Первая страница
Наша команда
Контакты
О нас

    Главная страница


1 Лебедев Е. В холодную пору, в местности, скорее привычной к жаре, чем к холоду, к плоской поверхности более, чем к горе, младенец родился в пещере, чтоб мир спасти…




страница1/3
Дата25.06.2017
Размер0.67 Mb.
  1   2   3
1 Лебедев Е.

В холодную пору, в местности, скорее привычной к жаре,
чем к холоду, к плоской поверхности более, чем к горе,
младенец родился в пещере, чтоб мир спасти…


И. Бродский

Наверное, нет на свете темы, которая бы нашла такой большой отклик в произведениях искусства, как тема Рождества:



Всего три слова: ночь под Рождество.
Казалось бы, вмещается в них много ль?
Но в них и Римский-Корсаков, и Гоголь,
И на земле небожной Божество

- сказал об этом замечательный русский поэт Серебряного века Игорь Северянин.

Музыканты, писатели, поэты, художники посвятили этому бесчисленное количество своих творений. Есть ли этому объяснение? Я думаю, что ответ только один: религия объединяет целые народы, какими бы отдалёнными они друг от друга не были, создаёт их культурную общность.

В частности, тема Рождества очень большое отражение нашла в живописи. И все стихотворения можно проиллюстрировать великими полотнами, созданными Босхом, Леонардо да Винчи, Эль Греко, Рембрандтом, Перовым и другими художниками.

Первоначальный Библейский сюжет прост: Мария и Иосиф собрались возвращаться на родину, в Вифлеем. По пути у Марии начинаются роды, мест в городской гостинице не оказывается, и Мария рожает прямо в пещере ("... и родила Сына своего Первенца, и спеленала Его, и положила Его в ясли"), где они были вынуждены остановиться на ночлег. О рождении ребёнка узнали многие. Первыми пришли поклониться Богочеловеку пастухи с ближайшего пастбища, которым было видение ангела. ("Вдруг предстал им ангел Господень, и слава Господня осеяла их; и убоялись страхом великим. И сказал им Ангел: не бойтесь; я возвещаю вам великую радость, которая будет всем людям: ибо ныне родился вам в городе Давидовом Спаситель, Который есть Христос Господь; и вот вам знак: вы найдете Младенца в пеленах, лежащего в яслях). Знали об этом и мудрые волхвы – Балтазар, Гаспар и Мельхиор – пришедшие с дарами (Золото – царю, ладан – Богу, смирну – человеку) примерно на 2 недели позже. Так начался жизненный путь Сына Господня на этой земле.

...Перед нами 5 разных поэтов. 5 стихотворений, 150 человеческих лет – жизнь целых поколений.

У каждого из них – своё видение этой истории. Давайте посмотрим, как об этом событии рассказали А.Хомяков, А.Фет, В.Соловьёв, Б.Пастернак и И.Бродский.

Вкратце о сходстве: главная тема произведений у всех авторов абсолютно одинакова: рождение младенца Иисуса. Безусловно, каждый из поэтов по-своему рад этому событию. Что касается образов, то они везде соответствуют библейским канонам: это Младенец, Мария, пастухи, волхвы и Звезда – центральный художественный образ. Абсолютно все стихотворения наполнены особой лиричностью, ведь поэты говорят не о чём-то обыденном, а воспевают и описывают, не более, не менее, рождение Богочеловека (это относится даже к произведению Пастернака, но об этом чуть позже). Но самое главное сходство – это то, что все пятеро удачно сумели интерпретировать библейский сюжет, почти не отклонившись от его канонов, они сохранили чёткую эпическую основу первоисточника в своих творениях.

Но если присмотреться внимательнее, мы заметим одну крайне необычную особенность: несмотря на всё сходство, каждый поэт пересказал Новозаветное сказание по-своему, вложив в него частичку себя и своё собственное понимание события, да так, что зазвучало всё абсолютно по-другому. Каким же образом был достигнут такой эффект?

Во-первых, не во всех стихотворениях одинакова главная идея – самое важное, что только может быть в любом произведении. Можно выделить 3 группы: Хомяков, Фет – рождественские стихи XIX в. – прославление праздника, Соловьёв – на особом положении, своеобразный мост между веком XIX и XX, и стихи Пастернака и Бродского. В 1 группе идея довольно очевидна, она следует напрямую из библейского сюжета. Третья группа же очень своеобразна, и идеи, высказанные в нёй, отличаются от каноничных. Бродский делает акцент не на самом чуде Рождения, а на том, что царства Земное и Небесное сблизились: Бог признал в человеке сына! После многовекового изгнания из Рая у нас вновь появился шанс, поэт видит надежду не в самом Младенце, а в том, что человечество ещё не исчерпало «лимит доверия» Господа. Пастернак же даже не видит в произошедшем почти 2 тысячелетия назад никакого чуда: скрупулёзно, почти с математической точностью, он ведёт своё повествование, обговаривая каждый момент, каждую мелочь. Это хроника жизни, летопись, если хотите. Но какая летопись!

Повторюсь, образы использованы одни и те же. Но уникальность текстов заключается в том, что один и тот же образ смотрится в разных стихотворениях по-особому.

Например, образ Земли в стихотворениях Хомякова и Фета с Соловьёвым: в первом случае «Земля в волненьи», напряжена и чего-то ждёт, то во втором и в третьем – «Ночь тиха», «Земля опочила». А с первого взгляда – до боли похожие друг на друга стихотворения.

Дальше – больше. Рассмотрим образ звезды. Ну звезда и звезда, что тут такого? Свети себе дальше, да свети. Ан нет. Хомяков характеризует Вифлеемскую звезду как «большую и диковинную», Фет упоминает, что она «горит высоко». Пока что ничего необычного. Зато Пастернак применяет в отношении путеводной звезды развёрнутую метафору: до рождения она была «застенчивее плошки», не горела высоко и ярко, а скромно «отсвечивала в оконце сторожки». Но потом «она пламенела, как стог, в стороне от неба и Бога, как отблеск поджога, как хутор в огне и пожар на гумне. Она возвышалась горящей скирдой соломы и сена средь целой вселенной» - потому что родился Младенец. Если в стихотворениях Хомякова и Фета её образ яркий, «ясный», неизменный, то у Пастернака звезда постепенно разгорается до «вселенского пожара».

Ключевой образ – Иисус Христос. И тем более удивительно, что при общей теме, местами даже сходной идее, в разных стихотворениях его «персоне» уделяется разное количество «внимания». Например, у Хомякова и Соловьёва (у последнего в особенности) контуры фигуры ясны: «спящее, прекрасное Дитя» и «он здесь; Бог с нами» соответственно. А если мы взглянем на произведения Фета и Пастернака, то увидим, что Ребёнок упоминается, но как бы «вскользь». Бродский стоит ото всех «особняком» - в его стихотворении образ Младенца очень яркий, но в то же время в нём нет такого пафоса, как, например, у Соловьёва. В этом же контексте можно упомянуть и про образы Бога-Отца и Марии: у каждого автора акцент на них неодинаков. У Хомякова и Соловьёва они не упоминаются вовсе, Фет и Пастернак «отдают предпочтение» скорее Марии, а вот у Бродского, наоборот – очень силён образ Бога.

Довольно любопытны образы погонщиков и волхвов. У всех, кроме Соловьёва, они искренне приходят поклониться Младенцу, а у него же – «цари на небо больше не глядят, и пастыри не слушают в пустыне, как Ангелы про Бога говорят», он рисует абсолютно противоположную картину их человеческой натуры с точки зрения потери нравственности. А если вчитаться внимательнее, то можно увидеть, что именно «волхвы» только у Пастернака, у остальной четвёрки поэтов – цари. (Надо признать, что в этом плане Пастернак выдержал «историческую достоверность»)

Настроение для подобных произведений тоже очень важно, от него зависит то, как будет восприниматься текст, какое впечатление после него останется. Стихотворения Хомякова и Фета в этом плане – однотипные, наполненные радостью и счастьем по случаю самого рождения Спасителя. Соловьёв искренне радуется тому, что Зло будет уже очень скоро низвергнуто. В стихотворениях Пастернака и Бродского нет ярко выраженной радости или грусти, они плавные и спокойные, соответственно, и настроение будет таким же.

Хронотоп почти не меняется в 1,2,3,5 стихотворениях – те же пустыня и пещера, просто с разными акцентами (например, у Бродского про пустыню сказана интересная фраза: «а что до пустыни – пустыня повсюду», несущая двойное значение: буквальное – природа, и переносное – вечное одиночество людей). Произведение Пастернака же опять очень отличается от остальных. Там нет пустыни. Нет пещеры. Нет верблюдов. Зато есть русская зима, хлев, ослики «один малорослей другого», даже овчарки, сторожка и ещё много типично русских образов, которые невозможно даже представить в окрестностях Вифлеема. Пастернак совершил грандиозное – он отождествил рождение Младенца с нашей родиной: Господь с нами, он рядом, только присмотритесь!

Если взглянуть на форму, то мы тоже обнаружим несколько особенностей. Вслед за содержанием, форма тоже объединяет стихотворения в негласные «группы».

С точки зрения размера, таких групп 2: 1-2 и 4-5. Стихотворения Хомякова и Фета написаны хореем (5-тистопным и 4-хстопным соответственно), а стихотворения Пастернака и Бродского – разностопным амфибрахием, придающим им особую плавность и музыкальность. Стихотворение же Соловьёва написано 5-тистопным ямбом, что делает его неким «мостиком» между двумя группами, и ведь это действительно так!

Безусловно, на свет не могли бы появиться 5 разных стихотворений, если бы их не писали 5 разных людей. Вкратце о каждом:



А.Хомяков: талантливый литератор (его труды были одобрены самим Пушкиным), идеолог славянофильства. Изобрёл паровую машину, запатентованную им же в Англии. Хомяков был очень религиозен, так как идеи православия были заложены в него ещё с детства. Видел историческое назначение России в том, чтобы преобразовать мир на христианских началах, и русский православный мир, являющийся ядром русской культуры, станет той силой, которая совершит этот процесс, ему была отнюдь не чужда доктрина «Русь – третий Рим». Как мы видим, Хомяков ввиду своей религиозности уделил в своём творчестве место и Рождеству, что вполне логично.

А.Фет (Шеншин): известный русский поэт. Представитель «чистой поэзии», из-за чего всю свою жизнь он спорил с Некрасовым (социальная поэзия, «Поэтом можешь ты не быть, но гражданином быть обязан!») и его сторонниками. Был убеждён, что поэтическое искусство, будучи жемчужиной в короне языка, должна воспевать только истинное, непреходящее, вечную красоту, а не растворяться в причастной суете, треволнениях и горечи повседневности. Довольно интересен тот факт, что, будучи очень тонким лириком, он совмещал в своей натуре также деловитость и хозяйственность – он был крайне успешным помещиком. Итак, рождение Младенца, ознаменовавшее, в конечном итоге, превосходство светлых чувств над тёмными, нашло отклик в сердце Фета.

Вл.Соловьёв: поэт, вклад которого в русскую литературу очень любопытен. В общественно-философской и литературной жизни России конца XIX века большую роль сыграла разработанная им доктрина религиозного преображения действительности.

В основе ее лежит почерпнутое в «Евангелии» учение о кризисе жизни и близящемся апокалипсическом конце мира. Свои надежды он связывал с духовным обновлением мира («Революция духа»), со Вторым пришествием. (хотя главное место в его доктрине занимало именно женское начало). Имя Соловьёва часто связывают с символистом, ведь он, даже не будучи таковым, считается их «духовным отцом». Соловьёв, творчество которого наполнено мистицизмом и религиозностью, видя спасение мира лишь в духовном очищении и пришествии Христа, просто обязан был упомянуть в своих стихотворениях о Рождестве.



Б.Пастернак: русский поэт и писатель, проживший довольно непростую жизнь. Его творчество характеризуется, на первый взгляд, нагромождением слов и образов, которые при дальнейшем вдумчивом рассмотрении, складываются в единую мозаику. Стихотворение «Рождественская звезда» стало в его творчестве переломным. Для Пастернака существовал Бог, но не пантеистический, а реальный, к которому бы можно было обратиться с надеждой быть услышанным. Что мы и видим в его произведении: скрупулёзное описание рождения человека. Несмотря на весь талант Бориса Исааковича, он несколько раз подвергался травле и забвению, что не преминуло сказаться на его здоровье: он переживал и нервные срывы, и инфаркты, поэтому некоторую отдушину он находил в религии. Непростая жизнь способствовала тому, чтобы Пастернак обращался к Богу.

И.Бродский: поэт, писатель, переводчик. Тоже прожил очень непростую жизнь, примерно за 20 лет до смерти эмигрировал из СССР в США. Был известен своей религиозностью, поднял в своём творчестве философские начала в искусстве. Тема Рождества в его поэзии нашла очень широкий отклик: рождественские стихи Иосифа Бродского - как своего рода вехи, которыми, начиная с 1961-го года, почти ежегодно отмечался путь поэта (23 рождественских стихотворения). Метафора самого Бродского: «Что-то вроде дисциплины... Как человек, который каждый год фотографируется, чтобы узнать, как он выглядит» .

Его же словами: «..Я к каждому Рождеству пытался писать стихотворение – как поздравление с днем рождения».



Бродский, даже не будучи очень религиозным человеком, интересовался вопросами веры, поэтому один из самых важных религиозных сюжетов нашёл отражение в его творчестве.

Больше всего мне близко стихотворение Бродского, так как оно позволяет окунуться в омут тех событий, которые происходили 2 тысячелетия назад, оно даёт ощущение полной причастности к нему. Кроме того, в нём поднимается очень любопытная тема – некая тождественность человека с Богом, преемственность этих двух начал.



Закончить я бы хотел строфой из того же Бродского:

В Рождество все немного волхвы.
В продовольственных слякоть и давка.
Из-за банки кофейной халвы
Производит осаду прилавка
грудой свертков навьюченный люд:
каждый сам себе царь и верблюд.

Насколько бы прозаична ни была нынешняя жизнь, Рождество – всё равно праздник, ожидание чуда, олицетворение надежды и счастья, и эти чувства всё равно всегда найдут для себя уголок в наших сердцах.



Использованные материалы:

http://azbyka.ru/stihi/soloviev/ - информация о Соловьеве и его творчестве
http://noblit.ru/content/category/4/76/33/ - краткая биография Пастернака
http://www.modernlib.ru/books/kreps_mihail/o_poezii_iosifa_brodskogo/read/ - информация о поэзии Иосифа Бродского
http://www.rusinst.ru/articletext.asp?rzd=0&id=5419&tm=9 – информация об А.Хомякове
http://www.aif.ru/society/article/23789 - кратенько о Рождестве
http://ru.wikipedia.org/wiki/Фет,_Афанасий_Афанасьевич – информация об А.Фете
http://orth.narod.ru/poems/brod/info2.htm - интервью с Иосифом Бродским на рождественскую тему
http://www.taday.ru/text/88104.html - о стихотворении Б.Пастернака «Рождественская звезда»
http://www.vlivkor.com/2009/05/12/analiz-stixotvoreniya-b-pasternaka.html - ещё один анализ «Рождественской звезды»
2 Шкатула М.

Выше того не выдумать, что есть в Евангелии.

Н.В.Гоголь

Многие и многие из одаренных талантом – людей, глубоко ли верующих, просто не лишенных религиозной чуткости и даже людей невоцерковленных – обращались и обращаются к образу Христа и Его жизни.

Каждый из них – таких разных и живущих в разные времена – пытается в своих произведениях постичь значимость рождения Иисуса Христа для человечества и всего живого на все времена.

Библейские сюжеты в искусстве, в литературе, в частности, используются часто как в прозе (Булгаков «Мастер и Маргарита», Пастернак «Доктор Живаго»…), так и в поэзии. Алексею Хомякову, Афанасию Фету, Владимиру Соловьеву, Борису Пастернаку и даже Иосифу Бродскому (общеизвестный факт, что он был не крещен и не исповедовал ни одну из религий), а не только волхвам и пастухам, «нашлось место» у пещеры Рождества. Евангельское повествование о Рождестве Христовом, вопреки мнению Н.В.Гоголя, вдохновило их на создание удивительных стихов, подлинных жемчужин русской поэзии, которые заняли достойное место в так называемой рождественской поэзии.

Литературное направление, к которому они принадлежали, время, в которое они жили, да и просто авторская индивидуальность, конечно, наложили свой отпечаток на эти стихи. Они об одном и том же – Рождестве как празднике света, празднике всех нас и каждого в отдельности – но в то же время разные.

Тем не менее, мысль Владимира Соловьева:

…вечное, что в эту ночь открылось, -

Несокрушимо временем оно… -

так или иначе звучит во всех рождественских стихах.

Итак, «эта ночь» - ночь Рождества – изображена каждым из поэтов. Насыщенная волнением у Хомякова. Тихая у Фета. Святая у Соловьева. Морозная, похожая на сказку у Пастернака. Холодная, голодная, наполненная одиночеством у Бродского.

«Эта ночь», все знают о событии. Произошло! И что же? У Хомякова читаем: «В эту ночь вся тварь была в волненьи, пели птицы в полуночной мгле…» У Фета: «Ни ушей, ни взоров лишних… И за ангелами в вышних Славят Бога пастухи». У Соловьева: «… устав от злобы и тревог, Земля в объятьях неба опочила И в тишине родился «С нами Бог!» У Пастернака поклониться чуду «со всеми» пришла «орава народу»… «ругались со всадниками пешеходы» … «ревели верблюды, лягались ослы»… У Бродского «скрип поклажи, бренчание ботал…»

(Согласитесь, если воспринять эти эпитеты и звукопись как градацию, то счет будет явно не в пользу цивилизации: от пронизанной всеобщим волнением - к наполненной одиночеством ночи, от всеобщего ликования и пения – к скрипу и бренчанию…)

Произошло. И что же? Богородица произвела на свет божий Иисуса Христа, пришедшего, чтобы спасти всех нас от гибели во грехе. Так говорится в Евангелии. А поэты называют героев не иначе, как Мария (мать, Дева) и Дитя (Младенец). Они воспевают земную Мать и небесного Ребенка. Мать и ребенка. То есть говорят о Богородице и Иисусе как о простых людях? Может, потому чувство небывалой, непостижимой радости, умиления владеет всеми, кто идет поклониться чуду, что в своей младенческой незащищенности Христос так близок человеку?

Идет поклониться чуду. Действительно, все стихотворения объединяет мотив зримого и незримого движения, дороги. Дорога же, как известно, символ жизненного пути. А движение это под Вифлеемской звездой - то диковинной, парящей высоко над идущими; то застенчивой; то встревоженной с растущим заревом над ней; то рядовой гостьей на всеобщем празднике - такое разное: важное, бесшумное, опасное: «…кто-то с навьюженной снежной гряды все время незримо входил в их ряды…, так что даже «собаки брели, озираясь с опаской…»… Идут, и «странным виденьем грядущей поры Вставало вдали все пришедшее после» - Лета Господни? И путники такие разные (цари, волхвы, пастухи, «несметный сброд»), а объединяет их … цель пути: пещера, а в ней Иисус. Путь жизни каждого из нас – путь к Богу? Путь к себе? Может, это хотят сказать нам поэты? И даже некрещеный Бродский?

Каждая зима, затягивая окна морозным узором и проникая стужей в щели дверей, из года в год, из столетия в столетие приносит ощущение чуда и наполняет душевным теплом. Мы живем в мире, который Христос уже завоевал своей любовью. Мы тоже движемся – к тому, чтобы научиться любить. Я в это верую!

При написании работы использованы материалы сайта http://otrok-ua.ru/

3 Геранина А.

Седьмого января в небольшом городке Вифлееме произошло небывалое событие — родился в мир Богомладенец, Сын Божий. Иисус Христос родился сверхъестественным образом от Девы Марии, Богородицы.

Придя на землю, Христос не был встречен почетом, знатностью и богатством. У Него даже не было колыбели, как у всех детей, не было и пристанища — Он родился за городом, в пещере и был положен в ясли, куда кладут корм для животных.

Первыми гостями божественного младенца были не цари и вельможи, а простые пастухи, которым Ангел возвестил о Рождестве Христовом: «Я возвещаю вам великую радость, которая будет всем людям: ибо ныне родился вам в городе Давидовом Спаситель, Который есть Христос Господь! И вот вам знак: вы найдете Младенца в пеленах, лежащего в яслях» (Лк 2,10-12). 

Пастухи первыми поспешили поклониться новорожденному Спасителю. В это время с дарами Царю Мира шли волхвы (древние мудрецы) с востока. Они ждали, что вскоре на землю должен прийти великий Царь Мира, а чудесная звезда указала им путь в Иерусалим.

Именно теме Рождества, теме этой ночи посвящены все данные нам стихи.

«Рождественская звезда» Б. Пастернака в первой записи была послана 7 февраля 1947 года поэтессе В. К. Звягинцевой.

Именно с этого стихотворения я решила начать анализ, я считаю, что оно наиболее полно раскрывает нам события, произошедшие в ту ночь…

Множество картин написано на тему рождественской ночи. Поклонение волхвов - популярнейший сюжет в западноевропейском искусстве.

В этом стихотворении поэт очень точно и последовательно отразил сюжет из Евангелия.

Автор описывает происходившее в ту ночь очень детально, приближенно к быту.

Стояла зима.
Дул ветер из степи.
И холодно было младенцу в вертепе
На склоне холма.

Его согревало дыханье вола.


Домашние звери
Стояли в пещере.
Над яслями тёплая дымка плыла.

Читатель оказывается в этом вертепе, чувствует холодный ветер и согревающее дыхание зверей, мир, будто сужается до одной пещеры. Пусть и холодно, и ветер, но, тем не менее, благодаря 2ому четверостишию ощущается уют-домашние звери, дыханье вола…

Доху отряхнув от постельной трухи
И зёрнышек проса,
Смотрели с утёса
Спросонья в полночную даль пастухи.

Вдали было поле в снегу и погост,


Ограды, надгробья,
Оглобля в сугробе,
И небо над кладбищем, полное звёзд.

Это дает возможность автору и нам достичь расширения пространства, приблизиться к космосу. И пастухи смотрят с утеса, т.е. с самой высокой точки, близкой к небу.

Смотрели с утеса
Спросонья в полночную даль пастухи…

Эти строки вносят в звучание стихотворения тревогу, беспокойство, ожидание чего-то небывалого, неизвестного.

А рядом, неведомая перед тем,
Застенчивей плошки
В оконце сторожки
Мерцала звезда по пути в Вифлеем.

И возникает вопрос: какова роль звезды? Она явилась провозвестницей чуда, связала воедино мир земной, небо и Младенца.

Но изображена она как символ, знак, а не как реальная звезда, т.к. в ней видят Младенца волхвы.

Мир стал иным. Свет звезды ,охвативший небо тревожным заревом, словно “странное виденье” грядущего, приоткрытого волхвам .

И странным виденьем грядущей поры
Вставало вдали всё пришедшее после.
Все мысли веков, все мечты, все миры.
Всё будущее галерей и музеев,
Все шалости фей, все дела чародеев,
Все ёлки на свете, все сны детворы.
Весь трепет затепленных свечек, все цепи,
Всё великолепье цветной мишуры...
...Всё злей и свирепей дул ветер из степи..
...Все яблоки, все золотые шары.

Этот отрывок выделяется из всего стихотворения, то библейское чудо сравнивается с чудом, которого ждет каждый ребенок в эту ночь. Автором проводится параллель-цветная мишура, золотые шары-свирепый ветер степей.

У камня толпилась орава народу.
Светало. Означились кедров стволы.
— А кто вы такие? — спросила Мария.
— Мы племя пастушье и неба послы,
Пришли вознести вам обоим хвалы.
— Всем вместе нельзя. Подождите у входа.

Средь серой, как пепел, предутренней мглы


Топтались погонщики и овцеводы,
Ругались со всадниками пешеходы,
У выдолбленной водопойной колоды
Ревели верблюды, лягались ослы.

И в этот людской поток постоянно входят незримые ангелы, становясь сопричастными великому чуду наравне с простым народом Поэтому не случайно на вопрос Марии:”Кто вы?” слышится ответ:”Мы племя пастушье и неба послы”.

Таким образом, пришедшие к вертепу хотят познать чудо, но впущены были только посвященные, ибо это не место для всех – это святилище.

И перед сияющим ребенком замирают в молчании и благоговении и животные – силы земли, и посвященные из людей, и Звезда – небесное око.

Стихотворение Алексея Хомякова имеет ту же идею-показать читателю эту ночь, её волшебство, рождение младенца.

Опять акцент делается на звезду-предвестницу чуда («блеск большой диковинной звезды ослепил все горы и селенья»).

Автор в стихотворении показывает единство и гармонию всех жителей и самой земли в целом: «В эту ночь Земля была в волненьи…..а в пустыне наблюдали львицы…три царя в затейливых тюрбанах ехали к кому –то на поклон… там ягнята увидали в яслях спящее прекрасное дитя» А.Хомяков постоянно обращается то к зверям, то к людям… в последнем четверостишии автор их объединяет и подводит итог той ночи:

В эту ночь вся тварь была в волнении, 
Пели птицы в полуночной мгле, 
Возвещая всем благоволенье, 
Наступленье мира на земле.

Волненье….Аллитерация «л», мы как бы слышим разговоры, как будто кто -то все время переговаривается, движется…. Какая- то суматоха. Но все же мир и благоволенье…..

У Афанасия Фета стихотворение несколько другое. Его строки словно пропитаны покоем, тишиной, умиротворением. «Ночь тиха…. Ясли тихие…ни ушей, ни взоров лишних..слухом трепетным приник…», ассоциации, возникающие при прочтении стихотворенья -ласка матери, хрупкий младенец, чистота, нежность… словно тебе напевают колыбельную, легкую, незримую, словно парящую в воздухе… «Звездный хор к иному хору слухом трепетным приник»…. Колыбельная матери и ангелов. На душе спокойно и легко..

И опять тема звезды:

И над Ним горит высоко


Та звезда далёких стран:
С ней несут цари востока
Злато, смирну и ливан. 

Этот отрывок расширяет пространство, как в первом стихотворении, наше сознание словно уносится в звездное небо, где откуда- то сверху можно увидеть караваны, идущие по бесконечной пустыне…

Стихотворенье Владимира Соловьева «Святая ночь» же более отличается от предыдущих. Оно напоминает притчу-обращение к нам.

У Соловьёва сюжет рождественской ночи показан не так явно, без подробностей, захватывает только саму мысль рождения Бога, его присутствие среди нас.

Во тьму веков та ночь уж отступила,
    Когда, устав от злобы и тревог,
    Земля в объятьях неба опочила
    И в тишине родился «С нами Бог!»

Земля здесь живая, уставшая, для которой рождение Иисуса стало облегчением, словно вздох, его можно услышать в строчке «И в тишине родился «С нами Бог!»». Слово «тишина» и восклицание придают такой эффект.

И многое уж невозможно ныне:
    Цари на небо больше не глядят,
    И пастыри не слушают в пустыне,
    Как Ангелы про Бога говорят.

Немного резкий переход от одной мысли к другой, Владимир Соловьев переносит нас обратно в настоящее, «вырывая» из той ночи. Но картина мира не меняется, просто автор показывает нам её словно старый фильм, прокручивая пленку: цари и пастыри бредущие по пустыне, разговор ангелов….

Дальше, ностальгия сменяется другим чувством. Каким- то величием, торжественностью пропитаны следующие строчки:

Но вечное, что в эту ночь открылось, —


    Несокрушимо временем оно,
    И Слово вновь в душе твоей родилось,
    Рожденное над яслями давно.

«Вечное, несокрушимое временем, Слово рожденное»… После предыдущего отрывка, наполненного глаголами, живого, этот, с такими пышными словами, практически не имеющий глаголов именно таким и кажется… монументальным и торжественным.

Да! С нами Бог — не там, в шатре лазурном,
    Не за пределами бесчисленных миров,
    Не в злом огне и не в дыханье бурном,
    И не в уснувшей памяти веков.

Длинное предложение, без союзов, с повторением «не». Благодаря этому, отрывок читается на одном дыхании, немного давит на нас, самый «громкий» момент в стихотворении. С помощью этого приема следующее четверостишие воспринимается абсолютно иначе:

Он здесь теперь — средь суеты случайной,
    В потоке шумном жизненных тревог.
    Владеешь ты всерадостною тайной:
    Бессильно зло; мы вечны; с нами Бог.

Читатель словно резко опускается из «бесчисленных миров, злого огня, из памяти веков» в наш земной мир. И мы понимаем всю суетность, бестолковость этой жизни с налетом жизненных тревог. И последняя строчка ставит большую четкую точку в стихотворении « Бессильно зло; мы вечны; с нами Бог.» -три законченных части. Нет глаголов. «Сильные» слова. Точка.

У Иосифа Бродского стихотворение построено на ассоциациях, фантазии читателя. Он обращается к нам- «Представь»…и это слово повторяется несколько раз. Мы, следуя совету, представляем себе картины, показываемые автором… «представь, чиркнув спичкой, тот вечер в пещере…» спичка и крошечное пламя, пляшущее на её конце… оно так же беззащитно, мало, как младенец…. Но пламя может разрастись, как и Господь, станет нести веру в людей, согревать и давать защиту. Стихотворение волнует воображение, необычное его строение, ритм…. Почему то оно у меня ассоциируется именно с пламенем, колышущимся и принимающим разные формы. Та же тема, но это стихотворение абсолютно не похоже на другие. Оно особенное, необыкновенное. Первое четверостишие и читатель оказывается в пещере, и на ассоциациях выстраивается общая картина: щели в полу-холод, пустая посуда-голод, ну а пустыня…пустыня повсюду.

Второе четверостишие оживляет стихотворение, появляются герои: Мария, Иосиф, Младенец, животные…. Именно им холодно, голодно и неуютно.

Последняя часть стиха расширяет мир. Как и в других стихотворениях, мы видим движение трех царей, движение к звезде…

Представь, что Господь в Человеческом Сыне

впервые Себя узнает на огромном

впотьмах расстояньи: бездомный в бездомном.


И вот автор уже представляет нам младенца Господом, осознавшем себя, и как будто показывает нам его дорогу, предназначение. «На огромном впотьмах расстояньи: бездомный в бездомном»… Трудный и долгий путь, который ему предстоит пройти.
После дробления Советского Союза Новый год стал традиционным семейным праздником, в то время, как праздновать Рождество начала лишь часть населения страны, преимущественно православные верующие.

В последние годы, однако, все больше людей посещает в Рождественские праздники церковь, вспоминая религиозный смысл праздника. Сегодня большинство верующих в России отмечает Рождество 7 января, по старому юлианскому календарю.

Хотелось бы пожелать всем не забывать об истинном значении праздника и верить в чудеса, ведь они случаются, и случаются не редко, просто мы не замечаем или не хотим замечать их.

А также поздравить всех с наступающим Новым годом и Рождеством Христовым!

4 Павлова А.



Однажды праведный Иосиф и святая Мария из города Назарета отправились в город Вифлеем. Иосиф и Мария шли пешком и утомились и хотели отдохнуть. Они упросили одного доброго человека позволить им переночевать в пещере, куда в плохую погоду загоняли скот для ночлега.

И вот здесь в этой пещере на соломе и родился маленький Иисус Христос. Еще до рождения малышу было предначертано это имя, что означает «Бог Спасет».

Иисус, сын Божий, лежал в яслях, а пастухи ночевали в поле. Вдруг, как молния, к ним с небес слетел лучезарный, сияющий ангел, и убоялись пастухи страхом великим. Но сказал им добрый ангел: « Не бойтесь, я принес вам радостную весть: идите в свою пещеру, там вы увидите маленькое дитя, которое и есть Иисус, сын Божий, Спаситель мира!»

Господь послал на землю своего Сына, чтобы всех людей сделать добрыми и взять их потом в свое Небесное Царство. «Слава в вышних Богу, и на земле мир, в человеке благоволение».

Жизнь Иисуса Христа – Бога, воплотившегося в человеческое тело, открыла для всей вселенной милосердный и любящий характер Бога, стала примером для нас, живущих, чтобы мы поступали в сем мире так, как Он поступал. Исследуя евангельские описания жизни Христа и Его смерти, мы можем ВИДЕТЬ Бога! Читая и вникая в слова, которые Иисус говорил и в дела Его, мы можем СЛЫШАТЬ Бога, и СЛУШАТЬ, исполняя Его заповеди. Принимая верой жертву Иисуса Христа как принесенную за нас лично, за сделанные нами грехи, мы можем получить прощение и спасение от них, переходя от смерти в жизнь. Исповедуя свои грехи, принимая решение следовать за Христом в земном пути и жить так, как Он жил, мы можем получать сверхъестественную божественную СИЛУ для новой жизни, свободной от зла и неправды, силы для оставления прежних привычек, греховного поведения и старого образа мышления. Какие бы ни были наши прошлые грехи, Иисус заверяет вас: «Приходящего ко Мне не изгоню вон». Какой бы безутешной ни была наша печаль, Бог обещает дать нашему сердцу мир и покой.

Рождество – рождение Иисуса Христа. И сам праздник Рождества, который мы отмечаем и поныне, для всех людей остается светлым, чистым праздником, праздником мира, добра и жизни. Вот почему столь разные поэты на протяжении полутора веков обращались к теме Рождества.

Читая стихотворения А. Соловьева, Б. Пастернака, А. Хомякова, А. Фета и И. Бродского, мы видим, что их объединяет общая тема. Идея, выраженная поэтическим словом всех этих писателей, заключается в том, чтобы показать, какой была эта чудесная ночь, что она значила для всего мира и как восприняли появление Божьего Сына люди. Во всех стихотворениях мы видим, что людям не только было интересно узнать, что же там случилось в Вифлееме, но и страшно, оттого, что до этого момента люди отвернулись от Бога, как это было сказано в Евангелии. У Хомякова, Фета, Пастернака и у Бродского мы встречаем такие строчки: « три царя в затейливых тюрбанах ехали к кому-то на поклон», «с ней несут цари востока злато, смирну и ливан», «и три звездочета спешили на зов небывалых огней» и «трех царей, караванов движенье». Кто же такие эти цари? Почему каждый из писателей придает особое значение их приходу к пещере? Возможно, этих царей привело туда не только любопытство. Они пришли с дарами, скорее всего они думали, что таким образом смогут откупиться за свои грехи. В дар младенцу были преподнесены «злато, смирна и ливан (ладан)».

«Ладан» - дорогая ароматическая смола особого дерева, которую подносили в знак особого благоволения.

«Смирна» - дорогое благовонное масло, которым помазывали умерших.

Итак, «золото» – царю, «ливан» - Богу, «смирну» - человеку. Отсюда, мы видим, что цари видели в Иисусе и человека, и царя, и Бога в одном воплощении.

В каждом из стихотворений есть строки, посвященные появлению Иисуса Христа на свет. Как видите, для Его рождения, Бог выбрал не дворец, а пещеру, и первым возвестил не богачам, а простым пастухам. Хомяков, говоря о Божьем Сыне, употребляет такие эпитеты: «спящее прекрасное Дитя». Дитя не просто красивое, а именно «прекрасное», то есть привлекающее наш взор своей необычностью, прелестью, богоподобием. Борис Пастернак сравнивает Его с «чудом», «как месяца луч в углубленье дупла». Приход Иисуса на землю – это и есть самое главное чудо, которое только случалось на земле. «Месяца луч» - образ Христа сияющий, ослепляющий глаза. Он будто пробивается сквозь толщу дуба, преодолевает преграду, для того чтобы не прятаться и не закрываться от людей. Бродский говорит о Спасителе мира так: «бездомный в бездомном». Почему же именно «бездомный в бездомном»? Бездомный – человек, не имеющий места жительства. Да, действительно, у Бога нет «определенного места жительства», он и есть сам мир, это как вечность, запечатленная в вечном!

Каждый из поэтов придает особое значение образу звезды, звезде, которая зажглась с рождением младенца. У Хомякова эта «большая диковинная звезда». Действительно, это была не простая звезда, а именно «диковинная», звезда которой еще не было, новая звезда – новый мир и новая жизнь. Фет же говорит о ней как «о звезде далеких стран». Что же это за «далекие страны» ? Это те страны, которые не доступны для людского познания, страны которые существуют только для Бога и его служителей. У Бориса Пастернака более ярко описана Вифлеемовская звезда: « она пламенела, как стог сена», «как отблеск поджога, как хутор в огне и пожар на гумне», «она возвышалась горящей скирдой». Здесь мы видим нарастание мощи, содержащейся в звезде. От маленького «пламени» она постепенно превращается в «поджог», а потом она уже становится «горящей звездой». Бродский, сравнивает эту звезду с «чирканьем спички». Вы замечали, что когда мы чиркаем спичкой, то видим некую вспышку. Отсюда и это сравнение, звезды со вспышкой. Она означала наступление нового мира, новой жизни…

Читая стихотворения Хомякова и Пастернака, я была поражена тем, что мы будто бы переносимся в то далекое время и невольно становимся свидетелями тех чудесных событий. У Хомякова мы сначала будто бы оказываемся в одной колеснице вместе с «царями в затейливых тюрбанах», и словно, как и они, устремляем свой взор к небу, где совсем недавно заблистала чудесная звезда. А потом, вдруг, резко оказываемся в той самой пещере, стоим среди ягнят, и смотрим с любопытством на «прекрасное спящее дитя». А у Пастернака мы идем по той же самой дороге, через ту же местность, в гуще толпы вместе с пастухами, звездочетами и незримыми ангелами. По дороге мы видим внезапные изменения природы. Видите, даже природа становилась совершенно новой. Чем ближе и ближе мы приближаемся к пещере, тем «все злей и свирепей дует ветер из степи». Природа как бы защищает только что появившегося на свет младенца, пытаясь отгородить Его от опасности, не подпустить злых людей. Но вот, наконец, мы оказываемся у пещеры и Мария, мать Иисуса Христа, впускает нас в отверстие скалы. И что же мы видим? Дитя спит «весь сияющий, в яслях из дуба, как месяца луч в углубленье дупла». В стихах же Соловьева, Фета и Бродского мы являемся лишь наблюдателями. У Соловьева и Фета мы не становимся свидетелями Рождества Христова. Их лирические герои только рассказывают нам о том, что видели сами или как они себе это представляют, а нам остается только лишь представить происходящее с помощью своего воображения. Иосиф Бродский с первых строк заставляет нас не посмотреть, а именно представить. «Представить Марию, Иосифа, сверток с младенцем; звезду и скрип поклажи». И из всего этого мы сами составляем картину единого целого прошедших событий.

Стихотворение Владимира Соловьева по композиции отличается от произведений других поэтов. Он говорит о том, что в то далекое время, «когда, земля устала от злобы и тревог», родился Иисус, для того чтобы освободить все живое от оков зла и принести на землю радость и процветание. Но сейчас, в современном мире, мы перестали верить в Бога, в его чудесную силу, и уже не благодарим Его за «спасение нашего существования».

И многое уж невозможно ныне:

Цари на небо больше не глядят,

И пастыри не слушают в пустыне,

Как Ангелы про Бога говорят…

Он призывает нас не забывать Бога. Ведь Бог не «за пределами бесчисленных миров», Он здесь, с нами, в наших сердцах. Как сказал С.У. Буррисс: «... истинно верующий во Христа получает свободный доступ к личному общению с Богом. Для верующего человека Бог всегда жив и готов отвечать». Когда мы верим в Бога, то «зло бессильно и мы вечны». «С нами Бог!». Возможно, стихотворение Соловьева было посредством темы, данной в Библии, о том, что будет Второе Пришествие Христа на Землю. Как вы видите, Бог послал на землю Своего сына только тогда, когда люди отвернулись от него и отреклись от факта Его существования, поэтому Иисус должен был нацелить людей на путь истинный. Вот отсюда и мысль Соловьева: если сейчас люди снова отрекутся от Бога, то Он снова войдет в нашу жизнь.

Еще мы можем обратить свое внимание на то, как написаны эти стихотворения. У А. Хомякова и А. Фета это простой, но в то же время красочный и яркий язык:

В ту ночь земля была в волненье:

Блеск большой диковинной звезды

Ослепил вдруг горы и селенья,

Города, пустыни и сады.

Красота и полнота задуманных образов Хомякова отличается легкостью, «парением над облаками» и простотой души.

И над Ним горит высоко

Та звезда далеких стран:

С ней несут цари востока

Злато, смирну и ливан.

Фет добивается этого же эффекта с помощью яркий эпитетов, позволяющих ощутить божественность, вдуматься в смысл и цель нашего существования на земле.

У В. Соловьева язык стиха совершенно иной. Он сначала как бы позволяет очутиться в том далеком времени «земля в объятьях неба опочила и в тишине родился «С нами Бог!». Родился Бог, а с ним родились и мы, он подарил нам вторую жизнь, которой у нас могло бы не быть, впоследствии людской грешности, а потом резко «тащит» нас повседневную обыденную жизнь «в потоке шумном жизненных тревог». У Б. Пастернака язык стиха более сложный, глубокий, богатый образами. «Домашние звери», «три звездочета», «пастухи», «ангелы», «Мария». И, наконец, сам «Младенец». А у Иосифа Бродского особенность стихотворения состоит в том, что его язык не просто сложен, но и тяжел для понимания, прочитанного с первого раза. Он четкий, звонкий, твердый, читая его стихотворение, мы должны чеканить каждое слово.

Представь, чиркнув спичкой, тот вечер в пещере,

Используй, чтоб холод почувствовать, щели

В полу, чтоб почувствовать голод – посуду,

А что до пустыни, пустыня повсюду.

Почему же Бродский считает, что пустыня повсюду? С одной стороны, образ пустыни – это символ бесконечности пространства. Божья власть действительно бесконечна, она не направлена на какой-либо отдельный объект. А с другой стороны, говоря «пустыня повсюду», он подразумевает, что современный мир превратился в пустыню. На земле практически не осталось ничего «живого», то есть подобного Богу и подобного его поступкам.

«Велик наш Господь и велика держава Его, и премудрости Его нет конца. Хвалите Его солнце, луна, и звезды, и планеты, на каком бы языке восхваление не происходило. А также вы, свидетели Его открытых истин, И ты, душа моя, воспевай честь и славу Господу всю твою жизнь» - Иоганн Кеплер.

Из этого следует самое важное в значении рождения Иисуса Христа:

  1. Божественный сын Господа был единственным человеком, способным спасти мир. Цена за искупление была Его кровь. Он заплатил эту цену на кресте на Голгофе, когда его умертвили. Он победил смерть, когда Он был воскрешен. Его воскресение празднуется каждый год на Пасху.

«Ни через кровь козлищ и агнцев, а через свою собственную кровь вошел он в святое место, получив вечное искупление для нас». (Иврит Книга Бытия)

  1. Когда мы избираем Иисуса, мы возрождаемся. Мы отбрасываем происхождение земного сына Господа Адама, который совершил грехопадение. Мы принимаем происхождение божественного сына Господа, Иисуса.

«Тот, который совершает грех, принадлежит дьяволу; ибо дьявол грешит с сотворения мира. Для этой цели появился Сын Бога, чтобы он мог разрушить труды дьявола». (1 Евангелие от Иоанна)

  1. Иисус создал Его царствие на земле во веки веков. Его последователи это Его Церковь.

«Когда Иисус пришел на берега Кесарии Филиппии, он спросил своих учеников, сказав: «Что говорят люди обо мне: Кто я, Сын человеческий?» И они сказали: «Одни говорят, что ты, Иоанн Креститель: некоторые, что Илия; а другие, что Иеремия или один из пророков».

  1. Иисус сзывает работников, чтобы помогать больным и страждущим.

Каталог: images
images -> Рабочая программа педагога куликовой Ларисы Анатольевны, учитель по литературе в 7 классе Рассмотрено на заседании
images -> Книжно-иллюстративная выставка ко дню победы русских воинов князя Александра Невского над немецкими рыцарями на Чудском озере
images -> Коровина В. Я., Збарский И. С., Коровин В. И.: Литература: 9кл. Метод советы
images -> Реферата: «Биография творческой личности.»
images -> «Предчувствую Тебя. Года проходят мимо…»
images -> Программа по литературе для 9 класса создана на основе Федерального Закона «Об образовании в рф»
  1   2   3

  • Как мы видим, Хомяков ввиду своей религиозности уделил в своём творчестве место и Рождеству, что вполне логично.
  • Итак, рождение Младенца, ознаменовавшее, в конечном итоге, превосходство светлых чувств над тёмными, нашло отклик в сердце Фета.
  • Соловьёв, творчество которого наполнено мистицизмом и религиозностью, видя спасение мира лишь в духовном очищении и пришествии Христа, просто обязан был упомянуть в своих стихотворениях о Рождестве.
  • Непростая жизнь способствовала тому, чтобы Пастернак обращался к Богу.
  • Бродский, даже не будучи очень религиозным человеком, интересовался вопросами веры, поэтому один из самых важных религиозных сюжетов нашёл отражение в его творчестве.
  • Использованные материалы
  • Вставало
  • сияющим
  • «Ни через кровь козлищ и агнцев, а через свою собственную кровь вошел он в святое место, получив вечное искупление для нас». (Иврит Книга Бытия)
  • «Тот, который совершает грех, принадлежит дьяволу; ибо дьявол грешит с сотворения мира. Для этой цели появился Сын Бога, чтобы он мог разрушить труды дьявола». (1 Евангелие от Иоанна)