привлечение к свидетельству столько свободных. Лишь в "малой тяжбе" и по нужде можно было "ссылаться на закупа". Если не было свободных, то ссылались на тиуна боярского, а на "иных не складывать" (ст. 66 Пространной Правды).

В Русской Правде предусмотрена особая форма обнаружения утраченного имущества - свод. Если после "заклича" пропавшая вещь обнаруживалась у лица, заявившего себя добросовестным приобретателем, начинался свод. Указывался человек, у которого приобреталась вещь, тот, в свою очередь, указывал на другого, и т.д. Кто не мог указать источник приобретения, считался вором, должен был вернуть вещь (стоимость) и заплатить штраф. В пределах одной территориальной единицы свод шел до последнего лица, но если в нем участвовали жители другой территории (города), он шел до третьего лица, которое выплачивало повышенное возмещение и начинало свод по своему месту проживания (ст. 35-39 Пространной Правды).

Другое процессуальное действие - гонение следа - представляло собой розыск Преступника по следам. В случае убийства наличие следов преступника в какой-либо общине обязывало ее членов выплачивать "дикую виру" или разыскивать виновное лицо. При терявшихся следах на пустошах и дорогах поиски прекращались (ст. 77 Пространной Правды).


Нормы Русской Правды, действующие в "русских княжествах в ХII-ХV вв., продолжали использовать в судебном процессе рассматриваемого периода. При сохранении состязательных начал в судебном процессе усиливались роль и активность государственной администрации. Повсеместно выросло значение судебного поединка при невозможности выяснения пистоны иными способами. Ордалии уходили в прошлое поскольку противоречили христианскому пониманию выяснения истины, судные клятвы лишались языческой атрибутики. Одновременно возросла роль письменных документов, особенно в земельных спорах и тяжбах.

Для эпохи, предшествовавшей Русской Правде, характерными объединением сельского населения была соседская община. Она выросла в процессе разложения прежней семейной общины. Частная собственность на землю постепенно разлагает прежде однородную массу общинников: наряду с зажиточными появляются бедняки, терявшие свои участки. Выходя из общины, они в поисках работы попадали в зависимость от богатых землевладельцев - князей и бояр.

Древнейшая Правда ("Суд Ярослава") сохранила следы живучих обычаев родового строя, которые еще не были изжиты в раннефеодальном государстве . Ст. 1 признает еще институт кровной родовой мести за убийство, но вводит ограничение круга мстителей ближайшими родственниками убитого. "Убьеть мужь мужа, то мстить брату брата, или сыновни, или брату чаду, любо сестрину сынови…". Но тут же княжеский закон устанавливает, что в случае отсутствия мстителя убийца должен уплатить денежный штраф в пользу князя: "аше не будет кто мстя, то 40 гривен за голову…".

Строй процесса по Русской Правде является бесспорно состязательным (или обвинительным), что характерно для эпохи раннего феодализма. Русская Правда описывала особые формы досудебного установления отношений между потерпевшим (будущим истцом, обвинителем) и предполагаемым ответчиком (обвиняемым). Это так называемый "свод" и "гонение следа". "Свод" состоял в отыскании истцом надлежащего ответчика путем "закличи", свода в тесном смысле и присяги.

Правда, существование в Киевской Руси судебного поединка отрицается многими исследователями. Их довод, кажущийся очень сильным, это отсутствие упоминания о поединке в Русской Правде. Но вместе с тем и указания арабских писателей, подобные только что приведенному, и договор с немцами, 1229 года (ст. ст. 15 и 16), и юридические поговорки ("В поле две воли, кому бог поможет") подтверждают древность происхождения и прочность института судебного поединка.

О причинах отсутствия указаний на поединок в "Русской Правде" можно только строить предположения. Нельзя отрицать возможности некоторого воздействия, так сказать, механического порядка на текст "Правды" со стороны церковников. Поединок, бесспорно имевший место в жизни Киевской Руси ХI-ХII вв., должен был отразиться в современных законах и в их первой кодификации - в Русской Правде. Но затем он мог исчезнуть со страниц этого сборника или почти исчезнуть, как наиболее противный духу христианства.

Вообще, как уже отмечалось главою правосудия, почти всегда был князь, а двор княжеский - обыкновенным местом суда. Но государь поручал сию власть тиунам и своим отрокам. - Чиновники, которым надлежало решить уголовные дела, назывались вирниками, и каждый судья имел помощника или отрока, метельника или писца. Они брали запас от граждан и пошлину с каждого дела. То есть пошлина за рассмотрение дел уже существовала. Княжие служащие состояли на «государственной службе» - вирнику и писцу его, для объезда волости, давали лошадей.

Интересен момент, появления в процессе присяжных заседателей.

В одном из новгородских списков Ярославовой Правды сказано, что истец во всякой тяжбе должен идти с ответчиком на извод перед 12 граждан - может быть, присяжных, которые разбирали обстоятельства дела по совести, оставляя судье определить наказание и взыскивать пеню.
5. Общественный и государственный строй Новгорода и Пскова в 12-16 веке.

1.1 Территория и хозяйство

Господин Великий Новгород, как называли его современники, занимал особое место среди других русских княжеств. Новгородские земли простирались на огромные расстояния: от Балтийских гор до Уральских, от Белого моря и берегов Ледовитого океана до междуречья Волги и Оки.

Основным занятием населения было земледелие. Однако, за исключением юго-западной окраины, новгородские земли или вовсе были непригодны для сельского хозяйства, или были малоплодородными. Поэтому Новгороду никогда не хватало своего хлеба для обеспечения многочисленного городского населения. В этом смысле Новгородское государство было не самодовлеющем и постоянно нуждалось в привозном хлебе. Кроме того, были развиты такие отрасли хозяйства, как рыболовство, охота, бортничество, добыча железа и соли. Значительное место занимали ремесла: гончарное, кузнечное, войлочное, кожевенное и др.

Новгород располагался на знаменитом пути из «варяг в греки». Отсюда шли пути в Южную Прибалтику, в немецкие земли, в Швецию, в Норвегию, в Данию, в Волжскую Булгарию, Хазарию и страны Востока, в Византию, на балканский п-ов. Поэтому внутренняя и внешняя торговля играли большую роль в экономике. Главное богатство новгородских земель составляли ценные меха - собольи, лисьи, бобровые и др.,- которые в огромных количествах вывозились в Среднюю и Западную Европу. Кроме мехов Новгород поставлял в Европу кожу, китовое и моржовое сало, воск, смолу, строительный лес, изделия новгородских ремесленников. Привозились же сукна и другие материалы, вина, металлические изделия.

Уже в XII в. в Новгороде была заграничная торговая фактория, так называемый Готский двор, а также дворы приезжих русских купцов. Новгородские купцы, со своей стороны, целыми партиями ездили для торговых операций в различные земли русского мира.

Торговля как внутренняя, так и внешняя также была достаточно развита в Пскове, но здесь она не играла той исключительно важной роли, как в Новгороде. В Пскове, с его плодородной землей, главное место занимало земледелие. Важной отраслью сельского хозяйств было выращивание льна и конопли, получило развитие огородничество. Усиленное строительство церковных зданий и военных укреплений способствовало образованию многолюдных групп строительных мастеров и рабочих.

Таким образом, псковское народное хозяйство представляло собой устойчивую комбинацию различных отраслей - сельского хозяйства, промышленности и торговли.

Уверенное же хозяйственное развитие Новгорода во многом объяснялось не только выгодными природными и географическими условиями, но и тем, что он не знал внешней опасности: ни печенеги, ни половцы не доходили до этих мест; немецкие рыцари появились здесь позднее. Это оберегало народный труд, создавало благоприятные условия для развития края, в котором основным экономическим фактором была не земля, а капитал. Исаев И.А., История государства и права России: Полный курс лекций, М.:Юрист,2005 с.23

1.2 Общественный строй

Особенности общественного строя Новгорода определялись прежде всего своеобразием экономического развития этого крупнейшего торгового, культурного и ремесленного центра, имевшего большие колонии. Господствующий класс - феодалы, крупные землевладельцы - был тесно связан с торговлей и ремеслом, с эксплуатацией населения, зависимых земель.

1.2.1 Феодалы

Господствующий класс феодалов назывался «людьми лучшими» и делился на бояр, житьих людей, земчан и духовенство. Перечень основных слоев населения дан в вводной части Новгородской судной грамоты.

а) Бояре.


Верхушку господствующего класса составляли бояре. Это были землевладельцы, рабовладельцы и капиталисты, которые эксплуатировали население на своих земельных, лесных и речных владениях.

Кроме того, бояре организовывали ремесленные и торговые предприятия, вели через купцов обширную внутреннюю и внешнюю торговлю, являлись банкирами, занимались ростовщичеством. В их руках находились все основные отрасли народного хозяйства и государства.

Владея большим количеством земель и собирая подати и поборы с подвластного им населения, новгородские и псковские бояре осуществляли на своей земле функции государственной власти.

Бояре пользовались различными привилегиями и льготами. Они не платили податей и не несли повинностей в пользу государства, за исключением тех случаев, когда к выполнению той или иной повинности привлекалось буквально все население города. После установления в Новгороде аристократической республики бояре стали руководить деятельностью веча, «осподы» Оспода - боярский совет., контролировать деятельность приглашенного князя и всех должностных лиц. Они избирали из своей среды посадников, тысяцких, сотских, губских старост, воевод и других должностных лиц. Из бояр избирались также послы. Таким образом, все нити государственного управления находились в руках бояр.

б) Житьи люди.

Следующую группу господствующего класса феодалов занимали житьи люди - крупные землевладельцы, но менее знатные, чем бояре. Житьи люди не пользовались всеми привилегиями принадлежавшими боярам. Они не могли быть избраны на высшие государственные должности. Они также занимались торговлей и ростовщичеством.

в) Земцы.

Средние и мелкие землевладельцы в Новгороде назывались своеземцами, а в Пскове - земцами. Нуждаясь в вооруженной силе, Новгород и Псков наделяли их землей, которой они владели до тех пор, пока несли службу. Обрабатывали они свои наделы, как правило, своим трудом. Иногда земцы объединялись в товарищества или артели, так называемые «сябры» или «складники», для совместной эксплуатации своих земель и других угодий.

г) Духовенство

К господствующему классу относилось и многочисленное духовенство, являвшееся наряду с боярами, крупнейшим землевладельцем. Во главе новгородской церкви стоял владыка архиепископ Великого Новгорода и Пскова. Военные действия новгородцы начинали не иначе, как по благословению архиепископа.

Новгородские и Псковские монастыри владели не только землей, но и угодьями для рыбной ловли, а так же вели торговлю через собственные лавки в городе. Духовенство имело право на «десятину» (десятую часть от торговых пошлин и продаж Продажа - судебный штраф). Оно играло большую роль в политической жизни государства, и теснейшим образом было связано с боярством. Высшее духовенство пользовалось большим влиянием на вече. Духовные лица часто направлялись в соседние государства в качестве послов. Им поручалось хранение государственной казны. Духовенство освобождалось от податей и повинностей. Оно имело свои объединения - соборы.

1.2.2 Купцы

Значительную роль в экономической и политической жизни Новгорода и Пскова играло крупное купечество, которое пользовалось рядом льгот и привилегий. Купцы были освобождены от некоторых податей и повинностей. У них были свои купеческие организации Обычно купцы объединялись в артели либо по направлению своей торговли (купцы «заморские» или «низовские», т.е. из центральной княжеской Великороссии), либо по предметам торговли (купцы суконники, хлебники и т.д.). Так, в Новгороде при церкви Ивана Предтечи на Опоках существовало купеческое общество, называвшееся «Иванское сто» (сотня) Церковь Ивана на Опоках построена среди новгородского торга в 1127-1130 гг. В 1135 при посаднике Мирославе князь Всеволод Мстиславич составил «Рукописание», посвященное льготам и привилегиям купеческогого братства при этой церви. Гильдия имела свой общинный праздник 11 сентября.. Оно объединяло самых богатых купцов Новгорода. Купец, вступающий в Иванскую сотню, должен был внести 50 гривен серебром - крупный по тому времени взнос. Члены Иванской сотни пользовались рядом привилегий. Они избирали из своей среды пять старост, которые под председательством тысяцкого ведали торговыми делами и торговыми судами. Они устанавливали меры веса, длины и следили за соблюдением правил торговли. Кроме Иванской сотни в Новгороде существовали и другие купеческие объединения вокруг той или иной церкви.

1.2.3 Черные люди

Все остальное городское население называлось черными или молодшими людьми - мелкие ремесленники и наемные рабочие - плотники, каменщики, гончары, кузнецы портные, кожевенники, далее - рыболовы, лодочники, перевозчики и т.д.

Черные люди платили подати, выполняли повозную повинность - «городовое дело», т.е. занимались постройкой и ремонтом городских укреплений или вносили на это деньги по раскладке. В военное время они участвовали в ополчении или на свои деньги снаряжали воинов.

1.2.4 Феодально-зависимое население

Крестьяне Новгородской земли, отбывавшие различные повинности в пользу «Господина Великого Новгорода», назывались смердами. Они объединялись в сельские общины, называемые погостами. Смерды были лично свободны и имели право переходить от одних землевладельцев к другим. В своих погостах они пользовались самоуправлением, собирались на сход к церкви своего погоста, где они выбирали себе старосту, распоряжались сбором и раскладкой податей, творили свой суд и т.д.

Второй категорией феодально-зависимого населения являлись закладники - обедневшие крестьяне, попавшие в кабалу к феодалам. Они владели землей, но несли различные повинности в пользу феодалов.

Далее идут половники - смерды, имевшие земли и не имевшие достаточно средств для ведения сельского хозяйства. Они получали ссуду от феодалов и работали на их земле. Половниками они назывались потому, что за пользование землей платили феодалу исполу, т.е. половину урожая. Кроме того они платили подати и несли различные повинности в пользу феодала. Главный особенностью половников являлось то, что они подлежали не общему суду, а суду своих феодалов.

В Пскове половники делились на изорников Существуют расхождения в понимании того, кто же все-таки изорник: Ключевский В.О. и Владимирский М.Ф. видели в изорнике арендатора по земельному договору. Юшков С.В., Греков Б.Д. и др. определяют его как феодально-зависимого крестьянина., огородников и кочетников.

Изорниками назывались половники, которые селились на землях феодалов и занимались земледелием, за то, что платили феодалу часть урожая. Огородники обрабатывали огороды феодалов. Кочетники занимались рыболовством.

Низший слой в новгородской и псковской землях составлял многочисленный класс холопов, которые были слугами в боярских дворах и рабочими в крупных боярских вотчинах.

IV. Государственный строй и управление Новгорода и Пскова

Государственный строй Новгорода и Пскова отличен от государственного строя других русских земель и может быть определен, как уже отмечалось, как феодальная (боярская) республика.

Управление Новгородом и Псковом строилось следующим образом: город делился на «концы», «сотни» и «улицы», и все эти деления имели свои местные веча и выбирали для управления и представительства сотских, а также кончанских и улицких старост.

4.1 Вече


Формально высшим органом государственной власти было вече - собрание всех полноправных граждан республики. В Новгороде оно проходило либо на Ярославском дворе (западный берег реки Волхов), либо около Софийского собора (восточный берег), а в Пскове на площади Троицкого собора. И князь, и посадник, и любая группа граждан могли созвать вече. Компетенция веча была всеобъемлющей. Оно принимало законы и правила В 1471г. (примерная дата) вечем была принята и утверждена Новгородская судная грамота, в статьях которой нашли отражение особенности политического строя Новгородской республики, а также судопроизводства., оно приглашало князя, заключало с ним договор или изгоняло его; вече избирало, сменяло и судило посадника и тысяцкого; выбирало новгородского епископа; оно сосредоточило в своих руках всю военную и судебную власть; руководило всеми делами внешней и внутренней политики.

4.2 Совет господ

Однако реальная власть в Новгороде принадлежала Совету господ Другие названия: господа (в Пскове), оспода.. Совет состоял из посадника, тысяцкого, бывших («старых») посадников и тысяцких, сотских, кончанских старост, т.е. верхушки феодалов. Возглавлял Совет новгородский архиепископ. Владыка был ключевой фигурой в управлении республикой. В его руках государственная казна. Имя владыки стоит первым на всех важнейших государственных актах и договорах. Владычный наместник - обязательный участник государственного судопроизводства.

Совет господ предварительно рассматривал все дела, которые подлежали рассмотрению вечем, и предлагал ему готовые решения. Также Совет руководил военным делом, внешними сношениями, финансами, деятельностью высших должностных лиц, предлагал вечу кандидатуру на ту или иную высшую должность.

« Это была скрытая, но очень деятельная пружина новгородского управления» В.О. Ключевский. Собрание сочинений в 9 т.: Курс русской истории, т2, ч2, стр. 68.-М.: Мысль. 1988 г..

Исходя из этого, можно сказать, что к XV в. вече превращается в орган власти боярской олигархии.

4.3 Посадничество

Высшим должностным лицом в Новгороде и Пскове был посадник. Он являлся главой республики: обладал военными, административными и судебными полномочиями. В отличие от Новгорода в Пскове было два посадника. Выборы посадника в Новгороде проводились ежегодно, а в Пскове они избирались на неопределенный срок: до тех пор, пока были «любы» вечевому собранию.

Посадник председательствовал на вече. От имени веча он осуществлял контроль за деятельностью князя, а также контролировал деятельность всех должностных лиц. Во время войны посадник выступал в поход со всем войском как помощник и советник князя, в отсутствие которого он командовал войском и судил. Кроме того посадник следил за взысканием подати с населения.

С середины XIV в. в Новгороде избирают сразу 6 посадников с пожизненными полномочиями, но одного из них избирают на должность главного - степенного Степень - помост на главной вечевой площади Новгорода, с которой высшие должностные лица обращались к народу.- посадника.

4.4 Тысяцкий

Вторым высшим должностным лицом в Новгороде был тысяцкий. На войне он командовал народным ополчением, а в мирное время занимался вопросами торговли и осуществлял суд по торговым делам. Помимо этого он осуществлял полицейский надзор за порядком в Новгороде.

За свою службу и посадник и тысяцкий получали поралье Поралье - налог с каждого плуга..

4.5 Князь

Победа республиканского строя не привела к ликвидации князя как политической фигуры в Новгороде и Пскове. Князья приглашались после того, как их кандидатура предварительно обсуждалась на Совете. Затем кандидатура рекомендовалась вечу.


6. Источники права Новгорода и Пскова. Гражданское право по Псковской Судной Грамоте.

О праве, его дальнейшем развитии будем говорить лишь применительно к Новгороду и Пскову. Из Галицко-Волынского княжества не сохранилось ничего из источников права, в дальнейшем здесь господствовало право польско-литовское. К праву Московской Руси мы обратимся чуть позже. От Новгорода и Пскова до нас дошли источники права, свидетельствующие о том, что наряду с Русской Правдой, применявшейся здесь, в этих землях шла интенсивная законотворческая деятельность. Сохранились уже упомянутые договоры о найме князей Великим Новгородом, договоры его с Ганзой и «Гоцким берегом» (остров Готланд в Балтийском море, которым владели шведы), Ригой, регулировавшие торговые и дипломатические отношения республики с соседями. Наконец, сохранились памятники права, собравшие воедино разрозненное законодательство Пскова и Новгорода в XIV–XV вв. – Судные Грамоты.

Новгородская Судная Грамота, составленная в середине XV в. «всеми пятью концами, всем государем Великим Новгородом на вече, на Ярославле дворе», дошла до нас лишь в отрывке (42 статьи начальной части), где дается только характеристика судоустройства и частично судопроизводства. Но в ней отсутствует материальное право.

Псковская Судная Грамота сохранилась лучше, хотя и в единственном списке, списке XVI в., который был открыт (обнаружен) в 1847 г. в библиотеке графа Воронцова в Одессе проф. Мурзакевичем. С того времени ПСГ много раз издавалась. Как и НСГ, она была принята на вече «по благословлению попов всех 5 соборов». Поскольку 5-й собор установлен в Пскове в 1462 г., в литературе утвердилось мнение, впервые обоснованное ещё В.Ф. Владимирским-Будановым, что ПСГ как единый памятник возникла не ранее середины XV в., вобрав в себя памятники более раннего происхождения. К ним относятся первая редакция грамоты 1397 г., принятая после обретения Псковом независимости от Новгорода, грамота князя Константина (начала XV в.) и др. Среди источников обеих грамот необходимо назвать также вечевые постановления, договоры с князьями, княжеские уставы, нормы обычного права (как говорится в ПСГ – «приписки псковских пошлин», т.е. то, что «пошло» по «старине»). Именно ИСТ и дает нам возможность судить о дальнейшем развитии норм права на Руси.

Первое, что необходимо отметить, по равноправие правоспособного населения Новгородско-Псковской республики к возможности защищать свои личные и имущественные права. Памятники права не выделяют ни одной категории населения в качестве привилегированной. Убийство боярина, важного чиновника, или посягательство на его честь особо не оговариваются. И это следует признать ещё одним свидетельством демократизма республиканских порядков, который диктовал равное положение всех свободных сословий в суде. Более того, даже зависимый человек (изорник, огородник или кочетник) мог судиться со своим господином и предъявлять иски по поводу имущества. Как видим, зависимость осуществлялась на сугубо экономической основе.

Все зависимые от феодалов люди сохраняли свою правоспособность при заключении сделок и оформлении обязательств. Все собственники имели одинаковые права на имущество, в том числе на землю, могли ее продавать, дарить, менять и закладывать. Денежный штраф в НСГ напрямую зависел от состояния оштрафованного: чем оно больше, тем штраф выше. За дискредитацию суда, к примеру, боярин уплачивал 50 руб., житьий человек – 20, а молодший – 10 руб.

Итак, какие новеллы появляются в гражданском праве по сравнению с Русской Правдой. 1. Развивается далее право собственности, и теперь среди объектов этого права мы видим не только движимые вещи («живот» — скот, «незрячее имущество», т.е. все остальное), но и недвижимости. Недвижимость определяется в ПСГ термином отчина, а виды «отчины» – это земля, вода (рыболовные угодья) и борти – пчельники (лесные угодья). В отличие от Русской Правды 11СГ четко определяет способы установления собственности, в том числе переход от владения к собственности: наследование, договор, истечение срока давности. Ст. 9 устанавливает для всех объектов, независимо от того, земля это или вода, срок давности в 4 или 5 лет (если человек владеет ими 4 или .5 лет). Это владение должно быть «непрерывным» и «спокойным», т.е. «в эти лета никто на землю не наступал и не судился». И третье условие: если имело место воздействие владельца на вещь или его труд на земле («а будет на той земле двор или нивы розсрадни», т.е. постройки или обработанные поля, «и человек владеет и страждет тою землю»). Мы видим, что то, о чем шла речь лишь предположительно в отношении более раннего периода, существует в полном своем виде теперь.

2. Гражданское право по Псковской Судной Грамоте.

Гражданское право занимает важное место в нормах Псковской Судной

Грамоты. Право собственности знает деление вещей на недвижимые ("отчина") и

движимые ("живот"). К недвижимым относились земли, рыболовные участки,

пчельники ("борти"). Защита земельной собственности - одна из важнейших

частей Псковской Судной Грамоты. В статье 9 ПСГ говорится: "А коли будет с

кем суд о земли о полнеи, или о воде, а будет на той земли двор, или ниви

розстрадни, а стражет и владеет тою землею или водою лет 4 или 5, ино тому

исцю съслатся на сосед человек 4 или на 5. А суседи став, на коих шлются,

да скажут как прав пред Богом, что чист, и той человек который послался

стражет и владеет тою землею или водою лет 4 или 5, а супротивень в те

лета, ни его судил ни на землю наступался, или на воду, ино земля его чиста

или вода, и целованиа ему нет, а тако не доискался кто не судил, ни

наступался в ты лета." То есть земля принадлежала тому, кто ей владел не

менее 4 лет, и при этом не было никаких попыток эту землю у него отобрать.

Статья 10 ПСГ говорит о разборе дел о непригодной для обработки земли: "О

лешеи земли будет суд, а положат грамоты и двои на одну землю, а зайдут

грамоты за грамоты, а исца оба возмут межников, да оба изведутца по своим

грамотам, да пред господою ставши межником межничество сьимут ино им

присужати поле."

Подобной же является статья 106 ПСГ: "106. А кто с ким ростяжутся о

земли или о борти, да положат грамоты старые и купленную свою грамоту, и

его грамоты заидут многых бо сябров земли и борти и сябры вси станут на суд

в одном месте, отвечаючи кто ж за свою землю, или за борть, да и грамоты

пред господою покладут, да и межников возмут, и тои отведут у стариков по

своей купной грамоте свою часть, ино ему правда дати на своей части. А

целованью быть одному, а поцелует во всех сябров, ино ему и судница дать на

часть, на которой поцелует." Статьи 11-12 рассматривают, что делать после

судебного поединка: "11. А которои своего истца перемож(ет)... . 12. А

которои истець ... там. Ино того человека повинити, и грамоты его посудить,

а правому человеку на ту землю и судница дати; а подсудничье князю и

посадником и сь сотскими взяти 10 денег."

Кроме наследственной вотчины, Псковская Судная Грамота регулирует и

владение "кормлями" - землями, полученными от республики или от частных лиц

в пожизненное (но не наследственное) владение. Кормли запрещалось продавать

(статья 72 ПСГ): "72. А которому человеку будет кормля написанна в

рукописании, и да грамотами владеть землеными учнет или исадскими, а

продаст тую землю или (и)сад, или иное что, а доличат того человека, ино

ему земля та, или исад, или иное выкупить, а свою кръмлю покрал." Как видно

из статьи, в случае продажи кормли, ее необходимо было выкупить и вернуть

владельцу, а бывший владелей кормли лишался на нее права.


3. Обязательственное право.

В Псковской Судной Грамоте разработана развитая система

обязательственного права. Ему посвящено около трети статей памятника. ПСГ

были известны договоры купли-продажи, дарения, залога, займа, мены,

поклажи, найма помещений, личного найма и изорничества.

3.1. Договор купли-продажи.

Договор купли-продажи недвижимого имущества заключался только в

письменной форме (статьи 10 - 13). Купля - продажа, заключенная в нетрезвом

состоянии могла быть признана недействительной по требованию одной из

сторон: "114. А кто с ким на пьяни менится чим, или что купит, а потом

проспятся и одному исцу не любо будет, ино им разменится, а в том целованиа

нет, не присужати." Как видно из данной статьи, такое же правило

действовало и во время обмена. В статье 101 утверждалось, что купленное

нельзя вернуть продавцу и нельзя обращаться в суд по этому поводу: "101. О

торговле и о поруке. А кто имет на ком торговли искать, или порукы, или

именного чего, ино того судить на того волю, на ком сочат, хочет на поле

лезеть, или у креста положит." Но в статье 118 делалось исключение из

общего правила - нельзя было продавать больной крупный рогатый скот: "118.

А корову купить за слюблено, а по торговли телят не сочить, а толка корова

кровью помачивается имет ино тая корова назад воротить, чтобы и денги

заплачены были."

3.2. Договор дарения.

О договоре дарения говорит только одна статья Псковской Судной Грамоты

- статья 100. В ней говорится: "100. А которой человек при своем животе,

или пред смертию а что дасть своею рукою племяннику своему платно или иное

животное, или отчину, да и грамоты даст пред попом, или пред сторонными

людми, ино тому тем даньем владеть, чтобы и ру(ко)писаниа не было." То есть

дарения признавалось только в том случае, если оно было произведено перед

священником или перед другими людьми. Договор дарения мог заключаться в

письменной или устной форме.

3.3. Залог.

Псковская Судная Грамота проводит четкое разграничение между залогом

недвижимого и движимого имущества ("закладом"). В ней имеется целый раздел

(статьи 28 - 33), относящийся к взысканию денежных ссуд по "закладу" и

"доскам", то есть по распискам и частным актам. Без записи и заклада иски

признавались на сумму до 1 рубля при условии предъявления "досок". При

ссудах свыше 1 рубля надо было составлять запись либо принимать заклад,

зарегистрированный в особых закладных досках. В статье 28 ПСГ говорится:

"28. А кто на ком имет сочить съсуднаго серебра по доскам, а сверх того и

заклад положит, ино воля того человека, кто имет серебра сочить по закладу,

хочет сам поцелует да свое серебро возмет, а хочет заклад ему у креста

положит, и он поцеловав да свой заклад возмет, а поле через заклад не

присужати, а закладных доск не посужати." То есть если человек сможет

доказать при помощи "досок" и заклада, что он действительно давал имущество

или деньги в долг, то он имеет право взять с ответчика ссуженные ему

деньги, отдав при этом заклад. В делах подобного рода запрещалось

присуждать судебный поединок. По Псковской Судной Грамоте разрешалось

возбуждать уголовные дела о залоге без наличия "досок" или заклада на

сумму не более 1 рубля: "30. А кто имет дават серебро в заим, ино дати до

рубля без заклада и без записи а болши рубли не давати без заклада и без

записи. А кто иметь ... ти ссуда серебра по доскам без заклада боле рубля,

ино того доска повинити, а того права, на ком сочат." В статье 31 говорится

о том, что должник может отказаться отдавать долг в том случае, если

стоимость вещи, отданной в залог, равнозначна или больше ссуженной суммы:

"31. Хто на ком имет ссуднаго серебра по доскам, а сверх того и заклад

положит на него платной или доспех, или конь, или иное што назрячее и

животное, а тот заклад того серебра не судит, чего ищет, отопрется своего

закладу, а молвит так: у тебе есми того не закладал, а у тебе есми не

взимал ничего ж, ино кто ищет тому человеку тем закладом владети, а тот

прав, на ком сочат." Заимодавцам предоставлялись льготы по сравнению с

должниками. Например, если за должника поручится человек, а потом

заимодавец начнет требовать деньги с поручителя, то долг считается

выплаченным только в том случае, если в городском архиве есть об этом

запись: "32. А которой человек поручится за друга в серебре, а имет тот

человек сочит на поручнике своего серебра, и тот истец по ком рука дана,

вымет против своего исца рядницу, а молвит так: аз, брате, тобе заплатил то

се(ре)бро за тою рукою, а у мене и рядница што ему не сочить истьцу на исце

того серебра, ни на поручники, ино тая порядня повинить, аже в лары не

будет в ты ж речи, а исцу знати поручника в своем серебре, кто по ком руку

дал." К тому же запрещалась порука за должника, долг которого превышает 1

рубль: "33. А поруке быть до рубля, а болши не быти рубля." Подобным же

образом решались дела о деньгах, отданных для торговых оборотов, если в

городском архиве не было копии расписки, прдъявленной суду: "38. А кто имет

на ком сочит торговых денег по доскам, тот человек противу положит рядницу,

а в рядницы будет написано о торговли же, а противу тои рядницы не будет во

Святеи Троицы в лари в те ж речи другой, ино тая рядница повинити."

3.4. Договор займа.

Для признания действительным договора займа на сумму больше 1 рубля

необходимо было, чтобы он был заключен в письменной форме и обеспечивался

записью и закладом: "30. А кто имет дават серебро в заим, ино дати до рубля

без заклада и без записи а болши рубли не давати без заклада и без записи.

А кто иметь ... ти ссуда серебра по доскам без заклада боле рубля, ино того

доска повинити, а того права, на ком сочат." Псковской Судной Грамоте был

известен институт поруки, но поручаться можно было только за ссуду не

больше 1 рубля: "33. А поруке быть до рубля, а болши не быти рубля." В

Псковской Судной Грамоте есть ряд постановлений, которые касаются процентов

по займу и указывают на развитую систему ростовщических отношений. В статье

73 указывалось, что заимодавец имел право взять проценты с долга только

после того, как представит суду расписку о ссуде денег: "73. А которому

человеку на ком будет имание по записи, да и гостинец будет писан на

записи, а приидет зарок, ино ему явит господе о своем гостинце, ино и по

зароки ему взять свои гостинець; а толко не явит зарок господе, гостинца

ино ему не взять по зароке." Заимодавцам запрещалось раньше срока брать

проценты с ссуды, если это не было желанием должника: "74. А кто почнет

имать своего исца в своем сребре до зарока, ино ему гостинца не взять. А на

коем сребро имати, и тот человек до зароку учнет сребро отдавать, кому

виноват, ино гостинца дать, по счету ему взять." Если должник не смог или

не захотел вовремя заплатить проценты по долгу, то все судебные издержки

должен был выплачивать он: "93. А у кого стулится должник в записи, а на

зарок не станет, или изорник в записи будет, а учнет тулится, а что

учинится проторы или приставное, или заповедь, ино все платить виноватому,

кто тулится, и железное."

3.5. Договор поклажи.

Псковской Судной Грамоте был известен "договор поклажи" - хранения

имущества. Судебные разбирательства по этим статьям производились только в

том случае, если претензии были подкреплены "записями" - юридически

заверенными актами: "19. А кто имет искати зблюдениа по доскам безимено,

старине, ино тот не доискался." При отдачи имущества на хранение по

экстренным причинам - отъезде за границу, пожаре или разграблении дома "по

грехом ... род ополчится" - человек должен был не позже, чем через неделю

после приезда из-за границы или пожара, подать иск в суд о возврате

имущества: "16. А о зблюдении, кому ... в пожару или по грехом на кого род

ополчится, а у того времяни что кому даст на зблюдение, а имет просит

своего, и тот человек запрется, у него взем, ино кому искат, явити ему. 17.

... чюжой земли приехав или под пожар за неделю или по грабежу, и тот имет

записатся, ино тот суд судить на того волю ... хочет сам поцелует, или на

поле лезеть, или у креста положит своему исцу."

3.6. Договор найма имущества.

В Пскове, как в крупном торговом городе, был развит договор найма

имущества - складских помещений, амбаров, квартир для приезжих купцов и

прочего. Естественно, что все это должно было найти отражение в Псковской

Судной Грамоте. Но из всех статей Псковской Судной Грамоты только одна

напрямую относится к договору найма имущества: "103. А подсуседник на

государи (с)судьи или иного чего волно искати. А которому с ким суплетка

была записью или закладом, и потом тот человек, которой в записи был или

заклад закладывал кому, да учнет на том же чего искать, ссудья или

зблюденья, или иного чего, по доскам, или торговли, ино то судить судом по

псковской пошлине."

3.7. Договор личного найма.

В Псковской Судной Грамоте также есть статьи о личном найме,

заключавшемся с различными работниками. Наем ремесленников в XIV-XV вв. получил широкое распространение. В Псковской Судной Грамоте есть несколько статей, регулирующих отношения между нанимателями и наймитами. В статье 39 говорится, что наймит обязательно должен получить плату за свою работу, а если он ее не получает, то имеет право получить ее через суд: "39. А

которой мастер плотник или наймит отстоит свой урок и плотник или наймит

... свое дело отделает ... на государех и взакличь сочит своего найма."

Наймит имел право искать платы за свою работу даже в том случае, если он

расторгнул договор с нанимателем, но в этом случае ему должны были

заплатить меньшую сумму: "40. А которой наймит дворной пойдет прочь от

государя, не достояв своего урока, ино ему найму взяти по счету, а сочит

ему найма своего за год, чтобы 5 годов, или 10 год стоявши, и всех тых ему

год стоявши найма сочить как отиде за год сочить, толко будет найма неймал

у государя, а толко поидет болши года, ино им не сочити на государех." Как

видно из приведенной статьи наймит терял это право, если не обращался в суд

в течение года. Если наймит, разорвав договор с нанимателем раньше времени,

заявит в суде, что он выполнил всю работу, на которую нанимался, то такое

дело решалось рассмотрением договора о найме: "41. А которой наймит

плотник, а почиет сочить найма своего на государи, а дела его не отделает,

а поидет прочь, а ркучи так государю, у тебе есми отделал дело свое все, и

государь молвит: не отделал еси всего дела своего, ино государю у креста

положыть чего сочить, или государь сам поцелует, аже у них записи не

будет."

Много статей в Псковской Судной Грамоте посвящено регулированию



отношений между землевладельцами и аредаторами-изорниками. Например, аренду

запрещено было прекращать в любой день года, кроме Филиппова заговенья.

Если же землевладелец захочет прекратить аренду раньше или позже Филиппова

заговенья, то он лишался на год половины арендной платы, а изорник мог еще

год продолжать арендовать землю: "42. А которой государь захочеть отрок

дати своему (и)зорнику или огороднеку, или кочетнику, ино отрок быти о

Филипове заговеине, також захочет изорник о(т)речися с села, или

огороднику, или (ко)четник, ино тому ж отроку быти, а иному отроку не быти,

ни от государя, ни от изорника, ни от кочетника, ни от огородника, а

запрется изорник или огородник, или кочетник отрока государева, ино ему

правда дать, а государь не доискался четверти, или огородной части, или с

ысады рыбно(й) части." Землевладелец даже после прекращения аренды имел

право искать на аредаторе своей ссуды, предварительно объявив об этом на

рынке: "44. А государю на изорники или на огородники, или на кочетники

волно и взакличь своей покруты и сочить серебра и всякой верши по имени,

или пшеница ярой или озимой, и по отруку государеву или сам отречется." При

этом арендатор мог заявить, что он не получал ссуды от землевладельца. Если

землевладелец мог при этом предоставить свидетелей, которые в суде заявили

бы, что арендатор имел усадьбу или брал ссуду у землевладельца, то

арендатор присуждался к выплате ссуды, в противном случае - иск

землевладельца объявлялся недействительным: "51. А коли изорник имет

запираться у государя покруты, а молвит так: у тебя есми на селе живал, а

тебе есми не виноват, ино на то государю тому поставить люди сторонние

человеки 4 и(ли) 5, а тым людем сказати как прямо пред Богом, как чисто на

селе седел, ино государю правда давши взять свое, или озорнику верит, то

воля государева. А толко государь не поставит людей на то, что изорник на

селе седел, ино тот человек покруты своей не доискался." Арендаторам

запрещалось судиться со своим землевладельцем о ссуде, взятой

землевладельцем у арендатора: "75. А которой изорник на государя положит в

чем доску, ино та доска посудить. А старому изорнику вози вести на

государя." В случае бегства арендатора за границу, землевладелец имел право

продать с торгов имущество арендатора и взять с полученных денег арендную

плату и ссуды. Если же денег не хватало, то землевладелец имел право подать

в суд на арендатора, когда тот вернется из-за границы: "76. А которой

изорник с села збежит за рубеж или инде где, а изорнич живот на сели

останется государю покрута имать на изорники, ино государю у князя и у

посадника взять пристав, да и старость губьских позвати и сторонних людей,

да тот живот изорнич пред приставы и пред сторонными людми государю

попродати да и поимати за свою покруту, а чего не достанет, а по том

времени явится изорник, ино государю доброволно искать остатка своего

покруты, а государю пени нет, а изорнику на государи живота не сочит, а

сочит псковским."

4. Наследственное право.

4.1. Наследование по завещанию.

Псковская Судная Грамота знает два вида наследования имущества:

наследование по завещанию и наследование по закону. Завещание признавалось

действительным, если оно было написано и сдано в городской архив (статья 14

ПСГ).


4.2. Наследование по закону.

В Псковской Судной Грамоте обозначен круг лиц-наследников по закону. К

ним относятся: отец, мать, сын, брат, сестра (статья 15). Но дети лишались

права наследства по закону, если отделялись от родителей: "53. Аже сын отца

или матерь не скормит до смерти, а пойдет из дому, части ему не взять." Муж

или жена, после кончины супруга, имели право пользоваться его имуществом до

вступления во второй брак или до своей смерти.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   12

  • 5. Общественный и государственный строй Новгорода и Пскова в 12-16 веке.
  • 6. Источники права Новгорода и Пскова. Гражданское право по Псковской Судной Грамоте.